Конверты отдельно, зарплаты отдельно

Автор  20 июля 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Как вывести из тени «серые» зарплатные схемы

Ещё ни одной стране мира не удавалось победить серые схемы по получению дохода путём штрафов, наказаний и даже тюрьмы. Ещё ни одна страна мира не добивалась ликвидации серых зарплатных схем при остром недоверии к государству. Ещё ни одной стране мира не удавалось убедить работодателей и работников совместно отойти от зарплат в конвертах при высокой налоговой нагрузке на фонд зарплаты и отсутствии чёткой, понятной связи между количеством уплаченных в пенсионный фонд денег и благополучием на старость.

Проблема зарплат в конвертах в Беларуси не уникальна и не нова. С ней пытаются бороться десятки стран мира. Есть много примеров её успешного устранения. Тот факт, что работодатели и работники предпочитают такой вид оплаты на оказанные услуги, говорит об их консенсусе в оценке баланса выгод и рисков. Разрушить этот баланс в пользу государства при помощи самого строгого указа невозможно по той простой причине, что чиновники не могут предложить для работодателей и работников устойчивую, выгодную им альтернативу.

Почему работодатели «за» зарплату в конвертах

Работодатели не склонны поддерживать ликвидацию конвертных зарплат по очень простой причине – оптимизация издержек на рабочую силу. Высокие налоги на фонд зарплаты (до 40%) наносят мощный удар по конкурентоспособности белорусских производителей товаров и услуг. Частный сектор на своей шкуре испытывает неравные условия хозяйствования с государственным. Номенклатурные коммерческие фавориты имеют доступ к дешёвым кредитам, сырью, аренде и лизингу. На них распространяются всевозможные налоговые и таможенные льготы. За ними закрепляются лучшие места в магазинах, приоритеты при оплате за товары (услуги) и неприкосновенность в случае нарушения ими платёжной дисциплины.

Получается, что государственная поддержка является очень большой форой, которую распорядители чужого (политики и чиновники) предоставляют для около трёх тысяч коммерческих организаций. Это как на дистанции 800 метров поставить государственных фаворитов на 200 метров вперёд и снисходительно предложить частному сектору «Ну-ка, догони!»

Частный сектор, особенно малый и средний бизнес, крутится, как может. Зарплата в конвертах – это один из способов сократить издержки, чтобы хоть как-то нейтрализовать воздействие дискриминационных мер государства в пользу номенклатурных фаворитов. Предприниматели не обладают необходимым административным, тем более политическим ресурсом, чтобы выровнять условия хозяйствования. Им проще, легче и дешевле напрямую договориться с наёмными работниками. У них тоже накопились большие претензии к чиновникам. Конечно, есть риски стукачества и слива информации о зарплате в конвертах, но в нынешних условиях доказать это не так просто. Потенциальный стукач не уверен, что его информация дойдёт до некоррумпированного контролёра, с которым его наниматель не договориться. В ситуации роста напряжения на рынке труда, когда огосударствлённый до потери создания рынок труда в редких случаях может предложить зарплату более $400 в Br-рублёвом эквиваленте, работодателю не составляет труда убедить работников, что зарплата в конверте на привычном рабочем месте – это лучшая из реальных опций на рынке труда.

Почему работники за зарплату в конвертах

Основной аргумент властей в кампании убеждения работников отказаться от зарплаты в конвертах и доносах на работодателей наивен и неубедителен. Мол, если работодатели не будут платить в ФСЗН, то вы, работники, будете получать меньшую пенсию. Поэтому вам выгодно отказаться от зарплаты в конвертах, чтобы вам же было богаче и лучше, но на пенсии.

Надуманность такого аргумента лежит на поверхности. Работники видят, как живут пенсионеры и знают, как и сколько они работали, чтобы так жить. Не нужно быть специалистом по пенсионной реформе, чтобы увидеть, что почти нет никакой взаимосвязи между тем, как человек работал всю свою трудовую жизнь и какую пенсию он получает. Инфляция уравняла те небольшие бугорки неравенства, которые вытекали из разницы в доходах.

У рабочих нет ни одного серьёзного факта поверить в антиконвертные обещания чиновников получать большую пенсию в далёком будущем. Инфляция остаётся хронически высокой. Зарплата сокращается. Рабочие места исчезают. Пенсионеров становится больше, а молодёжь всё активнее убегает из страны. Долги и «мёртвые» активы давят на производительность труда. Поэтому работники предпочитают небольшую, но всё-таки прибавку к официальной зарплате в конверте сегодня, чем гипотетическую прибавку к пенсии через 5 – 30 лет. Примерно та же система обещала им среднюю зарплату в Беларуси в 2015 году в $1000. Поэтому материальные аргументы в принятом властями формате борьбы с зарплатами в конвертах явно не проходят.

Ещё менее убедительны попытки давить на совесть. Солидарность поколений, благополучие сеньоров, устойчивость бюджета, подставить плечо государству в трудное время в ситуации – все эти аргументы в ситуации, когда своих доходов вместе с конвертными едва хватает на покрытие текущих расходов, не склонят работников давить на работодателей сократить им зарплату или стучать на них в налоговую. Бизнес закроется, а пятно «стукач» на репутации на рынке труда не поможет смыть никакая налоговая амнистия.

Негативный общественный, экономический феномен «зарплата в конвертах» можно ликвидировать при помощи эффективных мер, проверенных обширной международной практикой. Первое – снижение налогов на зарплату. Второе – ликвидация привилегий, преференций и льгот для коммерческих номенклатурных фаворитов, т. е. создание по-настоящему равных условий хозяйствования. Третье – персонификация пенсионных накоплений. Четвёртое – ликвидация инфляции. Пятое – создание эффективной судебной системы, чтобы люди и бизнес, взвесив все «за» и «против», выбирали легальные отношения и расчёты. А менталитет? А национальные особенности? Мол, в нашей культуре скрывать доходы и не выполнять налоговые обязательства перед государством. Такого рода аргументы предъявляют те, кто подменяет решения проблемы банальными отмазками. Они унизительны для беларусов и говорят лишь о том, что в Беларуси по-прежнему сильна инерция консервации старых, неэффективных институтов.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!