Бел-пром-пропал

Автор  27 февраля 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Ярослав Романчук, февраль 2012

Очередная промышленная утопия

Беларусь индустриальная уходит в прошлое. Промышленность, которую мы получили в наследство от Советского Союза, за 20 лет существенно поизносилась. Заплатки и небольшие обновки ей не помогают. На смену нашему «железному коню» не идет мощный сектор услуг. Не видно обновленного, переоснащенного с/х производства. Зато есть очередной ворох бумаг под названием «Концепция развития промышленного комплекса до 2020 года». Вместо реальной реформы промышленности власти предлагают нам бумажную, вместо настоящих денег – эмиссионные, вместо новых инвесторов с современными технологиями – новых бюрократов.

Главный не хозяин, а надсмотрщик

Концепция – это еще не план действия. Это стратегия развития, направление движения, обоснование выбранного пути. Такого рода документов у нас принимают много. Долготерпимая белорусская бумага и не такие безобразия выдерживала. На Концепцию-2020 можно было бы не обращать внимания. Случалось, что наше правительство на квартал вперед не может спланировать и спрогнозировать работу экономики. А тут сразу на десять лет, тем более в условиях большой неопределенности и серьезных внешних пертурбаций. Все, как по Ф. Хайеку - пагубная самонадеянность
    Суть и направление мысли авторов Концепции можно сразу понять по одному предложению – создать министерство промышленной политики. То ли действующее ныне министерство промышленности не устраивает и ему на подмогу нужен еще один бюрократический индустриальный бастион. То ли белорусские чиновники в привычном для себя стиле в очередной раз решили чуточку изменить фасад все той же советской системы управления и попробовать «выбить» для распорядителей чужого (политиков и чиновников) дополнительные рабочие места. Сокращение через увеличение, расширение через поглощение, углубление через погружение, ускорение через замедление – такая вот у нас промышленная политика. Словоблудие, бумагомарательство и очковтирательство. И все это под соусом курса на инновационное развитие, технологическое перевооружение и ресурсосбережение.
    Понятно, что белорусской промышленности нужны глубокие реформы. Любой студент скажет, что требуются новые технологии, чтобы выпускать конкурентоспособные товары. Достаточно сходить в цеха заводов, посмотреть на год выпуска станков и оборудования, вспомнить, когда используемые технологии были коммерциализированы (хорошо, если в середине ХХ века), чтобы потянуться за корвалолом.
    Белорусской промышленности срочно нужен хозяин. Именно хозяин, а не надсмотрщик в лице представителей нового министерства или назначенный им директор. Поэтому без приватизации заводов они с разной скоростью будут превращаться в хлам и металлолом. При этом очень важно использовать человеческий потенциал рабочих и нынешних руководителей. Среди них немало высококлассных специалистов, которых вяжут по рукам и ногам начальники и контролеры из многочисленных органов госуправления. Мало говорить о том, что человеку промышленного труда у нас везде почет. Нужно бесплатно передать ему акции приватизируемых предприятий. Стандартная схема приватизации проста: 10% акций для работников предприятия, в том числе для директора, главного инженера и технолога, 10% - на открытую продажу для граждан страны, остальное – для инвестора. В случае больших заводов - 25% акций бесплатно передается в пенсионный фонд, а размер пакета акций для работников может варьировать от 5 до 10% в зависимости от цены предприятия.

Понты на промышленную тему

Чиновники в своей Концепции-2020 не ставят во главу угла интересы и мотивацию работников, управляющих и собственников, а, в первую очередь, определяют нишу себе любимым. Они навязывают свое представление о высоких технологиях и системе управления, но не пишут, откуда взять деньги на модернизацию и есть ли в Беларуси люди, которые способны понять и коммерциализировать современный hi-tech. Распорядители чужого в очередной раз манят нас светлым будущим в виде «центров технологического производства, основанных на отечественных технологиях». В них и в промышленности в целом к 2020 году белорусы – так нам обещает правительство - будут получать $1300 в месяц. С учетом инфляции доллара это даже меньше, чем зарабатывали польские работники промышленности в 2005 году.
Центров можно открыть сколько угодно. Вот в 2011 году центров по поддержке предпринимательства открыли чуть ли не в каждом районе, а самих предпринимателей стало меньше. Оснастить центры импортными компьютерами, обставить итальянской мебелью, облагородить немецкими автомобилями, японскими ТВ, корейскими смартфонами, подключить к высокоскоростному интернету - и чиновники без конца будут говорить о преимуществах белорусских технологий и «ресурсощадящей «зеленой» экономике. Из нашего леса литовцы для шведской «Икеи», иранцы для мусульман на шведском или финском оборудовании будут делать мебель и разные изделия из дерева, а наши начальники, заняв самые высокопроизводительные места (если судить по уровню оплаты труда), будут выступать на семинарах и круглых столах о наукоемком станочном оборудовании, возобновляемых источниках энергии и «чистых технологиях». И все это с красивыми слайдами о лазерах, нанотехнологиях, товарах, изготовленных с использованием новейших достижений в фотонике, оптике, микробиологии и точной химии. Белорусские чиновники действуют по принципу «если не можешь накормить вкусным дешевым мясом, молоком и рыбой, если не можешь порадовать хорошим телевизором, телефоном или автомобилем, корми надежду людей красивой утопией».
    Складывается впечатление, что авторы белорусской промышленной Концепции-2020 списывали у российских маниловых, а для оригинальности вставляли куски из разных научных журналов и документов Европейского Союза. Получилось много-много страниц, из которых четко прослеживается только роль и функция чиновников и политиков. Они в очередной раз претендуют на всезнание, вселенское видение и всемогущество в модернизации белорусской промышленности.
Все эти понты на тему неоиндустриализации были бы жалкими и смешными, если бы не были такими опасными. Дело в том, что белорусская АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк), концентрируя время и ресурсы на разработку и принятие подобных концепций, не занимается реальным решением проблем тысяч промышленных предприятий. В результате они загибаются под грузом нерешенных макроэкономических проблем страны. Профессиональных управленцев и специалистов «пачками» перекупают российские конкуренты. Молодежь предпочитает работать в американском баре или у шведского фермера, чем идти на государственный завод на $200-300. Людей предпенсионного возраста можно, конечно, переобучить работе на роботах и супер современном оборудовании, но едва ли на полмиллиона лишних рабочих найдет столько роботов.

Кому обещалка, кому – золотые унитазы

Главная проблема белорусской промышленности заключается в том, что за ее реформирование берутся не сотни тысяч частных собственников, а небольшая группка бюрократов и так называемых ученых, которые под прикрытием научных степеней за деньги бюджета готовы «нарисовать» любое количество концепций, программ и планов. Им не нужно заинтересовывать белорусов и реальных инвесторов белорусскими заводами. Им достаточно монетизировать свои связи с чиновниками, которым ведь тоже нужна написанная умными словами документальная оправдалка. Мол, правительство делает все, чтобы сделать белорусскую промышленность конкурентоспособной, энергоэффективной и социально ответственной.
    Концепции – концепциями, а реальная жизнь срывает маски с индустриальных утопий. Так без китайского кредита, оказывается, нельзя модернизировать бумажную. фабрику в Добруше. Под это правительство взяло почти $350млн. Все равно отдавать не ему. Вопрос, почему нельзя было модернизировать это предприятия за счет инвестиций частного инвестора, Совмину никто не задал.
    Да, замечательно, что есть Минский тракторный завод, но он пока в нишу hi-tech прочно не вошел. Дай бог ему удержаться на сегодняшних производственных позициях (экспорт 57,2 тысяч тракторов в 2011) и сохранить 8% мирового рынка колесных тракторов. Рассчитывать на него в плане создания новых высокотехнологичных рабочих мест едва ли стоит. Аналогичная ситуация с МАЗом. Его руководство уже ожидает трудностей со сбытом на российском рынке и на Ближнем Востоке. Так что выйти на объем продаж 2011 года ($1,1млрд.) будет очень сложно. Для белорусских промышленных гигантов Концепция промышленной политики не нужна. Им бы инвесторов, да понадежнее и побогаче, чтобы можно было расширить свое присутствие на мировом рынке. Чиновники для них  - это балласт, а не локомотив движения вперед.
    АпСоНа наполняет эфир утопиями про волшебные перевоплощения белорусской промышленности, а она по состоянию на 1.02.12 резко увеличила (на 28%) объем складских запасов, с Br12,5трлн. на 1.01.12 до Br16,2трлн. Приказ выполнить валовые показатели оказался сильнее коммерческой целесообразности. Минпром отчитался ростом своего подшефного сектора на 6,6% в январе 2012 года. Об издержках такого роста и «омертвленном» капитале опять ни слова. Комментариев по поводу того, что за 2011 год кредиторская задолженность промышленности выросла в 3 раза (до Br59,4трлн. по сравнению с Br19,9трлн. на 01.01.11), а внешняя кредиторская – в 3,3 раза, от чиновников не дождешься. Заметим, что доля чистой прибыли в 2011 году составила только Br25,7трлн. Рост долгов в 2,7 раза тоже их не смущает, равно как и увеличение дебиторской задолженности в 2,1 раз, до Br50,2трлн.
Не исключено, что чиновники сделали ставку на золото и урановую руду. К 2015 году в рамках нео-индустриализации планируется добыть 150 тонн золота и 10 тысяч тонн урановой руды. Опять же за счет бюджета, а не частных компаний. Озолотимся так, что будем покупать самые современные нано-станки и оборудование. И на золотые унитазы с числовым управлением для избранных чиновников хватит. Надо же думу об отечестве думать в комфортных бытовых условиях.

Другие материалы в этой категории: « Белпром - 2020 Деньги промышленности »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!