Геополитический выбор Беларуси Здесь и сейчас

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Модные нынче геополитики любят оперировать понятиями «мировая система», «европейский театр», «вектор развития». Проходящие процессы глобализации, революционные изменения в информационных технологиях, безусловно, оказывают влияние на выбор национальной социально-экономической модели. Мир становится экономически свободнее. Количество и высота торговых барьеров уменьшаются. Экономический расчет и здравый смысл начинают вытеснять политическую целесообразность и беспринципный позитивизм. Информационные технологии обеспечивают много возможностей для ухода от Большого Государства и его растущих аппетитов. Оффшорные зоны, электронные сделки, конкурирующие законодательства транзитивных стран, СЭЗы обеспечивают надежный уход от чрезмерно высоких налогов и тысяч нормативных актов, которые значительно увеличивают транзакционные издержки.  

В мире концепций, обобщенных понятий, агрегатных показателей очень легко потеряться, потому что каждый человек по-своему их понимает. Не зря многие бредовые идеи Маркса и Кейнса, спрятанные за красивыми обертками (классовая борьба, совокупный спрос, полная безработица и т.д.), оказались такими живучими, ведь каждый интерпретировал их, как хотел. Одно дело, когда человек с улицы "покупается" на такие ярлыки, как "американская угроза", "западное сообщество", "европейская экономическая модель". Совсем другое дело, когда без четкого определения терминов, объяснения сути понятий и процессов нам предлагают сделать выбор: или Европа, или Россия, или США. Причем делать выбор надо здесь и сейчас. Выбор, исключающий остальные альтернативы. Если с Россией, то против США и Европы. Если с Европой, то против России и при недовольстве дяди Сэма. Если с Америкой - то это вообще против собственной и европейской культуры и вопреки региональному наследию. Геополитики пытаются загнать нас в жесткие рамки, которые сами по себе создают проблемы при определении параметров внутренней и внешней политики. Футурологи любят рассматривать 3576 вариантов развития событий на 50 лет вперед. Некоторые белорусские экономисты прогнозируют, вернее, планируют, сколько пар обуви, холодильников и тракторов будет производить отечественная экономика в 2015 году – интересное занятие. Дешевле и, главное, безобиднее, чем сочинять антиэкономические законы и указы. Целесообразно ли сегодня делать однозначную ставку на один из векторов стратегического развития? К каким последствиям это может привести? Каковы альтернативы геополитическому выбору? Беларусь - Россия

Сегодняшние правящие элиты, следуя заветам Кебича и посткоммунистов, сделали однозначную ставку на интеграцию с Россией. При этом была выбрана неудачная модель развития двусторонних отношений – таможенный союз. При этом таможенные пошлины по более 300 позициям так и не были согласованы. Наличие СЭЗ и отсутствие механизмов противодействия контрабанде делают данный союз еще более эфемерным. При таких экономических отношениях убытки несут бюджеты (т.е. налогоплательщики) обеих стран. Бенефициарами являются мощные теневые структуры и компании, получающие от своих правительств нерыночные привилегии. Белорусское правительство преступно упускает возможность стремительно развить реальный сектор и занять нишу турецких, китайских, польских и товаров других несоюзных стран на российском рынке. Бесконечные попытки решить свои внутренние вопросы за российский счет – не лучший способ экономической интеграции Беларуси с Востоком. Тем более, что Беларусь за столько лет независимости, по сути дела не оценила себя. Мы лишь приблизительно знаем, сколько можно было бы получать за транзит товаров и услуг через нашу территорию, за размещенные на нашей территории военные базы, за оказание России услуг по защите ее западных границ. Любое объединение сильно лишь тогда, когда партнеры реально знают себе цену и уверены в том, что оно выгодно для собственников капитала, предпринимателей и потребителей обеих стран. Беларусь не должна интеграцию с ЕС противопоставлять сотрудничеству с Россией. Односторонняя ориентация на Россию – это одна из многих стратегических ошибок, допущенных белорусской властью за последние 5 лет. Создание реально действующей зоны свободной торговли Беларуси и России было бы очень благоприятным решением для снижения трансформационных издержек, преодоления системного кризиса в нашей стране. Это вполне реальная цель в отличие от вступления в ЕС или другой региональный экономический союз (к примеру, ЦЕФТА). Другой вопрос, что степень зависимости Беларуси от России, дискриминация иных импортеров, монополизация важных товарных потоков и стимулирование бартерных взаиморасчетов как раз противоречат самой идее свободной торговли. Если в Беларуси будет обеспечена высокая степень экономической свободы, гарантированы равные условия хозяйствования для всех нерезидентов, будет законодательно защищен институт частной собственности, проведены иные структурные реформы, то нам гораздо проще будет вести переговоры и с Западом, и с Востоком. Если же мы попытаемся решить свои внутренние проблемы за счет внешних структур, то толку от этого как для республики, так и для самих структур будет мало. Беларусь - Европа

Приходится констатировать, что ни европейская, ни американская, ни тем более постсоветская системы в их сегодняшнем состоянии не соответствуют требованиям времени. Они блокируют стимулы собственников капитала и предпринимателей к творческому труду и взаимовыгодному обмену. Частые двойные стандарты в международной политике, различные трактовки базовых понятий, оправдание меркантилизма национальными особенностями деморализуют переходные страны, заставляют их работать в искаженном информационном поле. Одной из основных причин непоследовательности в процессе трансформации централизованной плановой экономики в рыночную было то, что ни Европа, ни Америка не были готовы предоставить новым государствам некую оптимальную модель развития, которая бы минимизировала издержки трансформации, учитывала объективные специфические условия каждой из стран и критически оценивала собственные недостатки. Для Республики Беларусь вопрос о вступлении в ЕС – это вопрос скорее гипотетический, не из области реальной политики на ближайшие 15-20 лет. Если европейские полисимейкеры говорят о сроке 2005 для стран первой транши, то Беларусь, которая вряд ли попадет даже во второй пул приглашенных, может рассчитывать на рассмотрение вопроса о вступлении в ЕС где-то к 2020 году. Это при условии, что наша республика закончит экспериментировать с социализмом и начнет, наконец, проводить рыночные реформы. Что такое Европейский Союз? Это объединение государств на принципах свободного рынка, при равных условиях хозяйствования, свободных ценах на рынках всех форм капитала, включая рынок труда? Или же это мощный меркантилистский протекционистский блок ряда богатых стран, которые устроили своеобразный междусобойчик и перераспределяют из Брюсселя и Страсбурга десятки миллиардов долларов в пользу административно выбранных отраслей под натиском влиятельных групп давления? ЕС – за свободную торговлю с минимальными торговыми барьерами, отсутствием квотирования или же за разделение стран на своих, на чужих и на колеблющихся? ЕС – за свободный рынок труда, но только в рамках своей организации? За отмену дотаций, сельскому хозяйству, экспортерам, за отмену импортных ограничений, но только в странах, не входящих в ЕС? Почти шесть годовых бюджетов Беларуси выдается европейским фермерам, чтобы те имели возможность на равных конкурировать с поляками, венграми и словенцами. Европейцы любят говорить о дешевом продовольствии и ТНП как форме помощи бедным странам. Такая иностранная помощь эффективно выбивает с рынка маргинальных производителей, увеличивая безработицу в странах Центральной и Восточной Европы. Потом международные финансовые организации предлагают различные схемы смягчения перехода от социализма к рыночной экономике. Беларусь также любит свои колхозы и совхозы и, следуя европейским правилам, также выделяет им ежегодно до 25% доходной части бюджета. К сожалению, копирование самых худших подсистем европейской экономической модели имеет место во всех постсоциалистических странах. Перевод капитала, дохода и экономической деятельности в страны с наибольшей степенью экономической свободы и оффшоры из Европы – это факт. Европа проигрывает в конкурентной борьбе за инвестиционные ресурсы Америке, Азии, даже Латинской Америке. Очевидно, качество европейского Союза – тоже одна из причин такого состояния дел. По данным швейцарского Форума мировой экономики, в первой мировой десятке стран с наиболее конкурентными экономиками есть только одна европейская страна – Великобритания. Это тревожный диагноз для ЕС. Перспективно ли для Беларуси брать европейскую модель с сильным присутствием государства, если собственных ресурсов и денег у нас нет? Что мы будем перераспределять европейскую помощь? Каков будет статус новых членов данной организации? Те же объемы финансовой и ресурсной помощи, которую в свое время получили Ирландия, Испания, Греция, или же им будет определен некий переходный статус, который при формальном равенстве будет означать, что новые члены получат гораздо меньше. Иными словами, страны региона не до конца уверены, куда они вступают и зачем. За дешевыми дотациями и кредитами, за получением возможности тратить крупные суммы денег на бюрократический аппарат и быть его частью? Или все-таки главная мотивация – стать частью единого европейского экономического организма, некой единой игры, где все играют по одним правилам, определяемым господином потребителем, а не чиновником? Суть системы не изменится, если мы поменяем национального бюрократа на европейского. Суть изменится, если делегирование определенных экономических полномочий приведет к либерализации рынков, к созданию более безопасной и стабильной финансовой системы, к рынкам дешевых и качественных товаров и услуг. Беларуси есть чему поучиться у Европы, прежде всего в сфере законодательной защиты прав частной собственности, в государственном и коммерческом менеджменте, организации помощи бедным через структуры третьего сектора и многому другому. Вопрос стоит так: захочет ли нас Европа, даже если мы будет соответствовать критериям вступления, но по уровню ВВП на человека будем явно отставать? Будет ли уровень богатства причиной отказа? Будет ли российский фактор причиной отказа? Если да, то будущее самого Европейского Союза мне видится весьма проблематичным. А Европа вряд ли достигнет искомой цели – стабильного континента без новых разграничительных линий. Беларусь - США На первый взгляд кажется, что связка выглядит искусственной и надуманной. Америка не инвестирует в сегодняшнюю Беларусь, не качает через нее нефть и газ (пока), не имеет с ней общих границ, а, значит, наркотический транзит через Беларусь ее интересует в меньшей степени. Республика избавилась от ядерного оружия, нет здесь массовых этнических и религиозных чисток. Что еще нужно, чтобы отодвинуть ее в списке внешнеполитических приоритетов США на какое-нибудь 82 место? Так оно и было бы, если бы не призрак нового Советского Союза, а, значит, и новой холодной войны (а, может, даже «горячей»?). И еще один аспект – права и свободы человека, демократия, верховенство закона. Для американцев это не пустые слова, а руководство к действию, и, как показывает новейшая история, даже далеко за пределами своей страны. Беларусь может использовать тот огромный потенциал, которым обладает Америка, если наладит взаимовыгодное сотрудничество в экономике и будет участвовать в новой системе европейской безопасности как независимое государство. Для Беларуси выгодно было бы декларировать сразу три внешнеполитических стратегических вектора. Каждый из них важен для сбалансированного развития страны. Как гласит народная мудрость, пакорнае целятка две цыцкi сасе. Небольшая Беларусь должна быть максимально открытой для потоков капитала и ресурсов со всех сторон. Остаточные явления великодержавности, которые присутствуют у многих сегодняшних полисимейкеров, дорого обходятся нашей республике. Вводить законодательные ограничения на вход в рынок или поддерживать деньгами налогоплательщиков один из векторов – значит уменьшать потенциал экономического роста страны, загонять в тупик реальный сектор и доводить до нищеты и так хлебнувший горя белорусский народ. США является главным действующим лицом во многих международных организациях. Используя их интеллектуальную, финансовую, технологическую помощь, мы могли бы значительно снизить издержки переходного периода, обновить и создать инфраструктуру новой рыночной развитой Беларуси. Что могут потребовать американцы взамен? Соблюдения прав человека, защиты частной собственности, иностранной в том числе, равного недискриминационного доступа на рынок Беларуси, контроля за использованием выделяемых кредитов?.. Уверен, что каждое из этих требований больше нужно Беларуси, нежели Белому дому. Они только на сеньораже (использовании долларов в качестве мировых денег) зарабатывают больше годового ВВП Беларуси. Так что американцы могут подождать, а вот для Беларуси испорченные отношения с сильными и богатыми мира сего дорого обходятся. При этом никто не говорит, что надо беспрекословно копировать сегодняшнюю американскую модель. А вот вернуться к оригинальной концепции Джефферсона, Мэдисона и Гамильтона, используя новейшие информационные технологии и ноу-хау в других областях, было бы весьма полезно. Сначала – Белорусский дом В мире уважают сильных, богатых и умных. Никто не рассчитывает на то, что Беларусь в течение одного-двух лет станет страной с полноценной свободной рыночной экономикой. Создание стабильной рыночной инфраструктуры, либерализация рынков и институциональные преобразования требуют системных реформ и усилий власти на протяжении десятилетий. Да, можно быстро стабилизировать национальную валюту, привязав ее к евро или доллару. Да, можно быстро продать малые и средние предприятия, но, как показывает опыт Польши, Венгрии, Чехии, очень сложно даже за десять лет решить проблему сельского хозяйства, градообразующих предприятий, крупных госпредприятий, реформировать банковскую систему и создать привлекательный ликвидный фондовый рынок. Еще тяжелее реформировать систему социального обеспечения: пенсионную систему, здравоохранение и образование. Очень тяжело дается введение такой нормы, как бездефицитный бюджет. Политически не просто сделать налоговую систему стимулирующей, а не конфискационной. Методика мягкой посадки, т.е. проведение медленных реформ приводит к консолидации различных групп давления, которые не заинтересованы в передаче экономической власти на уровень частного собственника, предпринимателя и потребителя. А ведь это и есть конечная цель реформ. Вместо государственной централизованной системы коллективной безответственности для Беларуси, как, очевидно, и для всех бывших социалистических стран, важно получить систему индивидуальной ответственности за принимаемые экономические решения. Именно в этом контексте необходимо рассматривать процесс интеграции Беларуси в мировую систему разделения труда. Само по себе членство в Европейском, новом Советском Союзе – это не самоцель. Но ни Европа, ни Америка, ни Россия не наведет порядок в нашем белорусском доме. Моновекторное развитие для Беларуси вредно и затратно. Наш геополитический выбор – это выбор надежных деловых партнеров на основе общих ценностей, коими являются демократия, права человека, верховенство закона, неприкосновенность частной собственности. Лучше иметь двусторонние взаимовыгодные договора со многими странами, чем быть членом одного большого союза с непонятными целями и задачами. Не помешает и точный экономический расчет последствий каждого из вариантов геополитического выбора. Да, модные геополитики могут говорить о жизненной необходимости выбора Беларусью стратегических ориентиров сегодня, сейчас. Лучше бы им сконцентрировать свой интеллектуальный потенциал и напор на белорусских избирателях, которые не до конца знают, кого выбирать.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!