Конкретно о главном

Автор  11 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В начале марта тема зарплаты и доходов населения снова приобрела предвыборную остроту. Закончился срок подачи деклараций об уплате совокупного подоходного налога, до 17000 рублей повысилась минималка, и А. Лукашенко объявил очередную войну. На этот раз «врагом» стали те, кто платит зарплату не через официальную кассу, а также те, кто эту зарплату получает, нарушая десятки, если не сотни существующих инструкций и положений валютного-денежного и налогово-административного законодательства. Ярослав Романчук
 

Бессмысленные кампании

Можно ли заставить белорусских граждан, старающихся свести концы с концами и работающих на двух – трех работах, играть по официальным экономическим правилам? Теоретически можно, если для этого за счет местных или республиканского бюджета приставить к каждому бухгалтеру, предпринимателю, учителю и врачу по контролеру с зарплатой долларов под триста, чтобы не было соблазна вступать с гражданами в «преступный» сговор. Лишнего миллиарда долларов на эти цели в казне нет. Да даже если бы был, то стоит ли тратить, к примеру, $100 бюджетных денег на ужесточение мер против бизнеса и граждан, чтобы в результате получить $10 санкций и пени. Так что объявленная «серым» доходам война может быть выиграна властью только в одном случае: если она останется на бумаге, и будет использоваться в качестве предлога для очередной смены правительства ближе к лету. Так же бессмысленна с фискальной точки зрения проводимая уже три года кампания по сбору совокупного подоходного налога. Доходов в бюджет она приносит мизер. Совокупные издержки, с одной стороны, государства на администрирование системы сбора данного налога (реклама, зарплата сотрудникам, аренда, печатание деклараций, оборудование офисов и т.д.), с другой стороны – граждан (время на получение справок, заполнение деклараций, время на поход в налоговую инспекцию и т.д.) превышают объем средств, который в результате имеет государство. Да, сегодня во многих западных странах государство по данному налогу получает до 45 – 50% всех доходов. Копировать их систему бессмысленно и опасно, потому что у нас нет необходимых институтов для ее функционирования. Когда Америка, Япония, или Южная Корея были развивающимися (по нашим сегодняшним меркам) странами, налоги у них были гораздо ниже, чем у нас сегодня. В 1902 г. в США доля всех налогов в доходе гражданина составляла всего 8,5%, в 1950 г. – уже 24,5%. В Японии в 1965 году совокупные налоговые поступления составляли всего 18,3%, в Южной Корее – в 1975 году – 15,2%. Так что ссылки на международный опыт, которые любят делать Минфин и Минналогов, часто некорректны и вводят не просвещенную публику в заблуждение Минималка как налог Повышение минимальной зарплаты до 17000 рублей также нельзя назвать некой выверенной, экономически рациональной мерой. Фиксация минимальной ЗП на уровне 17000 рублей не оказывало бы никакого влияния на рынок труда, если бы мы в Беларуси была рыночная экономика. Понятно, что уровень реальной минимальной зарплаты гораздо выше, так что роста безработицы от 70-процентного роста минималки не будет. Если бы речь шла о чисто социальном аспекте, т.е. о той роли, какую играет минимальная ЗП в США, то надо было бы установить ее на уровне хотя бы 50 тысяч. Очевидно, правительство преследовало другие цели, решаясь на такой шаг. Минтруда успокаивает, что мол, штрафы и все платежи, которые осуществляют граждане, исходя из количества минималок, будут исчисляться по-старому. Т.е. штраф в две минималки будет означать 20 тысяч рублей, а не 34 тысячи. Это один подход, пиаровско-социальный. Другой подход в кулуарах озвучивают некоторые специалисты Минэкономики и Минфинансов. Они уверены, что цель данной меры чисто фискальная, т.е. собрать больше денег в бюджет. Если в Гражданском кодексе идет привязка штрафов и платежей за услуги госорганов к минимальной ЗП, а она в стране сегодня 17000 тысяч, то чему будут следовать тысячи чиновников, разъяснениям Минтруда и правительства или закону? В другой стране многие рабочие радовались бы от повышения зарплаты. В Беларуси же рост минималки грозит превратиться в увеличение налогового бремени с граждан, доходы которых и так «поют романсы». Это высший пилотаж иезуитства: под вывеской заботы о благополучии бедных граждан незаметно залезать в их же карманы и требовать больше денег. Пузырь лопнул А. Лукашенко выстроил систему, в которой он лично за все отвечает. Получается, что за выплату зарплат и доходы населения тоже. Все помнят предвыборный лозунг 100-долларовой зарплаты. Итоги года показали, что поставленная задача не была выполнена, даже при использовании методологических трюков, которые использует наше правительство. Начисленная среднемесячная заработная плата в 2001 г. составила 124900 рублей. Реальная зарплата за год увеличилась на 30,3%. Это в среднем по стране. И здесь обратим внимание на следующую особенность расчета данного показателя. «Начисленная среднемесячная заработная плата рассчитывается путем деления начисленного фонда заработной платы на среднесписочную численность работников, принимаемую для исчисления средней заработной платы, и на количество месяцев в периоде». Для расшифровки посмотрим, что включается в фонд заработной платы: «заработная плата за выполненную работу и отработанное время; выплаты стимулирующего и компенсирующего характера; оплата за неотработанное время; другие выплаты, включаемые в состав фонда заработной платы. Фонд заработной платы приводится включая подоходный налог и обязательный страховой взнос работника». Корректно ли с точки зрения определения реальных денежных доходов человека включать в фонд заработной платы налоги в размере 36%? С бухгалтерской точки зрения, здесь логика железная, только вот граждане живут по другой, житейской логике и считают деньги, которые они реально приносят домой в день получения зарплаты. И многие из них никак не могут понять, где же те 100 баксов, которые, как ему говорят по БТ, получает чуть ли не каждый? Снимем с фонда зарплаты 36% налогов и получим очищенную среднюю зарплату за 2001 год в размере 80 тысяч рублей или $60 – 65. Пропагандистский пузырь со стодолларовой зарплатой лопнул. Да, белые воротнички в промышленности в начале года получали по 246 тысяч рублей, что без 36% налогов дает чуть больше $100 ЗП, но что делать сельчанам с зарплатой в 91,5 тысяч ($38)? Разве могут не воровать продукты работники общественного питания с зарплатой в 102,3 тыс. рублей? А мы жалуемся, почему в столовых так невкусно и постно. Но даже такую зарплату платить становится нечем. В Пуховичском, Сморгонском, Кобринском и десятках других районов, в Бресте и Витебске, в Белыничах и Поставах местные власти уже сказали, что на зарплату средств нет, что денег на образование и на больницы не выделили. В прошлом году не добрали 10% бюджета. В этом году сбор налогов за 2 месяца находится на уровне, который не позволяет выполнить даже базовые обязательства государства (зарплата, пенсии, минимальный объем финансирования армии, милиции, школ и больниц). По сути дела, бюджетная сфера переходит на работу в режиме чрезвычайного положения. Можно ли назвать политику доходов государства социальной, когда учителя в Поставах и Сморгони радуются авансу в 20 тысяч, не надеясь получить зарплату раньше апреля? А наша родная статистика дает нам по итогам 2001 г. рост реальных денежных доходов населения на 125% при прогнозе на 2001 год 103,5-104,5%. Дефолт вкладчикам? Логичным является вопрос: «А где взять деньги?» В конце декабря прошлого года власть заставила должников по выплате зарплаты взять кредиты, а банкам – их выдать, чтобы превратить 55 млрд. долгов в 3 млрд. на начало года. Не прошло и месяца, как на 31 февраля долги по зарплате выросли до 33 млрд. рублей т.е. увеличились за месяц почти в 10 раз! Если в течение четырех месяцев после выборов темпы роста долгов по ЗП составляли около 20 млрд. в месяц, то сейчас они увеличиваются на 50% быстрее. А денег в казне-то нет. Вот почему А. Лукашенко объявил бесперспективную войну «серым» доходам, повысил минималку и завел разговоры о продаже собственности. Система себя изжила. Нацбанк изо всех сил продает валюту и золото, тщетно пытаясь сдержать падение курса и сохранить доверие граждан, которые остаются последним ресурсом обанкротившейся власти. Только зачем при этом с такой интенсивностью эксплуатировать денежный печатный станок? На начало года рублевые и валютные вклады населения составляли 823,8 млрд. рублей, увеличившись за год в 2,1 раза. Несмотря на всю условность денежной стабилизации, отвратительное состояние финансов, растущие долги, наши люди, как сказал бы Михаил Горбачев «все ложат и ложат» деньги в белорусские банки. Как ни крути, кого-то в складывающейся ситуации придется «кинуть», вернее, как принято говорить после кризиса в России и Аргентине, объявить дефолт. Все больше факторов говорит в пользу того, что в качестве очередной жертвы правительственного эксперимента будут выступать вкладчики. Что, в принципе, не ново.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!