Между западом и востоком Сходства и различия Брестской и Могилевской областей

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси как-то не принято говорить о региональных отличиях. Мол, страна небольшая, унитарная. Нет религиозных, этнических, территориальных и других тяжело разрешимых конфликтов. На референдуме 1996 года власть провела решение о том, незачем народу знать, как расходуются средства бюджета. По мнению Центра (т.е. республиканской власти в Минске) белорусские регионы отказались от выборов мэров городов и областных губернаторов. В то время как в России и, к примеру, Польше всем хорошо известны имена регионов-должников и регионов-доноров, в Беларуси судьбу всех доходов и долгов решает Центр. Сначала основные потоки собираются в один республиканский карман, а потом его Казначей из Красного дома на К. Маркса, 38 под нашептывание отраслевых и региональных лоббистов распределяет ресурсы по лекалам социально-экономических программ министерств и отраслевых концернов. Межрегиональное перекрестное субсидирование закрыто за общей фразой в республиканском бюджете "финансовая помощь бюджетам других уровней". По этой статье распределяется около 16% бюджета. Помимо этого, финансирование регионов из центра проходит через различные бюджетные и внебюджетные фонды (сельскохозяйственных производителей, дорожный, чрезвычайный и т. д.), объем которых (без пенсионного) превышает 20% республиканского бюджета. Центр всегда имеет большую свободу маневра, чем область. При наличии практики передавать любой объект, будь то завод, офисное здание или просто заповедник, на баланс Управления делами президента, придавать им статус республиканской собственности, выводить из коммунальной в государственную и наоборот, в зависимости от финансового состояния объекта, самостоятельность региональных экономических элит сильно ограничена. Областная власть может проводить самую разумную политику, балансировать бюджет, снижать издержки, но если Центру понадобятся деньги, то реальных механизмов у Области не дать заработанное сверх установленного лимита "дани" в республиканский бюджет нет. Примеров такой региональной самостоятельности в новейшей белорусской истории не наблюдалось. Выбивание для себя свободных экономических зон, где первенцем была Брестская область, это способ получения региональными элитами дополнительного экономического ресурса. Могилевчане не сделали этого, очевидно рассчитывая на другие источники финансирования и рассматривая свою область лишь в качестве плацдарма по "завоеванию" Центра. С другой стороны, для Центра политически не выгодно иметь среди областей явных аутсайдеров, задержки зарплаты и обанкротившиеся заводы и колхозы. При наличии проблем чуть ли не автоматически включается дотационный механизм. Работает чисто советская система стимулов: невыгодно экономить, проводить реструктуризацию, жить по средствам; выгодно имитировать экономическую слабость, прикидываться бедным и несчастным. Даже при наличии явных проблем в реальном секторе региональные лидеры предпочитают ничего не делать, потому что принятие на себя ответственности влечет скорее наказание, а не поощрение.  

Игра в прятки на выбивание льгот Как бы ни старался Центр получить достоверную статистическую информацию из регионов о реальном состоянии предприятий, Области не выгодно "светить" прибыльные предприятия, потому что а) их могут переподчинить, б) лишить субсидий и льгот, в) лишить трансфертов всю область, мол, возьмите у себя, г) увеличить норму обязательного госзаказа по грабительским ценам, д) "повесить" на шею убыточный колхоз или соседнее предприятие, е) заставить финансировать республиканские стройки общенационального значения, наградив взамен грамотами или, в лучшем случае, денежной премией в размере оклада. Это прекрасно понимают как руководители облисполкомов, горисполкомов, так и директора региональных предприятий. Такие корпоративно-административные местные связи окриками из Центра не разрушишь. Даже смена губернатора не приводит к изменению ситуации. При наличии большого количества взаимоисключающих приказов, указов и распоряжений из Центра возможности "подставить" присланного из Минска чужака очень велики. Не обладая всей полнотой информации из всех источников финансирования (для этого надо было бы открыть также и не подконтрольный общественности президентский фонд) трудно сделать вывод, является ли тот или иной регион донором или реципиентом. Расцвет серой экономики и контрабанды на границах – на западе с Польшей, на востоке с Россией и на юге с Украиной – еще больше искажает реальные финансово-ресурсные потоки. За перекрестно не учтенным субсидированием очень хорошо себя чувствуют собиратели ренты на уровне облисполкомов, региональных представительств республиканских концернов, местные органы безопасности и, разумеется, директорат, который является конкретным получателем в цепочке распределения ресурсов. То же самое, но в меньших объемах относится и к уровню райисполкомов. Поэтому области выгодно закрывать глаза на региональные "точки роста", прощать им бесхозяйственность, блокируя, с одной стороны, возможности открытия процедуры банкротства, и зажимая административным ресурсом конкурентов от частного бизнеса – с другой. Спасение – в "убийстве" системы

Порочная система – это система, которая в состоянии сломать шею даже самому смелому президенту и правительству. А нынешний Центр довольствуется фрагментальными нагоняями, периодической ротацией кадров, оставляя в целости и сохранности порочную, аморальную и крайне не эффективную систему отношений "Центр – Регион". Смею предположить, что в Беларуси нет ни одного человека, который бы имел под рукой сведенные воедино потоки, которые идут в направлении "Область – Минск" и наоборот, чтобы быть в состоянии предложить некий рациональный план трансформации существующих институтов. Наложим на это огромные ценовые искажения, перекрестное субсидирование "предприятие – домашнее хозяйство", "экспорт – импорт" – и можно сделать один смелый вывод: единственным реальным выходом из сложившейся ситуации для создания основы экономики развития и зачистки экономического поля от корнями вросшего административного ресурса вертикали разных уровней является реализация следующего плана: а) полная отмена бюджетной помощи всем юридическим лицам, в том числе и налоговых льгот; б) отмена трансфертов из республиканского бюджета в областные, городские и районные на помощь предприятиям; в) передача на баланс регионов предприятий, находящихся на их территории; г) определение социальных групп (пенсионеров, инвалидов, многодетных семей, детей), которым из Центра оказывается адресная денежная помощь вплоть до составления списков в каждой местности, где есть бюджетные реципиенты, составление компенсационной шкалы; д) роспуск областного и районного звена республиканских представительств министерств и концернов. Данный элемент в цепочке управления является как раз тем классом посредников, которые увеличивают операционные и транзакционные издержки предприятий; е) определение базовых республиканских налогов и предельные величины местных налогов, реализация механизмов, блокирующих конфискацию средств из местных бюджетов под республиканские или корпоративные проекты. Разваливается то, что должно развалиться Помимо общих макроэкономических бед, положение в Могилевской и Брестской областях определяется сложившейся отраслевой структурой реального сектора, его энергоемкостью, степенью бартеризацией отношений с Россией, объемом обязательного госзаказа, социальных программ, а также конкурентоспособностью субъектов хозяйствования на белорусском и внешних рынках. На старте выиграли те, кто потратил субсидии на переоборудование предприятий, на внедрение новых технологий. Преимущество имели также градообразующие предприятия, которые получили чисто политический козырь для беспрепятственного выбивания льгот. Хотя им не позавидуешь: их размеры были рассчитаны на совершенно иные рынки, которые уже никогда существовать не будут, а попытки отдельных директоров выделить экономическую составляющую предприятий и попытаться их реструктуризировать натолкнулись на запрет приватизации и приказ не увольнять, не сбрасывать с баланса объекты, не имеющие ничего общего с производством. Как в Брестской, так и в Могилевской областях в период 1991 – 1995 годов наблюдалось резкое падение объемов промышленного производства. С 1996-го области послушно исполняли приказ "наращивать объемы производства", выполняя функцию приводных ремней в республиканской машине государственной стимуляции спроса. В 1998 году брестчане даже вышли в лидеры по данному показателю, в то время как могилевчане имели сравнительно более низкие темпы, но все же роста. Брестская область пострадала от падения производства в машиностроении и легкой промышленности, которые в общей структуре занимали около 45%. Для сравнения, в Могилевской области доля этих отраслей была почти в 2 раза меньше. С начала 90-х более высокими темпами росли цены на продукцию топливно-энергетических отраслей, металлургии, химической и нефтехимической промышленности. В результате в общем объеме промышленного производства снизилась доля Брестской области, а Могилевской осталась примерно на том же уровне. Изменение отраслевой структуры в областях шло по направлению увеличения доли энергетики, черной металлургии, химической и нефтехимической, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности и снижения топливной, легкой и машиностроения. Сейчас наибольшую долю промышленного производства в Брестской области дает пищевая промышленность, на Могилевщине – химическая и нефтехимическая, что обусловлено наличием "Химволокна". В Брестской области нет давящего преимущества тяжелой промышленности, что дает ей определенные преимущества в период грядущей реструктуризации. Судьба предприятий данной отрасли в странах Центральной и Восточной Европы, в том числе продвинутой по сравнению со странами бывшего СССР Чехии – либо стать частью производственных цепочек крупных западных концернов, либо просто сыграть в ящик. Ни Могилевская, ни Брестская области не справились с реструктуризацией сельского хозяйства. Особенно не повезло брестчанам, которые получили в наследие огромные животноводческие комплексы. Могилевская область не смогла восстановить урожайность сельскохозяйственных культур, поголовье скота и производительность сельскохозяйственных животных. С таким стадом не то что Восточную Европу, но даже Россию с Украиной не завоюешь. Могилевчане сократили сельскохозяйственное производство больше других в стране. При этом у них наблюдается дефицит рабочей силы: нагрузку на человека свыше 10 гектаров имеют 36% хозяйств, в то время как в Брестской области – всего 8%. Коровы Могилевщины хуже всего доятся, а свиньи Брестчины хуже остальных в стране набирают вес. Могилевская область большими темпами сокращает объем продажи скота и птицы, производства молока и яиц, чем в среднем по стране.

Восток дает больше долгов, а Запад – госзаказа
Уровень зарплат в Могилевской области находится на среднем уровне по стране, а в Брестской люди получают меньше, хотя региональные отличия не такие уж высокие. Средняя зарплата находится примерно на уровне минимального потребительского бюджета, и только в Минске она на 50% больше. Наименьшие объемы розничного товарооборота наблюдаются в Могилевской области. Удивительно, что и у Гродненской области этот показатель один из самых плохих. Очевидно, "серая" торговля в этих регионах компенсирует "дырку" в официально регистрируемой торговле. Могилевчане также покупают гораздо меньше платных услуг. Брестчане в отличие от своих восточных коллег ходят в лидерах жилищного строительства. В Могилевской области доля убыточных предприятий стабильно одна из самых больших в стране. Характерно, что по данному индикатору лидируют все восточные области страны. За первую половину 2000 года доля Брестской области в общем объеме балансовой прибыли по всем видам хозяйственной деятельности составила всего 8%, а Могилевской – всего 0,5%. По промышленности результаты еще хуже: промышленные предприятия Брестчины заработали всего 6,2% от балансовой прибыли всех промышленных предприятий страны, а могилевские предприятия вообще сработали с убытками в 2,1 млрд. BRB. В сумме убытков по всем видам хозяйственной деятельности Брестская область дает 9,5%, а Могилевская – почти 13%. По дебиторской задолженности доля Брестской области – 5,5%, Могилевской – 6%. По кредиторской брестчане должны 8% от всего общереспубликанского долга, а могилевчане – 8,5%. Доля просроченной кредиторской задолженности в областях примерно одинаковая – 8%. Удельный вес убыточных предприятий в общем числе предприятий в Брестской области составляет около 35%, а по Могилевской – около 45%. Социально безопасный минимум Итак, реальные реформы ни в Брестской, ни в Могилевской областях пока не начинались. И на востоке, и на западе есть несколько десятков весьма перспективных предприятий, которые интересуют иностранных инвесторов. Недавно Брестский завод бытовой химии официально получит собственника в лице российского инвестора. Бресту вообще будет легче проводить институциональные реформы благодаря близости Польши и в скором будущем – границы с ЕС. Вокруг могилевского "Химволокна" уже давно ходят российские инвесторы. Гиря на ногах и той, и другой областей – зараженные территории, выведенные из оборота земли, и, что самое страшное – распространение болезней, связанных прямо или косвенно с Чернобылем. А это – дополнительная нагрузка на бюджет. Поскольку это беда всей нашей страны, то логично предположить, что деньги на ее решение должны выделяться прежде всего из республиканского бюджета. Каков же должен быть минимальный бюджет области, чтобы начинать реформы? Замечу, что начинать в любом случае надо, потому что издержки их торможения несравненно больше. Если исходить из того, что произойдет либерализация цен, в том числе на жилищно-коммунальные услуги, транспорт и продовольствие, то пенсионеру надо платить минимум 50 Usd в месяц, на школьника – проводить доплату в 20 Usd, студентам платить стипендию хотя бы 50 Usd, учителям и врачам зарплату – минимуму 80 Usd. Предположим также самый худший сценарий, когда 30% рабочих промышленных предприятий останутся без работы, а пособие на одного рабочего должно составлять 30 Usd. При таком раскладе Брестская область должна иметь как минимум 324 млн. Usd в год, а Могилевская – 276 млн. Usd. Это без учета чиновников госучреждений, милиционеров, таможенников, армии. Если предположить, что в каждой из областей по 17 000 милиционеров, по 12 000 военных и по 11 000 работников госучреждений, то при зарплате им, как учителям, еще "набегает" 3,2 млн. Usd в месяц или 38,4 млн. Usd в год. Суммы большие, но если принять во внимание размер республиканского бюджета и бюджетов областей, городов и районов, то вполне подъемные, особенно если создать благоприятные условия для развития бизнеса и дать людям зарабатывать. Для реализации программы "Адресный социальный минимум" надо полностью перекроить бюджетную политику в стране. На сегодняшний день ни область, ни центр в этом направлении даже не думают, упуская драгоценное время и впустую растрачивая остатки бюджетных денег, ресурсов предприятий и терпения людей. Ни Брестская, ни Могилевская области не решили свои основные экономические проблемы. Застопорилась реструктуризация и приватизация промышленности и сельского хозяйства, заблокирован транзитный ресурс областей, нерационально используется то, что дала природа. Области ведут себя как привязанные к "нейкай" центральной линии поведения. Прошло 10 лет, а особых региональных различий в структуре ВВП областей не наблюдается. Процесс осознания своего места в системе общереспубликанского и регионального разделения труда еще впереди. Вертикальный менеджмент страной из Красного дома в целом сохранил единое экономическое пространство внутри Беларуси, но "убил" всякую инициативу региональных элит решать свои местные и весьма острые экономические задачи. Одной из причин неграмотной, необузданной политики центра является слабость области и района. Без децентрализации экономической власти проблемы белорусских областей решить нельзя.
 

Доля Могилевской и Брестской областей в активах и экономических процессах Беларуси, первая половина 2000 г.

(в % от общего объема по стране)

Позиция

Брестская область

Могилевская область

1.

Крупный рогатый скот

19

13

2.

Коровы

17

13

3.

Свиньи

15,5

10

4.

Продажа скота и птицы

20

10,5

5.

Надой молока

19,5

13

6.

Производство яиц

17,5

11,5

7.

Сдача скота и птицы по госзаказу*

21

10,5

8.

Сдача молока по госзаказу

21

13

9.

Сдача яиц по госзаказу

14,5

14

10.

План по вводу жилых домов

15,5

11

11.

Ввод в строй домов за 6 месяцев 2000 г.

17

10,5

12.

Тракторы

17

13

13.

Грузовики

18

12

14.

Зерноуборочные комбайны

15,5

15

15.

Объем дизтоплива по разнарядке из центра

18

13,5

16.

Использование госинвестиций

12,5

7,5

17.

Производство потребительских товаров

15

11

18.

Объем розничного товарооборота и общественного питания

13

11

19.

Платные услуги населению

12

8

*Данные о государственных закупках сельскохозяйственных продуктов свидетельствуют о размере дани с агросектора области, потому что закупочные цены были явно ниже рыночных.

 

Социальный расклад Брестской и Могилевской областей
Показатель

Брестская область

Могилевская область

Дети до 15 лет

330000

250000

Пенсионеры

310000

285000

Ученики средних школ

240000

180000

Студенты профтехучилищ, вузов и техникумов

42500

21000

Учителя

23000

17000

Врачи и средний медперсонал

21330

18500

Рабочие промышленных предприятий

130000

140000

Минимально необходимая сумма в месяц на содержание

27 млн. Usd

23 млн. Usd

С учетом чиновников госучреждений, милиционеров, таможенников, армии

30,2 млн. Usd

26,2 млн. Usd

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!