Готова ли Беларусь к третьей промышленной революции

Автор  21 мая 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Ярослав Романчук, май 2012

Мир на пороге глобальной кастомизации, а в Беларуси по-прежнему Госплан

На открытии Белорусского промышленного форума 15 мая первый вице-премьер Владимир Семашко похвастался индустриальными успехами Беларуси. 10 лет назад доля нашей страны в промышленном производстве мира составляла 0,06%, а в 2011 году увеличилась до 0,13%. На этом основании он сделал вывод о правильности выбранного пути развития страны и пообещал до 2020 года удвоить долю белорусской промышленности в мире. Т. е. до 0,26%, до четвертой части одного процента. Отсутствие у руководства Совмина здоровых амбиций, слабое понимание устройства современного мира и тяга к сохранению традиционной структуры производства – все это обрекает Беларусь на молдовизацию, превращение в страну третьего мира.

Революция в традиционных товарах

Знаменитая американская компания Apple стоит на пороге выпуска революционного телевизора iTV. На днях немецкая фирма Audi представила карбоновый велосипед e-bike с электромотором. Еще одна немецкая компания Mercedes-Benz в ближайшее время начнет серийное производство электрического скутера Smart. Это примеры реальных инноваций в стандартных товарах. Они революционизируют традиционные товары. Телевизоры, велосипеды, скутеры – это товары с потенциалом продаж на десятки миллиарды долларов, с ориентацией на весь мир. В этот список можно добавить постоянно меняющиеся смартфоны, планшеты, плейеры и другие гаджеты. В каждом домашнем хозяйстве будущего их будет несколько или даже несколько десятков.

Какова доля белорусской промышленности в их производстве? Ноль целых, ноль десятых. Белорусских производителей нет на массовых рынках емкостью в сотни миллиардов долларов. Нас нет сегодня и не будет завтра. Если наше правительство будет настаивать на выполнении программы промышленного развития до 2020 года, нас не будет на передовых «фронтах» самых инновационных, самых продвинутых и коммерчески выгодных рынках никогда. А ведь речь идет о производстве обыкновенных бытовых товаров. Может ли наша государственная промышленность предложить современный дизайн, бросить вызов итальянцам, французам или немцам? Едва ли. Стоит бросить один взгляд на то, что делает наша бытовая электроника и машиностроение, чтобы в этом убедиться.

Могут ли белорусские промышленные гиганты, например, производить для скутера Smart-а батарейки, на которых можно проехать сотни километров? Сомневаюсь, что наши производители могут выиграть тендер с азиатскими, немецкими или китайскими компаниями даже на производство педалей к этому скутеру. Тем более белорусские производители едва ли смогут производить карбоновые рамы, электромоторы или колесные диски для e-bike. А ведь у нас под носом, в Минске, есть мотовелозавод. Его без конкурса и тендера передали частному инвестору. Вполне допускаю, что он – хороший парень, но потребителям во всем мире нужны велосипеды и скутеры, а не просто хорошие парни из Беларуси. Понятно, что мы отстали от немцев на целую вечность не только в производстве автомобилей, но также велосипедов. Так почему же мы, как китайцы для американцев, не можем организовать хотя бы сборку самых современных велосипедов и скутеров?

Могут ли наши «Горизонт» и «Витязь» составить конкуренцию известной Foxconn в сборке телевизоров нового поколения от Apple? Нет никаких шансов. Или мы можем предложить американцам альтернативу LCD-дисплею Sharp с IGZO-панелью и встроенной камерой для обеспечения работы FaceTime? Или мы можем производить «начинку» для современных компьютеров/смартфонов, подвинув на мировом рынке Японию, Тайвань и Сингапур? После прикола с наклейками на чужие мониторы от «Интеграла» только глубокие утописты и убежденные большевики могут верить в промышленный прорыв Минпрома и его подчиненных.

Суперсовременные байки, телевизоры или смартфоны с какими бы наворотами они не продавались – это продукты дореволюционной эпохи. Это прошлое промышленности. Сегодня мы стоим на пороге третьей промышленной революции, которая перевернет мир так, как в свое время первая механизация ткацкого дела в конце XVIII века или конвейер XX века. На место массового производства приходит его глобальная кастомизация.

Вклад Беларуси в III промышленную революцию

В прошлое уходят огромные цеха заводов и фабрик, станки по обработке металла, дымные, душные, замасленные помещения с рабочими в потертых комбинезонах и привычным инструментом пролетариата – молотом. Промышленные производства будущего мало чем отличаются от чистых офисов. Большинство работников выполняют свои обязанности за компьютером. Компьютер заменяет трудоемкий процесс изготовления образцов, подгонки, наладки и т.д. Трехмерные принтеры (3D) слой за слоем изготавливают самые сложные товары под самый изощренный заказ потребителя. Издержки модификации – несколько кликов компьютерной мыши.

Такого рода компьютеры, программное обеспечение к ним и сами 3D принтеры производят в Америке, Японии, Германии и Швейцарии. Они – голова и сердце будущего промышленного завода. Попробуй сегодня заказать у производителя один экземпляр пилы/косилки/платья под себя, с определенными особенностями. Вам такой ценник «зарядят», что вы и не рады будете. 3D принтеру все равно, делать одну штуку или 1 миллион штук. При помощи специального клея это устройство изготавливает инструменты и детали точь-в-точь, как приказывает ему компьютер. Один слой сырья скрепляется с другим и получается товар. Пока технологии не настолько совершенны, чтобы 3D принтер мог изготовить автомобиль или компьютер, но ученые утверждают, что это дело уже обозримого будущего. Сегодня уже можно желать запасные части для автомобилей, станков, инструментов, ювелирные украшения, обувь, слуховые аппараты и т.д.

Volkswagen разработал новую производственную стратегию Modularer Querbaukasten. Она позволяет собирать все модели своих автомобилей на одном конвейере. Меняется и сырье для их производства. Сегодня металл активно вытесняется углеводородными сплавами и композитными материалами. Их делают не машины, а специально «обученные» микроорганизмы. Контроль над всеми процессами осуществляется через программное обеспечение. Чтобы стать частью производственного процесса, совсем не обязательно быть подразделением большого промышленного гиганта. Можно производить софт и дизайн, работать по продвижению товаров, не выходя из своего дома или в рамках малого бизнеса. При этом нет разницы, на каком расстоянии от вас находится ваш заказчик, один километр или тысяча. Промышленный конвейер будущего ничего общего не будет иметь в сегодняшним собратом дореволюцинной эпохи. Огромные цеха вымрут, как когда-то вымерли динозавры, производители печатных машинок, аудиокассет или фотопленок. В любом маленьком городке Беларуси, Бангладеша или Ботсваны можно будет поставить 3D принтер и изготавливать товары по заказу из Ирландии, Индии или Ирака. Мы имеем дело с феноменом социального производства, его массовой кастомизацией. В прошлое уходят заказы по 1000 или по 100 тысяч единиц одного товара. Роботы, 3D принтеры с минимальными временными и трудовыми издержками способны сделать цвет, форму, вкус, дизайн эксклюзивно для вас. Речь идет не только о вещах, но и о лекарствах. В будущем мы сможем лечиться такими медикаментами, которые учитывают ваш ДНК и особенности функционирования вашего организма. Производители будут конкурировать за возможность изготовить эту вещь для вас в режиме он-лайн. Вы размещаете заказ, делаете платеж через интернет и быстро по почте получаете товар. Стирается грань между промышленным производством и сектором услуг. Потребитель становится целью нового производителя, который готов удовлетворить все больше его капризов.

Готова ли Беларусь к полноценному включению в третью промышленную революцию? Теоретически любая страна может стать ее двигателем. Чем быстрее она включится в процесс, тем больше шансов стать основным бенефициаром. Кто рано встает, тому бог дает. Погруженный в разработку стратегии развития промышленного производства до 2020 года наш Госплан проспал революционные изменения в науке, технике и производстве. Минпрому нечего предложить новому мировому промышленному производству, кроме, как говорят, своих цепей. У нас есть производители 3D принтеров или роботов по производству товаров по радикально новой схеме? Нет. У нас есть патенты и готовое производство новых композитных материалов или клеев? Нет. В Беларуси производят программное обеспечение для кастомизации производства самой широкой гаммы товаров? Нет. У нас есть современная логистическая инфраструктура, чтобы именно в нашей стране производители размещали 3D принтеры и отсюда рассылали товары по всему миру? Нет.

У нас готовы выпускать солнечные панели и другие источники энергии, которые стали бы реальной, коммерчески выгодной альтернативой нефти и газу? Нет. Государственные заводы могут производить роботы, которые бы делали 3D принтеры, компьютеры и десятки тысяч других товаров и средств производства? Даже близко нет. Может, у нас есть медицинские лаборатории, которые предлагают услуги по кастомизации современных лекарств под ДНК пациентов по всему миру с предварительной диагностикой через Skype? Тоже нет. Зато руководители нашего правительства продолжают с гордостью говорить о сохранении индустриального характера нашего национального производства. Тракторы, грузовики, телевизоры, холодильники, косилки или погрузчики – это, конечно, хорошо. Плюс еще бензин, мазут, калийные удобрения, а также изделия из металлов и дерева. Прекрасно, что они все еще продаются. Но это все глубокое прошлое! С такого рода производством Беларусь обречена оставаться в зоне статистической погрешности промышленного мира. Угроза для нас кроется в нас самих, вернее в том, что наши руководители почивают на лаврах, которые сами себе настелили. Они не понимают или не хотят понять, что на самом деле, они не на лаврах славы находятся, а по колено в субстандартной субстанции, которую Владимир Войнович емко назвал продуктом вторичным.

10 требований к Беларуси в плане подготовки к III промышленной революции

Чтобы быть готовым к плодам и бенефитам III промышленной революции Беларусь должна иметь следующее:

1) эффективную, современную систему производства и передачи электроэнергии. Нам не нужна монополия ни Белэнерго, ни Газпрома. Нам нужен полноценный, открытый, конкурентный рынок производителей и импортеров энергоресурсов;

2) качественная дорожная и транспортная (авиа, ж/д) инфраструктура;

3) финансовая и платежная системы, работающая по передовым мировым стандартам, не имеющая никаких барьеров и гарантирующая безопасность денег и конфиденциальность клиентов;

4) самый быстрый, доступный и всеохватывающий доступ к интернету со всем набором телекоммуникационных услуг – и никакого всеохватывающего «Белтелекома»;

5) качественную систему образования для подготовки специалистов для глобального, а не национального рынка труда: свободное владение иностранными языками, компьютерными и телекоммуникационными технологиями, доступ к самым современным знаниям в области физики, химии, математики, электроники, биотехнологии, инжиниринга, дизайна, маркетинга, брендинга и т.д. Новые университеты должны радикально отличаться от сегодняшних учебных заведений, организовывать стажировки у конкретных производителей. Для выполнения этой задачи нам не нужно министерство образования;

6) интеграцию в научные, исследовательские цепочки производства знаний ведущих компаний и центров мира. Сегодня промышленное производство в ВВП США составляет только 11%, но данный сектор дает 68% всех расходов на науку и исследования (R&D). Третья промышленная революция вернет Америке большую часть нового промышленного производства;

7) надежную, качественную защиту прав собственности, включая интеллектуальную собственность. Это фундамент новой промышленной политики. Это такой базовый стандарт, как хирургу тщательно помыть руки перед проведением операции;

8) безопасность, порядок и законность. Творческие люди, которые являются основой промышленности будущего, весьма чувствительны к беззаконию и произволу. Каждого креативного человека с мозгами, идеями, который вошел в систему разделения труда в рамках нового производства, надо холить, лелеять и чествовать. Дожинки важнее делать не столько в честь с/х производителей, сколько в честь ученых, программистов, дизайнеров и маркетологов;

9) свободу. Дефицит свободы резко снижает шансы страны на достойное место в новой структуре промышленно-сервисного производства в мире. Беларусь должна как можно скорее отменить въездные визы, ликвидировать барьеры на перемещение денег, товаров и рабочей силы. Торговый и финансовый протекционизм в эпоху III промышленной революции очень быстро превратит даже устойчивую страну предыдущей индустриальной эпохи в грустную, захудалую провинцию;

10) малое, прозрачное государство. Радикально меняются функции распорядителей чужого (политиков и чиновников). Как можно быстрее нужно отказаться от порочной практики централизованного планирования. Производители должны быть частными. Государству нечего делать в промышленно-сервисном секторе. Оно там нужно, как собаке пятая нога. Налоги людей и бизнеса должны идти на обеспечение безопасности, порядка, поддержку инфраструктуры и контроль за соблюдением прав собственности по международным нормам и стандартам.

Беларусь может игнорировать III промышленную революцию. От этого голод у нас не начнется, шкварка и чарка не пропадет. Бедность и отсталость – это тоже выбор. Только едва ли с ним согласятся сотни тысяч молодых, динамичных белорусов, которые, как евреи, армяне или курды, найдут свое место в жизни вдалеке от своей исторической родины. Обидно и досадно, если так случится. Все из-за вице-премьера В. Семашко, его начальников и подчиненных по Вертикали. Они до сих пор не научились ни думать, ни действовать глобально.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!