Рынок труда как провал государства

Автор  03 июня 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Поколение европейских безработных и белорусы

Ярослав Романчук

Евросоюз и Беларусь на рынке труда – как инь и ян. Евросоюз болен безработицей. На 01.04.2013 она составляет 10,9%, а в Беларуси официальная безработица – 0,6%. В Евросоюзе 56% молодых испанцев, 59% греков в возрасте 16 – 24 лет, 38% итальянцев и португальцев безработные. Молодежная безработица в ЕС-27 составила 23,5%. В Беларуси она меньше 0,2%. В Евросоюзе на начало апреля 2013г. без работы было 26,52 млн. человек. За год их число выросло на 1,8 млн. размер моложенной безработицы составил 5,7 млн., а в Беларуси в это время более 70 тысяч рабочих вакансий. При этом наши власти безуспешно зазывают молодежь на модернизированные с/х предприятия, стройки и заводы. В такой ситуации открытым остается вопрос, кому от кого и чему надо учиться.

Европейский трудовой тупик

Государственную политику на рынке труда ЕС вполне можно охарактеризовать по-черномырдиновски: хотели, как лучше, получилось, как всегда. Идеологи Большого социального государства обязались сбалансировать интересы нанимателей и наёмных работников, стариков и молодежи, обеспечить одновременно полную занятость и устойчивый экономический рост, сделать партнерами бизнес и профсоюзы. Под выполнение этой задачи европейские чиновники аккумулируют своих руках почти половину ВВП.

Результат оптимизации развития экономики и общества руками распорядителей чужого печален и даже трагичен. Большое государство не только не спасло от кризисов, а само их породило и усугубило. Лишние десятки миллионов людей, многие из которых никогда в своей жизни не работали, а жили только на государственное пособие, кричат о вопиющем провал социальной политики. Сегодня ясно, что чиновники стимулировали не те инвестиционные проекты, не там и вредными инструментами. На выходе мы имеем рецессию, структурные дисбалансы, огромные государственные долги, несбалансированные бюджеты, безработицу и глубокий пессимизм. Даже рост цен (инфляцию) более 60% жителей стран ЕС считают большой экономической проблемой, хотя индекс потребительских цен в Евросоюзе официально не превышает 2%.

По данным ОЭСР в развитых станах сегодня 26 млн. молодых безработных. Эксперты придумали для них даже специальную аббревиатуру – NEET (not in employment, education or training) – не в рабочей силе, не учатся и не на тренингах. По оценке Всемирного банка в развивающихся странах число таких людей составляет 262 млн. По сравнению с 2007, предкризисных годом молодёжная безработица выросла на 30%. В целом в мировой экономике почти каждый четвертый молодой человек (290 млн.) – это NEET. Т. е. на рынке труда ему говорят: «НЕЕТ работы». Потери только Европы от незанятых молодых людей составляют около $153 млрд. в год или более 1% ВВП. И это без учёны издержек, связанных с вовлечением безработных в незаконные виды деятельности.
В развитых странах работодателям выгоднее и легче потихоньку сокращать старых работников, чем брать на работу молодых. Микро и малый бизнес, который является основным источником новых рабочих мест, вынужден преодолевать частоколы бюрократии и платить высокие налоги. Большой бизнес с трудом удерживается на старых рынках, а новых просто нет. Такие богатые страны, как Германия и Швеция создали качественную систему тренинга и обучения непосредственно на производстве, но для развивающихся стран такие достижения пока не под силу. При дефиците денег в бюджете единственной эффективной опцией остаётся дерегулирование и либерализация рынка труда. Т. е. процедура приёма на работу и увольнения должна стать предельно простой для работодателей. Для этого нужно разбить мощные картели большого бизнеса и мощных профсоюзов. Нужно разрешить магазинам самостоятельно выбирать режим работы, ускорить и удешевить процедуры согласования в строительстве, резко сократить количество лицензируемых видов деятельности. Неоспорим вред от законов о минимальной оплате труда, которая оставляет за бортом как раз самых молодых и низкоквалифицированных.
Распорядители чужого (политики и чиновники) во имя защиты человека труда напринимали столько законов, что совсем упустили из виду интересы работодателя, инвестора и предпринимателя. Сложный и дорогой вход на рынок для бизнеса, высокие налоги, чрезвычайно затратная процедура увольнения, несуразные требования к организации рабочего места – всё это цементирует рынок труда и резко увеличивает риски безработицы.

Не корочки, а знания и умения делать полезное руками

Второй важный аспект проблемы занятости - это система образования. Государство-монополист в условиях быстрых изменений и высокой неопределённости не в состоянии централизованно прогнозировать развитие экономики и рынка труда. Нужна децентрализация, автономия вузов и предоставление им права определять, каких специалистов и в каком количестве готовить. К сожалении, в Беларуси, России и Украине продолжается массовая штамповка дипломов.
Сегодня университетские корочки никому, кроме больных амбициями и живущих прошлым родителей и дедов, не нужны. Важно содержание образования, а здесь во многих странах реформы даже не начинались. Образно говоря, люди в быту пользуются пятыми iPhone-ами, на производстве – навороченными роботами, в медицине – лекарствами на основе стволовых клеток, а в вузах студентов продолжают пичкать знаниями и навыками уровня печатной машинки, телеги и пиявок. Авторитетная консалтинговая компания McKinsey изучила рынки девяти развитых и развивающихся стран, включая США, Британию, Германию, Индию и Турцию и пришла к выводу, что только 43% нанимателей могли найти достаточное количество подготовленных работников ручного труда. Наличие вакансий на хорошо оплачиваемые позиции является убедительным доказательством неадекватности системы образования.
Само по себе высшее образование перестало быть гарантом хорошего трудоустройства и успешной карьеры. В Британии и США молодые люди, которые заинвестировали десятки тысяч долларов в получение дорого гуманитарного образования, не могут найти работу по специальности. Исследование ОЭСР показывает, что в Северной Африке вероятность быть безработных для человека с дипломом в два разы выше, чем для того, кто сразу после школы или даже её не закончив, пошел работать. На рынке образования руками распорядителей чужого образовался огромный перекос в сторону гуманитарных специальностей. Остро не хватает технарей, инженеров, электриков, строителей, т. е. тех, кто при относительно высоком уровне теоретической подготовки всё-таки умеет работать руками.

Многие страны уже начали брать пример с Германии и её системы профессионального образования. В этой стране на 1.04.2013 безработица составила только 5,4%, а молодежная – только 3,9%. Южная Корея инициировала проект специализированных профессионально-технических школ. Сингапур поддерживает технические колледжи. Британия возрождает институт подмастерьев. Махнув рукой на нерасторопную систему образования, транснациональные корпорации сами начали открывать учебные и тренинговые организации и университеты. Очень непросто стать студентом в учебных центрах Rolls-Royce или McDonald's. Активизация ТНК в сфере образования и тренингов в условиях нерасторопности государства неизбежна.

Невостребованный уникальный опыт Беларуси

Белорусские власти не спешат делиться своим уникальным опытом организации рынка труда. Безработица менее 1% есть результат применения совершенно чуждого для белорусской модели жёсткого либертарианского подхода. Это как если бы в строгом православном храме вдруг повесить фривольное эротическое полотно.

А. Лукашенко со своим правительством делает всё, чтобы белорусы не развили европейскую привычку жить на пособие и имитировать поиск работы. Когда размер месячного пособия составляет около $15 и для его получения нужно отработать несколько дней на общественных работах, то экономического смысла регистрироваться безработным нет. Если бы такую же систему внедрить в странах Евросоюза, уровень безработицы упал бы на того же 1%. Правда, привыкшие к жизни на халяву европейские безработные наверняка устроили бы такую бучу, что политикам мало бы не показалось. Белорусы же не склонны верить в своё право на кусок чужих денег. Поэтому они, видя жёсткость системы, предпочитают голосовать ногами.

Более 1 миллиона белорусских гастарбайтеров, которые только по легальным банковским каналам присылают своим семьям около $1 млрд. в год, это наш, народный ответ на политику государства в сфере образования и занятости. Это вполне обоснованная реакция здравомыслящих, ответственных людей на сложности с ведением бизнеса в нашей стране. Они не хотят быть просителями, а полны решимости самостоятельно зарабатывать на жизнь. В этом плане белорусы, которые в большинстве своём из-за политики государства вынуждены искать источник дохода за пределами родной страны, бо́льшие западники, чем европейцы, которые превращают миллионы молодых людей в инертную, тусовочную биомассу на пособиях.

К сожалению, бо́льшую часть белорусов, работающих за рубежом, наша страна уже потеряла. При оценке эффективности белорусской модели важно учитывать то, что наши люди за границей для чужих стран ежегодно производят добавленной стоимости примерно на $6 – 7 млрд. Отток мозгов и квалифицированных рук, в которых было вложено миллиарды долларов на воспитание и обучение, это потеря очередных $3 – 5 млрд. Среди уехавших из страны есть такие белорусы, которые на своих оригинальных идеях организовали конкурентные бизнесы. Их потерю для страны даже трудно оценить.
Евросоюз и Беларусь столкнулись с разными проблемами на рынке труда. При всей разнице между ними можно сказать, что и в ЕС, и в нашей стране главным виновником напряжения и дисбалансов на рынке труда является государство. Оно обещало облагородить иулучшить рынок, а вместо этого исказило и опоганило его. Беларуси ни в коем случае нельзя равняться на правовые, налоговые и организационные параметры европейского рынка труда. Равно как и Евросоюзу мало чего можно позаимствовать от нас.

Каким бы болезненным не был переход на гибкий рынок труда, каких бы усилий не стоила системная либерализация, всё равно эти решения выгоднее и перспективнее, чем усугубление положения многомиллионной армии безработных в Европе или опустошение Беларуси трудовой эмиграцией. Евросоюз и Беларусь уже имеют потерянное поколение. Если медлить с реформами, следующее будет не только потерянным, но и безнадёжно глупым.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!