Несостоявшаяся адресная помощь

Автор  27 марта 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В 1994 году в газете «Белорусская молодежная» № 10 (36) Александр Лукашенко обещал: «Общий слов не будет – только реализация уже разработанных правительством программ адресной помощи всем нуждающимся». Такой пункт предвыборной программы человека, выросшего среди животных и растений, подкупил многих легковерных бюджетников и сельчан своей кажущейся справедливостью. Избирателю сказали, что а) у властей есть план, б) что чиновники знают, кто реально нуждается, в) что помощь будет адресной. Нам  пообещали журавля в небе, но за 10 прошедших лет даже синицу из рук вырвали. По всем трем пунктам белорусский народ получил дырку от бублика.  

Дырка первая – безадресная социальная помощь. А. Лукашенко пассивно и бессильно созерцает, как распадается еще советская модель коллективной социальной помощи. Ее точнее было бы назвать системой группового шантажа простых людей. Бедные и не имеющие своих лоббистов в администрации президента и властной «вертикали» становятся жертвами коллективного шантажа мощных профсоюзов и, в первую очередь, номенклатуры.
    В Беларуси 34 категории граждан (к примеру, пожилые люди, малообеспеченные, неполные семьи, военнослужащие и бывшие военнослужащие, молодежь, жертвы катастроф и т.д.). получают разного рода социальную помощь. Она оказывается в 29 разных формах (к примеру, предоставление продуктов питания, предметов, лечебной помощи, информационной и финансовой поддержки и т.д.). Граждане различных категорий получают около 300 льгот. К примеру, до недавнего времени льготой по пользованию телефоном пользовались 250 категорий граждан. Транспортные льготы имела чуть ли не половина населения. Разве такую социальную систему можно назвать адресной?
    Дырка вторая – власти ни тогда, ни сейчас не знают, как организовать помощь реально нуждающимся. Они предпочитают помогать всем сразу. А в толпе – как в толпе. Лучшие куски достаются далеко не тем, кто слабее и беднее. Власти неистово запрещали повышать цены заводчанам – дотируемые продукты скупали близкие к властям фирмы и перепродавали в Россию или Польшу. Вместо адресной помощи своим пенсионерам наше правительство помогало москвичам и варшавянам. А. Лукашенко приказывал заморозить тарифы на жилищно-коммунальные услуги – «новые белорусы» строили огромные особняки, получая гораздо больше бюджетной помощи, чем жители хрущевок.
Первый президент РБ гарантировал бесплатное образование и здравоохранение -  оно осталось таким только для старой новой номенклатуры, а простые люди вынуждены были платить как за знания, так и за элементарные уколы. Места в престижных вузах доставались преимущественно  блатным, а человек без связей так и остался букашкой. Чиновники устраивали своих детей на хлебные места в госструктурах «придворных» бизнесах – прилежный электорат дружно потянулся за границу на заработки.     Наконец, самым ярким подтверждением антисоциальной политики стала инфляция. Обещали доступные кредиты на жилье для бедных – получились навороченные особняки и европейские квартиры для все той же номенклатуры. Обещали доступность жилья для молодых семей – получили резкий рост стоимости строительных услуг и почти 3 млн. м2 пустующей жилплощади.
    Третья дырка в бублике обещаний Лукашенко  - чиновники до сих пор не знают, кому надо помогать. У нас до сих пор нет внятного, четкого определения «бедный». Чиновникам удобнее присваивать бюджетные ресурсы, когда они идут под коллективными брэндами. О социальной ориентации белорусского государства говорит следующая цифра, которая взята из опроса домашних хозяйств. Это исследование проводит Министерство статистики и анализа. Самые богатые 20 процентов семей Беларуси являются лидерами по получению социальных льгот. Они ежемесячно «высасывают» из государства $4,8, а 20 процентов самых бедных получают самые маленькие льготы – всего $3. Да, богатые у нас также являются нуждающимися. Они думают, как поменять иномарку на новую, куда поехать отдыхать, на Канары или на Багамы. Они мучаются, пытаясь решить, куда устроить своих детей, в Англию или Америку. Именно эти нуждающиеся – их в стране около 100 тысяч семей – выиграли от 10-летней социальной политики А. Лукашенко.
    А как же реальные бедные? Их в стране по разным оценкам от 30 до 37%, т. е. 3 – 3,5 млн. человек. Это люди, которые имеют доход ниже бюджета прожиточного минимума. В 1995 году, в первом полном году А. Лукашенко у власти, доля таких людей составляла 38%. За эти годы власти обрушили на наши головы безудержный рост ВВП, но пользу от него простые люди до сих пор не почувствовали. Т. е. увеличение ВВП на 10 процентов привело к сокращению числа людей за чертой бедности на мизерную долю процента. Значит, построенная А. Лукашенко экономическая модель является ни социально ориентированной, ни экономически эффективной. Нам не нужен мифический рост малозначимых макроэкономических показателей. За них премии и медали получают все те же советские номенклатурщики. Беларуси нужна система, которая выражает солидарность и оказывает помощь человеку, попавшему в беду. 10 лет назад Лукашенко обещал именно такую модель. Хотел, как лучше, получилось – как всегда. У него до сих пор нет плана. Он боится рынка, а мы, потребители и налогоплательщики, со своим карманов платим за фобии и невежество несостоявшихся политиков.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…