Беларусь - страна "оксиморония"

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Многие аналитики считают, что одним из позитивных моментов деятельности новой исполнительной власти явилось быстрое принятие Антикризисной программы и попытка её осуществить. Прошёл отчётный период, подведены первые итоги выполнения задач, заложенных в программе. Можно сказать, что, в целом, она выполнена. Президент и его команда одержали первую победу, сначала приняв, а потом почти полностью выполнив Антикризисную программу. Что делать дальше, как жить? Назрела необходимость принятия ещё одной, долговременной программы, чтобы показать народу, куда идёт Беларусь. Без плана жить нельзя. В итоге Министерство экономики РБ и Научно-исследовательский экономический институт изложили концепцию развития страны до 2000 года. Заказчиком, разумеется, выступает президент и его команда, исполнителями – «ведущие» экономисты республики, которые согласились по тем или иным причинам составить сей монументальный труд. 

Идеология "Программы" Идеология "Программы развития Беларуси до 2000 года" полностью соответствует идеологии программы Антикризисной. Целью экономических реформ объявляется построение централизированной плановой экономики, основанной на привилегированном положении госпредприятий при незначительной поддержке частного сектора, поставленного в неравные условия хозяйствования, призванного создавать имидж перемен, а также служить гарантом соблюдения личных интересов госчиновников, занимающихся непосредственно регулированием экономики.
    "Программа" написана скорее как политический марксистско-кейнсианский памфлет, а не как научная экономическая программа действий. Только вот не совсем понятно, зачем её авторы к своей плановой или в лучшем случае смешанной экономике, приплели рынок. Согласно этой стратегии БЕЛАРУСЬ ВЫБИРАЕТ ДО 2000 ГОДА ПРОСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ. Государственная экономическая школа Беларуси не располагает потенциалом (или смелостью и научной принципиальностью ) для создания программы развития страны, основанной на объективных законах развития общества. Если человек хочет достигнуть успеха, он обязан учитывать объективную реальность, а не пытаться изменить её. Как нельзя поменять зиму с летом, так нельзя изменить экономические законы. Различные экономические школы в разной мере учитывают их. К сожалению, белорусские учёные развитие страны связали с той, которая наиболее отдалена от реальности - марксистской. Опять ни слова об отделении политической власти от экономической и полное смешение их значений, ни слова о государстве как об источнике монополий практически во всех сферах хозяйственной жизни, ни слова о создании и законодательном гарантировании РАВЕНСТВА УСЛОВИЙ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ВСЕХ ФОРМ СОБСТВЕННОСТИ и создании механизма наказания за такие нарушения. Идеология "Программы" сконцентрирована во фразе " единый и равный подход ко всем формам собственности, предполагающий, однако, стимулирование форм, наиболее эффективных с позиции общенациональных интересов". Нетрудно догадаться, какая форма при господстве государства будет "более равной, чем все остальные" и какие социальные группы будут выразителями общенациональных интересов. Цели и задачи преобразования экономики (согласно "Программе") Гвоздь "Программы" - "социально ориентированная экономика смешанного типа". Нет в мировой экономике такого явления и понятия. В этом проявляется специфический характер белорусской промарксистской экономической школы. Она отвергает такие черты "чистого рынка", как "абсолютизация прибыли, эгоизм, отсутствие ответственности за других и помощь нуждающимся, культ денег, эксплуатация чужого труда, социальная дифференциация и др.". Если бы такие положения были включены в экономическую программу КПСС, то это можно было бы объяснить борьбой с классово непримиримыми врагами, но когда нам предлагают с тем уставом войти в XXI век, то так и хочется отправить на необитаемый остров всех причастных к составлению данного документа - пусть там попробуют на практике воплотить "вечно живые" идеи вождей мирового тоталитаризма.
Игнорируя знания и наработки мировой экономической мысли, свой горький опыт и провал идеи "государства всеобщего благосостояния", как пример смешанной экономики, а также основываясь на далёких от науки идеологических постулатах, авторы программы формируют цели преобразования следующим образом: "Повышение благосостояния народа..., государственная поддержка и стимулирование ВЭД, улучшение финансового положения предприятий, реорганизация госпредприятий с целью повышения управляемости ими...". Звучит как призывы к народу на ноябрьских демонстрациях, а не как экономически обоснованные и просчитанные цели и задачи. Роль государства в экономических преобразованиях. Приоритетные направления развития экономики Опять во главу ставятся интересы государства, а не личности. Более того. Государство будет по-прежнему определять и регламентировать степень несвободы человека и защищать его от самого себя, определяя приоритеты, решая, что, как и за сколько производить. Вот лишь небольшой перечень тех "второстепенных" функций, которые государство берёт на себя:
Оно решает, по чём на рынке кредитные ресурсы и определяет параметры кредитно-денежной политики, "направляет эмиссию Нацбанка на обслуживание производственного сектора экономики", "улучшает финансовое положение предприятий, создаёт механизм координации деятельности Нацбанка и правительства", "формирует платёжную систему, способную при наличии средств на счетах своевременно осуществлять расчёты". Ничего нового по сравнению с экономическими задачами, поставленными 19 партконференцией конца 80-х здесь нет. Даже намёка нет на то, что Национальный банк - это единственный орган, отвечающй за функционирование кредитно-денежной системы, что в компетенцию ни правительства, ни президента не входит установление процентных ставок, размер денежной эмиссии и т.д. В мире существуют только две страны, в которых Центральные банки полностью независимы от исполнительной власти - Германия и Швейцария. Даже ФРС (Федеральная резервная система США) не имеет такой степени независимости. В результате немецкая марка и швейцарский франк - одни из самых стабильных валют в мире. Обеспечение независимости Нацбанка и создания равных условий финансирования как частных программ, так и государственных прожектов – это важнейшее условие для успешного проведеняи реформ. Это значит, что Министерство финансов для финансирования действий правительства должно кредитоваться под те же проценты, что и частные банки под свои программы. У нас же государство получает кредитные ресурсы под 6% годовых на 10 лет с началом выплаты на шестой год, а коммерческие банки... Здесь ситуация не требует комментариев. Если эта концепция будет принята, то в Беларуси до 2000 года эмиссией будет заправлять исполнительная власть, направляя её на уже неподъёмный во многом государственный сектор, раскручивая спираль инфляции и уменьшая реальную ценность наших сбережений, за одно закрывая нашу страну перед внешними и внутренними инвестициями.
Исполнительная власть по-прежнему будет обеспечивать льготное кредитование неэффективного сельского хозяйства, машиностроительных заводов, предприятий лёгкой промышленности и других "передовиков соцсоревнования". Более того: она не даст жизни банкам и будет следить за прохождением платежей. Непокорных будет лишать доступа к нерыночно дешёвым кредитным ресурсам. В результате к концу века агитаторы и политинформаторы будут говорить о преимуществах госпредприятий. Полным блефом явлется одно из положений "Программы", что "предприятия новых форм собственности (разумеется, частные) оказываются менее устойчивыми в кризисной экономике. Неблагоприятная экономическая среда действует на них более разрушительно, нежели на госпредприятия". Вообще, вся оценка "сложившейся социально-экономической ситуации" похожа, скорее, на политический памфлет, чем на научный анализ. Трудно частнику конкурировать, когда кредиты для него в 5-10 раз дороже, а условия просто грабительские, когда малейший неплатёж частной фирмы ведёт к блокировке счёта и убийственным штрафным санкциям, а государственные "эффективные" гиганты могут годами не рассчитываться с долгами, когда аренда помещений для частника редко опускается ниже 10 долларов за 1м2, а для государственных - почти бесплатно, когда частные предприятия крайне редко попадают в разряд льготируемых и освобождаемых от уплаты таможенных пошлин, НДС и акцизов, а для госпредприятий это право гарантировано различными документами. В результате продукция частников после уплаты всех налогов на столько возрастает, что становится неконкурентоспособной по сравнению с той же продукцией, ввозимой льготируемым "своим" предприятием. А потребителям всё равно: он выбирает товар как можно дешевле и качественнее. Вот при таких "равных условиях хозяйствования" при молчаливом согласии и одобрении Антимонопольного министерства идёт борьба за место под солнцем "эффективного и передового" госсектора с хрупкими и нестабильными частными структурами.
Государство
- решает, кому продавать ("сохранение достаточно высокого уровня исторически сложившихся взаимосвязей со странами бывшего СССР и прежде всего с Россией"). И ни слова об экономической целесообразности и взаимной выгоде хозяйственных субъектов. Белорусские экономисты только незначительно исправили объективный рыночный закон спроса и предложения. В белорусской интерпретации он звучит " ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАКОН СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ". Разве одно слово что-нибудь меняет?
- решает, как работать ("намечается повысить управляемость госпредприятий...". Управляющие госпредприятий не должны беспокоиться за своё будущее, так как введение инчтитута банкротства планируется только на втором этапе - 1998-2000 годы.
-определяет, какие отрасли народного хозяйства стимулировать .
В "Программе" выделены три главных направления развития экономики: "продовольствие - жилище - экспорт". О механизмах и средствах не сказано ни слова, но поскольку данный документ является продолжением Антикризисной программы, то стимулирование точек роста будет происходить за счёт всех остальных отраслей, которым не удалось попасть в разряд предприятий общенациональной важности. Даже в этой казалось бы совершенно конкретной ситуации авторы программы не смогли точно определить, кому же давать. Они оставили лазейку и для всех остальных. Продовольствие "Продовольствие" - это понятно. Дотации, льготные кредиты и налогообложение получат предприятия огромного монстра-монополиста в лице Министерства сельского хозяйства и его домашних структур типа "Белагроинторга". Ведь без ведома и согласия этого хозяина направления "продовольствие" не выпускаются мясо-молочные продукты, не печётся хлеб и не растёт картошка. Таким образом государство продолжает льготировать себя за счёт предприятий других форм собственности, ставя себя вне или превыше рынка. Если принять во внимание тот факт, что "решение проблемы частной собственности на землю", (а проблема может быть решена по-разному) планируется на второй этап, 1998-2000 годы, то совершенно очевидно, что неэффективная монопольная государственная собственность в сельском хозяйстве так и не накормит Беларусь дешёвыми, качественными продуктами до конца XX века. А с учётом политики защиты отечественного рынка пищевых продуктов от импортных продуктов питания можно сделать вывод, что продовольственная корзина в нашей республике ещё долго будет дороже, чем в Литве, Польше и даже США. Но для достойного поддержания "национальной, консолидирующей идеи", заложенной в "Программе" - "ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВЫЖИВАЕМОСТИ ЭКОНОМИКИ И БЕЛОРУССКОЙ НАЦИИ",- этого, может, и хватит. Именно на это будут направлены усилия с/х лобби в парламенте и Кабинете Министров. Согласно программе сельское хозяйство по-прежнему остаётся вне условий рынка. Строительство жилья Второй точкой роста согласно "Концепции" является "жилище". При этом "для разрешение проблемы обеспечения населения жильём приоритетное развитие получат предприятия строительной индустрии, лёгкой, лесной, бумажной и деревообрабатывающей промышленности, машиностроительные заводы, обеспечивающие жильё необходимым оборудованием, радиотехникой и другими товарами длительного пользования".
Оказывается, что для строительства жилья абсолютно необходимо придать особый статус и телевизорам, и холодильникам, и радиоприёмникам, и, извините, рубашкам и кальсонам как конечным продуктам предприятий лёгкой помышленности. А почему бы в приоритетные не отнести ковры, хрусталь и косметику? Ведь все это тоже в дом. Подождите, а осталась ли хоть какая-нибудь отрасль за бортом "Приоритета", корабля госрегулирования ?
Но если бы авторы программы действительно хотели стимулировать строительную индустрию жилья, они сначала хотя бы проанализировали её состояние, описали механизм и формы помощи. Нужна ли Беларуси строительная отрасль, у которой себестоимость метра квадратного жилья составляет около 350 долларов США? Нужна ли государственная опека отечественным строителям, если "новые белорусы", богатые банки и компании предпочитают иметь дело с более дешёвыми и качественными западными строительными компаниями? Нужна ли приоритетная забота в отношении государственных трестов, или всё же для эффективной работы всего строительства нужна стопроцентная приватизация этого сектора, когда лучших выбирает клиент-потребитель, а не знакомый чиновник, выступающий заказчиком, получающий при этом и свою долю за заказ. И здесь ключевой вопрос о равенстве возможностей и условий для предприятий различных форм собственности даже не обозначен. Приватизация Приватизация защищённому госсектору не грозит: согласно "Программе" до конца 1997 года только 14 % госсобственности перейдёт в частные руки, а до 2000 года - 50%. В 14% войдёт, в основном, торговля, сфера обслуживания и питания и немножко мелких банкротов. А строительство останется под крылом  чиновника и вне суда потребителя. Так что не видать в этом веке в Беларуси дешёвого, качественного жилья.
Что касается приватизации, то авторы ссылаются на некий "стратегический ориентир в соотношении государственной и частной собственности - 30: 70, который принимается за наиболее рациональный". К сожалению, в документе нет хотя бы приблизительной даты достижения этой пропорции. Но дело здесь в другом. Многие развитые страны, включая Америку, Германию, Канаду не в состоянии выдержать бремя госсектора в количестве 25-30% от общего имущества. Не могут потому, что в конечном итоге их содержание не по карману налогоплательщикам и нельзя безболезненно выключить из условий свободного рынка четвёртую часть экономики. На Западе явно проявляется тенденция к резкому уменьшению доли госсобствености, что связано с пересмотром самой концепции государства. Беларусь, как всегда, не обращает внимания и не учитывает мировые тенденции. Ведь крах "государства всеобщего благосостояния" (welfare state) - так можно назвать социально ориентированный социалистический рынок - есть крах системы государственного вмешательства в экономику, поражение принципа благосостояния и торжество принципа прибыли, как единственной движущей силы любого экономического действия. В условиях разделения труда Прогрессивность социально-экономической системы прямо пропорциональна количеству частной собственности и обратно пропорциональна степени государственного вмешательства в экономику. Однако никакого другого объяснения столь медленной, черепашьей приватизации в "Программе" нет. "Самая лучшая приватизация - это та, которую можно было бы провести в течение одного дня", - говорила спасительница Англии Маргарет Тэтчер. Белорусской экономической школе не авторитет какие-то там островитяне, чилийцы, поляки, венгры... А есть ли вообще у неё авторитеты ? Экспорт Третьей точкой роста объявлен экспорт. Да, именно экспорт. Вдумайтесь, пожалуйста, в экономические приоритеты: продовольствие - жилище - экспорт. Продовольствие - это понятно, жилище - тоже объяснять не надо. А что значит в этом контексте экспорт? Что бы вы поставили школьнику, если бы он на вопрос "Назови три дерева" ответил: "Дуб, берёза, шкаф"? Даже выделить приоритетные отсрасли народного хозяйства оказалось не под силу авторам "Программы". Далёкому от экономики человеку понятно, что экпортировать можно мясо и молоко, трактора и телевизоры, но нельзя экспортировать экспорт. Желание увеличить экспорт любой ценой само по себе нерационально и может причинить ущерб стране. Только патологический страх перед импортом интенсивнее желания как можно больше экспортировать. Логически рассуждая, эти стремления очень непоследовательны. В далёкой перспективе импорт и экспорт должны равняться друг другу. Именно экспортёры платят за импорт и наоборот. Чем больше у нас экспорт, тем больше мы должны импортировать, если мы надеемся получить деньги за свой товар. Без импорта экспорт невозможен, поскольку у иностранцев не будет средств  купить наши товары. Когда мы решаем увеличить экспорт, в результате мы принимаем решение увеличить импорт. Обмен валют - это клиринговая операция.В Америке, к примеру, долларовый долг иностранцев списывается в счёт долларового кредита. В свою очередь, в Беларуси рублёвые долги иностранцев погашаются в счёт рублёвого кредита. Нет необходимости описывать здесь весь технический механизм этой операции.
Странная картина наблюдается со специалистами по внутренней торговле, когда они начинают рассуждать о внешней. Они уверены, что для увеличения экспорта правительства своих стран должны предоставлять большие кредиты зарубежным государствам вне зависимости от платёжеспособности заёмщика. Совершенно очевидно, что если даже половина сукммы кредита не будет выплачена, то страна-донор вряд ли станет богаче от потери товара и от того, что у неё была возможность его экспортировать. Человек, которые произвёл товар, продал его, но не получил денег, нанёс себе ущерб. Та же ситуация и на уровне государств.
Безусловно, что чистые экспортёры могут получить прибыль в результате неудачных зарубежных займов. Они-то выиграют, а страна в целом ПРОИГРАЕТ, но следы замести будет очень просто. Потери государства будут возмещены посредством увеличения налогов. А налоги платим мы все.
В далёкой перспективе в результате неоплаченных долгов пострадает бизнес в Беларуси, уменьшится занятость. У каждого заграничного покупателя  всегда будет на рубль больше, чем у отечественного. Таким образом, предприятия, ориентированные на внутреннюю торговля будут ущемлены настолько, на сколько преимущества получат экспортёры. Глупо стимулировать экспорт, выдавая невозвратные кредиты или предоставляя экспортные субсидии, которые являются ярким примером предоставления иностранцам товаров БЕСПЛАТНО, потому что нам экспортировать хочется. Как можно продавать товар по цене меньшей, чем он реально стоит? Ведь именно к этому приводят экспортные субсидии и протекционизм в отношении предприятий-экспортёров.
Слава Богу, что страны большой семёрки, ЕС, МВФ многие годы занимаются программой оказания экономической помощи, большую часть которой составляют просто многомиллионные подарки различным развивающимся странам, включая Беларусь. Наивная вера спонсоров, что это эффективный способ увеличить экспорт и поддерживать высокий уровень жизни и занятости у себя в стране выливается в безвозвратные долги. Правда для каждого налогоплательщика состоит в том, что прямо забираются не экспортные товары, а деньги на их оплату. Конечно, отдельные экспортёры получают прибыль, если их личная прибыль от экспорта выше, чем та часть налогов, которые они будут вынуждены заплатить для финансирования этой программы. Вот почему и возле Белого дома, и на Елисейских полях, и на Даунинг стрит 10, и на площади Независимости всегда полно жаждущих экспортировать во имя процветания нации. Государство, (т.е. налогоплательщики), теряют, а отдельные предприятия находят. Джон Стюарт Милл давно говорил что "реальная прибыль от внешней торговли находится не в экспорте, а в импорте. "При этом остаётся старая правда: долги надо возвращать.
Безудержное стремление к экспорту - это ещё один пример экономической близорукости и отраслевого лоббизма. Что ж касается каждого отдельного налогоплательщика, то необходимо видеть не только первичные, быстрые последствия экономического действия или закона, но и вторичные последствия, которые приходят позже; необходимо также прослеживать влияние экономических действий не только на одну группу, но и на все группы общества и на каждого отдельного налогоплательщика.
Таким образом, заложенное в "Программе" стремление к наращиванию экспортного потенциала без указания конкретного механизма финансирования этого процесса есть чистое лоббирование интересов предприятий-экспортёров, которые выступают в качестве "общенациональных приоритетов". А прибыль-то делить будут далеко не все... Ценовая политика И в этой главе "Программы" можно найти много нового. Даже Роберт Лукас-младший, получивший недавно Нобелевскую премию в области экономики и его коллеги из Чикаго и Стэнфорда были бы несказанно удивлены. Оказывается, что "ценовая политика исходит из общепринятой в мировой практике стратегии ценообразования, суть которой заключается в том, что цены должны обеспечивать нормально работающему предприятию покрытие издержек производства и норму прибыли, достаточную для расширенного воспроизводства". Что такое "нормально работающее предприятие" как экономический термин? Существует ли вообще норма? Авторы "Программы" как-то упустили из виду, что в рыночной экономике потребитель решает, какое предприятие работает лучше, покупая его продукцию. Каждый рубль потребителя есть голос за или против того или иного производителя. Есть только один способ сделать по-другому: ограничить выбор и заставить потребителя покупать то, что есть. Это легко удаётся  правительству Беларуси путём введения таможенных пошлин, различного налогообложения для различных групп товаров и т.д. Я бы сказал, что вместо регулируемого рынка "Программа" предполагает построение нерегулируемого социализма.
Как можно понять следующее положение: "Важнейшим средством
проведения ценовой политики является либерализация цен и государственный контроль над ценами". В стилистике есть хороший термин "оксиморон" - когда сочетаются два несовместимых понятия. К примеру, "горячий снег", "чёрная белизна". То же самое происходит в реальной политике и экономике Беларуси. Страной вечных оксиморонов можно окрестить нашу республику.
К чему ведёт государственное регулирование цен? Есть два варианта фиксации цены: минимальная и максимальная. Обычно для установления максимальной цены выбираются  продукты первой необходимости на основании того, что бедным надо получать их по "разумным" ценам. Возьмём, к примеру, хлеб, молоко и мясо. Вот как объясняют нам ограничение цен на эти продукты. Если цена, скажем, на свинину будет свободной, то только богатые люди позволят себе иногда отведать поросёночка. Люди будут получать свинину не пропорционально потребностям, а пропорционально их покупательской способности. Если мы будем сдерживать цену, то каждый сможет получить "свою часть" мяса.
Первое, что сразу бросается в глаза, - это то, что такое объяснение непоследовательно и нелогично. Если покупательская способность, а не потребность, определяет распределение свинины по цене условно 5000 рублей за один килограмм. то же самое будет происходить при фиксированной цене 2000 рублей.
Схемы установления максимальных цен начинают действовать обычно при попытках сохранить прежний уровень жизни. Поэтому сторонники такой политики полагают, что есть нечто святое - "нормальное" в цене, которую они фиксируют, несмотря на изменение условий производства или спроса с момента установления этой цены.
Установление цены на продукт ниже рыночной неизбежно ведёт к следующим пследствиям:
1)    увеличению спроса на данный товар, так как цены стали ниже, и большее количество людей может позволить себе купить этот товар;
2)    сокращению предложения на данный товар, так как люди покупают больше и запасы быстро иссякают. Более того, нет стимула для производства этого товара, так как уничтожается двигатель производства - прибыль. Даже самые эффективные предприятия перестают выпускать то, что не приносит им прибыли. Таким образом без принятия иных мер установление максимальной цены приведёт к нехватке товаров. Но это как раз ОБРАТНОЕ тому, чего хотят добиться государственные "регулировщики". Они же хотят, чтобы этого товара было в избытке. Но при ограничении зарплаты (ЗП) и прибыли при производстве данного товара, государство как раз стимулирует производство менее необходимых товаров.
По истечении определённого времени падение проиводства становится очевидным и для самих "регулировщиков". И тогда они предпринимают дополнительные меры по исправлению ситуации: введение карточной системы, контроль за себестоимостью, субсидии и льготное кредитование.
Проследим, к чему, в свою очередь, приводят эти "спасительные" меры.
Когда становится очевидным, что нехватка товара является результатом фиксирования цен, то тут правительство и авторы "Программы" начинают хаять богатых: это они получают больше выделяемой им справедливой части. Как следствие, правительство вводит очерёдность в покупке того или иного товара, определяет, кому и сколько дать. При введении карточной системы каждый получает только фиксированное количество товара,независимо от того, что кто-то мог бы платить и за большее его количество
Иными словами, при введении карточной системы правительство принимает систему двойных цен: фиксированная и рыночная. Вот один из источников коррупции госторговли. Государство выполняет функции рынка. Но делает это гораздо хуже, потому что не только ограничивает спрос, но и не стимулирует предложение.
Признав тщетность этих попыток, правительство прибегает к ещё одной мере - устанавливает контроль за себестоимостью товара.
Возьмём наш пример со свининой по цене 5000 рублей за один килограмм. Чтобы зафиксировать цену на этом уровне правительство устанавливает цену на живых животных, на корма, на ЗП колхозников и на многие другие факторы, влияющие на себестоимость. В результате - обратный эффект: уменьшается поголовье скота, не хватает кормов, люди уходят из колхозов. Как камень, брошенный в воду, эти меры выводят экономику страны из состояния равновесия.
Следующая палочка-выручалочка правительства - субсидии и льготы. Это тоже примеры государственного контроля над ценами на специфический товар - ДЕНЬГИ.
Правительство понимает, что установление цен ниже рыночных, к примеру, на мясо-молочную продукцию, ведёт к дефициту этих товаров из-за ограничения ЗП или прибыли при их производстве. Поэтому правительство пытается компенсировать затраты производителям молока и мяса. Не говоря уже об административных трудностях при выполнении  этой работы и принимая, что размер субсидии  как раз обеспечит необходимый уровень производства молока или мяса, нельзя не видеть, что субсидии ФОРМАЛЬНО платятся производителям, а РЕАЛЬНО субсидируются потребители. Потому что производители в результате получают за свой товар меньше, чем они получили бы при свободном рынке. А вот потребители получают продукт по ценам значительно ниже рыночных. Таким образом, субсидии, которые формально платятся производителям, получают потребители.
В данной ситуации, если на субсидируемый товар не введены карточки, те, у кого больше денег, смогут купить данного товара больше. А это значит, что БОГАТЫЕ получают больше дотаций, чем бедные. Из чьего кармана конкретно платится дотация зависит от системы налогообложения. При существующей - вряд ли можно сказать, что из кармана государственных нуворишей.
Получается, что налогоплательщики, они же потребители, субсидируют себя же. А кто сколько даёт, разобраться в этом лабиринте практически невозможно.
Не надо забывать только об одном: человечество ещё не придумало способа получения чего-то за просто так, т.е., как гласит народная мудрость, бесплатным бывает только сыр в мышеловке.
Таковы последствия аполитичного, идеального контроля за ценами. Фундаментальные ошибки авторов "Программы" и её реализаторов с удовольствием исправят чёрный рынок, который превратится в единственный существующий в стране. Те, кто устанавливает цены, даёт дотации, льготные кредиты, работают на чёрный рынок. Здесь вред не только экономический, но и моральный.
Во время переходного периода сильные, богатые фирмы вынуждены сдерживать производство или вообще от него отказываться. Их место занимают фирмы-однодневки с небольшим количеством капитала и опыта. Они гораздо менее эффективны, чем большие. Но они плюют на законы, налоги, пошлины и поставляют товары, которые по себестоимости выше аналогичных товаров от крупных фирм. Поддерживая такие фирмы, потребители наносят колоссальный вред отечественному производству. Бизнес деморализуется. Не способности и достижения являются мерилом успеха, а связи, место под крылышком у властей придержащих. Это и есть их социально ориентированный рынок ?
В конечном итоге, политика фиксирования цен, дотирования, квотирования приводит к экономическому и моральному разложению общества. Выигрывают немногие - плюющие на закон и делающие законы только под себя под прикрытием защиты интересов различных социальных групп. Таковы будут реальные последствия осуществления "Программы" в области ценовой политики.
Политическая воля всегда выражается на выборах. Каждая политическая партия старается заручиться поддержкой как можно большего количества рабочих и жителей села. Любимый конёк - это обещание поднять зарплаты и не поднимать цены. И когда становится очевидным, что ЗП можно поднять только за счёт сокращения или уничтожения прибыли, то тут политики и бюрократы вспоминают, что богатые де получают слишком большую прибыль. Надо поднять ЗП и зафиксировать цены, что приведёт к получению "справедливой" прибыли. Правда, никто не знает, что это такое. А предприятия "мрут": сначала более мелкие, менее прибыльные, затем всё крупнее и крупнее. Производство останавливается. А это значит - безработица, падение уровня жизни, холод и голод.
Каждый человек, производя что-то одно, потребляет сотни других продуктов. Когда он поднимает цены на свой продукт, он может это легко объяснить повышением цен на сырьё, на энергоносители и т.д. Но как только поднимаются цены на другие товары, он полон возмущения.
Каждый из нас выступает и как производитель, и как налогоплательщик, и как потребитель: иногда ты доктор Джекилл, а иногда ты мистер Хайд.
Как производитель ты выступаешь за монополию рынка на свой товар, за фиксирование цен, думая только о том, сколько надо платить за продукцию ДРУГИХ людей.
Как потребитель ты - за дотации: авось что-то и перепадёт? А как налогоплательщик ты с негодованием отвергаешь их. Красивая английская пословица "нельзя пирожок съесть и иметь его" имеет слишком грубый русский эквивалент, но каждый, я думаю, догадывается, о чём идёт речь.
Согласно "Программе" государство будет регулировать цены практически на всё, включая приоритетное направление "жильё ". Следующим логическим шагом было бы принятие Жилищной программы Беларуси до 2010 года о бесплатном предоставлении жилья каждому жителю РБ.
Жизненно важным направлением реформирования экономики является привлечение внешних и внутренних инвестиций. Но поскольку ни конкретного механизма, ни реальных мер, способствующих привлечение инвестиций в страну нет, то говорить много об этом не стоит, как и не стоит рассчитывать на повышение уровня жизни граждан Беларуси и на ВЫЖИВАНИЕ СУВЕРЕННОЙ НАЦИИ без максимально быстрого решения следующих кардинальных вопросов: 1. Законодательная ликвидация неравенства форм собственности во всех сферах экономической деятельности и разработка механизма наказания за искусственное выделение государственной или частной форм собственности.
2. Разделение политической и экономической власти как стратегическая цель радикальных рыночных реформ.
3. Законодательное обеспечение независимости Национального банка, как единственного монопольного ограна, отвечающего за функционирование кредитно-денежной системы.
4. Введение частной собственности на землю и на имущество без ограничений.
5. Отмена прописки для обеспечения мобильности рабочей силы и для скорейшего создания рынка недвижимости и земли.
6. Пересмотр Антимонопольного законодательства с учётом белорусской реальности - 94% собственности в руках монополиста – государства.
7. Восстановление принципа разделения властей.
8. Быстрая денежная приватизация, немедленный запуск механизма банкротств с одновременным законодательным закреплением прав собственности, что и будет являться главным фактором привлечения инвестиций и скорейшего оздоровления экономики.
9. Демонополизация и создание свободного рынка СМИ как единственного гаранта свободы слова.
К сожалению, решению этих проблем не нашлось места в "Программе". А при нынешней концентрации и смешении политической и экономической власти решение чисто экономических вопросов невозможно без решения политических. Таким образом, проект "Программы социально-экономического развития Беларуси до 2000 года" представляет собой размытый и непоследовательный план построения в лучшем случае государства всеобщего благосостояния (welfare state) на основе развалившейся экономики, что не делала ещё ни одна страна в мире. Государственные пенсионные фонды, высокие пособия по безработице, обязательное социальное страхование, поддержка профсоюзов, привилегии и искусственное выделение из рынка сельского хозяйства, государственное регулирование цен и программа обеспечения дешёвым жильём - таковы черты welfare state. В белорусской интерпретации это звучит социально ориентированный рынок. Но, скорее всего, получится у нас к концу века социалистическое (тоталитарное) государство с отдельными элементами псевдорыночных структур.
Не могу разделить оптимизма министра экономики Г.П. Бадея, который верит в качественно новое состояние белорусской экономики после осуществления данной "Программы" (см. НЭГ № 42). Для этого нет никаких объективных предпосылок. И нельзя винить президента и его вертикаль, когда они буквально будут выполнять положения данного документа, ведь его подготовила белорусская экономическая школа. Да, господа, в основе всего лежит философия и идеология. Только мыслительный процесс - есть процесс творческий, всё остальное - механическое исполнение. В данной ситуации можно только выразить скромную надежду, что жареный петух всё-таки клюнет в чело руководство республики.
 

 

АНТИКРИЗИСНАЯ ПРОГРАММА

 

ВЫПОЛНЕНИЕ

«Отсрочить погашение льготных бюджетных ссуд колхозам и совхозам»

Безусловно, государственные с/х юриди-ческие лица получили и новые льготные кредиты, и дотации. А старые долги так и остались висеть, продолжая волновать только налогоплательщика, который их оплачивает. Итак, эта задача выполнена.

 

«Упорядочить социальные льготы, предоставленные многочисленным категориям граждан»

Кто не знает об отмене льгот всем и вся. Упорядочили, ввели, поднялся шум, подумали, испугались, начали постепенно отменять отмененное и вновь выдавать льготы. Поэтому можно утверждать, что программная цель достигнута: льготы упорядочены или близкик тому.

 

«Обеспечить целевую селективную бюджетную и кредитную поддержку предприятий, имеющих приоритетное значение для республики, увязав её с налоговыми льготами»

Лоббирование предприятий нефтегазового, машиностроительного комплекса и ВПК уже ни для кого не секрет. Да, они получали средства далеко не на рыночных условиях. От этой поддержки они не стали работать лучше, даже наоборот. Но в программе говорилось только о поддержке, а не об эффективной реструктуризации, поэтому задача выполнена.

 

«Повысить роль государства в регулировании цен».

Здесь план перевыполнен сполна. Государство регулирует цены на рынке сырья, готовой продукции, рабочей силы, недвижимости, кредитных ресурсов. Государство устанавливает минимальные и максимальные цены, полностью игнорируя закон спроса и предложения. Осталось возродить Госплан и ввести пятилетки.

 

«В интересах защиты агрокомплекса ввести временное повышение таможенных пошлин и тарифов на импорт сельхозпродукции, в достаточном количестве производимой в республике… «

Здесь выполнение задачи неполное. Вместо временного повышения ввели постоянное, в достаточном количестве наш льготируемый агропромышленный сектор не производит ничего – всё равно вввели на всё, чтобы путаницы не было. В итоге разрушающееся национальное сельское хозяйство «защищено». В одиночестве умирать спокойнее.

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!