Цены-убийцы

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусские политики и придворные экономисты постоянно твердят о национальных особенностях отечественной экономики. Мол, не можем мы брать чистые рецепты богатых стран и применять их на практике. Менталитет не тот, люди не научены, директора не приспособлены – все что угодно, лишь бы не потерять реальные рычаги управления деньгами и ресурсами. Что правда, то правда: наши эксперты и тем более полисимейкеры думают по-другому. XXI век за окном, а они варятся в своем соку, сдобренном современными версиями марксизма и кейнсианства. А пора бы выйти из скорлупы партийных приказов и вертикальной дисциплины, взглянуть на мир рациональными глазами и оценить происходящие экономические явления с точки зрения здравого смысла, а не "завернутых" схоластических моделей.  

Всезнайки из песочного замка Одним из самых распространенных мифов в концепции "большого государства" является необходимость регулировать цены. Чиновник и политик в один голос говорят о необходимости защитить простого человека, особенно в переходный период. Он, мол, не приспособлен к реалиям рыночной экономики. Если отечественному производителю не сказать, что сколько стоит, он может соблазниться статусом эксплуататора и взвинтить цены до потолка. В Беларуси неконтролируемых цен нет: чиновник лучше знает, сколько должен стоить хлеб, молоко, общественный транспорт, жилье или конфеты. Эфемерные лозунги "общественное благосостояние" и "социальная справедливость" воплотились в сотни постановлений, указов и нормативных актов десятков министерств. Белорусские чиновники настолько уверовали в свое всезнайство, что пишут очень подробные инструкции по постатейному формированию издержек (с указанием минимумов и максимумов), по определению предельных торговых надбавок и норм рентабельности. При этом они скромно умалчивают, на основании какой экономической теории основывается их экономическое шаманство. Они говорят, что свободная цена – это плохо и антисоциально, не объясняя при этом, почему несвобода эффективнее. Не поделишь – не поедешь В плановой экономике цена – это просто учетная бухгалтерская категория. Чтобы казаться цивилизованными, социалисты решили количественные псевдоденежные показатели назвать ценами и выразить цифрами. Не коровами, тракторами и удобрениями же мерять экономический прогресс, как в мультфильме про змею и 38 попугаев. Цена не регулировала процесс производства, потребления, сбережения и инвестирования. Без этой краеугольной категории рынки ресурсов и товаров не существуют. Вместо них есть система складов, производственных мощностей, магазинов, объединенных под "крышей" Госплана и Госснаба. Зарабатывать много денег в принципе было нельзя. Чем успешнее работало производство, тем больше было поборов, тем чаще требовали "добровольных" пожертвований различные организации. А на чьи же деньги развивался ВПК, космос и строились самые крупные и экологически вредные в мире промышленные и сельскохозяйственные комплексы? В сегодняшней Беларуси, как и во вчерашнем Советском Союзе, проблем с распределением прибыли нет. Сегодня излишки забирают на сельскохозяйственные программы, заготовку топлива на зиму, жилищные программы, назапашку кормов и импортозамещающие схемы. Как можно предприятию существовать и развиваться с рентабельностью в районе 10 %? Нельзя, поэтому высокотехнологический товар белорусского госпредприятия становится таким же редким, как американский подросток, который не знает, чем занимался Билл Клинтон и Моника. В стандартной административно регулируемой экономике, коей бесспорно является Беларусь, самой большой проблемой является дележ убытков. Нет в белорусском Уголовном кодексе статьи, по которой можно угодить за решетку за неправильно установленную цену. Ошибся чиновник, установил планку слишком низко (по сравнению с рынком) – ну потолкались простые люди в очередях за сметаной или водкой, ну заработали предприимчивые люди на "левом" экспорте в Россию или Польшу. А кого за это наказали? Чигирь пострадал совсем по другой статье, а Линг вообще ушел на повышение с почестями. Кому дело до огромных информационных искажений, в которых "потеряли мозги" даже самым искушенные и опытные финансисты? Кто будет разгребать авгиевы конюшни перекрестного субсидирования и межотраслевого дотирования? Уверен, что рано или поздно все эти проблемы придется решать рынку, но для этого в Беларуси должна появиться добрая фея или прижатый к стенке колдун, которые и откроют ему двери. У простого человека нет времени копаться в справочниках, читать толстые толмуты "экономикс" или нанимать дорогих аналитиков. Рынок по праву называют самой социально ориентированной системой, потому что инвестор и производитель получают базовую информацию бесплатно. Информация эта (цены сырья, оборудования, земли, помещений, рабочей силы, потребительских товаров, денег, наконец) открыта для любого. Каждый имеющий калькулятор и дружащий со здравым смыслом может подсчитать, стоит ли вкладывать деньги в привлекательный проект или доверить их некой инвестиционной компании. У бизнесменов, работающих в условиях свободного рынка, нет мысли о том, что информация в прейскурантах "с душком", т.е. подпорчена чиновником. Цена говорит о наличии ресурсов и покупателей на них, как происходит процесс распределения капитала, какие стимулы имеют основные экономические актеры. Каприз потребителя – приказ для производителя. Заставить купить можно только качеством, некими оригинальными "прибамбасами" и наворотами или ненавязчивым сервисом. Тяжелый путь к homo economicus Реформа цен требует значительных политических и социальных издержек в краткосрочной перспективе. Да, издержки будут распределяться неравномерно. От одномоментного освобождения всех цен пострадают прежде всего те, кто в своей потребительской корзине имеет наибольшее количество дотируемых продуктов и услуг, цены на которые находятся ниже уровня рынка. Поскольку перекосы в квартирном вопросе и ценах на многие продукты питания очень большие, то у правительства возникает большое желание эволюционного избавления от административного регулирования. В процессе эволюции наши "доморощенные обезьяны" застряли где-то посередине дерева, так и не пройдя весь путь к homo economicus. Белорусское ценовое регулирование является одним из самых жестких среди всех стран ЦВЕ. Круг товаров и услуг, цены на которые устанавливает сам производитель, начал сужаться с 1996 года. В период 1995 – 1999 годов помимо множества постановлений Совета Министров и Минэкономики было принято 4 указа и 1 декрет президента, которые наверняка не вводили рыночные стандарты ценообразования. Их суть можно было бы изложить одним предложением: "Цены на все товары и услуги (на все формы капитала) устанавливает собственник, исходя из собственного индивидуального представления о выгоде и прибыли". Чтобы увидеть такую "ересь" в белорусском законодательстве, надо предположить, что сидящие на деревьях захотят наконец спуститься на землю. Сомневающимся - смотри статью 9 Если у кого есть сомнения относительно виновника всех экономических бед, надо просто внимательно почитать Закон РБ "О ценообразовании". Статья 9 данного документа гласит, что проводником государственной ценовой политики является президент. Постарайтесь найти в учебниках по экономике или любой современной теории научное определение термина "проводник ценовой политики". Ничего не поделаешь, белорусское правительство и вертикаль лишь выполняют закон, имя которого мы все хорошо знаем. Таким образом, экономическую реформу нельзя начинать, не изменив данную статью закона. И дело не в плохом или хорошем президенте. Цене в классическом определении этого слова не нужны ни проводники, ни посредники. Либо она свободна, либо это уже не цена – и грош за нее не жалко отдавать. Но в Беларуси не то что грош, миллионы долларов тратят на ценовые информационные эксперименты. Не в радость они простому потребителю и производителю. Ассортимент предлагаемой продукции постоянно сокращается, а качество товаров и услуг ярко характеризует появление жиронесодержащей сметаны и безбелкового мяса. Достаточно выехать в Россию, не говоря уже о европейских странах, чтобы увидеть совсем другие прилавки. Там производство яиц не носит "сезонный характер", а сметана не бывает 10 %. Там потребителям не объясняют через СМИ, что использование пищевых добавок в колбасе и пельменях делает их более полезными. Там в приказном порядке не устанавливают закупочные цены для сельхозпроизводителей в начале года под официальный прогноз инфляции, а потом, ближе к концу, не требуют безоговорочной сдачи всего выращенного на полях и на фермах, игнорируя в несколько раз выросшую инфляцию. Запланированные подорожания

Свободные цены у наших соседей нисколько не мешают их стабилизации. В Беларуси все наоборот. В 1999 году ИПЦ составил 351 %, при этом цены на социально значимую продукцию (хлеб, мясные и молочные продукты, транспорт, связь) выросли в 4 – 6 раз. Общий "вклад" регулируемых цен, исходя из доли товара (услуги) в потребительской корзинке, объема реализации товара в государственной торговле, в индексе инфляции составил 205 %, что составляет 58 % данного показателя. С учетом роста цен на жилищно-коммунальные услуги, транспорт и связь эта цифра увеличивается до 70 %. Таким образом, вовсе не свободные цены и жадные предприниматели так ощутимо ударили по реальным доходам населения. Активное сдерживание цен никак не отразилось на росте благосостояния населения. По данным Минстата, численность населения с располагаемым доходом на уровне и ниже МБП в IV квартале 1999 года составила 83 %. Для сравнения напомним, что в IV квартале 1998-го таких людей было 75,4 %. Наихудшее положение было в 1996 году, когда данный показатель достиг максимального значения – 81,9 %. Как показала ценовая политика белорусского правительства, предел падения уровня жизни является весьма растяжимым понятием. Минстат нам заявляет, что после продолжительного снижения с 1995 года, с IV квартала 1999-го количество людей с располагаемым доходом на уровне и ниже прожиточного минимума начало резко увеличиваться, составив в IV квартале 1999 года 42 %. Только вдумайтесь: несмотря на повальное ценорегулирование, почти половина населения живет ниже белорусского официального прожиточного минимума. Вот это и есть реальный результат экспериментов, вернее надругательств, над отечественной экономикой. Ну, бог с ними с потребителями. Может, производителям от такой жизни хорошо? Активное сдерживание цен привело к фактическому банкротству целых отраслей. В условиях высокой инфляции и деформаций на валютном рынке, регулирования рентабельности, с одной стороны, и месячных ценовых потолков – с другой, предприятия поставлены на грань физического выживания. Рентабельность производства 20-процентной сметаны на начало 1999 года составляла 23,7 %, молока – минус 15 %, творога – минус 21 %. После поднятия цен в 6,6 – 6,8 раза в 1999 году на начало 2000-го она была в среднем 3 %. О каких инвестициях в новые технологии, оборудование и социальные проекты может идти речь? Какие стратегии наращивания внутреннего и экспортного потенциала можно реализовывать с такой прибылью? Только бумажные и мифические, которые служат прикрытием для совершенно иных схем индивидуального обогащения. Экономически не обоснованное поведение В соответствии с Постановлением Совмина № 209 от 10.02.99 года "О некоторых мерах по усилению контроля за соблюдением дисциплины цен" субъекты хозяйствования, определяя уровень отпускных цен, обязаны обосновывать его соответствующими экономическими расчетами (калькуляцией с расшифровкой статей затрат). При этом ни в одном документе не поясняется, что такое "экономически обоснованная цена" и как должны производиться эти самые экономические расчеты. Парадокс, но предприятие не может быть уверено, какой уровень рентабельности ему разрешен (данный показатель ограничен только для предприятий-монополистов). Зато хорошо разъяснены штрафы. Отсутствие данного обоснования карается санкциями в размере до 10 % от стоимости реализованной продукции. Доходит до смешного, когда органы ценового контроля наказали одно предприятие за внедрение эффективных технологий. Наказали за то, что была значительно снижена себестоимость и превышена допустимая для него рентабельность. В стране, в которой наказывают за успех и за стратегическое планирование, не может быть богатых людей и конкурентного производства. Государственные эксперты в области законотворчества не принимают в расчет основной принцип микроэкономики фирмы – затраты на единицу продукции невозможно определить, пока цена не будет установлена. Ведь только она определяет возможный объем продаж, производства и издержки на единицу продукции. Во всем мире калькуляции являются сугубо внутрифирменным делом, поскольку они очень условны из-за несовершенного механизма распределения постоянных издержек. Наряду с высокими налогами и нестабильным законодательством ценообразование по-белорусски замыкает первую тройку "киллеров" отечественного бизнеса. Неэффективное использование ресурсов является закономерной естественной реакцией на проводимую политику административного установления цен. Дешевый хлеб идет на корм скоту, и это логичное экономическое решение для крестьянина при относительно высоких ценах на комбикорма и зерно. Скоту хорошо, только хлеб, особенно в провинции, становится все менее съедобным. Потребление населением электро- и теплоэнергии за 1994 – 1998 годы увеличилось в 2 – 2,5 раза. Люди рассматривают жилищно-коммунальные услуги как товары, предложение которых совершенно эластично, поскольку экономические механизмы энергосбережения не работают. Ни пластиковые окна, ни рейды энергосберегателей, ни веерные отключения не решат данную проблему, если экономические стимулы производителей увеличивать предложение, а предприятий снижать потребление и платить по счетам будут заблокированы. И опять все упирается в злополучную цену. Бублики разобрали – остались одни дырки На уровне семьи человек знает, что бесплатных обедов не бывает. Если жена начала приносить в дом дорогие подарки, работая в министерстве, то о возможных источниках пополнения семейного бюджета можно догадаться. Почему-то на уровне государственных финансов вопрос "За чей счет?" люди задают гораздо реже. Высшее должностное лицо страны может заявить, что из своих средств профинансировало строительство некого объекта или реализацию государственного проекта. При этом никому не приходит в голову наградить его почетной медалью "За отвагу при оказании гуманитарной помощи". Наивно думать, что богатые предприятия и "новые" белорусы из своих карманов компенсируют разницу между так называемой социальной и рыночной ценами. И на Западе, и на Востоке и на их изломе, в Беларуси, львиную долю счета оплачивает потребитель и мелкий налогоплательщик. "Бублики" в виде бесплатного использования государственного оборудования, монопольного доступа к бюджетным ресурсам, к внеконкурсному получению лакомых кусков импорта и экспорта уже практически съедены. Остались сплошные "дырки" в виде изношенного оборудования и инфраструктуры, долгов, старых технологий и разучившихся работать людей. К "дыркам" ценообразования нужно отнести и рост простудных заболеваний по причине экономии на мазуте и газе, потери времени на остановках при ожидании транспорта, испорченные потолки и обои из-за потекших труб, затраты на психиатров и невропатологов. Водка, даже если ее много, способна лишь заглушить проблему, но никогда не решит ее. Инерция разрушения, набравшая силу в последние годы, будет еще долго действовать, даже после начала системных реформ. Тогда свободные цены станут столь необходимым информационным лекарством для готовых к открытой конкурентной борьбе инвесторов и предпринимателей. На радость и при участии белорусских потребителей.

10 САМЫХ РАСПРОСТРАНЕННЫХ НАРУШЕНИЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ЦЕН
1.    Нарушение установленного порядка формирования и применения цен (тарифов).
2.    Завышение или занижение цен (тарифов), регулируемых республиканскими органами госуправления и местными исполнительными органами (фиксированных или предельных цен, предельных уровней рентабельности или коэффициентов повышения цен и тарифов).
3.    Завышение отпускных цен на продукцию предприятий-монополистов, зарегистрированных при декларировании в органах ценообразования.
4.    Завышение или занижение затрат, включаемых в себестоимость продукции.
5.    Завышение или занижение размеров налогов и неналоговых платежей или невключение их в состав цены.
6.    Применение цен, наценок, тарифов, установленных для предприятий общественного питания, сферы обслуживания, культуры, не соответствующих требованиям по отнесению предприятия к определенному разряду (категории).
7.    Нарушение предприятиями-монополистами порядка декларирования цен и тарифов или их несвоевременное декларирование.
8.    Использование завышенных оптовых и розничных надбавок (скидок) при ограничении их уровня.
9.    Завышение розничных надбавок (скидок) при ограничении их уровня.
10.    Занижение установленных предельных минимальных цен при экспорте продукции.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!