Искаженная медпомощь

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

«Бойтесь людей, предлагающих бесплатные услуги!» Такой лозунг должен был бы висеть над всеми проспектами белорусских городов. Никому в голову не придет мысль узаконить бесплатное изготовление костюмов, модных причесок, ремонт часов или телевизоров. Рынок медицинских услуг по-прежнему остается в жесткой монополии государства. Граждане Беларуси, которые выбрали себе профессию врача, лишены права свободной продажи своих услуг. Остальные – возможности покупать качественные и доступные услуги. Игорь Валюткевич
 

По сути дела, мы имеет дело с фиксацией цены на чрезвычайно низком уровне, гораздо ниже уровня рынка. Нарушение закона рыночного ценообразования приводит к предсказуемым последствиям: во-первых, имеет место резкое снижение качества медуслуг, во-вторых, отток профессионалов из данного сегмента рынка, в-третьих, создается благоприятная среда для коррупции, когда чиновники определяют, кто достоин получения бесплатных услуг в первую очередь, а кто через год; в-четвертых, сокращается мотивация инвесторов и ученых вкладывать ресурсы и свое время в медицинские разработки (цены и нормы прибыли все равно определяет государство), в-пятых, Беларусь лишается импорта и производства жизненно важных лекарств. Как следствие монополизации медицины, мы имеем кризис отрасли, демографические проблемы, утечку мозгов и развитие теневого рынка медицинских услуг. Число вакантных врачебных должностей составляет около 3500 человек при том, что показатель обеспеченности врачами в Беларуси составляет 45,4 на 10 тысяч населения (в европейских странах 35 – 38). А государственная система продолжает штамповать врачей, которые не в состоянии найти работу в госполиклиниках и открыть свое дело. Бессильно наблюдая за углублением медицинского кризиса, правительство не придумало ничего иного, кроме как перейти на режим частичной оплаты услуг. Вместо полноценной реформы отрасли нам предложили суррогат, который выгоден не профессиональным врачам, добросовестным медсестрам, которые привыкли выкладываться на все 100%, а чиновникам от медицины и тем, кто занимает должность в государственной клинике или больнице и использует их потенциал для личного заработка. Судя по ряду публичных выступлений, по первым шагам на посту министра здравоохранения Людмила Постоялко также не готова представить прагматичный, рациональный план реформы системы здравоохранения. Нормы ценою в жизнь Регионы быстро почувствовали растерянность центра и начали самостоятельно трактовать смысл платной медицины. Как и следовало ожидать, первыми жертвами стали пенсионеры и бюджетники. Сегодня врачи отказываются выписывать льготные рецепты на лекарства дороже 2000 рублей. Уролог или терапевт прекрасно понимает, что белорусский дешевый аналог немецкого лекарства за 9000 тысяч рублей не в состоянии эффективно помочь больному. К тому же, от него могут быть побочные эффекты из-за недостаточной степени очистки. Таким образом, экономия бюджетных средств идет за счет тех граждан, которые имеют право пользоваться льготными рецептами. Часты случаи, когда, проконсультировавшись с врачом, пенсионерка просит: «Выпишите мне дорогое лекарство. Дети помогут мне его купить». Врач же, наступая на горло своему профессиональному долгу, говорит, что он должен выполнять приказ вышестоящего начальства и отказывается выписывать лекарство, которое по цене выше установленного чиновниками порога. Когда ты болеешь, тебе все равно, где покупать лекарства и сколько за них надо платить. Предельная полезность данного товара резко возрастает. Выйдя из кабинета, больной легко может получить нужное лекарство на черном рынке, были бы деньги. Но одинокие пенсионеры такого себе позволить не могут и вынуждены довольствоваться менее эффективными препаратами. Общеизвестно, что далеко не все лекарства производят в Беларуси. По оценкам импортеров лекарственных препаратов, доля белорусских лекарств в легальном и «сером» рынке составляет только 25 – 30%. По УП «БелФармация» в 2001 г. доля отечественных препаратов составила 36,9%, импортных 63,1%. Есть эксклюзивные американские, английские или словенские лекарства, которые помогают вылечиться от серьезных болезней. Врач знает, что для тяжелого больного использование именно этого лекарства – это единственный способ выжить. А закон не позволяет ему его прописывать. В такой ситуации закон может быть причиной смерти. Как бы антигуманно это не звучало, под страхом вычетов из зарплаты врачам запрещают называть препараты, которые могут эффективно излечивать болезни, потому что их цена не вкладывается в установленный государством лимит 2000 рублей. Где вы видели качественный товар за $1? Неужели люди должны страдать и умирать только потому, что государство не может дать право выбора врачу и пациенту? Вполне вероятна ситуация, когда на рынке в определенный момент может не оказаться некого дорогого препарата, который может спасти жить, только потому, что импортеру де факто запретят его продавать. Мать Тереза не смогла бы работать в Беларуси Больные часто думают, что импортерам лекарств действительно жить хорошо. Они якобы «наживаются» на несчастье других. Правда заключается в том, что никто в цивилизованном мире не считает производителей и продавцов лекарственных препаратов поставщиками бесплатных благ. Они, так же как производители обуви, сыра или вина просто удовлетворяют желания человека. Импортом лекарств в Беларуси нельзя заниматься, не имея «теплых» отношений с Минздравом. Так вот если белорусский импортер лекарств решил сделать скидку на ввезенный товар и продать его дешевле (на пример, по просьбе сына просить лекарство для больной матери), то сделать это ему наши законы не позволяют. Контрактная цена распространяется на всю партию. Продажа за меньшие деньги - это нарушение норм, которые утвердили в Минфине и Минналогах. В случае не надлежащего оформления сделки продажа препарата человеку не за $10, а за $8 наказывается штрафом. Импортеры с удовольствием пользуются такой нормой. Скидка в $2 считается прибылью, которая покрывает убытки, образовавшиеся в результате оприходования курсовых разниц и проведения других бухгалтерских операций. Как не платил бизнесмен налог на прибыль, так и не платит. Приходит товар со скидкой, фирма оприходует его и показывает маленькую прибыль, чтобы не было оснований у налоговой инспекции ее закрывать. Бухгалтерский учет должен отражать реальную жизнь, суть коммерческих сделок, проводимых в экономике. В Беларуси же бухучет служит исключительно фискальным целям государства и часто блокирует выгодные для пациентов и врачей сделки. Есть основания предположить, что в рамках существующей бюрократии, тотального госрегулирования медицины матери Терезе из Калькутты невозможно было бы реализовать себя в Беларуси. Да и Иисуса Христу арестовали за попытку оказания образовательных услуг без лицензии. В 2001 г. только государственной аптечной сетью было продано лекарств на сумму 169,5 млрд. рублей (около $135 млн.) При создании конкуренции на рынке импортеров и производителей лекарств, реформе системы бухучета на эти же деньги можно было бы продать на 15 – 20% больше лекарств.

Белорусскую медицину может спасти только рынок
Беларуси нужна страховая медицина, но покупать страховку должен каждый человек индивидуально, на конкурентном рынке. Точно также и с лечением. Раз у государства не хватает денег на всех, то надо сконцентрироваться на помощи самым нуждающимся, т.е. инвалидам, пенсионерам и многодетным детям. Удачный опыт Новой Зеландии показывает, как без сохранения монополии на медицинские услуги можно добиться снижения цен на лекарства и медуслуги и экономии бюджетных средств. Схематически это делается так. Каждый человек открывает индивидуальный медицинский счет. В выдаваемой ему медицинской книжке (наподобие сберкнижки) отражаются три важнейшие вещи: 1) объем ежемесячные индивидуальных взносов (часть социального налога), 2) объем ежегодной дотации государства на оказание данному гражданину первичных медицинских услуг, 3) количество и стоимость услуг, оказанных в течение определенного периода. В такой ситуации покупать или не покупать дорогое лекарство, идти на прием к врачу за $1 или за $10, делать анализы за $2 или за $20 – это будет личный выбор гражданина, а не прихоть чиновника. Пора, наконец, понять, что медицинские услуги, товары и лекарства надо продавать и покупать, а не поставлять и раздавать. То, что сегодня происходит в Беларуси, не имеет ничего общего с реальными рыночными механизмами. Мы являемся свидетелями попытки выправить административными методами не функциональную монопольную систему с сохранением ее основных параметров. Сами государственные органы констатируют наличие глубокого кризиса медицинской системы, но осмелиться открыто об этом заявить ни Л. Постоялко, ни премьер Новицкий, ни А. Лукашенко не могут. Сделает это за них и приведем лишь несколько фактов. Смертные грехи белорусской медицины Смертность мужчин в Беларуси с 1991 по 2000 г. выросла с 11,7 до 15 случае на 1000 человек, у женщин – с 10,7 до 12,2. Доля людей старше 60 лет увеличилась до 19,1% и перспектив изменить этот ужасный демографический тренд не видно. Очень часто деньги, которые выделяются на медицину, тратятся не рационально. Зачем, к примеру, было открывать в Белгосуниверситете факультет по специальностям «лечебное дело», «фармация» (расходы в 2001/2002 гг. запланированы в объеме 70,1 млн. рублей), если Витебский государственный мединститут полностью удовлетворяет спрос на специалистов данных профессий? Нет ничего предосудительного в том, что открывается новый факультет, только почему это надо делать за счет бюджета? Зачем из года в год планировать строительство или ремонт новых медицинских учреждений, если на это нет средств? В 2001 г. строилось 130 объектов, частично введено 9, полностью - только 14. Не достроенными остались 116 объектов. В «Информационном бюллетене администрации президента» говорится, что «строительство Брестской городской многопрофильной больницы осуществляется 13 лет (с 1989 года), нормативный срок строительства превышен более чем в 3 раза, а сметная стоимость в ценах 1991 г. за указанный период возросла в 1,9 раз». Ни одна частная компания не позволила бы себе такого подхода к делу. Еще больше интересных случаев можно привести с закупкой медицинского оборудования. Этот вид деятельности по праву считается одним из самых прибыльных для импортеров и тех людей, которые контролируют финансы и выдачу лицензий. «В 2000 и 2001 годах более 90 единиц оборудования общей стоимостью около 667 млн. рублей и 4,2 млн. долларов США по различным причинам несвоевременно вводились в эксплуатацию». 7-ая городская больница Минска долгое время не могла подключить магнитно-резонансный и компьютерный томографы, которые обошлись казне в $1,45 млн. Более года первой городской больнице г. Минска не была нужна рентгеновская система «Филипс» за полмиллиона долларов. «В Гомельском специализированном диспансере радиационной медицины из-за отсутствия подготовленных площадей не используется с ноября 2001 г. 31 единица медицинского оборудования». Все это примеры централизованного планирования монопольным рынком. Деньги выбили, потратили, а думать об эффективности их использования некому. Более того, имеют место случаи закупки неисправного оборудования без документов, которые подтверждают их качество. Распространенной формой нарушения существующего законодательства стала централизованная закупка лекарств без тендера (к примеру, АО «Спофа» купило животный инсулин на сумму $1,6 млн.). Понятно, что такие контракты без ведома министерства здравоохранения не заключаются. Свою нишу в монопольной медицинской системе получают и врачи, и медицинские работники. Так в больнице на станции Могилев Белорусской железной дороги лекарства по льготным рецептам выписывались … на уже умерших пациентов. Каждый хочет ухватить свой кусок бюджетного пирога. Даже руководители больниц, которые постоянно жалуются на нехватку денег, умудряются зарабатывать на том, что закупают продукты питания для больных у компаний по явно завышенным ценам. Вольготно чувствуют себя и страховые фирмы, которые лишь по форме напоминают конкурентов реального рынка страховых услуг. В ходе проверки КГК РБ «установлено излишне израсходованных и использованных не по назначению бюджетных средств в сумме более 130 млн. рублей, в т.ч. 23,8 млн. рублей излишне начисленной заработной платы, 62,5 млн. рублей причисленного государству ущерба. Сумма выявленного занижения арендных, коммунальных и других платежей составила более 1,6 млрд. рублей и 19,1 тыс. долларов США, неэффективно и необоснованно использования бюджетных средств – более 550 млн. рублей, занижение стоимости оценки госимущество – 853 млн. рублей». И все это происходит на фоне запрета выписывать по льготным рецептам лекарства дороже одного доллара, на фоне введения обязательной оплаты части счетов больниц и поликлиник. За счет кого экономим деньги, господа медицинские чиновники? Может, хватит издеваться над врачами и санитарами, больными и здоровыми, производителями и импортерами лекарств? Имитация реформ медицинских услуг никого не спасет. Беларуси нужен реальный, конкурентный, частный рынок и демонополизация профессии врача. В противном случае число человеческих жертв монопольной медицинской системы будет возрастать.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!