Отчет, которого не было Что скрывается за прогнозными показателями

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Подводить итоги социально-экономического развития Беларуси приходится на фоне малых и больших трагедий и скандалов. Захват заложников в Москве, депортация Немцова и Хакамады из Минска, убийства снайпера в Вашингтоне резко снижают важность любой цифровой информации. Анонс грядущего повышения цен на газ до $37 за 1000 м3, сокращение льготных поставок топлива от «Газпрома» в 2003 году, требование повысить долю оплаты за энергоресурсы деньгами стало неприятным внешним фоном, на котором выполнение 10 из 16 прогнозных показателей стало очень слабым утешением. Если бы вместо валовых индикаторов выбрать финансовые, которые характеризуют качество корпоративного управления, то впору было бы говорить о бессилии правительства и инерционном движении реального сектора к банкротству.  

Отчет тех, от которых ничего не зависит 25 октября первый вице-премьер Сергей Сидорский отвечал на вопросы депутатов Палаты представителей относительно социально-экономической ситуации в стране. Выпускник Белорусского института инженеров ж/д транспорта, долгое время проработавший в радиотехнической отрасли долго и монотонно перечислял достижения правительства в различных сферах, упомянув даже о первом белорусском историческом фильме «Анастасии Слуцкой». Разумеется, в контексте правильной идеологической ориентации государственной инвестиционной политики. Антонина Морова, министр труда и социальной защиты, говорила о предстоящей пенсионной реформе и о трудностях в социальной политике. Она заверила, что роста социальных налогов не будет, но именно к такому решению подталкивает предложенный министерством проект закона о пенсионной реформе. Министру здравоохранения Людмиле Постоялко пришлось убеждать депутатов в конституционной бесплатности де факто платной медицины. Андрей Тур, представлявший Минэкономики, говорил о том, что Беларуси еще рано применять рыночные механизмы, в том числе свободные цены. Провал с привлечением иностранных инвестиций объяснялся просто: правительство делает все возможное, но не получается. Поэтому и на следующий год Совмин планирует получить $400 млн. ПИИ. А вдруг получится. Министр финансов Николай Корбут согласился с тем, что совокупная налоговая нагрузка в Беларуси приближается к 50%, но в подходах его ведомства к бюджетно-налоговой политике возможностей ее снижения в ближайшее время нет. Министр не видит ничего страшного и в том, что с начала года задолженность по платежам в бюджет возросла по сравнению с началом года на 56,6%. Объем отсроченных сумм задолженности на 1 октября 2002 г. увеличился за 9 месяцев на 82,1%. Любимый ответ членов правительства: «О проблемах мы знаем. Решаем их в рабочем порядке. Делаем все, что в наших силах». Особо активным депутатам, которые задают профессиональные вопросы, в кулуарах добавляют: «Тебе что, больше всех надо? Ты же понимаешь, что от нас ничего не зависит». Капитуляция от безденежья и безрассудства Лейтмотивом каждого отчета звучит: «Денег нет и не будет». Из года в год депутаты утверждают не реальные для выполнения и закрытые для контроля бюджеты. Из года в год повторяется «цирк»: одни делают вид, что отчитываются, другие – что принимают отчет с необходимыми по протоколу критическими замечаниями. Затем все возвращаются в свои кабинеты, «гоняют» чаи и репетируют очередной отчет перед главой государства. А в это время люди, которые делят большие бюджетные деньги, остаются вне контроля парламента и общественности. Только по косвенным признакам мы может определить, на сколько эффективно они управляют государственными активами. Правительство любой европейской страны ликовало бы, если бы за 9 месяцев ВВП вырос на 4,4%. Поскольку перед белорусским Совмином стояла задача обеспечить рост экономики на 6,1%, то А. Лукашенко при отчете правительства остался не совсем довольным. Тем более что основной сектор – промышленность – увеличил производство только на 3,7% вместо 6,2%, как велел прогноз на III квартала. Беллегпром и Белгоспищепром уменьшили объемы производства на 4,3% и 1% соответственно. Причем за аналогичный период прошлого года Беллегпром уменьшил производство на 6,1%. Почему Минпром не говорит о кризисе некогда передовой белорусской отрасли? В первой половине 90-х «легковики» стабильно обеспечивали валютные поступления. За III квартала экспорт «Беллегпрома» сократился на 4,3%. Известно, что большие государственные фабрики не в состоянии угнаться за конъюнктурой рынка. Надо срочно отпускать предприятия легкой промышленности на вольные хлеба, но это потребовало бы роспуск самого Беллегпрома. Таких планов правительство не имеет. На глазах тает экспортный потенциал с/х перерабатывающей промышленности. Падение объемов экспорта предприятиями Белгоспищепрома на 24,8% - это капитуляция перед динамичными частными пищевиками Украины и России. Это также последствие монополизации перерабатывающей и пищевой отраслей. Нет необходимости сравнивать белорусских производителей с западноевропейскими или американскими. Белорусы, вынужденные работать в рамках государственных структур, проигрывают даже новым частным компаниям южных, восточных и северных соседей. «Черная дыра» и спасительная оборонка Минсельхозпрод спас хороший урожай, который обеспечил им рост на 3,2%, но данный показатель трудно будет удержать до конца года. Тем более что при плановой рентабельности 5,5% Минсельхозпрод имел только 0,9%. Значение этого показателя остается неизменным: сколько бы денег ни вкладывали в белорусское сельское  хозяйство, в котором доминируют колхозы и совхозы, все равно оно не способно получать прибыль и создавать новые рабочие места. О ликвидации 170 снабженческих и сбытовых организаций – посредников, которые реально контролируют с/х бизнес, правительство также не говорит. Вместо планируемой «точки роста» сельское хозяйство стало черной дырой для денег налогоплательщиков. Отметим еще одну тенденцию. Республиканский бюджет постепенно избавляется от финансирования села, перекладывая основное бремя на местные бюджеты и разные фонды. В отчете члены правительства уверяли, что село было профинансировано в полном объеме. При этом из документов Минстата мы узнаем, что за 8 месяцев сельское хозяйство получило из республиканского бюджета только 41,9% средств. Получается, что из местных бюджетов и фондов больше «выкачали»? Инвестиции в основной капитал выросли на 7%, как того и требовал прогноз, а вот с производством продовольственных товаров не сложилось. Рост производства на 2% при годовом плане 5 - 6% ставит пищевиков в затруднительное положение. Не выполнение плана по непродовольственным потребительским товарам вкупе с динамично происходящим замещением белорусских товаров импортом, все чаще российским, свидетельствует о продолжающейся потере конкурентоспособности отечественного реального сектора. Это подтверждает провал плана по экспорту (вместо плановых 6,5% годовых, по факту за 8 месяцев - 4,6%) и импорту (вместо 7,1% - по факту 5,2%). Уже третий год подряд правительственные прогнозисты не могут правильно спрогнозировать два показателя – реальные денежные доходы населения и розничный товарооборот. За три квартала этого года они увеличились соответственно на 12% и 13,4% вместо запланированных 5 – 6%. Почему-то за эти годы никто не додумался до корректировки методики получения данных показателей. Из остальных показателей отметим бурный рост объема подрядных работ Министерства обороны – на 23,7% при плане на 7,1%. Оказывается, в тяжелые времена белорусской экономики на помощь мирных отраслям приходит оборонка. Мы можем только догадываться, за счет каких неожиданных заказов совершился такой бурный рост валового продукта данного специфического министерства. Эта грустная промышленная история По итогам трех кварталов 2002 года объем промышленного производства составил 14,9 трлн. рублей или 81,3% ВВП. Данный сектор экономики бесспорно является основным генератором проблем, в том числе неплатежей в бюджет, кредиторской задолженности, долгов за энергоресурсы, бартеризации экономики. Он потребляет львиную долю льготных кредитов и государственных субсидий. При этом именно на нем лежит все бремя перекрестного субсидирования, обязанность финансирования социальной инфраструктуры и «лишней» рабочей силы. Совершенно понятно, что без решения проблем промышленности белорусская экономика не сможет выйти из затяжного производственно-финансового кризиса. Три квартала 2002 года продемонстрировали беспомощность Минпрома, отсутствие концепции реструктуризации сектора, управленческую беспомощность концернов и блокировку любой инициативы снизу. Рост или падение объемов производства или доходов той или иной отрасли или региона – это не результат реализации реалистичного, точно просчитанного бизнес-плана, а следствие перераспределения субсидий, налоговых льгот и государственного заказа. На работу сектора большое влияние оказывает также внешняя конъюнктура цен на нефтепродукты и величина сравнительных преимуществ белорусского налогового законодательства (по сравнению с российским). Падение объемов промышленного производства Брестской области на 2,9% при росте Могилевской индустрии на 16,4% является ярким тому подтверждением. Машиностроение и металлообработка, пищевая промышленность и нефтехимия в сумме дают 53,6% всего объема промышленно производства, т.е. в них как раз и концентрируются проблемы данного сектора. В документах, которые определяют стратегию развития Беларуси делается акцент на крупную промышленность и как раз на данные сектора. Анализ финансовых и производственных показателей показывает, что правительству не удается воплотить слова в конкретные дела. На 1.10.2002 года стоимость запасов готовой продукции составила 1049 млрд. рублей или 70,4% от месячного объема производства. На 1.01.02 было 747,9 млрд. (63,8%). Выведенного из оборота капитала стало на 40% больше. Лидерами по складским запасам является главный промышленный сектор машиностроение – 46% всех складских запасов (125,1% к среднемесячному объему производства). На нефтехимию приходится 13,7%, а на пищевую отрасль – 13,4%. Т.е. эти три сектора дают 73,1% всех складских запасов. За 9 месяцев в 2,3 раза выросли запасы шин для с/х машин, в 7,2 раза шин для легковых автомобилей. Год назад такой тенденции не было. Из-за действий руководства Бобруйского шинного комбината и бездействия его основного собственника – государства Беларусь близка к потере некогда крупнейшего в Европе производства. На 154% увеличилось количество не проданных грузовых машин, в 1,7 раза велосипедов, в 1,6 раз бытовых часов, в 4,7 раза маргариновой продукции, в 1,2 раза – водки и ликероводочных изделий. Хотя количество тракторов на складе с начала года и уменьшилось с 3,5 тысяч до 2,8 тысяч, все равно сбытовая политика вызывает серьезные опасения. При большом объеме льгот для МТЗ и его поставщиков такое планирование производства дорого обходится заводу. При анализе динамики объемов производства бросается в глаза отсутствие стратегии развития отдельных производств. По каждому сектору промышленности есть товарные группы, которые улучшают общую картинку. К примеру, в пищевой отрасти (рост объемов производства 3,6% III кв. 2002 г. к аналогичному периоду прошлого года) такими товарами являются виноградные вина (рост в 2 раза), плодовые вина (на 44%), коньяк – 25,5% и минеральная вода – 20% (жаркое лето помогло). А вот белорусские пивовары сократили объем производства на 7,3%. Шампанского стало на 8,5% меньше, а винных плодовых напитков – на 80% меньше. Три генератора белорусских проблем

За 8 месяцев промышленные предприятия заработали всего 1 трлн. рублей прибыли, или в реальном выражении на 27,5% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Сумма убытков составила 163,3 млрд. рублей. Опять на три «передовика» промышленности пришлось 60% убытков. Если по всей промышленности убыточными были 36,3% предприятий, то в топливной – 65,8%, легкой – 57,2%, секторе строительных материалов – 49,3%. Рентабельность за 8 месяцев по промышленности составила 10,6% (год назад было 12,2%). Хуже данный показатель был в электроэнергетике (4,5%), легкой и пищевой промышленности – 4,5%. Убыточным было производство продукции на предприятиях торфяной промышленности (-5,9%), мясной и молочной (-2,3%) и нефтехимической (-0,9%). Может, в свете грядущего повышения цен на газ нам следует пересмотреть топливную политику? За одно и отечественных торфяников вытянем их кризиса. Промышленность продолжает лидерство по объему кредиторской и дебиторской задолженности. На 1.09.02 промышленники задолжали 5,2 трлн. рублей (47,3% всей кредиторки), на 8,4% больше в реальном выражении. Главным генератором долгов выступает электроэнергетика. Ее доля составляет 34,4%. Машиностроение, пищевая и нефтехимическая отрасли дают еще 41,7%. С начала года объем дебиторской задолженности промышленности увеличился в реальном выражении на 10,5% и составил на 1.09.02 3,9 трлн. (43,4% электроэнергетика и 37,3% - три «лидера»). При низкой платежеспособности (на 1 сентября 2002 г. данный показатель составил 9,5%, год назад было 14,2%), доле бартера в выручке по промышленности – 28,5% (в тракторном и с/х машиностроении – 53,2%, автомобильной – 36,5%). Таким образом, мы наблюдает серьезный производственный и финансовый кризис доминирующего сектора белорусской экономики. По итогам трех кварталов текущего года можно сделать вывод, что промышленность – это не решение всех бед Беларуси. Это ее основная беда. К сожалению, правительство этого либо не замечает, либо делает вид, что ничего серьезного не происходит. Проект подготовленной Совмином программы социально-экономического развития на 2003 год подтверждает этот вывод.

Структура промышленности Беларуси

(по объему производства в трлн. рублей)

 

Январь – сентябрь 2002 г. трлн. руб.

Доля сектора промышленности

Промышленность – всего

14,9

100

электроэнергетика

1,2

8

топливная

1,2

7,7

черная металлургия

0,5

3,5

химическая и нефтехимическая

1,9

12,8

машиностроение и металлообработка

3,5

23,7

лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

0,7

4,7

промышленность строительных материалов

0,5

3

легкая

0,9

5,8

пищевая

2,6

17,1

Источник: Минстат РБ

 

Явные болезни промышленности Беларуси

Динамика некоторых финансовых показателей

Показатель

01.09. 1999

01.09. 2000

01.09. 2001

01.09. 2002

Запасы готовой продукции (к среднемесячному объему производства)

61,3

63,4

63,8

70,4

Число убыточных предприятий в %

11,4

21,8

30,8

36,3

Рентабельность %

17,7

14,8

12,2

10,6

Кредиторская задолженность трлн. рубл.

0,6

1,8

3,5

5,2

Дебиторская задолженность трлн. рубл.

0,4

1,1

2,6

3,9

Платежеспособность

17,9

15,7

14,2

9,5

Источник: Минстат РБ

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!