10 признаков антисоциальной Беларуси

Автор  28 октября 2013
Оцените материал
(0 голосов)

90% чиновников – на утки!

А. Лукашенко возвращается к спору о том, какое государство он строит. На 20-м году правления появились вопросы и сомнения. И это хорошо. Всё новое начинается с вопроса о сути старого. Накануне очередного валютного обострения, замораживания зарплат, перед лицом начала массовых увольнений (провозглашённые структурные реформы без них невозможны) и повышением тарифов на ЖКУ, водку и бензин, впору разобраться, что мы построили за первое поколение независимой Беларуси. Честный, комплексный ответ на этот вопрос, возможно, поможет внести коррективы в модель будущего нашей страны.

Логика А. Лукашенко и его идеологов догматична и консервативна. Раз у нас везде написано, что государство – для народа, раз основные документы страны велят правительству «работать в интересах народа», значит, по его мнению, государство у нас социальное, «но не социалистическое». Глава страны утверждает, что социализма у нас нет только на основании «отсутствия плановости». Мол, планы у нас есть, но такого планирования, которое было в Советском Союзе, нет. Ещё, по мнению А. Лукашенко, у нас есть частная собственность. Поэтому он делает вывод, что у нас есть конкуренция, как вполне рыночное явление, а вот социализма нет. От него у нас якобы осталось бесплатное образование и здравоохранение.

«То, что я приемлю в рыночных отношениях без всякой альтернативы, возрождений - это конкуренция. Если есть честная конкуренция, не будет застоя в обществе, экономике» - заявил глава страны. Трудно возразить против тезиса, что «государство должно создать такие условия, чтобы человек мог проявить свои лучшие качества». Между словом и делом, декларациями и реальной жизнью – пропасть. Когда одну и ту же ложную мысль повторяешь сотни раз, когда в одной и той же маске ходишь много лет, мир иллюзий и советских учебников легко можно спутать с тем, что происходит в реальном мире. Посмотрим на Беларусь глазами не человека политического искусства и пропаганды, как это делает глава страны, а экономической науки и здравого смысла.

БССР: без Бога, но с юным Октябрём впереди

Социализм – это система централизованного принятия экономических решений в рамках государственной (общественной, коммунальной) собственности. В ней государство (распорядители чужого в лице компартии, политбюро, профсоюзов, назначенных депутатов и чиновников) централизованно распределяет ресурсы «от имени народа и для его блага». Это в СССР была полностью запрещена частная собственность, в других странах социалистического лагеря мелкое предпринимательство и даже формально частная собственность на землю была (Венгрия, Югославия, Польша).

Практика более 70 лет советского социализма убедительно доказала, что партхозноменклатурная верхушка под «народом» вполне по-оруэлловски видела, в первую очередь, себя любимую. Спецпайки, столы заказов, шикарный отдых, эксклюзивная возможность покупать импортные товары в валютных магазинах сети «Берёзка», элитное медицинское обслуживание в спецполиклиниках и больницах, кумовство и блат при устройстве на работу, распределении квартир, телевизоров, холодильников и автомобилей – всё это было частью советской, социалистической системы распределения. Без туалетной бумаги, но с танками. Без бананов и мяса, но с ядерным оружием. Без пива, но с самогоном. Без Бога, но с юным Октябрём впереди.

Как бы ни старались теоретики марксизма и прочих учений в рамках общей теории государственного интервенционизма отпираться, мол, в Советском Союзе не было настоящего марксизма и коллективизма, а была его извращённая не достойными этой великой идеи людишками (народцем), в СССР были воплощены идеалы и рекомендации именно классиков тоталитарного интервенционизма. Это была система, работавшая по принципу «от каждого по способностям, каждому по труду». Социализм во всей своей «красе» загнивал, загнивал и, в конце концов, развалился. В зависимости от контекста и аудитории идеологи называли его гуманным, социальным, нравственным или экологически безупречным. На теории Маркса и его последователей другой системы в реальной жизни быть не могло.

Людей лишили собственности, чтобы оптимизировать общественный продукт. Получили моногорода, зоны опасные для земледелия и тяжёлый ручной труд. Людей лишили права заниматься бизнесом, чтобы не допустить эксплуатацию человека человеком. Получили самоотверженное служение Серпу и Молоту, хронический дефицит товаров и аморальность партийных и номенклатурных лидеров. Людей лишили права выбора власти, чтобы не было идеологических искривлений. Получили старческий маразм руководителей, молодёжное лизоблюдство и имитацию равенства женщин и мужчин.

Распорядители чужого запретили свободные цены, чтобы обеспечить равный доступ людей к товарам и услугам. Получили полностью разбалансированную систему, горы «омертвлённого» капитала и длиннющие очереди даже за колбасой и женскими сапогами. Советские руководители строго в рамках марксистских, социалистических императивов государственные предприятия получили иммунитет от банкротства и безоговорочную поддержку из бюджета, чтобы продемонстрировать ответственность рабочих и профессионализм руководителей. Получили расцвет халтуры, возвышение лояльных линии партии серостей и деградацию технологий. Наконец, в Советском Союзе были запрещены валюта, свободный выезд за границу и информационный плюрализм, чтобы оградить советского человека от тлетворного влияния Запада. Получили фарцовщиков, миллионы людей, желающих навсегда уехать из СССР, и тотальное подражание попкультуре Запада.

Таким образом, БССР была составной частью истинно марксистской социалистической системы. Тот факт, что в начале 1990-ых не нашлось даже тысячи человек для её защиты от развала, говорит о полном неприятии жителями тоталитарной БССР не рыночной системы с полноценной политической и экономической конкуренцией, а социалистической модели без частной собственности, законности, предпринимательства и гражданского диалога.

Республика Беларусь -БССР-Light

Беларусь сегодня – это полноценное социалистическое государство. Оно является версией БССР-light. Именно социалистическая природа делает его антисоциальным. И вот почему. Де-юре в Беларуси легализована частная собственность. Во многих тоталитарных странах частная собственность тоже была разрешена, но как только собственник распоряжался ею не так, как представлялось целесообразным властями, он либо лишался свой собственности, либо свободы либо даже жизни. В Беларуси формально частный относительно большой бизнес полностью сросся с властью и зависит от её приказов.

Даже средний частный бизнес, как показало дело «Спартака» и «Коммунарки», «Керамина» и обувного «Луча» не может считать себя полноценным собственником. Когда над страной висит топор владельческого контроля, конфискация имущества является нормой жизни, мы имеем все основания констатировать отсутствие института частной собственности в Беларуси. Есть её суррогат или симулякр. Весьма характерный пример – это фермер, у которого формально есть земля в частной собственности, но продать он её не может, равно как и не может без разрешения властей использовать её по своему усмотрению для коммерческой деятельности по своему выбору. Из той же оперы частный университет, который должен выполнять все требования Министерства образования, в том числе идеологические.

Беларусь является социалистической страной, потому что, во-первых, в Беларуси около 75% активов, 95% земли, 100% инфраструктурных компаний формально принадлежит государству, во-вторых, органы госуправления перераспределяют почти половину ВВП, в-третьих, работает жесткое регулирование финансового сектора, рынка недвижимости и других «командных высот» экономики. Сам факт отсутствия Госплана и Госснаба никак не делает белорусскую модель рыночной. Централизация распоряжения и де-факто контроля над огромными ресурсами в одних руках – это родовое отличие социализма от других систем. Конечно, формально нет той советской системы распределения, когда в ручном режиме партхозноменклатура определяла, кому, чего, почём и сколько поставить. Беларусь сегодня имеет примерно то, что советская Югославия, но рыночное окружении и невозможность восстановить Железный занавес вокруг отдельно взятой страны обязывают белорусское руководство иметь больше мелкого и малого бизнеса, терпеть предпринимателей и даже впускать на рынок отдельные частные банки. Эти экономические и правовые элементы никак не меняют сути централизованной системы принятия львиной доли экономических решений в Беларуси.

Опасная ориентация Беларуси: 10 признаков антисоциальности

В БССР был компартийный социализм, а в Республике Беларусь – персонифицированный, но всё равно социализм. При этом есть большие сомнения относительно социальности данной модели. Вообще слово «социальный» настолько заезжено и избито, что давно перестало значить что-либо конкретное.

Если под словом «социальный» иметь в виду выстраивание экономической политики вокруг людей, которые хотят проявить свои лучшие качества, чтобы бюджет имел ресурсы на адресную поддержку больных, стариков и детей, то в Беларуси такой социальности точно нет. Тот факт, что на бумаге у нас бесплатное образование и здравоохранение, никак не делает белорусскую модель социальной.

Назовём десять признаков антисоциальности белорусского персонифицированного социализма. Первый – хронический рост цен. Беларусь по инфляции является одним и мировых лидеров. Социальное государство гарантирует ценовую стабильность и не допускает разрушения сбережений инфляцией.

Второй – дороговизна продуктов питания и потребительских товаров. Социальное государство делает так, чтобы цены на товары для самых чувствительных социальных групп были максимально низкими при сохранении приемлемого качества. В Беларусь семьи пенсионеров тратят на продукты питания около 55% потребительских расходов.
Третье – ориентация ресурсов бюджета на человека в беде, а не на корпоративных любимчиков. Белорусские власти тратят на поддержку коммерческих организаций огромные суммы. Недавно А. Лукашенко признался, что только аграрный сектор за последние 12,5 лет получил $50 млрд. В 2013 году, когда правительство должно вроде бы экономить бюджетные ресурсы, только на модернизационные программы уже было потрачено около Br100 трлн. При этом мы имеем устойчивую рецессию в промышленности и сельском хозяйстве. Адресностью бюджетная политика не пахнет.

Четвёртое – унизительно низкие зарплаты специалистов, работающих с детьми, финансовое состояние детских дошкольных учреждений, школ и университетов. Острый дефицит детских садиков и квалифицированных работников в них, оскорбление учителей низкими зарплатами, удушение их творчества бюрократической писаниной, бедственное положение работников культуры и искусства – в настоящем социальном государстве такое немыслимо. При декларативной бесплатности образования родителям даже средняя школа обходится очень дорого.
Пятое – пренебрежительное отношение к положению белорусских врачей и медработников. Из-за низких зарплат, высокой нагрузки, всевластия министерства здравоохранения белорусская медицина вместе с наукой деградирует на глазах. Социальное государство сочло бы неприемлемым зарплату врача в $300.

Шестое – хроническая бедность пенсионеров. В Беларусь выход на пенсию означает резкое снижение уровня жизни. Пожилые люди в настоящих социальных государствах путешествуют и наслаждаются жизнью на свои сбережения. Белорусские пенсионеры считают каждую копейку и надеются только на своих детей и внуков.

Седьмое – демотивация к предпринимательству. Предпринимателей у нас разве что дустом не травили. Власти используют широкий арсенал орудий пыток людей, которые решились открыть своё дело. Налоги, проверки, убийственные ставки по кредитам, запредельные ставки аренды, неравные правила игры для частного бизнеса и госсектора – всё это в настоящем социальном государстве невозможно, ведь именно успешный бизнес является гарантом устойчивого бюджета и, соответственно, социальных выплат.

Восьмое – деградация науки и инновационной деятельности. Белорусская наука в ежовых рукавицах ВАКа и Министерства образования быстро стареет, хилеет и становится опасно неадекватной. Молодые учёные на зарплаты в научных и образовательных центрах не то, что семью, даже позволить себе книги покупать и на научные конференции ездить не могут. Социальное государство думает и заботится о мозгах, а в Беларуси правительство находит деньги на лён, овец, розы и козы, а не на талантливых аспирантов и докторантов.
Девятое – разбалансированный рынок жилья. В социальном государстве кредит на жильё не может быть под 30 – 40% и на срок до пяти лет, а один квадратный метр квартиры не может стоить трехмесячную зарплату. Молодые семьи не клянчат у государства кредит, а берут его на рыночных условиях, под 3 -5% годовых на 25 – 30 лет.

Десятое – постоянный шантаж государственных монополистов из жилищно-коммунального сектора. Энергетики, производители тепловой энергии, снабженцы водой и газом постоянно жалуются, что они дотируют граждан. При этом они хитро маскируют свои затраты и постоянно требуют всё больше денег из бюджета. При огромных вливаниях государства в эти инфраструктурные компании издержки почему-то электроэнергия в Беларуси уже дороже, чем в Польше. В социальном государстве люди знают, за что платят. Социальность отнюдь не значит иждивенчество. Социальное государство ответственно подходит к поддержке инвалидов, многодетных семей и людей, попавших в беду. У нас же тысячи долларов дохода в месяц имеют начальники жилищно-коммунальных служб. Монополисты строят себе шикарные здания, покупают дорогие иномарки и не стесняют себя в развлечениях и лечении. Социальное государство гарантирует качество услуг и их доступность конкуренцией и активным противодействиям монополистическим практикам. У нас этого и близко нет.

90% чиновников – на утки!

У А. Лукашенко получилась такая же социальная модель, как его проект с мраморным мясом. Он приказал его произвести, но, когда государственные менеджеры за счёт налогоплательщиков подумали, просчитали и оценили свои возможности, оказалось, что нет смысла его производить. Отсюда рецепт коррупции экономической политики от А. Лукашенко: «Лови диких уток, продавай и возвращай деньги...» Если белорусские власти точно так же будут компенсировать свои ошибки и провалы в так называемой социальности, то в Беларуси очень скоро не остается ни одной утки.

Самым инновационным рецептом по началу строительства полноценного социального государства в Беларуси было бы отправить 90% чиновников ловить диких уток. Даже без лицензии. Пусть развлекаются и добывают себе пищу. К нам из России ещё прилетят, если хватать не будет. Зато сколько места и ресурсов освободится для создания реальных механизмов социальной поддержки тем, кто имеет право на нашу гражданскую солидарность.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!