Беларусь: оценка бедности.

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Лучше быть богатым, а не бедным, здоровым, а не больным. Это аксиома. Это также принцип социальной политики государства. По большому счету, государство нужно для того, чтобы в стране не было бедных, чтобы помогали больным, чтобы не мешали жить здоровым и творческим.
    Чтобы бороться с бедностью, надо, прежде всего, знать, что это такое. Важно определить, почему она появляется и чего боится, какие действия власти и общества ведут к ее сокращению. Суть бедности важно знать, чтобы учить людей, как не попасть в ловушку нищеты. С другой стороны, правильная диагностика бедности позволяет сделать социальные программы и политику правительства в целом более эффективными.
 

Данные доклада Всемирного банка об оценке бедности в Беларуси относятся к 2002 году. Анализ динамики представлен за период 1997 – 2002 гг. Бедность – это явление, которые не склонно резко менять свои параметры в краткосрочном периоде (1 – 2 года). Поэтому данные доклада не потеряли своей актуальности. Благосостояние человека и общества – это результат продолжительного взаимодействия различных факторов, поэтому некорректно приписывать снижение или увеличение числа бедных только экономической политикой нынешнего правительства или, скажем, росту цен на нефть. ВВП и бедность В 2002 г. уровень бедности в Беларуси был одним из самых низких в регионе – 18,5% населения. За последние годы он снизился, при этом неравенство доходов было гораздо меньше, чем во многих переходных экономиках. Исследование показало, что место проживания и уровень образования являются двумя ключевыми факторами, влияющими на уровень бедности белорусского домашнего хозяйства. Когда человек живет в большом городе, имеет возможность учиться и получать новые навыки, предлагать разнообразные услуги на рынке труда, в том числе и в частном секторе, риск бедности для него минимален.
    Рост валового внутреннего продукта не значит автоматическое, пропорциональное снижение уровня бедности. Между ними нет линейной зависимости. Так в период 1995 – 1998 ВВП увеличился на 22%, а официальный уровень бедности сократился с 38% до 33%. В 1999 г. число бедных резко увеличилось до 47%, в том числе из-за методологии измерения понятия «бедность», а ВВП в этом году вырос на 3,8%. Бедность в Беларуси сократилось больше всего в 2000 и 2001 г. – с 42% до 29%, в то время как ВВП увеличивался в среднем на 4,7% в год. Поэтому мы не достигаем устойчивого долгосрочного развития, если добиваемся роста увеличения ВВП за счет административного перераспределения ресурсов. Эффективные социальные программы требуют более комплексного подхода. Кого считать «бедным»     Население страны можно условно разбить на три группы: 1) крайне бедные, 2) бедные и 3) остальные домашние хозяйства. В данном Отчете бедным считается человек с уровнем дохода на взрослого человека менее 59792 BLR ($38) в месяц в ценах четвертого квартала 2001 года.
    Черта бедности – это стоимость минимальной продовольственной корзины, которая обеспечивает взрослому человеку потребление 2700 калорий (36402 рублей или $23), а также расходы на непродовольственные товары и услуги. Они составляют 39% общего объема потребления.
    Черта крайней бедности (47100 рублей или $30 в месяц) отличается от черты бедности тем, что в структуре потребления непродовольственные товары и услуги составляют 23%. Расходы на продовольственные товары также рассчитаны для получения 2700 калорий в день.
    Очевидно, что к понятию «бедность» едва ли применимы жесткие критерии точной науки. Мы можем измерить температуры тела, тормозной путь автомобиля или давление в колесе. Прибора для изменения бедности нет и быть не может. Поэтому нельзя ни из одной методики делать икону. Бедность имеет материальный, психологический и социальные аспекты. Это сложное явление, поэтому скоропалительные, политические корректные заявления типа «увеличение ВВП привело к сокращению бедности» или «рост бюджетных инвестиций в государственный сектор  оптимизирует социальную политику» грешат неточностью. Из того факта, что число бедных в Беларуси сократилось, не следует, что 1) только текущая экономическая политика является тому причиной, 2) только внутренние факторы повлияли на такую динамику, 3) что лавры в борьбе с бедностью достаются только государству, 4) что это является следствием увеличения государственного потребления и инвестирования. Сколько бедных в Беларуси и кто они В 2002 году в Беларуси почти 1,8 млн. человек были бедными, т. е. каждый пятый гражданин нашей страны. Эти люди зарабатывали меньше той суммы, которая необходима для покупки продуктов питания энергетической ценностью 2700 калорий на взрослого в день плюс расходы на непродовольственные товары. В состоянии крайней бедности находятся 700 тысяч человек (7% населения). Это достаточно хороший показатель на фоне других стран региона.
    Глубина бедности в Беларуси относительно невелика. В среднем бедные семьи (домашние хозяйства) потребляют на 20% меньше того бюджета, который классифицируется, как черта бедности. На борьбу с бедностью государство тратит 262 млрд. рублей или 1,3% ВВП. Это мало, особенно если учесть, что бюджетные деньги тратятся, в том числе, и на административные расходы. К тому же, в Беларуси до сих пор нет четкой адресной направленности денег, выделяемых для борьбы с бедностью. Общая стоимость мер по распределению социальной помощи в таком административном режиме может оказаться в три раза выше, чем при качественной адресной поддержке.
Результаты Отчета показывают, что успехи в области сокращения бедности не являются устойчивыми. Даже небольшое сокращения доходов может вызвать резкий рост числа бедных. По уровню доходов большинство малообеспеченных близко к черте бедности. В зоне риска падения за черту бедности  находится большая группа домашних хозяйств. По расчетам экспертов, сокращение потребления на 5%, повысит общий уровень бедности с 18,5 до 21,9%. Это значит, что еще 340 тысяч человек окажутся за чертой бедности.
Если потребление сократится на 10%, то бедных в стране будет уже 25,3%. Причины падения потребления могут быть разными. Ухудшение конъюнктуры внешних рынков, в первую очередь, российского, падение цен на нефть и основные продукты белорусского экспорта, девальвация белорусского рубля при жестком протекционизма внутреннего рынка, рост цен на ЖКУ, транспорт или усиление структурных проблем – все эти факторы могут вызвать уменьшение потребления белорусских семей.
    Беларусь остается страной с низким уровнем неравенства доходов. В 2002 году индекс Джини по потреблению взрослого человека составил лишь 0,228. В течение шести лет, которые были проанализированы в Отчете, данный показатель практически не изменился. В других странах ЦВЕ индекс Джини составлял 0,3 – 0,4. При этом следует отметить, что как и социальные опросы, так и простые наблюдения показывают, что в Беларуси, особенно в Минске, появились очень богатые и очень бедные люди.
    Главными источниками неравенства являются 1) образование главы домашнего хозяйства (12% от общего неравенства в потреблении взрослого), 2) место проживания, 3) область и 4) род занятий главы семьи, 5) количество детей до 18 лет и 6) наличие в собственности телефона. Кстати, многие из этих факторов являются, собственно, причинами бедности. Поэтому к индексу неравенства, как к показателю справедливости распределения и использования ресурсов и богатства в стране, надо относиться осторожно.
    Неожиданностью исследования можно считать то, что число кормильцев, пол главы домашнего хозяйства  и наличие земельного участка не являются основными причинами неравенства. Это можно объяснить тем, что рынок земли в Беларуси еще не сформирован, а семьи, в которых муж и жена занимаются высокодоходными видами экономической деятельности, редки.
Доля доходов малообеспеченных домашних хозяйств, получаемых в виде зарплаты составляет только 44%, что на 10 процентных пунктов меньше, чем у обеспеченных. Белорусские бедные в большой степени зависят от помощи государства (пособия для детей и другие виды социальной помощи), а также от пенсий. Они также больше полагаются на производство с/х продукции на своих огородах и дачах. При этом они в меньшей степени рассчитывают получать доход от продажи выращенных у себя с/х товаров. Бедные тратят больше денег на продукты питания, чем семьи со средним или высоким доходом. Домашние хозяйства на селе и крайне бедные тратят ¾ своего дохода на продукты питания. Неразвитое фермерство при доминации крупных государственных с/х предприятий ограничивает возможности получения дополнительного дохода, следовательно, выхода из бедности.
    В такой ситуации у белорусских бедных денег на покупку услуг явно не хватает. По сравнению со странами ЦВЕ наши домашние хозяйства в целом тратят мало денег на услуги. Ожидается, что при относительной стабильности физического объема потребляемых услуг цены на них будут расти. Это приведет к увеличению доли данных расходов в структуре потребления, а, значит, увеличению риска бедности при ограниченных возможностях роста доходов.

Где живут бедные Беларуси
Риск стать бедным в Минске в три раза ниже, чем в любом другом регионе или городе Беларуси. Сельские жители наиболее подвержены риску стать бедными (23% сельских домашних хозяйств являются малообеспеченными). Эти жители составляют 39% всех бедных страны. В Минске живет всего 2% семей в крайней бедности, в то время как в других регионах и городах 7 – 9%. В Брестской, Гомельской и Могилевской областях проживает 53% всех бедных страны.
    Чем больше домашнее хозяйство, тем больше вероятность его попадания в бедность. Риск бедности для семей, состоящих из четырех человек, такой же, как и в среднем по стране (19%). Для семей из пяти и более человек риск бедности удваивается (38%). Риск бедности является самым высоким для семей с тремя и более детьми, но доля таких домашних хозяйств в общем числе малообеспеченных незначительна, 9% от всего населения.
В Беларуси около 58% семей имеют детей. Риск бедности увеличивается при увеличении количества детей в семье. В общем количестве бедных удельный вес семей с тремя и более детьми составляет 15%, а риск бедности для этой категории – в три раза выше среднего. Семьи с одним родителем гораздо больше подвержены бедности, чем полные семьи. Доля неполных семей среди бедных составляет всего 4%, но риск бедности для них на 55 – 60% выше, чем для других категорий домашних хозяйств.
    Чем старше человек, тем сложнее ему поддерживать высокий уровень потребления. Домашние хозяйства, главам которых являются пожилые люди, Риск бедности в Беларуси не зависит от наличия в семье пожилых людей. Это объясняется тем, что пожилые люди является получателями различного рода социальных льгот, а пенсии автоматически индексируются к средней зарплате. Во-вторых, в семьях, где есть пожилые, могут быть люди работоспособного возраста. Они являются источником дополнительного дохода. Тем не менее, исследование показало, что домашние хозяйства, главами которых являются пенсионеры, подвержены более высокому риску бедности. За последние годы такой риск увеличился. Опросы общественного мнения подтверждают это. Образование – лучшая страховка от бедности Исследование белорусских домашних хозяйств подтвердили еще одну аксиому. Чем выше уровень образования в семье, тем меньше риск бедности. В Беларуси в глубокой бедности находятся домашние хозяйстве, главы которых имеют неполное начальное образование. Удельный вес этой группы – 4% в общем числе малообеспеченных. Большинство бедных проживают в домашних хозяйствах, главы которых имеют в лучшем случае среднее или профессионально-техническое образование. Так что инвестиции в высшее образование окупаются. Работники колхозов, как правило, недооценивают важность этого фактора. Поэтому уровень бедности в их семьях значительно выше. Работники колхозов в наибольшей степени подвержены риску бедности/крайней бедности. Неквалифицированные рабочие и пенсионеры составляют 70% от общего числа населения, живущего в условиях крайней бедности.
    Чем выше уровень образования, тем выше потребление и ниже шансы попадания в бедность. Когда в семье есть человек со средним или профессионально-техническим образованием, уровень ее потребления увеличивается на 8 – 11% по сравнению с семьями, где работающие имеют лишь начальное образование. При наличии среднего специального и высшего образования потребление домашних хозяйств увеличивается на 17% и 30% соответственно.

Село – зона повышенной опасности бедности
Риск бедности по отраслям экономики является одинаковым, кроме двух важных исключений. Материальное положение семей, главы которых являются государственными служащими (6% всего населения) значительно лучше. Риск бедности в этой категории составляет всего 1/3 от среднего показателя по стране. Прямо противоположная ситуация складывается в аграрном секторе. Здесь занято 30% всего населения. Риск бедности здесь на 54% выше, чем в среднем по стране. Получается, что в Беларуси создана система сильной мотивации чиновников, но чрезвычайно слабая система стимулов в сельскохозяйственном производстве. Из-за отсутствия нормальных рыночных отношений жители села часто вообще не имеют наличных денежных средств. Люди на селе выживают за счет продуктов питания собственного производства, но не могут себе позволить купить элементарный набор услуг. Они также сильно ограничены в перемещении по стране.
Монополизация в секторе аграрного производства, существующая система государственных закупок и регулирования цен, неразвитый финансовый рынок и отсутствие инфраструктуры поддержки фермерства являются причинами того, что сельские домашние хозяйства не могут себе позволить купить технику, удобрения, семена и другие необходимые товары для организации производства. Как следствие, в поисках работы молодые люди уезжают в города или за границу, оставляя в сельской местности людей пожилого возраста. Крайне бедные люди готовы работать в любых условиях, чтобы обеспечить себе хотя бы минимальный доход. Более того, рабочая неделя у малообеспеченных длиннее. Женщины также работают, в среднем, на 2 часа больше, чем мужчины. Женщины на рынке труда Риск бедности в домашних хозяйствах, главами которых являются женщины, выше по сравнению с теми семьями, где главами являются мужчины. В 2002 году уровень потребления домашних хозяйств, главами которых были женщины, был на 10% ниже, чем таких же семей, возглавляемых мужчинами. В 1998 году разница была только 4,5%. Причина не в том, что женщины хуже адаптируются к жизни, а в том, что среди таких семей больше неполных семей и пожилых одиноких женщин, которые получают низкие пенсии. Какой бы ни была дискриминация женщин, главами 56% всех бедных семей являются мужчины.
Женщины заняты в основном в секторе здравоохранения, образования и на административных должностях. В 2001 г. женщины составили 90,1% медицинских работников, в том числе 71,7% врачей, 84,1% учителей и 77% работников культуры. Данная работа требует высшего образования. Однако уровень оплаты труда в этих отраслях является одним из самых низких в экономике. Этот факт объясняет высокий уровень бедности среди домашних хозяйств, возглавляемых женщинами. Хотя уровень образования среди женщин гораздо выше, чем у мужчин, женщины меньше представлены на руководящих должностях. В 2001 году доля женщин, занимающих должности руководителя и заместителя руководителя предприятий и организации составила 40,7% (в 1995 г. было 42,5%). По этому показателю Беларусь выглядит гораздо лучше многих стран с переходной экономикой. Тем не менее, такое положение женщин не может не вызывать напряженных гендерных отношений в стране. Основные факторы бедности Отчет показывает взаимосвязь между различными факторами, которые влияют на бедность: место проживания, род занятий, уровень образования и пол главы домашнего хозяйства, его размер и количество иждивенцев в семье. При наличии одинаковых характеристик домашних хозяйств вероятность бедности в сельской местности выше, чем в столице. Бедность в районах связана не только с концентрацией малообеспеченных домашних хозяйств, но и с низким уровнем доходов в этих районах. Там, где нет капитала, инвестиций, предпринимательской активности, нет возможности роста доходов, следовательно, повышения уровня жизни.
В 2002 году уровень потребления в сельских районах и городской местности был на 25% ниже, чем в Минске. В такой ситуации высококвалифицированные кадры и молодежь уезжают в Минск или в Россию. Торможение системных экономических реформ в целом и сельского хозяйства в частности только усугубляет положение. В 1997 – 2002 году наблюдалось увеличение разрыва как между областями, так и между столицей и областями.
    В Беларуси род занятий не имеет влияния на уровень бедности, кроме тех домашних хозяйств, главы которых являются предпринимателями или служащими. Уровень потребления семей частных предпринимателей на 23% больше, чем у таких же семей, возглавляемых рабочими. Отметим, что в 2002 году таких домашних хозяйств стало меньше. А вот положение домашних хозяйств, возглавляемых пенсионерами, непрерывно ухудшалось. В 1997 году уровень их потребления был на 6% ниже, чем у семей, возглавляемых рабочими. В 2002 году он был уже на 10% ниже.
    Существует устойчивая взаимосвязь между размером домашнего хозяйства и уровнем потребления. В 2002 году увеличение размера семьи на одного человека приводило к снижению уровня потребления в среднем на 10%. Увеличение числа детей ведет к сокращению потребления еще на 6%. При этом различие в уровне потребления полных и неполных семей сократилось с 5% в 1998 г. до 4% в 2002 г. Разрыв в потреблении семей, в составе которых есть инвалиды, на 7 – 8% ниже, чем в семьях без инвалидов. Такой разрыв сохраняется на протяжении 1998 – 2002 гг.

Динамика бедности 1997 – 2002
За период 1997 – 2002 бедность в Беларуси значительно сократилась. В 2002 году уровень бедности составлял всего лишь 47% от уровня 1997 года. Глубина и острота бедности сократились еще больше, составляя 34% и 38% соответственно к уровню 1997 года. Еще более стремительно сократилась крайняя бедность – до 37% уровня 1997 года, а глубина и острота данного показателя – на две третьих.
    Однако бедность снижается неравномерно. Больше всего она сократилась в период 1997 – 1998 гг. В 1998 – 2000 изменение бедности было статистически несущественным. Административное стимулирование спроса и рост зарплаты и пенсии в период 2000 – 2002 гг. позволили добиться умеренного, но непрерывного сокращения бедности. Помимо роста зарплаты, достигнутого под административным давлением, причинами такой тенденции являются рост экономики, относительно низкий уровень неравенства, доступность дешевых калорийных продуктов питания и значительный эффект перераспределения ресурсов. В 2000 – 2002 гг. реальная зарплата выросла на 61%, а реальный рост производства составил всего 16%. Перед президентскими выборами в 2001 году зарплата увеличилась на 31%. Пенсии, «привязанные» к росту зарплаты, увеличивались пропорционально. Поскольку пенсии и зарплаты составляли в совокупном доходе три четверти, то в результате уровень жизни в 2001 – 2002 гг. существенно повысился.
    Большое влияние на сокращение бедности сыграли низкие цены на продукты питания. В Беларуси калорийность питания более чем на 60% обеспечивается за счет потребления ржаного хлеба, круп, свежего молока, молочных продуктов, яиц и сала. Цены на большинство товаров данных групп регулируется государством. Три самые бедные дециля (одна десятая) населения около 50% необходимого количества калорий обеспечивают за счет потребления хлеба, картофеля, сахара и подсолнечного масла. Такой продуктовый набор действительно доступен в нашей стране, что и позволяет малообеспеченным домашних хозяйствам выживать. С другой стороны, такой подход к определению бедности позволяет фиксировать ее на достаточно низком уровне.
    Государство проводит активную политику перераспределения ресурсов через бюджет. В 2002 году удельный вес трансфертов составил 14% ВВП. В дополнении к этому сохраняется высокий уровень квази-фискальных трансфертов. Это значит, что промышленные и с/х предприятия финансируют за счет собственных средств значительную долю социальных расходов (оплата жилищно-коммунальных услуг, школ, детских садов и т.д.). Данные расходы составили 2 – 3% ВВП.
Тем не менее, результаты опросов показывают, что люди не ощущают сокращения бедности. Более того, они заявляют о ее росте. Расхождение между данными статистики и опросов объясняется тем, что 1) в стране в начале 1990-х действительно имели место резкие изменения в структуре потребления, 2) некоторые социальные группы сегодня находятся в худшем положении, чем в середине 1990-х (семьи, главами которых являются пенсионеры), 3) выросло неравенство, что усилило ощущение относительной бедности, 4) чтобы остаться выше черты бедности, люди отказываются от отпусков, качественных продуктов питания, зависят от собственного натурального хозяйства и устают от работы в нескольких местах, 5) домашние хозяйства испытывают стресс от задержки в выплате доходов, 6) уровень доходов многих домашних хозяйств лишь немногим выше используемой в данном отчете черты бедности. Поэтому лишь незначительное сокращение доходов грозит им бедностью. Люди рассматривают бедность не как возможность потребить определенное количество калорий, а как возможность купить базовые услуги: том числе здравоохранения, образования, коммунального хозяйства, связи и развлечения.
Отчет указывает еще на один фактор, который объясняет разницу в оценках бедности людей (результаты опросов) и статистики. Инфляция определяется через индекс потребительских цен (ИПЦ), что оказывает влияние на размер реальных трансфертов, зарплат и пенсий. При расчете индекса стоимости жизни были установлены значительные отличия между официальным ИПЦ на продовольственные товары и дефлятором стоимости жизни, который был разработан с использованием данных по продовольственному потреблению домашних хозяйств. Отклонения установлены с 1997 года, причем начиная с 1999 года в официальном ИПЦ на продовольственные товары рост стоимости жизни занижался ежегодно на 20% по сравнению с индексами, основанными на данных обследования домашних хозяйств. Такая тенденция наблюдается и в других странах (к примеру, США и Польша). Поскольку ИПЦ используется для индексации пенсий, зарплат и социальных трансфертов, то способность домашних хозяйств поддерживать приемлемый уровень жизни сокращается. Ради достижения нужного статистического результата можно прибегнуть к различным методологическим хитростям, применять разные  расчетные индексы. Как бы ни старались методологи и статистики, люди все равно точнее определят качество своей жизни. Рекомендации Исходя из вышеизложенного, Всемирный банк делает следующие рекомендации: - провести анализ роли региональных и территориальных стратегий развития, особенно в Гомельской, Брестской и Могилевской областях;
- ключевой темой для изучения является оценка среднесрочной и долгосрочной устойчивости роста реальной зарплаты и перераспределяемых через бюджет социальных трансфертов,
- обеспечить эффективное администрирование и адресную направленность многочисленных программ социальной помощи,
- развивать и инвестировать в человеческий капитал, который является основным препятствием для попадания к категорию бедных,
- одного образования мало для предотвращения бедности. Необходимо развивать рынок труда, устранять препятствия для трудоустройства, особенно за пределами Минска;
- провести анализ потребления домашних хозяйств, особенно бедных, с применением адекватных методов и ценовых индексов, чтобы получить более реальную картину положения бедных семей.

Глава II Экономические возможности и бедность
Возможности Беларуси для повышения уровня жизни тесно связаны со способностью страны обеспечить высокий, устойчивый экономический рост. При этом экономика страны сталкивается с целым рядом рисков, которые ставят под сомнение достижение такой задачи. Во-первых, Беларусь находится на начальной стадии реформирования рынка труда, что вкупе с политикой административного повышения заработной платы создает напряженность для финансов государства, банков и предприятий. Ситуация, когда рост зарплаты опережает рост производительности труда, не может быть устойчивой. Доказательством этого является задержки с выплатой зарплат как в городах, так и в сельской местности. Наличие такой проблемы ограничивает инвестиционные возможности предприятий и препятствует модернизации и поддержке конкурентоспособности.
    Во-вторых, высокая степень зависимости от России подрывает жизнеспособность белорусской экономики и является источником ее уязвимости в долгосрочной перспективе. Сокращение Россией субсидирования поставляемых в Беларусь энергоресурсов будет иметь серьезные последствия для страны и может привести к увеличению бедности. В-третьих, на рынке труда растет напряженность из-за роста явной и скрытой безработицы, особенно среди молодежи. Новые рабочие места создаются крайне медленно. Процедура регистрации является одной из самых дорогих в регионе. Она вкупе с другими барьерами на вход на рынок препятствует развитию малого и среднего бизнеса.
    В дополнении необходимо указать на устойчивую взаимосвязь между устойчивым экономическим ростом и развитием института частной собственности. В Беларуси он практически заблокирован. Экономика лишена возможности очищения от неудачных проектов через институт банкротства, а «золотая акция» и чрезвычайно зарегулированная деловая среда блокируют реализацию базовых функций частной собственности. Макроэкономические условия В начале 1990-х Беларусь столкнулась с целым рядом типичных для переходных экономик явлений. Их причины лежат в природе централизованной социалистической экономики, которая не смогла обеспечить устойчивое развитие и высокие стандарты социальной политики. К ним относятся высокая инфляция, резкое снижение объемов производства, обострение структурных дисбалансов, острый дефицит бюджетных средств, кризис внешней торговли и потеря конкурентоспособности в условиях нового экономического пространства.
    Беларусь начала постепенно создавать собственные институты государственного управления и рынка. Меры по достижению стабилизации были противоречивыми и половинчатыми. После начального периода либерализации цен правительство продолжило использовать фиксацию максимальных и минимальных цен, как инструмент промышленной и социальной политики. Начатая в первой половине 1990-х приватизация была приостановлена. Правительство поставило цель построения «социально ориентированной рыночной экономики», которая в основных параметрах являлась воспроизведение централизованной государственной экономики советского образца, но в отдельно взятой стране бывшего Союза. Для большого государственного бизнеса были созданы благоприятные условия, предоставлены льготы и преференции, создан доступ к дешевому кредиту. Однако малый частный бизнес столкнулся с дискриминационными практиками, нестабильным законодательством, зарегулированностью деловой среды и высокими налогами.
    Несмотря на наметившиеся в конце 2000 года позитивнее тенденции в экономике страны, Всемирный банк отмечает следующие основные проблемы:
- высокий уровень инфляции, несмотря на ужесточение денежно-кредитной политики. Хотя Национальный банк перестал финансировать жилищное строительство и другие программы правительства, монетарные и фискальные риски, налоговая нагрузка на реальный сектор остаются высокими.
- За акционированием предприятий не последовала приватизация и реструктуризация. Сохранение за государством контрольного пакета на предприятиях не способствует их модернизации и повышению конкурентоспособности. Министерства, концерны, местные органы власти не только контролируют подведомственные им предприятия, но и предпринимают попытки распространить эту практику на частный сектор.
- административное повышение зарплаты и индексируемых социальных платежей вне привязки к росту производительности труда создает риски макроэкономической нестабильности: рост долгов, потеря рентабельности и конкурентоспособности, снижение инвестиционных возможностей. Экономический рост и бедность Исследование не получило данных, чтобы провести сравнение хронической и кратковременной бедности, поэтому оно делает акцент на тех факторах, которые связаны с чистым изменением картины бедности. В период 1998 – 2002 практически все сокращение бедности было достигнуто благодаря экономическому росту. Выгоды от него распределились пропорционально между различными группами домашних хозяйств. Более 95% в сокращении бедности произошло по причине воздействия внутриотраслевых факторов, а не в результате перемещения людей из относительно неэффективных отраслей в успешно работающие. Хотя уровень бедности изменялся в соответствии с общими макроэкономическими показателями, относительный риск бедности для различных групп во многом оставался неизменным на протяжении всего периода. Единственных исключением являются работники колхозов и безработные: относительный риск бедности для этих категорий увеличился.
    В период 1998 – 2002 экономический рост в некоторой степени благоприятствовал бедным, а вот в сельской местности больше преимуществ получали обеспеченные домашние хозяйства. Высокие темпы экономического роста в сельской местности сопровождались углублением неравенства при росте потребления в двух самых бедных децильных группах на 10 – 12%. Средний показатель роста составил 16%. Таким образом, складывается ситуация формирования социально неблагополучных «карманов бедности». Тем не менее, Всемирный банк приходит к выводу, что модель роста в Беларуси, основанная на перераспределении государством ресурсов, создает непропорционально более высокие преимущества для малообеспеченных категорий по сравнению с обеспеченными. Экономические тенденции и рынок труда В 1989 году уровень занятости населения трудоспособного возраста (16 – 54/59 лет)  в Беларуси был одним из самых высоких в СССР – 87%. По данным переписи населения  уровень занятости снизился  до 73,9%. Снижение на 12,8% было более умеренным, чем в других странах. При этом отметим, до в Беларуси до сих пор не проведены структурные реформы, и сохраняется избыточная занятость на многих государственных предприятиях.
    В категории населения от 15 лет и старше коэффициент участия рабочей силы в Беларуси составил 58,7%. По международным стандартам это низкий показатель, В США, Японии, Швеции и других развитых странах он составляет 62 – 67%. Причиной такого явления является более ранний выход на пенсию, особенно женщин. При этом продолжительность жизни женщин в этом возрасте является такой же, как и у женщин в промышленно развитых странах.
    За последнее десятилетия в Беларуси происходило постепенное изменение структуры производства. В 2001 году удельный вес сектора услуг в общем объеме занятости достиг 51,8% и повысился по сравнению с 1991 годом на 12%. Возможности трудоустройства существуют как в частом, так и в государственном секторе услуг, тогда как в промышленности и сельском хозяйстве существует риск сокращения большого количества рабочих мест. Такое изменение в структуре производства влечет за собой изменение спроса на неквалифицированный и физический труд. Люди же с университетским образованием становятся более востребованными.
Занятость в промышленности снизилась с 30,9% в 1990 году до 27,4% в 2001 г. и 26,7% в 2003 г. Несмотря на то, что строительная отрасль продолжает получать большие дотации, занятость в ней сократилась до 7,4% в 2003 году. Заметим, что наниматели не склонны сокращать рабочую силу из-за жесткого административного давления. Наряду со слабыми стимулами для реструктуризации правительство проводит политику мягких бюджетных ограничений, когда убыточные предприятия получают налоговые льготы, дешевые кредиты или право рассчитываться за жилищно-коммунальные услуги товарами, а не деньгами.
Мы видим, что изменения на рынке труда и в реальном секторе происходили, но установить причинно-следственные связи между целенаправленной политикой правительства и произошедшими изменениями не представляется возможным. Предприятия, работающие в новой институциональной среде, вынуждены самостоятельно к ней адаптироваться. Правительство не в состоянии поддерживать старую структуру занятости, которая сформировалась в советские времена. Оно сконцентрировалось свое внимание преимущественно на крупных предприятиях и секторальных точках роста (сельское хозяйство, промышленность, экспорт). При этом в период 1990 – 2001 гг. в сельском хозяйстве было сокращено более 40% рабочих мест, в строительстве – 44%. Часть уволенных перешли в сектор услуг. Другие пополнили ряды неактивного населения. Это значит, что по сравнению с 1989 годом численность работающего населения сократилась на 693 тысячи человек трудоспособного возраста. Общая численность неактивного населения трудоспособного возраста составляет 1,21 млн. человек, включая 689900 учащихся и студентов. Помимо того уровень занятости среди населения старше трудоспособного возраста снизился с 18,9% в 1989 году до 9,1% в 1999 г. Это означает, что численность работающих пенсионеров сегодня на 177 тысяч меньше, чем в 1989 году.
За последнее десятилетие в здравоохранении и системе социальной защиты численность рабочих сократилась на 22%, в системе органов государственного управления – на 86%. При этом количество врачей в Беларуси на душу населения (4,6 врачей на 1000 человек) более чем в два раза выше показателя по странам ОЭСР (2,5 врача на 1000 человек). Структурные перекосы очевидны и в секторе образования. Только в 2000 г. численность учащихся общеобразовательных школ сократилась почти на 50 тысяч в результате снижения рождаемости, которое уже давно наблюдается в Беларуси. На фоне этой тенденции в период 1995 – 2001 численность занятых в системе образования увеличилась на 13%. Коэффициент «учащийся/учитель» в Беларуси в 1999 г. составил 10,5, что почти в два раза ниже, чем во многих странах ОЭСР.
    На фоне негативных тенденций в демографической сфере, наличия избыточной занятости в реальном секторе отметим, кто создает новые рабочие места. Более 51% новых рабочих мест были созданы в торговле и системе общественного питания, 48% - секторе жилищно-коммунальных услуг. Малый и средний бизнес, предпринимательство не развиты. В 2001 г. удельный вес МСБ в общем уровне занятости составил лишь 8,6%. Только 3% населения в возрасте 16 лет и старше относят себя к категории частных фермеров или предпринимателей. Это значит, что правительство не создает условия для самозанятости населения, для реализации творческого потенциала людей. В Беларуси самый низкий показатель количества МСБ на 1000 человек в регионе. Более того, она является единственной страной с переходной экономикой, где в период 2000 – 2002 гг. число МСБ сократилось. По уровню самозанятости Беларусь отстает от Армении, Казахстана, Молдовы и Таджикистана, не говоря уже о странах Центральной и Восточной Европы. Одной из причин является чрезвычайно дорогая и во многом запретительная для простых людей процедура регистрации. Надо пройти 26 этапов и уплатить сборы в размере 0,41% среднедушевого ВВП. Зарегистрированная и скрытая безработица Временно неработающие в составе трудоспособного населения являются наиболее уязвимой социальной группой. Уровень бедности среди них самый высокий. Велик риск, что они надолго могут остаться в ловушке бедности. По данным переписи населения и по определению МОТ уровень безработицы в Беларуси составляет 6,3% (лица в возрасте 15 лет и старше). Причем для мужского населения – 6,6%, для женского – 6,1%. Самый высокий уровень безработицы отмечен среди молодежи в возрасте 16 – 19 лет – 20,7% и среди лиц в возрасте 20 – 24 лет – 10,5%. Различий в уровне безработицы по областям практически нет. Самая высокая безработица отмечена в одном из важных промышленных районов Гомельской области – 6,9%.
Уровень официальной безработицы гораздо ниже 3% от экономически активного населения в декабре 2002 года. Удельный вес официально зарегистрированных безработных в Беларуси в общей численности безработных относительно высок –44% на момент проведения переписи в 1999 г. Для сравнения в России этот показатель составляет 10 – 15%. Одной из особенностей рынка труда страны является отсутствие продолжительной безработицы. В 2001 году средняя продолжительность безработицы составляла 6,4 месяца. При этом официально зарегистрированные безработные активно участвуют в программах активной занятости, обучающих программах и общественных работах. В 2002 году около 8% из них закончили курсы переподготовки, 23% участвовали в общественных работах.
    Размер пособия по безработице стимулирует людей к активному поиску работы. Коэффициент замещения составляет 70% в течение первых 13 недель выплат и до 50% в течение последующих 13 недель. Требование наличия оплачиваемой работы в течение 12 месяцев было снижено до 12 недель, предшествующих началу безработицы. В 2002 году средний размер пособия по безработице составил 18900 рублей, т. е. лишь 9,9% от уровня средней зарплаты в 2002 году. Такой низкий размер пособия не создает мотивации для регистрации в качестве безработного. Политика в области заработной платы Размер официальной декларируемой зарплаты может превышать реально получаемую зарплату по причине, во-первых, задержек по выплате зарплаты, во-вторых, выплате части зарплаты в натуральной форме. Официальные данные отражают скорее начисленную, а не реально выплаченную зарплату. В период 1991 – 1994 номинальная зарплата выросла примерно в 1700 раз, а ИПЦ за этот период – в 6400 раз. Однако с 1996 года правительство начало проводить политику административного регулирования темпов роста зарплаты. Она должна была увеличиваться в долларовом эквиваленте. В 2005 году зарплата должна составить 250 долларов США. При этом данный показатель не учитывает степень девальвации американской валюты в Беларуси, особенно по отношению к евро.
    В 2002 году ВВП составил 97,8% от уровня 1991 года. Однако если кумулятивный рост ВВП составил 33,4% в 2002 году по сравнению с 1994 годом, зарплата с учетом ИПЦ выросла на 138,7%, т. е. увеличилась более чем в два раза. При этом производительность труда выросла на 44,4%. Такая политика привела к серьезным последствиям для макроэкономической стабильности, а также к ухудшению финансового состояния предприятий. Удельный вес зарплаты в ВВП повысился от 43,8% в 1999 году до 48,3% в 2001 году и 46,7% в 2002 году. В целом по экономике затраты на зарплату в общей структуре расходов выросли с 11,8% в 1999 году до 14,2% в 2001 г. Рост курса белорусского рубля и административное регулирование роста реальной зарплаты оставляют мало возможностей для увеличения прибыли и создания новых рабочих мест. Рекомендации - Практика повышения зарплаты в долларовом эквиваленте привела к сокращению бедности, но такая политика является одним из основных препятствий для развития существующих и создания новых предприятий. Необходимо провести глубокий анализ статических и динамических издержек проводимой политики зарплаты и стимулирования труда.
- Необходимо создавать стимулы для развития малого и среднего бизнеса. Для этого необходимо пересмотреть правила лицензирования, правовые и административные условия, режим налогообложения.
- Необходимо проанализировать последствия сокращения субсидирования Россией поставок энергоресурсов на динамику бедности в стране.
- Необходимо провести анализ эффективности программ содействия занятости и определить, какие из них надо развивать, а какие сокращать.
- Необходимо провести общий анализ рынка труда для того, чтобы повысить качество системы переподготовки безработных и работающих в секторах и регионах с высоким риском безработицы. Глава III. Образование и бедность В Беларуси сохраняется относительно стабильная система образования с широким охватом на уровне дошкольного и среднего образования. В 2000 г. общий коэффициент охвата дошкольным образованием составил 65,6%. По этому показателю наша страна опережает Россию, Украину, Польшу и Латвию. Для сравнения в странах ОЭСР в возрастной категории 5 – 14 лет он составляет 97,9%. С начала 1990 резко сократилось количество учащихся профессионально-технических и средних специальных заведений, но резко повысился охват высшим образованием. В 2000 году он составил 31,7%, что почти в 1,5 раза больше, чем в 1990 г. В России и Украине в вузах учатся еще большее количество молодежи. По этим странам охват составляет 36,2% и 32,6% соответственно.
    На протяжении 1990-х количество дошкольных учреждений и численность детей, посещающих эти заведения, снижались. В 2000 г. число детей в дошкольных учреждениях составило 2/3 от уровня 1990 года. Уменьшилось количество средних школ. К 2001 году число учащихся в них было меньше, чем в 1990 г. Только в 2000 году число учащихся уменьшилось почти на 50 тысяч по сравнению с 1999 годом.
    Для Беларуси характерны явные различия в уровне образования по областям, гендерным характеристикам, а также между малообеспеченными и обеспеченными гражданами. В сельских районах 40% населения в возрасте 25 и старше имеют либо базовое среднее, либо еще более низкий уровень образования. Это объясняется относительно высокой долей пожилого населения. Удельный вес людей с высшим образованием в Минске почти в три раза выше, чем в сельской местности. Чем выше материальное положение домашнего хозяйства, тем больше в этой категории лиц с высшим или средним специальным образованием. Это еще раз доказывает почти аксиоматическую взаимосвязь между уровнем образования и благосостояния.
    Охват детей дошкольными заведениями выше в городской, чем в сельской местности. Различия в зависимости от уровня благосостояния домашних хозяйств становятся очевидными для группы детей двухлетнего возраста. В ней коэффициент охвата возрастает в зависимости от благосостояния домашнего хозяйства. Дети из обеспеченных семей реже посещают детские дошкольные учреждения, финансируемые из местных бюджетов.
    В возрастной группе 7 – 13 лет охват является практически всеобщим. Различия начинают проявляться по мере взросления детей. В возрасте 15 лет коэффициент охвата является самым высоким в квинтиле наиболее обеспеченных и самым низким в квинтиле самых бедных. Даже в возрастной группе 14 лет этот показатель для бедных на 10% ниже, чем для обеспеченных. В возрастной группе 15 лет коэффициент охвата юношей выше, чем девушек.
    Коэффициент необходимости повторения учебного года (количество второгодников) в сельских районах составляет 2,2% (для Минска – 1,6%). При этом в квинтиле малообеспеченных он составляет 3,6% по сравнению с 0,7% в квинтиле обеспеченных. Отметим, что среди обеспеченных отмечен наименьший процент учащихся, посещающий школы в пределах 1 км. от места проживания. Обеспеченные родители предпочитают отдавать детей в лучшие школы.
    Что касается высшего образования, то в квинтиле обеспеченных дети имеют в 1,5 раза больше шансов стать студентами, чем  в квинтиле наименее обеспеченных. Чем образованней глава семьи, тем больше вероятность того, что его лица в возрасте 17 – 22 лет будут учиться в вузах. Коэффициент охвата составляет 53% и неуклонно снижается в домашних хозяйствах, где главы имеют среднее специальное или профессионально-техническое образование. В семьях, главы которых имеют общее среднее образование, этот показатель составляет 35%.
    Определить качество образования в Беларуси сложно, потому что в Беларуси нет отвечающих международным стандартам тестов по оценке уровня образования. Тем не менее, некоторые данные указывают на разницу в образовании между сельскими и городскими районами. Введение льгот для жителей сельской местности при поступлении в вузы также подтверждает это. Эффективная работа системы образования имеет прямое отношение к решению проблемы бедности. Дети из бедных семей в наименьшей степени приспособлены к решению проблем, связанных с различием в качестве образования. Поэтому эксперты Всемирного банка рекомендуют правительству создать систему эффективного адресного распределения ресурсов в рамках системы образования, чтобы помочь наиболее нуждающимся.

Реформы в системе образования
Сегодня среднее и профессионально-техническое образование в Беларуси остаются бесплатными. При этом часть студентов вузов учится на платной основе. Сохраняется субсидирование питания в школах для всех детей в дошкольных учреждениях и начальных классах, а также для определенных категорий учащихся средних и старших классов. За пользование  учебниками, которые традиционно предоставляются бесплатно, взимается плата в размере 50% от их стоимости.
В 1996 году началась масштабная реформа системы образования, которую планируется завершить к 2010 году. Одним из направлений реформы является снижение возраста начала обучения в школе с 7 до 6 лет, что увеличивает базовый обязательный образовательный цикл с 9 до 10 лет (т. е. 6 лет обучения в средних классах), а также сокращение рабочей недели с шести до пяти дней. Помимо других аспектов реформа предполагает расширение обучения иностранным языкам в средней школе, компьютеризацию школ. Она направлена на создание новых форм учебных заведений на уровне среднего образования (лицеи, гимназии).
    В 2000 году на одного учителя в Беларуси приходилось 10,2 учащихся, что ниже, чем в странах ОЭСР (17,7 для начальной школы и 14,3 для средней школы). Для сравнения в Польше этот показатель составляет 15,1, в России – 10,8. В сельских районах в 2001 году количество учащихся на учителя снизилось до уровня 6,6. Согласно данным ОЭСР, снижение коэффициента «учащийся/учитель» ниже 10 влечет негативные последствия для успеваемости учащихся, потому что ни отмечаются, как правило, в сельских школах. На фоне закрытия ряда школ в сельских районах число учителей увеличилось. В результате коэффициент «учащийся/учитель» снизился в период 1998 – 2000 на 10,7%. Однако в последние два года эта тенденция прекратилась, поскольку численность учителей сократилась на 6 тысяч человек. В 1998 – 2001 гг. в Беларуси было закрыто 228 сельских школ, а число учителей увеличилось на 4200 человек.
    Закрытие школ не решает проблему эффективности и равенства в системе образования. В сельских районах отмечены наименьшие показатели охвата, самые высокие показатели повторного обучения в одном и том же классе и самые высокие уровни бедности. Учитывая сложное финансовое положение местных органов власти, которые самостоятельно должны финансировать транспортировку школьников, а также холоднее зимы, существует риск дальнейшего снижения посещаемости. К тому же, закрытие школ не сопровождается сокращением численности преподавателей, что едва ли способствует оптимизации использования ресурсов, выделяемых на образование. Наконец, в Беларуси остается низкой недельная норма рабочих часов учителя. Средняя нагрузка 18 часов в неделю была низкой даже по стандартам СССР и стран ЦВЕ, где средняя нагрузка составляет 24 часа. Только в сентябре 2003 года правительство установило новый норматив недельной нагрузки – 36 часов.
    Новыми формами специализированных средних школ являются лицеи, колледжи и гимназии. Дети в районах с более высоким уровнем доходов имеют больше возможности посещать их. В них обучаются преимущественно городские дети и дети с обеспеченных семей. Обучение в новых типах школ является бесплатным, но прием осуществляется на конкурсной основе. Коэффициент охвата новыми средними учебными заведениями мал – 6% от общего количества учащихся на уровне среднего образования. При этом по Минску этот показатель составляет 12%, а в сельских районах - всего 0,3%. Количество детей из квинтиля наиболее обеспеченных 20% населения, обучающихся в данных учебных заведениях, примерно в 6 раз больше, чем детей из квинтиля наименее обеспеченных. Таким образом, несмотря на бесплатность образования в новых типах школ, прием на конкурсной основе по результатам вступительных экзаменов исключает возможность пользования преимуществами этой реформы для детей из бедных семей. Финансы системы образования Белорусское государство продолжает тратить значительные средства на образование. В период 1999 – 2001 удельный вес расходов на образование в ВВП увеличился с 6,4 до 6,8%, а доля этих расходов в общих государственных расходах увеличилась с 16,9% до 19%. Для сравнения в странах ОЭСР в 1999 г. расходы на образование составили в среднем 5,2% ВВП и 12,7% общих государственных расходов. Около 40% государственных расходов на образование приходится на общее среднее образование. Доля дошкольного образования составляет около 20%. На высшее образование тратится около 10% выделяемых средств. В период 1999 – 2001 доля общего среднего образования увеличилась, а расходы на дошкольные учреждения сократились, несмотря на то, что количество школ и учащихся уменьшилось. В 2001 году расходы на одного учащегося в дошкольном образование в 1,69 раз выше, чем в средней школе. В профессионально-техническом заведении – в 1,92 раза больше, в вузе – в 1,28 раз.
    Заработная плата является самой большой статьей расходов во всех трех бюджетах. Она составляет 58% в консолидированном бюджете образования.  Этот показатель ниже уровня расходов на уплату труда в странах ОЭСР в 1999 году в целом (60 – 74% в зависимости от уровня системы образования). Для сравнения в Польше этот показатель составляет 70%. Таким образом, расходы на оплату труда в Беларуси можно без особых затруднений было сократить, чтобы увеличить расходы по другим статьям, либо оставить на таком же уровне, чтобы обеспечить более высокую зарплату для меньшего числа учителей.
    Важнейшие текущие расходы, которые необходимы для повышения качества образования – оплата учебных материалов и техническое обеспечение – составляют всего 1,5% консолидированного бюджета системы образования. С таким уровнем затрат очень трудно поддерживать текущий уровень качества образования, не говоря уже об его увеличении.
    Расходы на ЖКУ составляют 13% расходов бюджета системы образования. На школьное питание тратится 7,4% консолидированного бюджета системы образования. При этом дотации идут как детям из бедных, так и обеспеченных семей. Обеспечение адресной поддержки детей только из малообеспеченных семей позволило бы не только снизить финансовую нагрузку на бюджет, но и повысить качество услуг для малообеспеченных.
    Расходы на выплату стипендий составляют всего 3% в консолидированном бюджете системы образования. В 2001 году стипендии начали выплачиваться профессионально-технических училищ. В категории лиц в возрасте 17 – 22 лет вероятность получения стипендии представителями квинтиля наименее обеспеченных составляет 50% по сравнению с квинтилем наиболее обеспеченных. В случае получения размер стипендии студента из малообеспеченной семьи составляет 3/5 от размера стипендии студента из обеспеченной семьи. В целом вероятность получения стипендии студентами из семей с более высокими доходами выше, чем из малообеспеченных, при этом они получают большую стипендию. Хотя система выплаты стипендии в Беларуси и ориентирована на малообеспеченных, она не обеспечивает адресность в отношении самых бедных категорий населения.
    Домашние хозяйства активно участвуют в финансировании системы образования. На уровне дошкольного образования родители платят 60% от стоимости содержания детей в детских дошкольных учреждениях. Малообеспеченные семьи получают льготы. На уровне базового образования домашние хозяйства могут оплачивать школьное питание. Оплата за пользование учебниками составляет 50% от их стоимости (5 – 9 тысяч рублей, по данным Министерства образования). При этом также предусмотрена возможность освобождения от уплаты тех, кто не в состоянии платить.
    Во многих случаях учителя настаивают на приобретении книг, которые не являются учебниками, но которые необходимы для изучения предмета, особенно иностранных языков. Кроме этого, школы обращаются к родителям с просьбой финансирования ремонта школ. Домашние хозяйства также платят за услуги репетиторов для подготовки к вступительным экзаменам в вузы. В 2001 году их стоимость составляла 1 – 13 тысяч белорусских рублей в час. Необходимое количество часов дополнительных занятий с репетитором варьирует от 9 до 160 часов. Эти расходы являются наиболее обременительными для малообеспеченных семей. Бремя личных расходов домашних хозяйств в квинтиле наименее обеспеченных в два раза больше, чем в квинтиле наиболее обеспеченных. Значит, в старших классах средней школы более обеспеченные граждане могут позволить себе более качественное образование. В ситуации быстрого развития системы платного высшего образования бедные семьи выражают обеспокоенность, что будут не в состоянии обеспечить своим детям доступ в вузы. Преимущества, связанные с наличием образования При равенстве других факторов размер оплаты труда работников с высшим образованием на 58 – 66% выше по сравнению с теми, кто имеет только базовое образование. При этом можно отметить определенный элемент гендерной дискриминации. При наличии одинакового образования зарплата женщин, как правило, ниже, чем у мужчин. На уровне всех систем образования размер зарплаты работников государственных учебных заведений ниже средней зарплаты по всем категориям работающих. Средний размер зарплаты работников системы образования составляет примерно 90% от размера средней зарплаты по стране. Размер зарплаты белорусских учителей остается низким по сравнению со странами ОЭСР. В 2000 г. удельный вес зарплаты учителя начальных классов в ВВП на душу населения составил 1,32 (1,35 для учителя средних классов школы и 1,45 дл учителя старших классов). Для получения более высокой зарплаты учителя работают по 25 – 27 часов в неделю, т. е. на 1,5 ставки. Что касается годового размера зарплаты, то для занятых в системе государственного образования она на 18% ниже по сравнению с занятыми в других секторах (при прочих равных). У женщин в системе образования зарплата на 30% меньше. Зарплата мужчин в системе образования на 22% ниже по сравнению с зарплатой мужчин в других секторах. Рекомендации - Необходимо проанализировать последствия закрытия школ и не допускать снижение охвата населения услугами системы образования. Необходимо также рассмотреть целесообразность других вариантов, к примеру, преподавание одним учителем в нескольких классах.
- Необходимо адаптировать количество учителей к количеству учеников с одновременным увеличением зарплаты.
- Необходимо перейти от системы всеобщего субсидирования школьного питания на уровне среднего образования на обеспечение таким питанием только малообеспеченных учащихся.
- В связи с тем, что более высокие стипендии получают студенты из обеспеченных семей, целесообразно рассмотреть возможность отказа от выплаты стандартных (не именных) стипендий по успеваемости и внедрения адресной системы стипендий по нуждаемости.
- Необходимо перейти от системы оплаты содержания детей в детских дошкольных учреждениях по фиксированной ставке 60% от стоимости к шкале оплаты, отражающей финансовые возможности домашних хозяйств. При этом важно продолжить практику привлечения частного сектора в предоставлении услуг по дошкольному образованию.
- Для снижения затрат на ЖКУ необходимо повысить качество изоляций школьный зданий, использовать энергосберегающие технологии, предусмотреть возможность закрытия школ в наиболее холодные месяцы, а также сократить учебную неделю с 6 до 5 дней.
- Необходимо провести переоценку приоритетов при распределении средств и сосредоточить внимание на финансировании таких статей, как учебные материалы и техническое обеспечение учебного процесса. Государству рекомендуется участвовать в международной оценке знаний для определения качества образования и выявления недостатков. Глава IV Здоровье, питание и бедность Результаты функционирования системы здравоохранения в Беларуси неоднозначны. В стране обеспечен широкий охват медицинскими услугами, большинство из которых субсидируется. По некоторым показателям страна входит в число лидеров региона. Одновременно имеют место значительные отличия в показателях здоровья различных социально-экономических групп. Показатель отставания в росте у детей из малообеспеченных категорий (17%) в два раза выше, чем у детей из обеспеченных семей. В сельской местности этот показатель еще хуже (22%).
В Беларуси отмечается рост инфекционных (туберкулез и ВИЧ/СПИД) и хронических заболеваний. Обе эти тенденции создают риски увеличения расходов на здравоохранение как со стороны государства, так и домашних хозяйств. При этом факторы риска – потребление жирной пищи, курение и потребление алкоголя – оказывают негативное влияние как на богатых, так и на бедных. Среднедушевое потребление алкоголя и жиров среди обеспеченных семей даже больше. Состояние здоровья и качество питания В Беларуси достигнут один из самых низких показателей по уровню младенческой смертности, смертности детей в возрасте до 5 лет, материнской смертности, а также обеспечен практически всеобщий охват вакцинацией. Несмотря на это, продолжительность жизни у мужчин при рождении одна из самых низких в регионе – 62 года. Только Россия и Казахстан имеют худший показатель. Снижение уровня младенческой и детской смертности в сельских районах происходит более низкими темпами по сравнению с городами. Беларуси предстоит много работы, чтобы снизить смертность до уровня 5,3, обозначенного в Целях развития тысячелетия. Анализ смертности показывает, что около 30% смертных случаев приходится на отдельные состояния, возникающие в перинатальном состоянии. Снижение детской смертности было достигнуто за счет улучшения качества медицинского обслуживания. Лучше всех поработали врачи г. Минска и Гродненской области. Наиболее высокие показатели по детской смертности, как и риск бедности, отмечен в Гомельской, Брестской и Витебской областях. Беларусь также входит в числа стран с самыми высокими темпами роста новых случаев ВИЧ/СПИДа. Высокой остается смертность от туберкулеза. Существование таких противоположных тенденций объясняется образом жизни, особенно курением и потреблением алкоголя.
    Отставание детей в росте является серьезной проблемой. В первую очередь это касается детей, проживающих в сельской местности и в малообеспеченных семьях. Антропометрические данные обследований домашних хозяйств показывают, что около 13% детей в возрасте до пяти лет  отстают в росте. Это показатель почти на треть выше, чем в России (более 21% в сельской местности и менее 10% в городской). Отставание в росте является следствием недостатка расходов на питание.
Характерной чертой Беларуси является углубление разрыва в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами. Это показатель увеличился с 10 лет в 1990 году до почти 12 лет в 2001 г. На протяжении последнего десятилетия ожидаемая продолжительность жизни женщин оставалась в пределах 74 – 75 лет, а для мужчин этот показатель сократился с 67 лет в 1990 году до 62,8 лет в 2001 г. Основными причинами такой негативной тенденции является рост инфекционных и сердечно-сосудистых заболеваний. Уровень смертности по этим болезням вырос более чем на 20% за период 1995 – 2000 гг. Кроме того, уровень смертности от травм в сельской местности также вырос на 38%. В городской же местности уровень смертности от болезней желудочно-кишечного тракта вырос на 29%.
    Самые бедные домашние хозяйства отмечают наличие проблем со здоровьем чаще, чем самые обеспеченные. Установление взаимосвязей между уровнем дохода и заболеваниями в ходе опросов сделать сложно. Сообщаемая информация о заболеваемости и инвалидности является единственным показателем в опросе, который может быть увязан с материальным статусом домашнего хозяйства.
    В ходе опроса 24% респондентов отметили свое состояние здоровья, как хорошее, 57% - удовлетворительное и 19% - плохое. В квинтиле самых бедных число респондентов, которые определили свое состояния здоровья, как «плохое», самое высокое – 24%. В квинтиле самых обеспеченных таких респондентов 16%. Такая тенденция прослеживается только в городской местности. В сельской местности плохое состояние здоровья равномерно отмечают как богатые, так и бедные. Что касается гендерного различия, то 23% женщин оценили свое состояние здоровья, как «плохое» по сравнению с только 15% мужчин.

Бедность и факторы риска, связанные с образом жизни
Состояние здоровья белорусских граждан связано не только с качеством медицинских услуг, но и с образом жизни. При примерно одинаковом уровне потребления алкоголя и жиров эти факторы оказывают более негативные воздействие на малообеспеченных из-за отсутствия профилактических мер. Они также испытывают дополнительный стресс из-за отсутствия средств на создание нормальных условий жизни.
    Около 37% питательной ценности в среднедушевом потреблении пищевых продуктов обеспечивается за счет жиров. Рекомендуемый уровень составляет 30%. Источниками жиров являются, в основном, продукты животного происхождения (64%). Употребление жирной пищи связано с традициями питания в Беларуси. В Минске удельный вес жиров в пище составляет 41% по сравнению с 34% в сельской местности.
    Показатель ожирения среди мужчин в квинтиле наименее обеспеченных составляет менее половины аналогичного показателя в квинтиле самых обеспеченных. Среди женщин различий в  этом показателе меньше. При этом ожирение среди малообеспеченных является значимым фактором. Лечение болезней, вызванных пищевыми продуктами с высоким содержанием жира, является более обременительным для бедных, чем для богатых.
    Алкоголь является значимым фактором в оценке состояния здоровья белорусского населения. Прослеживается взаимосвязь между потреблением алкоголя и бедностью. Во-первых, потребление алкоголя может увеличить риск заболеваний. Во-вторых, потребление алкоголя может стать причиной сокращения потребления других товаров и услуг. В-третьих, злоупотребление алкоголем может отрицательно сказаться на трудоспособности и иметь негативное последствия на доход домашнего хозяйства.
    Беларусь является одним из лидеров по потреблению алкоголя в регионе. Среднедушевое потребление алкоголя составляет почти 13 литров чистого алкоголя в возрастной группе лиц старше 15 лет. Для сравнения в Эстонии этот показатель составляет 10,5 литров, Литве – 11,6 л., России – 10,8 л., но в Португалии – 18,8 л., Молдове – 17,4 л. Беларусь занимает второе место среди стран СНГ (после Молдовы) по потреблению крепких спиртных напитков. Потребление чистого алкоголя в виде крепких спиртных напитков в 7 раз больше пива и в 25 раз больше вина. Несмотря на разницу розничных цен на водку, вино и пиво, по фактическому содержанию спирта (сумма в рублях за этиловый эквивалент), водка является самым дешевым спиртным напитком. Это отчасти и объясняет ее высокое потребление. Более обеспеченные взрослые потребляют в 4 – 5 раз больше алкоголя, чем в квинтиле наименее обеспеченных. Крепкие напитки составляют 60% в совокупном потреблении чистого алкоголя. Только в категории наименее обеспеченных доля потребления крепких спиртных напитков ниже – 45 – 49%. В среднем доля расходов на алкоголь составляет около 3% в общем потреблении домашних хозяйств. Обеспеченные семьи тратят на алкоголь 4%. В квинтиле наименее обеспеченных эти затраты превышают 2%. По оценке Всемирного банка, перераспределение расходов в структуре потребления менее обеспеченных домашних хозяйств, приведет к сокращению бедности более чем на 8%.
Курение оказывает меньшее воздействие на бедность, но широко распространено среди молодежи. Около 26% населения в возрасте 17 и старше курят: 52% мужского населения и только 6,4% женского. Около 40% среди курящих мужчин составляют заядлые курильщики, которые выкуривают 20 и более сигарет в день. Показатели курения равномерно распределены среди городского и сельского населения, но выше среди малообеспеченных. В квинтиле наименее обеспеченных курят около 62% мужчин по сравнению с 43,6% в квинтиле наиболее обеспеченных. В городах курят около 8% по сравнению с 3% в сельской местности. В среднем домашнее хозяйство тратит на сигареты чуть более 1% в общем объеме потребления. При этом расходы более обеспеченных выше, чем малообеспеченных, но доля расходов на сигареты у бедных на 30% больше (1,3% по сравнению с 1,1%). Создание равных возможностей в системе здравоохранения Система здравоохранения Беларуси характеризуется щедрой системой льгот и избытком персонала. Она воспроизводит основные черты модели Семашко. Управление ею чрезмерно централизовано. Пациенты практически не участвуют в оплате стоимости лечения. Она финансируется за счет общих налоговых поступлений. Причем выделение средств лечебным учреждениям не зависит от показателей работы и жестко нормировано.     Сеть лечебных заведений является государственной. Основой лечебной модели является стационар, а врачи общей практики практически отсутствуют.
    По охвату медицинским обслуживанием и по числу врачей Беларусь является одним из лидеров Европы и Центральной Азии. В Беларуси 45 врачей на 10 тысяч населения. При этом 27 – 28 врачей выполняют прямые лечебные функции, а остальные работают  в санаторно-курортных учреждениях, выполняют административные функции или преподают. Это свидетельствует о неудачном сочетании специальностей в профессиональной структуре занятости. Несмотря на значительно количество врачей в некоторых амбулаториях нет врачей. В Минской области число врачей составляет 29 на 10 тысяч населения, в Минске – 79 врачей.
    Продолжительность пребывания в стационаре является важным параметром в системе здравоохранения. Он отражает наличие неэффективных протоколов лечения и использования больниц в социальных целях. Продолжительность пребывания в стационаре в Беларуси составляет 15 дней. По данным за 2003 год продолжительность пребывания в стационаре сократилась до 12,2 дней. Для сравнения в России – 16 дней, в Латвии – 12, в Эстонии и Польше - около 10, в «старых» странах ЕС – от 5 до 8 дней. Такое положение однозначно подчеркивает проблемы в обеспечении эффективного использования ресурсов в системе здравоохранения.
    Менее обеспеченные категории населения в больше степени используют возможности стационарного лечения, тогда как более обеспеченные чаще используют возможности амбулаторного лечения. В сельской местности коэффициент использования амбулаторий также зависит от возможности добраться до лечебного заведения. Около 20% граждан отметили факт прохождения лечения в условиях стационара. Это показатель выше в сельской местности (22%) по сравнению с городами (18%). Причиной более высокого коэффициента госпитализации среди малообеспеченных может быть наличие так называемых социальных пациентов, т. е. тех, кто стремится попасть в стационар, чтобы пережить холодное время года. К такой практике обычно прибегают пожилые люди в сельской местности.
    В структуре государственных расходов на здравоохранение ведущее место занимает стационарное лечение. Удельный вес расходов на здравоохранение составляет 5% ВВП, что больше, чем в целом ряде других стран с переходной экономикой. Фактически расходы на здравоохранение в Беларуси составляют 83 доллара США на душу населения. Для сравнения в России этот показатель составляет $133, Литве - $156, Эстонии - $224, в Украине - $54.
    Около 2/3 от общего объема средств выделяется больницам (в основном, в городской местности), около 14% - на поликлиники и амбулатории, 7% - на фельдшерско-акушерских пунктов. 3% финансирования идет на эпидемиологические мероприятия и мероприятия по охране общественного здоровья. Оставшиеся 10% выделяются на финансирование административных и инвестиционных расходов. На малообеспеченных приходится большая доля государственных расходов на здравоохранение. Лица в беднейшем квинтиле поглощают почти 23% государственных расходов, тогда как лица в наиболее обеспеченных – только 18%.
    Несмотря на декларированное право на бесплатное медицинское обслуживание, пациентам приходится оплачивать некоторые услуги. Больницам и поликлиникам предоставили право продавать целый ряд услуг, в том числе за пребывание в палатах повышенной комфортности. Кроме того, население оплачивает лекарства, за исключением бесплатного отпуска лекарств отдельным категориям граждан. Распространение подобной практики может привести к росту нагрузки на бюджет наименее обеспеченных граждан.
    Расходы на медицинские услуги среднестатистического домашнего хозяйства составляют 2,5% в стоимости его потребления. Доля расходов домашних хозяйств в городской и сельской местности примерно одинакова. При этом низкие расходы на медицинские услуги, особенно у менее обеспеченных домашних хозяйств, частично является отказом от использования данных услуг. При отсутствии необходимости затрат на медицинские услуги уровень бедности и крайней бедности сократился бы почти на 9% (1,6 процентных пункта) и на 7% соответственно. Так что ведение здорового образа жизни можно сравнить с получение дополнительного дохода. Рекомендации - Проводить профилактические мероприятия, способствующие изменению образа жизни. Они могут снизить как уровень заболеваемости, так и, следовательно, статьи расходов на их лечение.
- Провести ревизию ценовой и налоговой политики в отношении алкогольной продукции и табачных изделий.
- Необходимо провести анализ качества медицинских услуг и определить факторы, влияющие на него, а также на мотивацию медицинских работников повышать качество услуг.
- Необходимо внедрить механизмы финансовой защиты малообеспеченных граждан от чрезмерно высоких расходов на услуги здравоохранения. Глава V Социальная защита и бедность Система оказания социальной помощи в Беларуси развита хорошо. В 2002 г. удельный вес расходов на финансирование программ социального страхования составил более 14% ВВП или 31% консолидированного бюджета. Кроме того, квазифискальные социальные трансферты составляют примерно 2 – 3% ВВП. Они распределяются по прогрессивному принципу: чем беднее человек, тем больше ему полагается социальной помощи из бюджета. Система социальной защиты носит практически универсальный характер. Она охватывает четыре из каждых пяти человек. Деньги из бюджета выделяются не только тем, кто действительно в них нуждается, но и вполне обеспеченным людям.
    Поскольку системой охвачено такое большое количество людей, что размер пособий остается невысоким. Анализ Всемирного банка показывает, что пенсии являются наиболее адекватным социальным пособием, отчасти по причине индексации пенсий к росту реальной зарплаты. Пособия на детей также обеспечивают адекватный уровень защиты, но такие пособия получают только 30% малообеспеченных домашних хозяйств.

Основные программы социальной защиты

В Беларуси реализуются многочисленные программы социальной защиты населения. Это распределение пособий семьям и пособий на детей, жилищные пособия, пособия адресной социальной помощи, прямые и косвенные субсидии, социальные льготы (оплата ЖКУ по льготным тарифам, за пользование транспортом), а также различные схемы социального страхования: обязательное страхование на случай безработицы, пенсия по возрасту, на случай инвалидности, утраты кормильца, болезни.
В Беларуси, как минимум, 34 категории льготников получают 77 видов льгот и, как минимум, 43 вида субсидий. Свыше 80% населения получают тот или иной вид пособия (исключая пенсии, стипендии и т.д.). Около половина населения получают пособия социальной помощи, размер которого составляет около $3. При этом отдельные выплаты могут достигать $50. Размер отдельных пособий привязан к бюджету прожиточного минимума.
    Социальные программы регулируются положениями как минимум 100 законов, 11 указов и 70 декретов президента, свыше 900 постановлений правительства бывшей БССР и Республики Беларусь, около 50 нормативных актов министерств и свыше 60 постановлений местных органов власти. Помимо бюджета финансирование идет из фонда социальной защиты, фонда занятости и бюджетов предприятий.
    В Беларуси сохраняется практика административно регулирования цен на определенные виды товаров и услуг. 19 государственных ведомств, шесть облисполкомов и Минский горисполком уполномочены регулировать цены по широкому спектру товаров. Около 3000 предприятий включено в реестр предприятий – монополистов. Цены на их продукцию регулируются в соответствии с антимонопольным законодательством. В среднем 81% товаров подлежит государственному контролю. Опрос 2002 года показал, что 66% респондентов сталкивались с проблемой ценового контроля. Такой инструмент социальной политики показал свою неэффективность и вред не только в Беларуси, но и в других странах мира.

Социальные трансферты и бедность
Программы социальной помощи в плане их воздействия на бедность оцениваются по трем критериям: охват, адресность и эффективность. Охват – это удельный вес малообеспеченных, получающий пособия. Адресность – это доля расходов из пособий, получаемых малообеспеченными. Эффективность – это удельный вес пособия относительно расходов домашних хозяйств.
    Меры социальной защиты в Беларуси имеют широкий охват. Социальные трансферты получают 81% домашних хозяйств. 61% семей получают различного вида льгот. 55% домашних хозяйств получают пенсии. 20% граждан имеют право на получение детских пособий. Чернобыльские стипендии и пособия получают почти 7% населения. 39% домашних хозяйств получают материальную помощь от частных лиц. Удельный вес такой помощи составляет 12% в общем объеме социальных трансфертов.
    В Беларуси охват населения пенсиями такой же, как и в Польше или Венгрии, но в этих странах менее одной трети населения получают социальную помощь или пособия, в то время как в Беларуси 65% населения пользуются, как минимум, одним видом льгот (правом на льготные тарифы и т.д.) При этом по сравнению с другими странами программа детских пособий в Беларуси имеет низкий охват.
    Чтобы оценить степень охвата малообеспеченных граждан социальными трансфертами, надо определить, какие домашние хозяйства попали бы за черту бедности без получения этих трансфертов. В рамках исследования были протестированы три варианта: 1) фактическое потребление (после получения трансфертов), 2) фактическое потребление минус 50% трансфертов, 3) фактическое потребление без общей суммы трансфертов. В Беларуси малообеспеченные составляют более высокую долю в общей численности населения по сравнению с обеспеченными по двум вариантам и несколько больше, чем их доля в общей численности населения. Наиболее высокая адресность достигается при распределении пособий на детей и чернобыльских пособий. Наименьшая адресность отмечена при распределении стипендий. В отличие от многих стран ЦВЕ и СНГ при распределении пособий Беларусь не использует принцип проверки нуждаемости. Не проводятся репрезентативные проверки нуждаемости, что делает белорусскую систему социальной помощи мене адресной. По мнению авторов исследования, ни одна из программ социальной защиты, реализованные в Беларуси в 2002 году, не отвечает требованиям «идеальной программы» в плане охвата или адресности.
    Вопреки сложившемуся мнению именно льготы обеспечивают наибольший охват малообеспеченных, т. е. являются адресными. В пределах 63 – 73% от общего числа малообеспеченных получают эти льготы. В равной степени справедливо и то, что высокий  уровень охвата малообеспеченных достигается за счет высокого уровня ошибок включения: льготами пользуются почти 60% граждан, которые не являются малообеспеченными. Поэтому не удивительно, что для социальных программ характерно дублирование в плане охвата населения. Четыре из пяти малообеспеченных домашних хозяйств охвачены системной социальной защиты. Из них 40% получают множественные социальные пособия. При такой организации утечка средств из системы неизбежна. Два из трех домашних хозяйств, которые не являются малообеспеченными, охвачены программами социальной помощи. 25% из них получают много разных пособий.
    Социальные трансферты в Беларуси носят очень прогрессивный характер. Если наименее обеспеченные группы потребляют более высокую долю пособий, чем доля этой группы в общей численности населения, трансферт считается адресным и высоко прогрессивным. Социальная программа, в рамках которой 8 – 20% направляется в квинтиль наименее обеспеченных, считается умерено прогрессивной. Если самые бедные потребляют меньше, то трансферт считается регрессивным.
    В 2002 году пенсии составляли 82% в общем объеме социальных трансфертов, получаемых домашними хозяйствами. Следующим по важности является пособия на детей. Домашние хозяйства считают, что льготы не столь важны в абсолютном выражении, но из-за широкого охвата их доля в общем объеме трансфертов находятся на втором месте после пенсий (9% в общем объеме социальных трансфертов).
В 2002 году из-за изменения порядка выплаты резко сократился удельный вес граждан, получающих чернобыльские пособия. Число получателей сократилось на 50%. В пределах одной и той же программы пособия не сильно отличаются по размеру (за исключением льгот и пособий по безработице). Расхождение от средней пенсии составляет около 30%, что является ярким примером уравниловки.
    В 2002 году доходы домашнего хозяйства, полученные в виде льгот, в среднем составили в месяц $5,5. При этом 50% домашних хозяйств получили менее одной трети этой суммы. Для малообеспеченных семей социальные трансферты и льготы составляют большую долю в потреблении. Их благосостояние сильно зависит от помощи государства. Пенсии, социальные пособия и льготы составляют 27% в среднем потреблении домашнего хозяйства. При этом удельный вес пособий составляет 45% в потреблении малообеспеченных и 52% в потреблении крайне бедных. Если мы предположим, что уменьшение пособия на 1 рубль привет к аналогичному уменьшению потребления, то социальные пособия составляют 59% и 70% в потреблении (до получения трансфертов) бедных и крайне бедных соответственно. Если сокращение пособия на 1 рубль повлечет уменьшение потребления на 0,5 рубля, то эти цифры будут 62% и 78% соответственно. В этом случае малообеспеченных было бы в Беларуси в 1,8 раз больше, а крайне бедных – в 2,8 раза больше.

Повышение эффективности социальных трансфертов
С января 2001 года в Беларуси внедряется система адресной социальной помощи. Семьи получают помощь, если они имеют гарантированный минимальный доход ниже определенного уровня (60% бюджета прожиточного минимума (БПМ) на одного члена семьи. Кроме того, такие семьи должны удовлетворять целому ряду других требований. В течение первых девяти месяцев наблюдался перерасход выделенных ресурсов, что ставит под сомнение устойчивость такой системы и принципы определения критериев нуждаемости.
    Для решения этой проблемы в Осиповичах и Осиповичском районе начался пилотный проект по тестированию принципов оказания адресной социальной помощи. Размер пособия установлен в размере 60% БПМ. Размер пособия определяется, как разница между суммой, являющейся критерием нуждаемости и фактическим среднедушевым доходом домашнего хозяйства. Максимальный срок выплаты пособия не должен превышать 6 месяцев в течение календарного года. Основой для расчета дохода является совокупный доход домашнего хозяйства за последние 6 месяцев до подачи заявления о предоставлении адресной социальной помощи. Применятся принцип «тестирования занятости»: помощь не предоставляется неработающим трудоспособным гражданам, которые не стоят на учете в службе занятости (есть несколько исключений). Домашние хозяйства, которые имеют земельный участок и не используют его, также не могут получать помощь. По результатам реализации пилотного проекта были сделаны следующие выводы:
- проверка нуждаемости является более действенным механизмом в обеспечении адресности, чем назначении пособий по категориальном принципу или в зависимости от места проживания;
- положительны является ведение всей программы через одну социальную службу, что не привело к увеличению административных расходов;
- такой критерий, как год приобретения дорогостоящих предметов длительного пользования не является достаточным для определения незарегистрированных и неофициальных доходов домашнего хозяйства,
- необходима подготовка профессиональных социальных работников, которые могли бы качественно реализовывать и управлять социальными проектами и программами.
    Одним из направлений улучшения качества социальных программ является проведение ревизии политики административного регулирования цен на ЖКУ и перекрестное субсидирование. В 2001 году промышленные предприятия субсидировали домашние хозяйства по тепловой энергии – на 227,5 млрд. рублей, по электроэнергии – на 188,9 млрд. рублей, по газу – на 116,2 млрд. рублей. Правительство проводит политику поэтапно сокращения перекрестного субсидирования. В течение 2002 года рост цен на ЖКУ составил 190%, а удельный вес оплаты этих услуг в потребительских расходах домашних хозяйств к концу года достиг 10%. Для сравнения в 2002 году в среднем он составил 6%, в 2001 г. – 4,3%. Авторы исследования считают, что действенным механизмом социальной защиты в условиях роста тарифов на ЖКУ является предоставление жилищно-коммунальных субсидий на основе проверки нуждаемости. Это позволит обеспечить адресность социальной помощи. Рекомендации - Необходимо принять меры, которые ведут к увеличению охвата малообеспеченных домашних хозяйств пособиями на детей. Сегодня эта программа охватывает лишь 30% малообеспеченных семей.
- Необходимо освободить пенсионный фонд от обязанности выплачивать не пенсионные выплаты, что приведет к улучшению финансового состояния фонда.
- Провести консолидацию программ социальных трансфертов и усиление адресной направленности, что позволит снизить налоговую нагрузку и создаст условия для быстрого экономического роста.
- Необходимо изучить вопрос включения льгот по профессиональному признаку в бюджеты соответствующих ведомств и в оптимальном варианте выплачивать в денежной форме в виде зарплаты и компенсации к ней.
- Повысить качество мониторинга программы адресной социальной помощи, чтобы принять адекватные реально существующему положению домашних хозяйств меры.
 - Необходимо распространять применение принципа проверки нуждаемости. Он является более эффективным способом оценки нуждаемости, чем социальные трансферты по категории или по месту жительства. Уроки Доклада Всемирного банка «О мировом развитии в 2005 году. Лучший инвестиционный климат каждому» 28 сентября 2004 года Всемирный банк опубликовал Доклад о мировом развитии-2005. Его главная тема – улучшение инвестиционного климата в интересах всех слоев населения. Доклад – это, по сути дела, программа построения сильной, процветающей мировой экономики. Такая же цель, но в масштабах Беларуси, ставится белорусскими властями. При этом их действия во многих сферах прямо противоположны тем рекомендациям, которые дают эксперты Всемирного банка.
Выводы Доклада о мировом развитии-2005 опираются на результаты обследования деятельности более чем 30 тыс. компаний в 53 развивающихся странах, а так же на базу данных Всемирного банка «Ведение бизнеса». Эксперты используют также страновые исследования и целый ряд данных независимых научных центров. Их подбор позволяет понять, что принимают во внимание серьезные международные инвесторы и кого они слушают. В списке нет национальных статорганов, в том числе Беларуси, зато есть индекс Business Risk Service от Business Environment Risk Intelligence, кредитные рейтинги стран от Euromoney Institutional Investor, оценка страновых рисков от Economist Intelligence Unit, индекс экономической свободы от Frazer Institute и Heritage Foundation, индексы макро- и микро конкурентоспособности от World Economic Forum, индекс политических рисков от Political Risk Services International и др.
Никто в мире не строит страновую стратегию развития на выполнении произвольно выбранных 16 показателей утверждаемых главой государства. Хочешь избавиться от бедности, обеспечить экономический рост, создавать новые рабочие места и иметь деньги на социальные программы – 1) снижай политические риски, 2) избавляйся от издержек и препятствий на пути развития конкуренции для всех, начиная от индивидуального предпринимателя в провинции, заканчивая крупнейшими национальными и транснациональными корпорациями. Первый вице-президент и главный экономист Всемирного банка Франсуа Бургиньон утверждает: «Благоприятный инвестиционный климат играет ключевую роль в обеспечении экономического роста и сокращении бедности, Преуспевающий частный сектор создает новые рабочие места, производит товары и услуги, обеспечивающие повышение уровня жизни населения, и является источником налоговых поступлений, необходимых для государственных инвестиций в здравоохранение, образование и другие услуги. Однако правительства зачастую сдерживают рост подобных поступлений, создавая неоправданные риски, издержки и препятствия на пути развития конкуренции». Что мешает избавиться от бедности Выводы Всемирного банка просты и понятны. Чем выше качество инвестиционного климата, тем  эффективнее идет борьба с бедностью. Значит, правительство должно направить свои усилия на нейтрализацию рисков как для отечественных, так и для иностранных инвесторов. Какие же риски отмечают руководители 30 тысяч предприятий из 53 развивающихся стран? На первом месте стоят риски, связанные с содержанием экономической политики. «В первую очередь это отсутствие определенности в отношении содержания и реализации правительством мер политики, а также такие существенные факторы риска, как макроэкономическая нестабильность, произвольная интерпретация регулятивных норм и слабая защищенность прав собственности. Эти факторы риска сужают возможности компаний и снижают их стимулы к осуществлению продуктивных инвестиций и созданию новых рабочих мест». 59% респондентов в Беларуси считают неопределенность экономической политики большим препятствием для инвестиционного процесса. Аутсайдерами по данному фактору являются страны Южной и Латинской Америки (Бразилия – 75,9% респондентов, Перу – 71,1%, Гватемала – 66,4%). Наименьшее количество сомнений вызывает законодательство в Азербайджане (6,7%), Словении (11,8% респондентов) и Эстонии (12%). Аж 77,6% белорусских респондентов считают, что интерпретация законодательства в нашей стране непредсказуема. Беларусь находится в числе тех государств, которые до сих пор не понимают, что делают власти. Самый плохой показатель здесь у Гватемалы (89,5%), Молдовы (79%) и Перу (78,7%). Как указывают эксперты Всемирного банка, «одно лишь повышение уровня предсказуемости политики способно более чем на 30 процентов увеличить вероятность привлечения новых инвестиций».

Налог на коррупцию и преступность
Расчет совокупного налогового бремени был бы не полным без учета тех денег, которые компании вынуждены платить в качестве взяток для чиновников и откупных для преступного мира. Коррупцию в Беларуси считают большим препятствием только 17,9% опрошенных, потому что само государство ведет себя, как однорукий бандит. Кстати в России еще меньше людей считают коррупцию большим препятствием для развития бизнеса. Самые плохие показатели здесь у стран Латинской Америки и Юго-восточной Азии. При этом в Беларуси 62% опрошенных заявили, что дают взятки, средний размер которых составляет 3,4% от объема продаж. Это самый что ни на есть коррупционный налог. В России 78% предприятий дают взятки, но они меньше –  2,3% выручки. В Бангладеше 97,5% компаний дают взятки, в Армении – только 35,7%. Это лучший показатель среди развивающихся стран. Самый большой размер взятки отмечен в Алжире – 8,6% объема продаж, наименьший – в Турции – 0,6%.
    Только 12,3% респондентов Беларуси считают преступность большим препятствием для развития бизнеса. 21,6% предприятий несут потери от криминала. Средние потери составляют 3,8% от объема продаж. Их можно назвать налогом на преступность. Да, страны СНГ выглядят на порядок лучше Латинской Америки и Азии, где преступность отражает слабость государства в выполнении своих основных функций. В нашем регионе только у Молдовы и Украины этот показатель больше – 26,5% и 19,6% соответственно. Так что низкий уровень преступности – это заслуга не нынешнего правительства, а следствие сохранения неформальных институтов последних 20 -30 лет. Уровень преступности в Латвии, Эстонии, Казахстане гораздо меньше, чем в Беларуси. В Азербайджане только 2,6% респондентов считают преступность большим препятствием для развития бизнеса, в Азербайджане – 3,6%. Так что есть много примеров в переходных странах, когда эффективная борьба с преступностью идет в паре с энергичным развитием рынка и демократии.
    48,1% белорусских предприятий не доверяют судам в плане защиты их прав собственности. Это яркий показатель наличия высокого железного занавеса между бизнесом и государством. Если предприниматель не может решить свои проблемы в суде, он обращается либо к чиновнику с взяткой, либо к преступнику с пистолетом или просто уезжает в другую страну. Слабым утешением для нас может быть то, что в России дела обстоят еще хуже. Но почему же не брать пример с Эстонии, в которой только 28,6% компаний не доверяют судам в плане защиты их прав собственности. В Китае этот показатель вообще на уровне некоторых западных стран – 17,5%. Доклад демонстрирует, что в Польше, Румынии, России, Словакии и Украине те предприятия, которые «считают, что их права защищены, отчисляют на инвестирование на 14–40 процентов больше прибыли, нежели те, что не считают свои права защищенными». Легко посчитать, сколько инвестиций теряет Беларусь из-за низкого качества своей судебной системы. Белорусские власти часто ссылаются на опыт Китая. Так в этой стране улучшение положения с правами собственности привело к тому, что 400 млн. человек вышло из черты бедности.
    Таким образом, большинство переходных экономик испытывают серьезные проблемы с установлением законности и порядка с одной стороны и защитой прав собственности и созданием доверия к институтам государства с другой. Как сказано в докладе-2005, «ненадежность электроснабжения и других элементов инфраструктуры, преступность и коррупция могут стать причиной затрат, вдвое превышающих затраты, связанные с нормативно-правовым регулированием. Эти издержки вкупе со слабым обеспечением исполнения договорных обязательств и обременительным регулированием могут составить до 25 процентов от объемов продаж – или, иначе говоря, втрое превысить те суммы, которые компании обычно выплачивают в качестве налогов». Значит, чтобы рассчитать, под каким давлением и налоговым прессом работает бизнес в Беларуси, формальную налоговую нагрузку надо, как минимум, умножить на два.
    Очередным препятствием на пути развития конкуренции является процедура регистрации и ликвидации предприятий, качество лицензирования, сертификации и налогового администрирования. Усиление конкуренции может более чем на 50 процентов повысить вероятность внедрения инноваций в экономике. В Беларуси вход на рынок и работы на нем требует от бизнеса больших затрат. Блокировка банкротства для избранных приводит к засорению экономики инвестиционными ошибками. Белорусские власти мало отличаются от правительств многих переходных стран, когда они обещают рай на земле. Один из авторов Доклада Уоррик Смит заявляет: «Более 90 процентов компаний указывают на наличие разрыва между заявленной политикой и ее практической реализацией, при этом на долю неформального сектора экономики во многих развивающихся странах приходится более половины выпускаемой продукции».
    Белорусские компании (47%) в два раза чаще считают высокие ставки налогов большим препятствием для развития бизнеса, чем российские (24,6%). Для сравнения в Эстонии таких только предприятий только 16,7%, в Казахстане – 13,8%. Почти такую же интенсивность имеет проблема налогового администрирования. Опять в этом аспекте примером может служить Эстония.
    11% своего рабочего времени руководители предприятий Беларуси должны тратить на выполнение требований государства. Эти затраты можно считать своеобразным налогом на бюрократию. Это время не предпринимательского творчества, а нудного стояния в очередях, составления отчетов и разговоров с проверяющими. Белорусское государство душит в своих плотных объятиях бизнес. Если посчитать все затраты бизнеса на государство в Беларуси, то получится 60 - 65% ВВП. В результате бизнес не может бороться с бедностью и в отместку не платит государству налоги. Доклад-2005 содержит много ценных уроков для правительства РБ. Один из них, от вице-президента Всемирного банка/МФК Майкла Кляйна надо отметить особо: «Хотя история попыток проведения избирательных мер органами государственного управления насчитывает не одно столетие, международный опыт показывает, что стопроцентно надежных стратегий не существует, и что во многих случаях применение подобных мер заканчивалось оглушительным провалом». В Беларуси по-прежнему существует угроза оказаться без инвестиций, но с бедностью. Может, пора прислушаться к цивилизованному миру?
 

Инвестиционный климат: закон, как генератор коррупции и преступности

Страна

Неопределенность эконом. политики

Коррупция

Суды

Преступность

Большое препятствие %

Непредсказуем.

интерпретация законод. Норм %

Большое препятствие %

Сколько дает взятки %

Средняя взятка

% от объема продаж

Большое препятствие %

Нет доверия к судам по защите прав собственности  %

Большое препятствие %

% тех, кто  несет потери от преступности

Средние потери от преступности % объема продаж

Беларусь

59

77,6

17,9

62

3,4

11,2

48,1

12,3

21,6

3,8

Россия

31,5

75,1

13,7

78

2,3

9,5

65,3

12,4

36,4

2,9

Украина

46,9

67,5

27,8

70,2

4,4

15,3

49

19,6

27,9

4,7

Казахстан

18,5

52,7

14,2

69,2

3,8

4

48,5

8,4

29,2

3,5

Молдова

57

79

40,2

77,6

3

19,8

72,1

26,5

17,3

3,9

Литва

33,5

61,9

15,6

52

1,9

12

59,5

16,2

38

2,8

Латвия

27,4

71,4

11,7

62,6

2,3

3,2

49,1

6,4

33

2,7

Эстония

12

45,1

5,4

48,8

1,1

4,8

28,6

6,5

35,9

0,5

Польша

59,1

68

27,6

52,4

3,1

27

46,2

24,9

31,6

2,8

Чехия

20,2

56

12,5

55,5

2,9

11,1

47,1

14,3

33,6

3,1

Турция

53,8

40,6

23,7

71,8

0,6

11,9

33,1

12,9

5,8

2,7

Китай

32,9

33,7

27,3

55

2,6

-

17,5

20

10,4

2,6

Индия

20,9

64,1

37,4

-

-

-

29,4

15,6

-

-

Источник: World Development Report 2005 Данные  получены на основе опросов предприятий. 

 

 

Инвестиционный климат: налоги, финансы, рынок труда

Страна

Регулирование и налоговая администрирование

Финансы

Рынок труда

Ставки налогов, как большое препятст-

вие %

Налоговое

администр.,

как  большое препятст-

вие %

Лицензи-

рование, как большое препятст-

вие %

Доля времени управляя-

ющих компаний на выполнение обязательств перед гос-вом %

Среднее

Кол-во дней на растаможку

 

большое препятст-

вие %

Малый бизнес с кредитом %

Навыки, как большое препятст-

вие %

Закон. рынка труда, как большое препятст-

вие %

Беларусь

47

44,2

25,8

11

2,4

30,1

8,3

8,4

9,3

Россия

24,6

31,8

14,6

14,1

6,9

17

8,8

9,9

3,3

Украина

39,6

34,9

18,2

15,4

5,8

29,1

6,5

13

5,8

Казахстан

13,8

14,3

9

14,6

5,3

14

13,3

6,3

0,8

Молдова

54,9

47,6

24,6

7,1

2,1

39,6

26,4

11

5,2

Литва

36,5

19,8

8,1

10

2,4

7

21,1

7,5

8,5

Латвия

27,3

27,6

9,2

10,7

1,2

7,6

23,2

15,5

4,1

Эстония

16,7

4,5

11,2

6,2

1,6

8,4

46

23,8

4,2

Польша

64,7

41

13,5

12,3

3,1

42,6

31,5

12,2

25,2

Чехия

25,6

19,8

10,2

5,5

4,4

23,1

32,2

9,1

3,5

Турция

38,1

33,1

5,8

8

3,7

23,2

11,3

12,8

8,7

Китай

36,8

26,7

21,3

19

7,9

22,3

52

30,7

20,7

Индия

27,9

26,4

13,4

15,3

6,7

19,2

51,1

12,5

16,7

Источник: World Development Report 2005 Данные получены на основе опросов предприятий.

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!