Риски белорусской промышленности

Автор  10 августа 2009
Оцените материал
(0 голосов)

Баланс интересов между заводами и правительством нарушен

Белорусская промышленность вступила в период высоких рисков и неопределенности. Когда у 36% предприятий производственных заказов не более чем на месяц и только у 4% - до года, когда резко сжался платежеспособный спрос и остро не хватает оборотного капитала, в голову приходят самые невеселые мысли. Прецедент постановления №991 их еще больше усугубил. Опрос промышленных предприятий, регулярно проводимый экспертами Научно-исследовательского экономического института Минэкономики, демонстрирует рост макро- и микроэкономических рисков. К сожалению, голос производителей, тонет в какофонии отчетов и напыщенных заверений об отсутствии в Беларуси кризиса.

Ярослав Романчук

Директора смотрят на правительство, как на источник рисков

При опросе предприятий под рисками понимается «вероятность потери предприятием части своих ресурсов, недополучения доходов или появления дополнительных расходов в результате осуществления производственной деятельности». В июле 2009 года самыми высокими для промышленных предприятий были сбытовые риски. Они возникают из-за возможного отказа потребителей от продукции, т. е. от падения реального спроса. Их отметили аж 57,5% опрошенных предприятий. Поскольку стимулирование внутреннего спроса имеет свои пределы и опасность еще более высокой инфляции, а Россия, Украина и даже богатые страны ЕС находятся в глубокой рецессии, сбытовые риски кажутся вполне реальными. Очевидно, что падение промышленного производства в первом полугодии 2009г. на 3,6% - это только цветочки. Есть основания ожидать еще более серьезного обвала, особенно когда ресурсы работы на склад иссякнут.

Макроэкономические риски стали второй по интенсивности группой рисков. Их отметило 45,6% респондентов. Речь идет о рисках экономической политики, т. е. деятельности правительства (например, введение запрета на вывоз или ввоз товаров, изменения валютного курса, инфляция и т.п.). Вертикаль настолько увлеклась самолюбованием, что не заметила, как почти каждый второй промышленник стал опасаться правительства. Доверие между собственником (государство) и назначенными менеджерами (директорат) растворилось. О какой координации действий на микро- и макроуровне может идти речь, если каждый второй директор промышленного предприятия видит в чиновнике не помощника и полезного консультанта, а источник риска?

В своем глазу бревна не замечаем

Гораздо меньше респондентов (18,3%) отметили риски изменения рыночной обстановки (возникают вследствие изменения конъюнктуры или других обстоятельств). А ведь сегодня мы столкнулись именно с изменением структуры рыночного спроса. Директорат не связывает риски сокращения спроса с изменением структуры экономики. Он продолжает думать, что производят хорошую продукцию, вот только ее временно никто не покупает. На самом деле, только одна инстанция имеет полномочия и право определить, хорош товар или плох – потребитель. Если он не покупает, значит, нужно менять ассортимент, проводить модернизацию, увлекать новыми маркетинговыми ходами и т.д. Сегодня на белорусских промышленных предприятиях об этом практически никто не думает.

Во время посещения крупных промышленных гигантов один из послов важной европейской страны интересовался у директоров, что их заводы будут продавать через 3 -5 лет, с какими инновациями выйдут они к потребителю после кризиса. Некоторые директора даже не поняли вопроса. Текучка «заела». Все внимание уделяется выполнению краткосрочных прогнозных показателей, «выбиванию» кредитов на выплату зарплаты или на поиск работы для бесцельно находящихся на предприятии рабочих. Тут бы день продержаться да месяц выстоять. На мысли и планы долгосрочной перспективы нет ни сил, ни ресурсов, ни запроса собственника, т. е. государства.

Стремление переложить ответственность на внешние факторы очевидно по оценки интенсивности организационных рисков (управление, ошибки сотрудников и т.п.). Их отметили всего 8,3% промышленных предприятий. Неспособность к критическому самоанализу – это еще одна беда белорусского директората. С середины 2008г. начали появляться явные признаки кризиса. Руководители предприятий обязаны были спрогнозировать на микроуровне ситуацию, снизить объемы производства, затраты, оптимизировать рабочую силу, составить план погашения кредитов и реструктуризации долга. Много чего надо было сделать еще раньше: провести диверсификацию рынков сбыта, расширить ассортимент продукции, серьезно отнестись к брэндированию и т.д.) Однако лишь единицы этим занимались. И вот гром грянул. Мужики, т. е. директора, начали креститься, не замечая при этом своей вины в случившемся кризисе. А всевозможные государственные аналитические структуры, в том числе Минэкономики, продолжали рисовать радующие глаз и ласкающие ухо А. Лукашенко картинки 10-процентного роста ВВП.

Кредитные риски – и никакой политики

Руководители промышленных предприятий отмечают существенное увеличение кредитных рисков (риски невозврата кредита, роста задолженности) – 40,1%. Примерно на одном уровне с ними находятся внешнеэкономические риски (возникающие в результате взаимодействия с иностранным партнером) – 36,1%. Риски замыкания порочного круга (сокращение спроса – работа на склад - вымывание оборотного капитала – дефолт по кредитам – ухудшение ликвидности банков – увеличение эмиссии Нацбанка – инфляция – обесценение оборотного капитала предприятий – их банкротство) очень высоки. Правительство пытается решить проблему доступа к финансам. В первом полугодии оно исправно получало внешние кредиты. Нацбанк тоже открыл линию краткосрочного кредитования банков и предприятий в виде валютного свопа (валюта меняется на белорусские рубли, а через 2 – 3 дня она же выкупается обратно по фиксированному курсу. Операция проводится под ~21% годовых). Нацбанк резко увеличил кредитование правительства, явно не под 25% годовых. Все эти меры не позволили решить проблему доступа промышленных предприятий к кредитам.

Проблема в том, что деньги берутся в долг под реализацию старых бизнес планов, под инерционное развитие и сохранение старой структуры производства. Иными словами, они просто «закапываются» по принципу Буратино. В долг берутся «живые» деньги, часто валюта, расходуется ценное сырье (тоже покупается за валюту), производятся низкотехнологические товары, которые продать по заявленным ценам в условиях кризиса очень сложно. Как Буратино зарыл золото в землю в надежде получить прибыль, так и наши государственные заводы, выполняя план третьей пятилетки и утвержденную программу на 2009г., переводят первичные ценности в продукт вторичный, по определению Владимира Войновича из известного романа «Москва 2042».

Директора лишены производственной и торговой самостоятельности. Одновременно правительство, как собственник, не контролирует качество их работы по четким показателям (цена активов, доля на рынке, прибыль на акцию, рентабельность и т.д.). Для министров главное - вал. Вал «нарисовать» гораздо проще, чем увеличить долю на внутреннем или российском рынке хотя бы на два процентных пункта. Вот и продолжается такая «партизанщина».

Правительство делает вид, что управляет промышленностью, что контролирует процессы на микроуровне. Директорат же делает все, что ему заблагорассудится, прикрывая свои действия красивыми, политически корректными отчетами. Периодически власти подбрасывают предприятиям деньжат из бюджета и кредитов, что вполне устраивает «красных менеджеров». Такой баланс сохраняется до тех пор, пока есть ресурсы платить зарплату, налоги и не увольнять рабочих, пока есть возможность выдавать кредиты и дотаций. Сегодня этот эквилибриум нарушен. Вдруг управленческий инфантилизм правительства и директората вышел на явь.

Отметим, что «разборки» пока идут внутри самой системы принятия решений и распределения ресурсов. Только 5,7% промышленных предприятий отмечают политические риски. Самым политически чувствительным сектором является топливная промышленность. Здесь аж 20% отмечают эти риски. Директора в большинстве своем пока уверены, что существующая политическая, социально-экономическая модель сохранится. Надежда на «доброго батьку» все еще сильна, но явно требует дополнительных и достаточно щедрых аргументов.

Поскольку директора не видят своей вины в нарастающем кризисе, они будут все чаще обращаться в Центр за помощью. А в этом самом Центре, который кнутом и пряником встроил всех в госплановскую парадигму развития, сегодня проблема - где взять денег. Свободных, резервных ресурсов нет. Кредитов просто так нам уже не дают. Включение печатного станка на полную мощность не решает, а лишь усугубляет проблемы. В такой ситуации высока вероятность того, что директорат начнет менять свое отношение в власти. Думаю, что и власть все чаще задумывается над тем, чтобы передать промышленные активы в управления совсем другим людям.

 

Оценка рисков по секторам экономики Беларуси, июль 2009

Виды рисков

Топливная

Химическая и нефтехимическая

Машиностроение

Лесная,

деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

Промышленность строительных материалов

Легкая

Пищевая

Сбытовые риски

33,3

64,0

64,4

53,1

51,4

45,2

62,8

Макроэкономические риски

20,0

52,0

43,9

40,8

34,3

37,1

60,6

Кредитные риски

20,0

36,0

43,9

34,7

31,4

37,1

46,8

Внешнеэкономические риски

20,0

56,0

37,1

42,9

28,6

37,1

30,9

Финансовые риски

13,3

20,0

28,0

26,5

25,7

27,4

24,5

Снабженческие риски

0

32,0

29,5

20,4

22,9

21,0

19,1

Риски изменения рыночной обстановки

0

28,0

13,6

20,4

17,1

29,0

17,0

Организационные риски

13,3

4,0

7,6

12,2

8,6

9,7

6,4

Юридические риски

6,7

8,0

5,3

6,1

5,7

6,5

7,4

Политические риски

20,0

4,0

6,1

8,2

8,6

6,5

2,1

Транспортные риски 

6,7

8,0

3,0

4,1

5,7

3,2

11,7

Технико-производственные и экологические  риски

20,0

4,0

1,5

8,2

5,7

3,2

1,1

Научно-технические риски 

6,7

8,0

2,3

4,1

0

1,6

2,1

Информационные риски 

0

0

1,5

2,0

5,7

3,2

3,2

Источник: НИЭИ Минэкономики, июль 2009

 

Оценка рисков в экономике Беларуси по количеству занятых на предприятиях, июль 2009

Виды рисков

Менее 100 чел.

100 – 199 чел.

200 – 499 чел.

500 – 999 чел.

1000 – 1999 чел.

2000 – 4999 чел.

Более 5000 чел.

Сбытовые риски 

38,7

54,0

58,2

63,3

57,8

64,0

63,6

Макроэкономические риски

22,6

34,5

41,8

53,2

65,6

48,0

36,4

Кредитные риски

35,5

35,6

33,6

45,6

50,0

48,0

45,5

Внешнеэкономические риски

19,4

19,5

37,7

41,8

43,8

48,0

81,8

Финансовые риски

25,8

29,9

18,9

32,9

21,9

28,0

18,2

Снабженческие риски 

9,7

20,7

20,5

26,6

25,0

44,0

18,2

Риски изменения рыночной обстановки 

12,9

11,5

15,6

19,0

25,0

24,0

45,5

Организационные риски

6,5

13,8

6,6

6,3

6,3

12,0

9,1

Юридические риски

6,5

5,7

8,2

4,0

7,8

4,0

9,1

Политические риски

6,5

8,0

5,7

6,3

6,3

0

9,1

Транспортные риски 

6,5

6,9

6,6

5,1

4,7

0

9,1

Технико-производственные и экологические  риски

3,2

6,9

4,1

2,5

0

0

9,1

Научно-технические риски 

3,2

3,4

1,6

2,5

1,6

4,0

9,1

Информационные риски 

3,2

3,4

0

5,1

3,1

0

0

Источник: НИЭИ Минэкономики, июль 2009

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!