Тунеяды и тунеядство

Автор  27 октября 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Ещё одна жертва государственного планирования

Предложение белорусских властей вернуть в законодательство советское понятие «тунеядство» является настоящим европейским хитом трудовых отношений. Беларусь поймала Евросоюз на противофазе. У них безработица под 12%, а среди молодёжи под 30%, пособия по безработице под 1000 евро и попытки ограничить иммиграцию. У нас – официальная безработица 0,5%, дефицит рабочей силы, пособие по безработице ~$15 и попытки остановить эмиграцию. В Евросоюзе теоретики пытаются оправдать «естественный» уровень безработицы в 10%, а в Беларуси перевыполнен план по достижению полной занятости. Почти 25 миллионов безработных в ЕС-28, из которых почти 5 миллионов – молодые люди до 25 лет, почему-то не реагируют на возможности трудоустройства в стране в самом центре Европы.

Труд – за копейки, товары - втридорога

Белорусское государство ни на день не выпускало из своих рук бразды управления рынком труда. Поэтому правительству не на кого пенять за те сильные искажения и извращения, которые на нём появились. Директорам государственных предприятий запрещали реагировать на изменения на рынке путём оптимизации рабочей силы. В результате образовался навес из «лишних» работников в старой структуре занятости примерно более чем 500 тысяч человек. Работников держат на привязи малой, но стабильно выплачиваемой зарплатой, а сами предприятия всё чаще для её выплаты берут кредиты. С 2011г. правительство повышало зарплату гораздо более высокими темпами, чем увеличивалась производительность труда. Частный сектор, включая индивидуальных предпринимателей, не мог угнаться за госсектором. В результате образовался настоящий гордиев узел проблем на рынке труда.

Государственные предприятия хотят увольнять работников, но не могут – правительство не велит. Частный сектор хочет принимать на работу новых людей, но не может: развращённые высокой зарплатой работники требуют такой оплаты, что нанимателям не по карману. Сами работники могли бы уйти с госпредприятий, чтобы найти себя в других сегментах рынка труда, но чрезвычайно высоки риски переходного периода, а правительство с $15-долларовым пособием по безработице явно не помогает им принять нужное решение. Правительство гораздо больше внимания уделяло бы рынку труда, будь на нём высокая официальная безработица, но, поскольку от 700 тысяч до одного миллиона белорусов постоянно или периодически трудятся за границей, и никто не требует повышения пособия по безработице, министры считают проблему занятости решённой.

Получается, что ни участники рынка труда, ни его регулятор не проявляли инициативы сдвинуть усугубляющуюся ситуацию в мёртвой точки. В одних сегментах экономики платили не по труду, а по политической целесообразности. В других явно недоплачивали, но закрывали глаза на «халтуру» и серую занятость. В третьих процветает конвертная зарплата. Вот за многие годы и накопились проблемы, которые «яйцеголовые» от власти предложили решать единственным известным им способом. Он врезался в память ещё с советских времён. Осталось только определить, кого отнести к категории «тунеядцы».

Такое отношение к рынку труда правительства можно назвать интеллектуальным тунеядством. Возвращаться к порочным, нарушающим базовые права человека практикам принуждения к труду – это игнорировать лучшие регуляторные практики тех стран, которые имеют баланс между рынками товаров, финансов и рабочей силы. Так поступают номенклатурные туне-яды: «туне» значит даром, без причины, а «яд» - это отрава, т. е. распорядители чужого без причины травят экономику своими идеями трудовых отношениях. Они являются самыми опасными иждивенцами на белорусском рынке труда. За свои услуги они дерут с налогоплательщиков три шкуры, а вместо качественных услуг по управлению и созданию благоприятных условий для жизни, работы и отдыха, для воспитания детей и благополучной старости они пытаются всучить интеллектуальный продукт 70-летней давности. Образно говоря, тунеяды предлагают нам довольствоваться старым телефоном Nokia по цене iPhone 6.

Люди и работники

На начало 2014г. трудовые ресурсы Беларуси составляли 5989,1 тысяч. Это на 117 тысяч меньше, чем было на начало 2006 года. Трудоспособное население в трудоспособном возрасте на начало 2014г. составило 5587,1 тыс. или на 251,1 тысячу меньше, чем было на 01.01.2006г. Наконец, экономически активное население – собственно, рабочая сила, составила 4569 тысяч на начало 2014г., что на 78,4 тысяч больше, чем было семь лет назад. За семь месяцев 2014г. размер рабочей силы сократился на 82,7 тысяч. Это в 3,8 раза больше, чем число всех зарегистрированных безработных на 1.09.2014г.

Тревогу правительства вызывает тот факт, что в январе – августе 2014г. 110,3 тыс. работников работали в режиме вынужденной неполной занятости. Это в 1,9 раз больше, чем было за аналогичный период 2013г. Общее количество неотработанного времени по причине вынужденной неполной занятости за первые восемь месяцев этого года по сравнению с аналогичным периодом 2013г. увеличилось в 2,2 раза.

Таким образом, разница между трудовыми ресурсами, по определению Белстата, и рабочей силой превышает 1,5 миллиона человек. При населении страны 9475,1 тысяча человек рабочая сила составляет всего 4486,3 тысяч. Когда число неработающих, т. е. иждивенцев, более чем на 500 тысяч человек превышает количество работающих, пора говорить катастрофе на рынке труда и грядущем апокалипсисе бесплатного или дотируемого сектора социальных услуг (здравоохранение, образование, общественный транспорт). Ситуацию усугубляет неадекватная политика зарплаты, «лишняя» для нынешней структуры производства рабочая сила и гораздо более привлекательный, с точки зрения оплаты труда, российский рынок труда.

Неуклюжий воинственный монополист

Государство в очередной раз проявило себя, как неуклюжий монополист, который свои собственные провалы и ошибки хочет взвалить на плечи обыкновенных людей. Приказ А. Лукашенко «до 1 января принять меры, чтобы все работали, заставить всех работать!» звучит примерно так, как «всем с начала года перестать воровать, мусорить и пить на рабочем месте». Проблема в том, что это моральное заклинание многие чиновники восприняли, как руководство к действию. Сама формулировка «принуждение к труду» попахивает нарушением Конституции и рабством. Её реализация грозит вылиться в целый букет административных безобразий, взяточничества и очковтирательства.

Введение налога на тунеядство, когда нет чётких критериев его определения, расширит полномочия контрольных и силовых структур по его трактовке. Получится, как с вилкой по аренде или по штрафам: одному арендная ставка по $1 за 1 м2 и штраф в 0,5 базовых, другим – по $20 аренда и штраф в 10 базовых. Определение «тунеядец» неизбежно будет носить субъективный характер, зависящий от воли чиновников. Спущенные сверху приказы обеспечить бюджетные поступления за счёт «тунеядцев» будут вынуждать контролеров нагибать закон в нужную им сторону. Легко себе представить количество споров и конфликтов, которые будут возникать в этой новой системе трудовых отношений. Отвлечение милиции и других контролёров на идентификацию и наказание тунеядцев увеличит риски пропустить настоящие преступления. Едва ли МВД добьётся увеличения штатов.

Значит, на милиционеров за ту же зарплату будет возложена дополнительная нагрузка. Им и так несладко. Так что выполнять новые «трудовые» прихоти начальства рядовые милиционеры и контролёры будут спустя рукава.
Рынок труда Беларусь серьёзно болен. Без принуждения он не работает. Выпускников вузов заставляют ехать по распределению. Студентов, работников поликлиник и больниц, исполкомов и заводов заставляют участвовать в с/х работах. Субботники и воскресники также проявлением доброй трудовой воли не назовёшь.

Государство принуждает к получению знаний, которые не нужны производителям. Недавно сам А. Лукашенко признал, что университеты готовят специалистов не для реального рынка труда, а просто для галочки: «... Система высшего образования основывается на потребностях вчерашнего дня и не готовит тех, кто реально нужен экономике страны... Значит, здесь вообще нет никакой организованности и организации. Система образования, если она должна готовить по потребностям сегодняшнего дня, должна получать четкий и определенный заказ. Значит, и этого нет?» Зато есть имитация борьбы с тунеядством и действия по отвлечению внимания людей от реальных и очень опасных тунеядцев Беларуси.

Другие материалы в этой категории: « Труд ищет капитал Тень пожилых людей »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!