Белорусская наука-мука

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

К трем известным точкам экономического роста Беларуси в последнее время А. Лукашенко и правительство согласованно добавили четвертую – науку. Это подчеркивается на каждом экономическом собрании. Вслед идут налоговые и таможенные льготы, стипендии, программы и весь набор мер по созданию особого статуса. Если так дальше пойдет, то ученые будут зарабатывать деньги не на продаже идей и новых машин, а своего имени для фирм – псевдоинноваторов.  

Грешно выступать против принципа поддержки науки. Без идей, инноваций, ноу-хау, изобретений и современных технологий страна обречена по жизни копать ямы, точить детали и выполнять другую работу, за которую платят гроши. В век глобализации, информационных технологий, когда человек расшифровал человеческую геному и научился производить электроэнергию на микроустановках, когда вот-вот появится автомобиль на водороде и супермощные биокомпьютеры, нас не может не волновать состояние белорусской науки. Экономические преимущества наукоемких производств очевидны. Стоит только посмотреть на фондовые индексы. Нужно ли аплодировать новому выбору белорусской власти? От громких заявлений и благих намерений, по щучьему велению наука развиваться не станет. Это в Советском Союзе можно было построить мотивационную систему, когда выдающиеся ученые вкалывали за копейки, во имя великой идеи. Сам процесс творчества, факт признания партией и нищим народом, принадлежность к элите общества как по деньгам, так и по статусу был достаточен, чтобы советская наука рождала гениев. Вознаграждение, по их мнению, было адекватным их вкладу в процесс построения «светлого будущего». То, что многие гении работали на оборонку, а не на отечественного потребителя – это уже другой вопрос. Фаза унижения Времена изменились. Профессор с многочисленными публикациями начал получать меньше водителя трамвая. Доктора наук с завистью и горечью принимали экзамены в вузах и присуждали ученые степени секретаршам из богатых фирм, которые могли себе позволить купить любые корки. В будущем они могли пригодиться для поиска престижного мужа за рубежом. Военные заказы отменили, бюджетные трансферты урезали. Привыкшие к социальному почету и уважению ученые вдруг поняли, что не могут позволить себе купить новый костюм, хорошую книгу, тем более съездить полечиться. Наши ученые никогда не умели продавать свои мозги. Что там ученые – директора заводов просто выполняли планы, перерабатывая доставленное сырье в указанные товары. Говоря о состоянии науки, надо четко представлять себе, кто принимает решение о ее финансировании, откуда идут деньги, какие проекты и как выбираются, какова система оценки их эффективности, что получает от реализации сам ученый, а что - кредитор и, собственно, бюджет, какую ответственность несут те ученые и чиновники, которые принимают решения о направлении ресурсов в ту или иную науку. Важно понять, существует ли у белорусских ученых мотивация заниматься непосредственно наукой, можно ли на доходы от науки выжить и развиваться. И вообще, есть ли у нас научное будущее или все, кому можно было давать деньги, уже уехали работать по хорошим западным контрактам? В докладе Status Report on European Tellwork приводятся данные по количеству компьютеров, подключенных к Интернету. На 1000 человек Беларусь имеет 0,12 компьютеров с выходом в мировую паутину. Даже Украина имеет почти в 4 раза больше, а Россия – в 10 раз больше. Для сравнения, Финляндия имеет наибольшее количество компьютеров с Интернетом – 96,57 (лучший показатель в ЕС). На командировочные у белорусских ученых также нет денег, поэтому они не могут себе позволить участвовать в конференциях и важных тематических выставках. Можно ли при такой информационной поддержке, варясь в собственном соку не первой свежести, мечтать о прорыве в новое научное качество? Творить под государственную дудку Как и в других областях, главным запевалой в науке у нас является государство, которое владеет и распоряжается центрами по производству научных знаний. Налоговая система устроена так, что частная компания самостоятельно может инвестировать в инновационную деятельность только за счет собственной прибыли. Поэтому потенциал отечественного частного бизнеса нашей наукой не используется, по крайней мере официально. В стране всеохватывающих норм расходы на науку не могут остаться свободными. Понятно, что на каждый год тщательно отбираются десятки проектов под заранее установленные приоритеты. Для научно-инновационной деятельности у нас созданы отраслевые структуры в каждом министерстве, Государственный комитет по науке и технологиям, работают НИИ при Национальной академии наук РБ и ведущих вузах страны. В них сосредоточено большинство ученых, которые и являются опорой новой точки роста белорусской экономики. Деньги на науку выделяются только согласно выбранным приоритетам. Понятно, что они очень дешевые и льготные. Естественно, что для их получения надо выполнить ряд жестких требований. На хождение по инстанциям приходится больше времени, чем на собственно научные исследования. Без прикрытия научной корпоративной крыши получить положительное заключение весьма затруднительно. У нас по-прежнему научная деятельность и коммерция разведены по разным углам. Новые технологии и патенты – это благородно, а прибыль, получаемая при их реализации, почему-то становится причиной нездоровой фискальной реакции властей. Наукоемкость ВВП в Беларуси в 1999 г. составляет всего 1,09% (в 1997 г. было и того меньше – 0,85%). Внутренние затраты на исследования и разработки составили 118,8 млн. Usd, а бюджет выделяет ежегодно около 50 млн. Usd. Удельный вес затрат на фундаментальные исследования в общем объеме затрат на научные исследования и разработки не превышает 20%. Немногим более 30 тысяч человек занимается научными исследованиями и разработками. Среди них свыше 770 докторов наук, 3.892 кандидатов наук. Причем за последние годы наблюдается отток молодых специалистов из науки: в 1990 году в науке работало 5.872 кандидата наук. Тем не менее, в Беларуси на 10 тысяч населения приходится 18,4 исследователей. В 1999 г. было выдано 540 патентов на изобретения, промышленные образцы, полезные модели и сорта растений. Все это сухие цифры, которые только весьма отдаленно дают нам представление о том, что же на самом деле происходит с белорусской наукой.
 

Потенция белорусской науки

 

1995

1998

1999

Наукоемкость ВВП в %

0,94

0,82

1,09

Затраты на научные исследования и разработки со всех источников млн. Usd**

120

105

91

Основные фонды по балансовой стоимости на конец года млрд. Usd*

38

12

89

Среднегодовая численность занятых в отрасли «наука и научное обеспечение» тыс. человек

45,7

43,7

43,9

Удельный вес затрат на фундаментальные исследования в общем объеме затрат на научные исследования

9,8

18

19

Зарегистрировано патентов национальных заявителей

427

517

396

Доктора наук

712

747

771

Кандидаты наук

4.403

4.017

3.892

Число вузов

59

59

58

Число студентов (тыс.)

197,4

244

262,1

*Резкие колебания стоимости основных фондов вызваны, во-первых, несовершенством методики ее ежегодной индексации, во-вторых, разбежкой в курсах. При блокировке рыночных цен мы по-прежнему только приблизительно знаем, сколько реально стоят все производственные активы нашей страны.

**В Аналитическом докладе «Развитие науки Беларуси в 1999 г.» Госкомитета по науке и технологиям РБ объем внутренних затрат на исследования и разработки составил 118,8 млн. Usd, а из бюджета было выделено 47 млн. Usd.

Что творят и где работают Кто же выполняет у нас научно-исследовательские разработки? Лидером являются организации министерств и других республиканских органов государственного управления. Таковых около 85 или 30% от общего числа. На втором месте конструкторские, проектно-конструкторские и технологические организации - 44 (16%). Вслед за ними идут отраслевые научно-исследовательские институты – 48 (18%). Университеты и другие вузы имеет 33 такие организации (12%), почти столько же, сколько промышленные предприятия – 29 (11%). Всего в 1999 г. научные исследования и разработки выполняли 273 организации. Еще в 1996 году Комиссия по вопросам научно-технического прогресса при правительстве РБ определила 48 приоритетных направлений фундаментальных исследований. Можно себе представить особую гибкость реакции белорусской науки на меняющуюся конъюнктуру. Интересно посмотреть, где сконцентрированы основные исследователи. Оказывается, в Администрации президента почти 80 человек занимаются научными исследованиями. Более того, в управлении делами президента целая рота (31 человек) тоже двигала науку. В Совмине их почти в 3 раза больше. В Министерстве жилищно-коммунального хозяйства набралось 160 исследователей, в Министерстве образования - 1.220. Аграрную науку через исследовательские проекты у нас двигают свыше 1.700 человек. Около 5.000 исследователей имеет Минпром, почти столько же – Академия наук. Чтобы понять, куда движется родное народное хозяйство и что с ним делать, в Минэкономики работают свыше 400 человек. «Лирики»-экономисты никак не могут прийти к консенсусу на предмет той модели, которая бы устраивала ученых, а не отпугивала его. Все анализируют, щупают объективную действительность научным инструментарием. То ли власть не слушает советов ученых, то ли качество советов и глубина анализа такова, что ВВП подает признаки роста, а уровень жизни падает. Беларусь в мире науки В последние 20 лет число исследователей значительно увеличилось. Сейчас в ЕС на каждую 1.000 рабочих приходится 5 исследователей, в США - 7,4, в Японии - 8,5. В Польше на 1.000 человек приходится 3,2 исследователя. В Беларуси - 6,8. Ученых у нас хватает, только вот прибыли от них бюджет и экономика в целом не чувствует. Общие расходы на исследовательские цели составили 1,8% ВВП в ЕС, 2,7% в США и 3,1% в Японии. Совокупные ежегодные расходы на науку составляют около 50 млрд. Usd, причем только 16 млрд. Usd составляют бюджетные деньги. Корпорация Daimler-Chrysler, к примеру, обеспечивает 2000 рабочих мест и выделяет на науку около 7 млрд. euro каждый год. Три ведущих мировых лидера по объему финансирования науки и инновационной деятельности – это General Motors, Ford и Daimler-Chrysler. Их бюджеты в этом направлении были больше, чем бюджет ЕС. В мире науки популярность государства как инвестора и собственника падает. Бизнес, ориентированный на потребителя, показывает великолепные результаты. Беларусь, по привычке, - мимо мировых трендов. Доля научного бюджета Беларуси в мировом составляет 0,24%. Ежегодно регистрируется 700 тысяч патентов: 30% из них в США, 30% - в ЕС и 20% - в азиатско-тихоокеанском регионе. Эти же регионы дают львиную долю научных публикаций в мире. Доля белорусских патентов, регистрируемых у нас в стране, составляет 0,06%. 50 лет назад студенты составляли 5% своего поколения. Сейчас эта цифра достигла 40% или 4% всего населения. Доля белорусских студентов составляет 2,6% населения, но и по этому показателю мы не дотягиваем до среднемирового. Что там на Западе, даже в соседней Польше, которую пытается не замечать наша власть, на науку выделяется 0,75% ВВП. 3/5 этой суммы, т.е. 1,5 млрд. Usd – это бюджетные деньги. За последние 10 лет число студентов увеличилось в 4 раза. Сейчас 33% молодых людей Польши – студенты. Частный бизнес в Польше ежегодно тратит в 6 раз больше на науку, чем все белорусское государство. В Беларуси только 16% молодежи являются студентами. На каждые 500 долларов, которые Германия тратит на науку, Польша и Венгрия тратят 50 Usd, а Беларусь – всего 12 Usd. Если вспомнить, что на каждые 3 млрд. Ecu, которые Европа инвестирует в науку, США отвечает расходами в 100 раз больше, то совершенно понятно, почему у нас осталась одна супердержава в мире и одна экономическая дыра среди стран Центральной и Восточной Европы.

Физики зря поверили лирикам
Итак, способна ли вытащить отечественная наука нашу экономику из глубокого, затяжного кризиса? Бросается в глаза, как много еще могут наши физики (технари) и как водят нас по кругу гуманитарии, включая экономистов, не предлагая на официальном уровне никаких серьезных рецептов. Восхищает живучесть наших ученых: при их зарплатах, отсутствии материальных стимулов, забюрократизированности, блокировке частных инвестиций они умудряются из последних сил цепляться за Большую науку. Мука смотреть, как редеют их ряды, как спускаемые сверху приоритеты убивают инициативу снизу. Ученый – это не чиновник. Его не заставишь думать по инструкции. Пока лирики рассуждают над точной настройкой рыночного социализма и выдумывают новые аргументы, чтобы подсластить и польстить политической власти, физики теряют терпение, уходят в торговлю или просто начинают поддакивать тем, кто дает деньги. Сегодня белорусская наука не может стать точкой роста. Ей самой нужны ресурсы, оборудование, связь, инфраструктура, финансы и современный менеджмент. Правительство не знает, где взять и не дает развернуться другим инвесторам. Так долго продолжаться не может: либо страну покинет последний перспективный физик, либо в хаосе стагнирующих гуманитарных наук новые лирики получат полномочия делать рациональную, свободную, научно ориентированную частную экономику.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!