Смотрящие за потребителем

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Палата-II пытается заниматься экономикой. Робко и неубедительно, поверхностно и непрофессионально. Собственно, серьезные аналитики и не ожидали другого от органа, где практически отсутствуют люди с системным мышлением и знаниями в области транзитологии и современной экономической теории. Выполняя функцию «одобрямс» при правительстве и Администрации президента, Палата-II не может и не знает, как создать новый центр независимой, научно-объективной экономической экспертизы, как создать законодательную базу, необходимую для обеспечения быстрого и эффективного перехода от системного кризиса с «надутым» ВВП к конкурентной экономике с сотнями тысяч новых перспективных рабочих мест. 

Достойные преемники Преемственность Палат достигнута. Первая и вторая скрепили единство мысли, слова и дела, что доказывает порядок и характер экономических законопроектов, которые подготовлены и переданы на одобрение. В декабре Комиссия по бюджету, финансам и налоговой политике Палаты-II направляет на рассмотрение проект Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь». Проект был предложен президентом и получил «добро» Комиссии. Изменению подлежат законы по платежам за землю, по налогу на добавленную стоимость, на доходы и прибыль предприятий, экологическому налогу, о государственной пошлине и об упрощенной системе налогообложения. Чтобы депутатам жизнь медом не казалась, исполнительная власть предложила также утвердить еще один законопроект - «О подоходном налоге с физических лиц». Это легализация новым почти законодательным органом закона о бюджете-2001, который был принят предыдущей палатой. На необстрелянных палатников обрушился целый град серьезнейших законопроектов, анализ каждого из которых должен занимать много времени. Но чтобы доказать народному избраннику и назначенцу, что они не лыком шиты, депутаты готовы принять эти изменения, внеся для приличия несколько косметических корректировок. Не ожидайте увидеть в данных проектах нечто новое, прогрессивное, которое принципиальным образом улучшает инвестиционную среду и предпринимательский климат, способствует легализации доходов и расширяет налогооблагаемую базу. По оценкам независимых экспертов, суммы уплачиваемых белорусскими физическими лицами подоходного налога меньше, чем издержки на их сбор. Получается, что для государства и налогоплательщика дешевле вообще отказаться от существующей системы, чем делать вид, что она работает. Белорусские законодатели не осмелились принять российскую систему с 13-процентным плоским налогом. Нет в предложенных законопроектах и регрессивной шкалы налогообложения: зарабатываешь больше – платишь меньше. Эти проекты достойны отдельного анализа, поскольку рано или поздно каждый гражданин Беларуси будет заполнять налоговую декларацию, для каждого предприятия налоги – это жизненно важная сфера. 7 лет без советской базы и рынка

Вместе с налоговыми законопроектами Министерство предпринимательства и инвестиций внесло на рассмотрение второй сессии Палаты-II проект Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителя». Каждый из нас – потребитель, поэтому проявление заботы о ближнем не может не обращать на себя внимания. Проект согласован со всеми заинтересованными министерствами. Только Минторг внес незначительные замечания. Минфин, Минэкономики, Минюст, равно как и Минздрав в компании с другими (всего 14 подписей), одобрили подготовленный закон, который, по мнению министра А. Скорбежа, «не потребует дополнительных финансовых расходов из республиканского бюджета, необходимых для его реализации». Думаю, что имеет смысл говорить не только о бюджетных издержках, но и о затратах производителей, судов, экспертов, преподавателей, которые будут готовить «программы по отдельным предметам общеобразовательной школы» с целью изучения вопросов по основам потребительских знаний. Законодателю надо прогнозировать последствия закона на всех участников процесса, а не только следить за своим карманом. Комиссия палаты по жилищной политике, строительству, торговле и приватизации (представьте, каким должен быть кругозор и эрудированность представителей этого подразделения, чтобы давать профессиональные и адекватные оценки законопроектам по таким разным направлениям) его также одобрила. Будет ли белорусский потребитель чувствовать себя защищенным? Правильно ли власть выбирает механизмы его защиты? Кто реально будет принимать решения о виновности или невинности участников экономических сделок? Интересна мотивировка внесения изменений в Закон «О защите прав потребителя», принятый 19.11.1993 году. В обосновании к законопроекту сказано, что его принятие необходимо «во-первых, с целью синхронизации и унификации законодательной базы по защите прав потребителей Республики Беларусь и Российской Федерации в рамках Союза Беларуси и России, максимального учета мирового опыта…., для определения наиболее полного объема прав потребителей, а также прав и обязанностей изготовителей (исполнителей, продавцов) и ответственности за нарушение данного закона…». «Синхронизация» и «унификация» становятся самыми модными словами для белорусской власти. Любое нововведение, равно как и любой абсурд, можно объяснить тем, что восточный брат сделал приблизительно то же самое. Старый закон их не устраивает, потому что он «малоэффективен в условиях перехода к рыночным отношениям». Его нормы были актуальными в начале 90-х, «когда еще действовала законодательная база бывшего СССР». Интересно, какие отношения имели мы на протяжении семи лет, когда действовал закон. Советскую законодательную базу, получается, развалили, к рыночным отношениям не переходили. Так, топтались на месте, создавая иллюзию защиты потребителя. А, может, палатники и правительство решили нам напомнить об эффективной системе защиты потребителя в Советском Союзе в неимоверно «богатым» выбором товаров и услуг? Действительно, защищать будет гораздо проще, если обеспечить советскую наполняемость прилавков и запретить разным там импортерам и зарубежным производителям хозяйничать на белорусских потребительских просторах. Смотрящие набирают полномочий и выигрывают Каждый закон кому-то выгоден, особенно тем, кто будет следить за его выполнением и определять правильность его положений. К числу лоббистов можно отнести 114 общественных объединений потребителей, которые существуют на сегодняшний день. Это некоммерческие организации, в которые только за 1999 год обратились около 20 тысяч потребителей. Они помогли возместить ущерб на сумму более 44 млн. рублей. «Однако дальнейшее развитие движения сдерживается рядом факторов. К основным из них следует отнести следующие: отсутствие финансовых средств на оплату расходов за арендную плату, коммунальные услуги, услуги телефонной связи и др.» Не понятое, благородство защитников потребителей не оценено последними. Кто может устранить эту досадную невежественность? Конечно, государство, наделяющее данные структуры самим находить случаи нанесения ущерба потребителю и получать компенсацию. Не останутся без работы и подразделения по защите прав потребителей, созданные в структурах облисполкомов, Минского горисполкома, в иных местных исполнительных и распорядительных органах. «Только за 1999 г. территориальными комитетами Министерства предпринимательства и инвестиций совместно с уполномоченными по защите прав потребителей рассмотрено свыше 6.000 обращений и заявлений потребителей, проведено 14.000 проверок субъектов хозяйствования на предмет соблюдения законодательства по защите прав потребителей, выявлено 8.419 нарушений». С новой версией закона, значительно расширенными полномочиями потребителя и структур по его защите, в том числе органов госуправления проверок, нарушений и штрафов наверняка прибавится. Интересная получается ситуация, когда министерство, которое призвано защищать интересы инвесторов, предпринимателей, одновременно будет отстаивать интересы потребителя, которого те самые бизнесмены-производители товаров и услуг будут удовлетворять. Признаем, что выбрано далеко не лучшее структурное решение. Соединение в одном органе полномочий по контролю за работой потребителей и производителей неизбежно влечет за собой необходимость выбора приоритетов. Бедный чиновник далеко не всегда устоит перед соблазном распорядиться в сторону того, кто ему лично в тот момент больше выгоден. Такова природа не только белорусского, но и мирового чиновничества. Поэтому перенимать такой опыт нам, не обстрелянным рыночной экономикой, достаточно опасно. Действительно данный законопроект содержит многие нормы, предусмотренные в подобных законах в развитых странах. Они были успешно скопированы россиянами, а сейчас точно так же пересажены на белорусский опыт. При нашей далекой от совершенства судебной системе, моральном порицании и законодательной незащищенности частной собственности и прибыли всякие нормы, которые расширяют полномочия посредника между потребителем и производителем, опасны ростом злоупотреблений. Белорусский производитель товаров и услуг после принятия этого закона будет еще более не защищен. Что еще помимо налоговых, ценовых, лицензионных и других контрольных органов ждать ему от потребительских союзов и Министерства предпринимательства и инвестиций. Новая версия закона обязывает изготовителя (исполнителя, продавца) предоставлять всю информацию о товарах (работах, услугах) на русском или белорусском языке, чего раньше в законе не было. В нем предусмотрена возможность определения размера морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения его прав, изменены условия компенсационных выплат по гарантийным обязательствам, расширены полномочия союзов потребителей, ужесточена система штрафов. В погоне за статусом самого защищенного потребителя в мире разработчики белорусского закона как-то упустили из виду статус производителя товаров и услуг, которого вынуждают защищать потребителя от собственной глупости. При этом статей, которые предусматривают возмещение морального ущерба производителям за необоснованные «наезды» потребителей или их союзов, в законопроекте нет. Конечно, белорусские юристы – это не американские. Они наверняка еще не додумались до того, чтобы доводить существующие законодательные нормы до абсурда и зарабатывать на жизнь, шантажируя производителей и торговцев. Но при растущей безработице выпускников правовых специальностей, юристы могут создавать союзы по защите прав потребителей или в связке с существующими структурами зарабатывать себе на правовом невежестве производителей и отсутствии культуры обслуживания потребителя. Принятие закона, по которому можно наказывать 70-90% экономических актеров – это самый удачный способ прокормить чиновников и обслуживающие их структуры. Загнать в отдельные клетки и поссорить Статья 3 проекта Закона «О защите прав потребителя» определяет права потребителей, среди которых отметим «свободный выбор и надлежащее качество товаров (работ, услуг), безопасность товаров для жизни, здоровья и имущества потребителя, а также среды обитания, …просвещение в области защиты прав потребителей, …государственную защиту своих прав...» Норма «свободный выбор» трактуется весьма специфично в белорусских реалиях. После уплаты иностранными производителями или торговыми организациями высоких пошлин, сертификации, получения кучи разрешений и лицензий, после выполнения обязательств по ассортименту по белорусскому товару и многих других норм, накручивающих издержки, потребитель наконец-то получает «свободный» выбор. Так можно дойти до того, что и в Советском Союзе у нас был свободный выбор: хочешь - получай квартиру после 15 лет стояния в очереди, хочешь – отказывайся, хочешь – давись в толпе за дефицитом, хочешь – кушай «Геркулес». Потребитель защищен гораздо надежнее, если налоги низкие, пошлины отсутствую, административные и операционные расходы бизнеса минимальны, а законодательство соответствует мировым стандартам. Представьте себе, что в Гонконге нет подобного закона, зато есть доход на душу населения в 27 тысяч долларов и выбор товаров со всех стран мира. Лучшая гарантия качества и безопасности – марка фирмы, ее имидж. Почему лейбл «Кока-Кола» или «Мерседес» стоит миллиарды долларов? Потому что они на протяжении десятилетий имеют у потребителя безупречную кредитную историю. Ни один производитель не мотивируется законом о потребителе. Он хочет получить прибыль. Удовлетворение как можно большего количества потребителя на протяжении как можно большего промежутка времени – это самая выгодная стратегия развития. Увеличена ли степень защиты белорусского потребителя, когда наше правительство приказало не признавать сертификаты качества ведущих концернов мира, когда под маркой «защита отечественного производителя» происходит ограничение того самого выбора отечественного потребителя? При этом на территории страны процветает пиратство, продажа тысяч товаров, сделанных под Sony, Seiko или Pierre Cardin – и потребитель думает, что это ТНК так издеваются над ним, что рекламирует «шило», которое не моет, как в рекламе, ломается и расползается по швам после первой стирки. И что семь лет мешало правительству заняться борьбой с масштабной кампанией по воровству интеллектуальной собственности и массовому обману потребителя? Да, эти вещи регулируют другие нормативные акты, но они, безусловно, первичны, и никакой особый закон о потребителях, даже самый благородный, не будет работать. Более того, расплывчатые положения и чрезмерные полномочия чиновников и проверяющих организаций – это рост затрат производителя, увеличение цены продукции, потеря конкурентоспособности – сужение рынка, потеря рабочих мест и налоговых поступлений. Такую логическую цепочку построить очень легко. Не исключаю, что многие американские, французские или белорусские законодатели горячо и искренне хотят помочь потребителю, но, как говорит Х. Пинера, «нет ничего более опасного, чем люди, которые распоряжаются чужими деньгами и изо дня в день открывают в себе пламя охватывающего их огня общественного призвания». Почему же Министерство предпринимательства и инвестиций никак не может «пробить» законопроект по упрощенной процедуре регистрации предприятия, чтобы за день можно было полностью зарегистрировать фирму? Почему трудно договориться о снижении количества лицензируемых видов деятельности, ограничении числа проверок и полномочий проверяющих? И почему при этом без особых сложностей проходит первичную обкатку законопроект «О защите прав потребителя»? Сначала надо загнать в отдельные клетки производителей и потребителей, а потом начать их стравливать? Почему, наконец, то же министерство не «пробьет» Закон «О защите прав производителя товаров и услуг»? Потому что такой закон реально повлиял бы на расклад экономических сил. Значит, предлагаемые изменения в закон о потребителях нужны разве только для «синхронизации» и «унификации», а также расширения полномочий заинтересованных органов. В погоне за производителем В законопроекте весьма подробно расписаны обязанности изготовителя (исполнителя, продавца). Нормы типа «нельзя продавать товар с истекшим сроком годности» не могут вызвать возражений. Но есть и другие положения, которые, при безусловном выполнении закона, несомненно увеличат издержки производителя. Он будет обязан обеспечивать ремонт и техническое обслуживание товара, выпуск запчастей «в течение срока производства товара после снятия его с производства – в течение срока службы товара, а при отсутствии такого срока – в течение десяти лет со дня продажи товара потребителю». Если производитель не установил срок службы товара, он обязан обеспечить безопасность товара (работы) в течение 10 лет со дня продажи. Это немалый срок, за который при нынешних темах развития технологий может смениться не одно поколение техники. Звучит красиво, но вряд ли такое положение практично и может быть использовано. Большие корпорации и без закона понимают необходимость гарантийного и технического обслуживания клиентов, а малые фирмы никогда не заставишь делать запас запчастей на столько лет вперед. При развитом рынке услуг и наших умельцах вам и так могут заменить любую запчасть на близкую к оригиналу. Наибольший объем обязательств накладывается на производителя товаров и услуг по предоставлению информации о своих товарах (работах, услугах). Закон обязывает его предоставлять информацию по 15 пунктам, начиная с названия, сведений об основных потребительских свойствах, гарантийного срока, срока годности, заканчивая «сведениями о необходимых действиях потребителя по истечении указанных сроков и возможных последствиях при невыполнении таких действий», местом нахождения производителя, информацией о сертификации, рекомендациями по использованию. Американцы любят писать подробные инструкции своим потребителям, что в принципе неплохо. Только у них есть и юристы, которые возглавляют рейтинги самых ненавистных профессий. Как показали недавние события с Моникой, выборами и многим другим, эти ребята никогда не перестанут зарабатывать деньги. Белорусское запутанное законодательство для них было бы идеальной почвой. Наших производителей спасает только отсутствие у нас судебной системы, но наверняка и при существующей можно будет попортить кровь «неугодным» производителям. Так что конкуренты производителей станут друзьями потребителей, на время, разумеется. Тем более что потребители и защищающие их организации по искам, связанным с нарушением прав потребителя, освобождаются от уплаты госпошлины. В случае подачи иска общественным объединением «суд выносит решение о взыскании с продавца (изготовителя, исполнителя), нарушившего права потребителя, штрафа в размере иска. Десять процентов суммы взысканного штрафа зачисляются на счет указанного объединения, а остальная сумма – в доход соответствующего бюджета». У местных органов власти естественным образом должна проснуться любовь к обществам защиты прав потребителей. Более того, это может стать одним из важных источников пополнения местного бюджета. Исходя из этого положения, можно смело прогнозировать стремительный рост числа данных общественных организаций и усиление риторики по защите прав потребителя. Это может быть вполне приличной «крышей» для улучшения благосостояния отдельных чиновников, а также для их безболезненной ротации в органы потребительской защиты, т.е. в общественные организации.

Новые потребительские блага
Статья 17 устанавливает норму, которая открывает дорогу коллективным искам от имени общественных организаций: «Право требовать возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), признается за любым потребителем независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (изготовителем, исполнителем) или нет». Потребителя могут защищать даже без его ведома. Отрадно, что закон устанавливает норму, согласно которой «вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме». Проблема в том, как определить это в деньгах, доказать, что ущерб нанесен именно данным товаром, а потом взыскать компенсацию. К примеру, новый кран протек, потому что в трубах дали сверхнормативное давление, потому что сантехник не закрыл задвижку. Кто ответит и сколько заплатит за ремонт своей квартиры и затопленных соседей? Таких ситуаций может быть тысяча. У человека отравление – он не пошел на работу, пропустил важные встречи. Обвинил во всем сметану и потребовал у производителя компенсации. После принятия законов споров вряд ли станет меньше. Боюсь, что в таких ситуациях отношение к производителю будет предвзятое без необходимого установления причинно-следственных связей. А раскрутка нормы о моральной компенсации может поставить на грань банкротства не одного производителя. Статья 19 запрещает «обусловливать приобретение товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг)». А как же быть с правом собственника самостоятельно распоряжаться своим имуществом и устанавливать режим, который выгоден ему? Белорусские законодатели, очевидно, имеют в виду случаи типа «Microsoft», когда вместе с компьютером продавалась и система Windows. Не думаю, что данное положение улучшит отношения между продавцом и покупателем, а навредить может. Обрадует потребителя и норма статьи 20, пункт 7: «Доставка крупногабаритного товара или товара весом более десяти килограммов для ремонта, уценки, замены и возврат его потребителю осуществляется силами и за счет продавца (изготовителя)». Компании-производители выделяют средства на гарантийное обслуживание своих продуктов. Если государство устанавливает более высокие требования, то это неизменно скажется на цене товара или услуги. Тем более что потребитель получает право предъявить претензии по гарантии, если недостатки обнаружены в течение двух лет со дня передачи их потребителю (если гарантийные сроки или сроки годности не установлены). Проект закона также устанавливает, что «в отношении товаров длительного пользования изготовитель (продавец) обязан при предоставлении потребителем требования об устранении недостатков в трехдневный срок безвозмездно предоставить потребителю на период ремонта аналогичный товар, обеспечив его доставку за свой счет». Владельцы новых телевизоров, автомобилей, пылесосов, тракторов, моторов могут радоваться. Но будет ли «подъемной» данная норма для белорусских производителей, которые будут обязаны либо значительно увеличить инвестиции в систему контроля качества или новые комплектующие, либо давать гораздо больше средств на сервисные центры? Конечно, прекрасно иметь много разных качественных товаров и услуг. Но по карману ли белорусскому потребителю немецкое качество? По карману ли белорусскому производителю нормативно низкие фиксированные цены? Проект вводит также достаточно жесткую систему штрафов за нарушение сроков и непредоставление на период ремонта адекватной замены: «за каждый день просрочки продавец (изготовитель), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю просрочки неустойку в размере одного процента цены товара». Та же норма распространяется на нарушителей сроков предоставления услуг, к примеру, строительных.

Полифункционалы и многопрофильники
Статья 43 устанавливает полномочия Министерства предпринимательства и инвестиций в плане осуществления контроля исполнения данного закона. Оно имеет право «налагать штрафы …, обращаться с иском в суд в защиту прав потребителей…, направлять материалы о нарушении прав потребителей в органы, выдавшие специальные разрешения (лицензии) на осуществление соответствующего вида деятельности для решения вопроса о приостановлении действия специального разрешения (лицензии) до устранения допущенных нарушений либо об аннулировании» лицензии. Это достаточно обширные полномочия. Понятно, ведь законопроект разрабатывался специалистами именно данного ведомства, которое у нас становится просто полифункциональным и многопрофильным. Оно уже помогло нам привлечь инвестиции, развить предпринимательство. Только осталось, что потребителя защищать. Тем более что закон предусматривает лишь стандартную ответственность должностных лиц республиканских органов госуправления, осуществляющих защиту прав потребителя. Статья 49 по этому поводу – одна из самых коротких в законопроекте. Так что пределы бюрократического творчества ограничены лишь фантазиями чиновников и широким законодательством РБ. Хоть кому-то в этой стране разрешают потворить. Закон «О защите прав потребителя» предлагает бюрократическое решение проблемы, которая, несомненно, является одной из самых важных в рыночной экономике. Есть и другой, более дешевый и эффективный механизм – конкуренция на свободных рынках товаров и услуг. При наличии многих полезных и важных положений предложенный законопроект не в состоянии принципиально повлиять на положение потребителя. Он создает возможности для злоупотреблений и необоснованной дискриминации производителей. Белорусский потребитель не такой уж глупый, чтобы не быть в состоянии выбрать нужный ему товар. Белорусский производитель не такой уж недалекий, чтобы быть нацеленным только на обман потребителя. Защищайте собственность, конкуренцию, свободный вход на рынок и свободу информации – и никакого закона о защите прав потребителя в принципе не нужно будет. А робкое «тяв» почти исполнительного и полузаконодательного органа вызывает в лучшем случае только сочувствие.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!