Нетрудовые русурсы

Автор  11 мая 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Безработица как признак выздоровления

А. Лукашенко требует сохранить нынешние трудовые коллективы на промышленных предприятиях. Одновременно он обязывает увеличить производительность труда, повысить эффективность инвестиций и перейти на новейшие технологии. За I квартал 2015г. экспорт товаров сократился на 31,4%, импорт – на 33,4%, объём промышленного производства – на 7,3%, но задача сохранения традиционной для Беларуси промышленности стоит сегодня, как и 20 лет назад. Как все эти задачи выполнить одновременно, никто не знает. Поэтому приказы президента неизбежно будут подвергаться номенклатурной интерпретации.

Чиновники и «красные» директора рассматривают следующие варианты выполнения приказа президента. Первый – сохранение трудовых коллективов не на 100%, а с небольшим сокращением, на 10 – 15%. Исполкомы и министерства легко оправдают такой шаг. Кого-то отправят на пенсию, другие не выдержат требуемые главой страны жёсткие стандарты трудовой дисциплины. Декрет № 5 от 15.12.2014г. надёжно прикрывает такие решения руководителей предприятий. Для некоторых будут созданы такие условия оплаты труда, что они сами примут решение уйти.

Слишком-важные-чтобы-сокращать

Набирает популярность такой способ сохранения рабочих коллективов, как перевод работников в режим неполной занятости. Если в I квартале 2014г. таких было 13,4 тысяч человек, то на 1.03.2015г. уже 63,6 тысяч, почти в пять раз больше. По данным Белстата, «общее количество неотработанного времени по причине вынужденной неполной занятости в январе-феврале 2015 г. составило 843,8 тыс. человеко-дней (в январе-феврале 2014г. – 369,1 тыс. человеко-дней)». Это как если бы каждый день 21,1 тысяча человек не вышли бы на работу. За первые два месяца 2015г. работников организаций (3,4% среднемесячной численности) находились в целодневном (целосменном) простое.

По сравнению с I кварталом 2014г. численность занятого населения в Беларуси (на 1.03.2015) сократилась на 42,8 тысяч человек. Число безработных за этот период увеличилось на 16,4 тысячи человек. С учётом вынужденных отпусков, простоев и неполной занятости на самой ранней стадии рецессии фактическая безработица приближается к 150 тысячам человек. И это без учёта тех, кто возвращается с заработков из-за рубежа и кто по разным причинам в трудоспособном возрасте не числится в занятом населении.

Второй способ выполнить приказ президента – сохранить трудовые коллективы не на всех промышленных предприятиях, а только на избранных. В категорию неприкосновенных наверняка попадут МАЗ, МТЗ, БЕЛАЗ, Гомсельмаш и Амкодор. Облисполкомы тоже будут ходатайствовать за своих коммерческих фаворитов. С учётом реальных ресурсов бюджета и обязательных платежей по обслуживанию долгов едва ли более 100 предприятий могут рассчитывать на попадание в категории «слишком-важные-чтобы-сокращать». Им дадут кредиты на зарплату, дешёвые займы на пополнение оборотки, дотации на модернизацию, через лизинг обяжут белорусские организации покупать их продукцию, а также «убедят» поставщиков услуг, сырья и комплектующих не требовать оплаты. Насильственная реструктуризация долга в пользу крупного государственного бизнеса уже вошла в белорусскую корпоративную практику. На лицо острый дефицит профессиональных управленческих кадров или политической воли сделать на них ставку, приняв во внимание мотивацию и вознаграждение топ-менеджеров.

По данным Нацбанка, на начало 2015г. валютные долги ста шести крупнейших белорусских заемщиков составляла ~$10 млрд. Это 60% всех долгов в иностранной валюте. Около половины этой суммы должны быть погашена в этом году. Межведомственная группа под неформальным названием «Клуб кредиторов» предупреждает о серьёзных рисках от такой концентрации долгов. Глава Нацбанка сообщил, что из этой группы номенклатурных фаворитов часть предприятий без господдержки «не в состоянии выполнять финансовые обязательства». Де-факто они банкроты, но власти в очередной раз подставляют им плечо. Даже если в 2015 году правительство бросит пару – тройку миллиардов долларов на поддержание их на плаву, нет никакой уверенности, что в 2016г. они в состоянии будут выйти на прибыльный режим работы с сохранением нынешнего уровня занятости.

Старая промышленность как выжатый лимон

Сохранение номенклатурных коммерческих фаворитов – это далеко не безобидная мера для экономики в целом. Государственная поддержка один идёт за счёт других налогоплательщиков. Под сильный пресс попадает малый и средний бизнес. Ему помогло бы решительное удешевление кредита, снижение арендных ставок и налогового бремени. Ему бы поднял настроение трёхгодичный мораторий на проверки и штрафы. Однако действия правительства показывают, что распорядители чужого из двух зол выбирают то, за которое А. Лукашенко их едва ли накажет. Дилемму, кому позволить банкроти ться, малому бизнесу или крупным государственным заводам и фабрикам, чиновники решают в пользу последних. В ситуации бюджетного напряжения власти наоборот увеличи вают регуляторную и налоговую нагрузку на малый и средний бизнес. С учётом количества занятых в этом секторе экономики и резкого ухудшения условий его работы спасение ста тысяч работников на крупных госпредприятиях рискует обернуться потерей 500 – 600 тысяч в непривилегированных секторах экономики.

А. Лукашенко прав: «Кризисы рано или поздно закончатся, мы уже их переживали не единожды...» Однако уверенности в том, как после 1998, 2008 или 2011гг. спрос на традиционную белорусскую продукцию сохранится, нет. Номенклатурная модернизация закончилась промышленным тупиком. Предсказуемо чиновники канализировали десятки миллиардов долларов бюджетных денег в то, что они знали в прошлом. Вот на старом, заложенном ещё в советские времена, потенциале мы ехали. Приехали к складским запасам под Br40 трлн., многомиллиардным долгам и неплатежам и деградации целых секторов.

За это время рванули вперёд технологии производства и продаж, радикально изменилась структура регионального рынка и характер международной конкуренции. Удивительно не то, что сегодня Беларусь переживает серьёзный структурный кризис, а то, что он не наступил раньше. Интеграционные процессы с Россией продлили цикл жизни старых технологий, но выжать большего из них просто нельзя по той простой причине, что производимые товары не выдерживают конкуренции на российском рынке даже с местными производителями. Создать в одночасье новые рабочие места в промышленности в условиях высокой неопределённости и внешних шоков крайне проблематично. Значит, Беларусь обречена на безработицу. Признание этого естественного социально-экономического феномена указывало бы на определённый прогресс в обучении белорусской VIP-номенклатуры азам рыночной экономики.

Оптимальный уровень безработицы

До сих пор белорусские власти проводили политику принуждения к полной занятости. Цифры 0,5 – 0,9% безработных для современной рыночной экономики – это такая же аномалия, как победа сборной Беларуси по футболу на чемпионате мира. В экономической теории давно есть понятие «естественный уровень безработицы». Сама методика расчёт этого показателя грешит неточностями. Её применение в разных странах даёт показатель от 4 до 10%.

В начале 1990-ых польские экономисты рассчитали для своей страны уровень так называемой естественной безработицы в 5%, а во второй половине 2000-ых, когда Польша ускорила скорость интеграции в Евросоюз, появилась цифра 10%. Так что некого единого, универсального показателя естественной, тем более оптимальной безработицы не существует. Чтобы попытки рассчитать показатель естественной безработицы для Беларуси не были чистым политическим заказом, экономика нашей страны должна пройти полноценную структурную реформу, ликвидировать внерыночный статус так называемых «точек роста», создать эффективный институт банкротства и принуждения к исполнению договорных обязательств. Когда все коммерческие организации страны без исключения будут работать в равных условиях, а вся наша экономика – по правилам ВТО и Таможенного союза без изъятий и ограничений, вот тогда можно будет определить, какой уровень безработицы для Беларуси будет естественным и оптимальным. Пока же мы можем экстраполировать опыт схожих с нами переходных стран.

Если правительство не будет искусственно создать стимулы для регистрации безработным (высокое пособие, льготы по уплате ЖКУ, транспорту, продуктам питания), то в течение первой декады реформ безработица в Беларуси будет на уровне 10 – 12%. И это только если правительство создаст по-настоящему благоприятный деловой климат для развития малого и среднего бизнеса, а также превратит государственную экономику в частую.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!