Ревизия Чернобыля

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Чернобыль – это трагедия. Экологическая, социальная и экономическая. Этот вывод не ставит под сомнение доклад «Наследство Чернобыля: воздействие на здоровья, экологию и социально экономическое развитие. Рекомендации для правительств Беларуси, Российской Федерации и Украины». Международная группа более 100 ученых работала по заказу трех организаций: Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Программы развития ООН (ПРООН). Такой состав участников исключает лоббирование интересов сторонников использования ядерной энергии. Анализ проводился в рамках Чернобыльского форума, который был образован в 2003 году. В его состав кроме структурных подразделений ООН входит Всемирный банк и правительства трех РБ, РФ и Украины. На основании данных доклада мы должны глубокого переосмыслить Чернобыль. Ярослав Романчук
 

Трагедия, но совершенно иных масштабов Чтобы назвать событие «величайшей трагедией человечества», нужно иметь веские основания и факты. Все познается в сравнении. 300 тысяч жертв цунами в Азии, более 3000 тысяч погибших 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, около 150 тысяч погибших в Чечне, еще большим числе жертв в Афганистане и Ираке – как на фоне этих цифр выглядит Чернобыль? «По состоянию на середину 2005 года.. менее 50 смертных случаев могут быть непосредственно отнесены к воздействию облучения во время катастрофы, - почти во всех этих случаях пострадавшими оказались “ликвидаторы”, подвергшиеся сильному облучению, при этом многие из них погибли в течение нескольких месяцев после аварии, в то время как другие умерли позднее, даже в 2004 году». Около 1000 человек, которые работали на площадке реактора, подверглись сильному облучению в первый день аварии. 28 из них умерли в течение первых 4 месяцев после аварии (от радиации и термический ожогов). Средняя доза, которую получили белорусские эвакуаторы, составила 31 mSv. Самые высокий показатель – более 300 mSv – были зафиксированы в двух деревнях. mSv – это милисиверт, единица полученной дозы радиации. Естественный ежегодный фон считается 2.4 mSv и варьирует от 1 до 10 mSv. За всю жизнь из естественного окружения человек накапливает 100 – 700 mSv. Данные дозы радиации считаются низкими.
    Средние дозы радиации, полученные населением в заряженных районах в 1986 – 2005 гг. оценивается в разных регионах на 10 - 20 mSv в год. Отметим, что эти дозы меньше, чем дозы, получаемые жителями различных регионов Индии, Ирана, Бразилии и Китая (до 25 mSv в год) от почвы. При этом здесь не отмечены негативные последствия этих доз на здоровье. Подавляющее большинство из пяти миллионов людей, которые живут на заряженных территории Беларуси, России и Украины ежегодно получают дозу радиации от Чернобыля в размере менее 1 mSv. 100 тысяч жителей самых загрязненных территорий получают более 1 mSv. Хотя в будущем сокращение облучения будет идти медленными темпами (3 – 5% в год), подавляющее большинство дозы радиации ими уже получено.
    За весь период после аварии на ЧАЭС было выявлено около 4000 случаев рака щитовидной железы. Именно эти люди умерли или потенциально могут еще умереть от Чернобыля. В основном, болели те, кто был ребенком или подростком в момент аварии. По меньшей мере, 9 детей умерли от этого вида рака. При этом «выживаемость среди таких жертв, перенесших раковое заболевание, судя по опыту Беларуси, была равна почти 99%». Если быть точнее, что в нашей стране в период 1986 – 2002 было диагностировано 1152 случая. 98,8% больных выжили.
В число 4000 пораженных радиацией входят как известные смертельные случаи, так и статистический прогноз, основанный на подсчете доз облучения, полученных этими группами людей. Поскольку примерно 25% людей умирает от спонтанного рака, не вызванного чернобыльским облучением, «радиационно-индуцированное увеличение заболеваемости всего лишь примерно на 3% будет трудно обнаружить». Данные прогнозы базируются на 60-летнем научном опыте, связанном с изучением воздействия доз радиации. Майкл Репачоли, руководитель радиологической программы ВОЗ, делает вывод: «Последствия аварии для здоровья представлялись ужасающими по своим масштабам, но если проанализировать их, используя обоснованные выводы добросовестной научной практики, то эти последствия для здоровья людей оказались не столь значительными, как сначала считали». Чернобыль – локальная авария, а не проклятие на Беларусь Нас запугивали десятками тысяч жертв, катастрофическими последствиями, которых не видела планета Земля. Нам привили устойчивую радиофобию, внушили, что Беларусь чуть ли не вся проклята радиацией. Даже Нострадамуса приплели, демонстрируя масштабность трагедии. 20 лет спустя ученые авторитетных организаций после тщательного исследования сделали вывод, что краски были сильно сгущены. Приведенная в докладе оценка окончательного числа смертей намного ниже более ранних, получивших широкую огласку предположений о том, что в результате радиационного облучения погибнут десятки тысяч людей. Вместе с тем, цифра 4000 не сильно отличается от оценок, сделанных в 1986 году советскими учеными. К сожалению, к их мнению политики не прислушались.
Вывод председателя Чернобыльского форума Бертона Беннетта во многом является сенсацией, шоком как для миллионов белорусов, так и для полисимейкеров. «Это была очень серьезная авария с большими последствиями для здоровья, в особенности для здоровья тысяч работников, подвергнувшихся облучению в первые дни и получивших очень высокие дозы излучения, и тысяч людей, которые были поражены раком щитовидной железы. В целом, однако, мы не обнаружили глубоких отрицательных воздействий на здоровье у остальной части населения в прилегающих районах, и мы не можем говорить о широко распространившемся радиоактивном загрязнении, которое могло бы и далее создавать существенную угрозу здоровью людей, за исключением нескольких зон с ограниченным доступом к ним». Безответственность и безграмотность

Выводы доклада наглядно демонстрируют, насколько вопиюще некомпетентными, неадекватными и преступно халатными для граждан Беларуси, Украины и России были действия советских властей, в том числе в нашей стране. Они делали не то, что надо. Спасали не тех, кто был подвержен наибольшей опасности. Хваленая советская система показала свое полное бессилия. Она оказалась не в состоянии правильно определить причинно-следственные связи и принять правильные решения.
    Авария на ЧАЭС оказалась тестом, который не выдержала ни советская система управления, ни медицина, ни наука. Иногда закрадываются сомнения, что страхи о глобальной катастрофе Чернобыля специально раздувались, в том числе западными организациями, чтобы убедить советское руководство в необходимости отвлечения огромных ресурсов на преодоление последствий аварии. Известно, что у страха глаза велики. У Чернобыльского страха глаза оказались сравни мощнейшими прожекторами, которые ослепляли научную аргументацию, здравый смысл и накопленный в мире исторический опыт. В 1988 г. землетрясение в Армении унесло 25 тысяч человек. Свыше 31 тыс. получили ранения и 514 тыс. остались без крова. Кто сегодня в мире помнит о той трагедии? Таких случаев в истории человечества очень много, но о заразе Чернобыля знают все. Поэтому многие до сих пор иррационально боятся Беларуси.
Черный PR Чернобыля, жуткая неадекватность действий властей превратились в трагедию для гораздо большего числа людей, которая по драматизму и последствиям значительно превзошла саму аварию. Далеко не в последнюю очередь именно поэтому на Беларуси надолго поставили крест прокаженной радиацией страны. Добрые люди всего мира начали высказывать симпатию, поддержку и жалость. Правительство соглашалось с этим, принимая помощи на сотни миллионов долларов. Многие чиновники быстро сообразили, что на страхе Чернобыля можно долго зарабатывать большие деньги.
Авторы доклада отмечают, что «амбициозные программы реабилитации и социальных льгот, осуществление которых было начато бывшим Советским Союзом и продолжено Беларусью, Россией и Украиной» плохо ориентированы на людей, которые действительно пострадали от Чернобыля. Это очень серьезное обвинение властей в некомпетентности. «Программы переселения и реабилитации, начатые в советских условиях, оказались несостоятельными после 1991 года». Льготы были представлены очень широким категориям «жертв Чернобыля». Их число выросло до астрономического числа - семь миллионов. Это в 35 раз больше, чем число людей, которые подверглись облучению и в 20 раз больше, чем число переселенных из Чернобыльской зоны. Число ликвидаторов первой волны составило 200 тысяч. Потом оно выросла до 600 тысяч. Большинство из них не получали вредных доз радиации. Число льготников в 12 раз больше даже этой широкой категории. Люди имеют право на пенсии, специальные надбавки и медицинские пособия, включая бесплатный отдых и гарантированные компенсации. Эти цифры убедительно доказывают несостоятельность государственной помощи в области ликвидации последствия аварии на ЧАЭС.
В начале 2000-х в Беларуси почти полмиллиона людей, в том числе 400 тысяч детей, имели право на бесплатные каникулы за государственный счет. В Украине правительство ежегодно финансировало 400 - 500 тысяч месяцев отпуска и каникулы. С течением времени число «чернобыльских жертв» не сократилось, а выросло. К примеру, в Украине число людей, которые получили инвалидность по причине болезни, полученный от Чернобыля, выросло с 200 в 1991 г. до 64500 в 1997 г. и 91219 в 2001 году. Система льгот создала извращенную систему мотивации, когда люди с семьями начали возвращаться в Чернобыльскую зону, чтобы получать больше пособий.
    По мнению авторов Доклада, «переселение нанесло «глубокую травму» приблизительно 350 000 человек, перемещенных из подвергшихся воздействию районов. Хотя 116 000 человек были переселены из наиболее сильно пострадавшего района сразу же после аварии, последующее переселение не намного сократило радиационное облучение».
Мифы, страхи и «ложные представления об угрозе, создаваемой излучениями, привели «к парализующему фатализму» среди жителей пострадавших районов». Люди называли себя жертвами и были готовы живьем ложиться в могилу, потому что советское государство, во-первых, не предоставило им объективной, полной информации, во-вторых, отказалось от квалифицированной, профессиональной помощи из-за рубежа в плане оценки последствий катастрофы, в-третьих, не выработало адекватные меры ликвидации последствий аварии. Крайне негативная энергетика, обреченность, склонность любую болячку объяснять Чернобылем усугубили многие болезни и даже стали причиной их возникновения. Три исследования показали, что люди на заряженных территориях испытывают уровень тревоги в два раза превышающий стандартный. Они в 3 – 4 раза чаще декларируют различные необъяснимые физические симптомы, жалуются на плохое состояние здоровья, чем население из других регионов.
    Советское правительство 1980-х и белорусские власти на протяжении 15 лет независимости действовали по принципу «Надо же что-то делать!» Чтобы не быть обвиненными в ничегонеделании, они начали массовое переселение людей из Чернобыльской зоны, реализацию крупных программ по строительству жилья для переселенцев, по оздоровлению и предоставлению целого ряда льгот для чернобыльских фондов и компаний. Сейчас трудно сказать, было ли это следствием научного невежества или сознательного передергивания фактов. Ясно одно: сейчас Беларусь должна ликвидировать последствия государственной программы ликвидации последствия от аварии на ЧАЭС. По мнению авторов доклада, «нищета, болезни, обусловленные «образом жизни», распространившиеся в настоящее время в странах бывшего Советского Союза, и проблемы психического здоровья создают намного большую угрозу местным общинам, чем радиационное облучение».

Экономика ликвидации последствий
Из-за закрытости информации в Советском Союзе, гиперинфляции и отсутствия четкого учета всех программ подсчитать полный объем затрат, наверно, никто никогда не сможет. Поэтому все оценки экономических последствий имеют приблизительный характер. «Ряд подсчетов, проведенных после 1990-х годов, показывает, что затраты за два десятилетия исчисляются сотнями миллиардов долларов». Прямые затраты можно разбить на следующие категории: 1) реабилитация, лечение и переселение людей, 2) исследования окружающей среды, 3) производство чистого продовольствия, 4) радиационный мониторинг. Среди косвенных затрат отметим 1) вывод с/х земель, лесов из экономического оборота, 2) закрытие с/х и промышленных предприятий, 3) сворачивание программы по ядерной энергетике, 4) дополнительные затраты на электроэнергию. В результате произошло масштабное перераспределение бюджетных средств.
Из с/х оборота было выведено 784 320 гектаров земель. Производство древесины было прекращено на 694 200 гектарах лесных угодий. Благодаря реабилитационным мероприятиям многие районы смогли сохранить способность производить безопасные пищевые продукты, однако при этом повысились расходы на удобрения, добавки и особые методы обработки почвы. Даже там, где с/х деятельность безопасна, клеймо Чернобыля привело к проблемам в сбыте продукции и падению доходов, снижению производства и закрытию некоторых предприятий. Ситуацию усугубил отток кадров и бегство молодежи. А власти не делали ничего, чтобы создать в данном месте льготные условия для развития предпринимательства.
    Авторы доклада говорят еще о такой категории затрат, как издержки упущенных возможностей. В Украине на чернобыльские программы до сих пор тратится 5 – 7% государственных расходов. Беларусь в 1991 году потратило 22,3% бюджета на чернобыльские программы. Расходы постепенно снижались, и в 2002 г. достигли уровня 6,1%. Общий объем средств, которые потратила Беларусь на Чернобыль в период 1991 – 2003 гг. составил $13 млрд. Это огромная сумма. Если разделить ее на каждого так называемого ликвидатора, то получится $21600.
    Сегодня в районах Беларуси, России и Украины, загрязненных радионуклидами в результате аварии, проживает пять миллионов человек. Около 100 тысяч из них живут в районах «строгого контроля». ООН и ВОЗ предлагают пересмотреть зонирование, исходят из знаний реальной ситуации. Ключевой проблемой является информирование население, особенно в сельских районах: «Несмотря на то, что в течение ряда лет точная информация была доступной, она либо не доходила до тех, кто в ней нуждается, либо люди не доверяют ей и, получая такую информацию, не действуют в соответствии с ней, говорится в докладе». Складывается тревожная и курьезная ситуация. Представители правительства Беларуси участвовали в работе Чернобыльского форума. Там они получали информацию, но почему-то не доносили ее до людей в стране. Что это за информационная блокада по важнейшее теме для сотен тысяч наших граждан?
    Сегодня важнейшая задача – сконцентрировать помощь для 100 – 200 тысяч людей, которые находятся в кризисе. Они либо находятся в изоляции и не могут найти работу, либо имеют проблемы со здоровьем и нуждаются в поддержке для возвращения в нормальную жизнь. Эти люди живут, в основном, в пораженной радиацией зоне или являются переселенцами. Белорусские власти должны отказаться от широкого охвата населения. Пора помогать тем, кто реально пострадал от Чернобыля. С другой стороны, надо было бы внимательно изучить то, кто и как столько лет наживался на чернобыльском горе белорусских граждан. Загрязнение окружающей среды Доклад достаточно подробно описал экологические последствия аварии. Выводы основаны на широкомасштабном мониторинге экосистем, подвергшихся воздействию чернобыльской аварии. Основные выбросы радионуклидов продолжались на протяжении десяти дней. Они привели к загрязнению территорий площадью свыше 200 000 км2. Большая часть изотопов стронция и плутония осела в 100-километровой зоне вокруг разрушенного реактора. Радиоактивный йод, который вызвал большую озабоченность после аварии, имеет короткий период полураспада. К настоящему времени произошел его полный распад. Стронций и цезий, имеющие более длительный период полураспада, равный 30 годам, будут оставаться фактором озабоченности в течение многих десятилетий в будущем. Хотя изотопы плутония и америций-241 будут сохраняться, возможно, в течение многих тысяч лет, их вклад в облучение человека является незначительным.
Наиболее эффективными с/х контрмерами были исключение загрязненной пастбищной травы из рациона питания животных и радиационный контроль молока. Обработка земли под фуражные культуры, чистое питание и применение связывающих цезий веществ (которые предотвращают перенос радиоактивного цезия из фуража в молоко) привели к значительному сокращению радиоактивного загрязнения и позволили продолжать с/х деятельность, хотя с середины 1990-х годов было отмечено некоторое увеличение содержания радионуклидов в продуктах растительного и животного происхождения, когда экономические проблемы привели к сокращению объемов контрмер. В ситуации, когда риск получения радиации по воздуху минимален, когда люди набирают радиацию с продуктами питания, белорусские власти просто обязаны отказаться от с/х производства на зараженных территориях и снизить барьеры на импорт продовольствия. К сожалению, они поступают почти с точностью до наоборот.

Другие материалы в этой категории: « Усугубить Чернобыль Ревизия Чернобыля »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!