Смысловые галлюцинации. Конкурентоспособность, которой скоро может не быть

Автор  09 августа 2006
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси сложилась парадоксальная ситуация. Независимые аналитики с разной степенью уверенности говорят о том, что белорусская экономика выдержит повышение цен на газ, что никакой трагедии не случится. Во властных структурах же гораздо больше пессимизма. Ответственные чиновники склонны гораздо больше драматизировать ситуацию. Оно и понятно. Сокращение Россией дотаций белорусской экономике потребует от министров и представителей высшей номенклатуры появления профессиональных качеств менеджеров и экономистов. Они впервые столкнутся с проблемой дефицита ресурсов. Недавнее исследование группы экономистов НИЭИ Минэкономики «Конкурентоспособность промышленных предприятий Беларуси в условиях роста цен на импортируемые энергоносители» позволяет взглянуть на проблемы со стороны самих предприятий. Прежде чем ответить на вопрос о последствиях новой газовой политики, надо поглубже взглянуть на конкурентоспособность белорусских предприятий.

Ярослав Романчук
 

Чтобы выяснить суть конкурентоспособности белорусской промышленности и возможные последствия повышения цен на энергоресурсы, Александр Готовский с коллегами опросили 428 из 1573 предприятий основных отраслей экономики (они учитываются в текущем порядке). В выборку попали 55 валообразующих предприятия. В ней представлены по 6,3% предприятий топливной, химической и нефтехимической отрасли, 36,9% машиностроение и металлообработка, по 14% легкой и пищевой промышленности. Адекватно представлены и другие сектора, что позволяет достаточно точно оценить конкурентный потенциал в прошедшие два года и спрогнозировать его развитие на будущее.
    Исследователи НИЭИ выяснили, за счет чего белорусская промышленность наращивала объему производства, определила факторы, которые увеличивали и сокращали конкурентоспособность. Эксперты высказали свою точку зрения на предмет ее запаса прочности и представили три варианта развития событий в случае роста цен на газ. Гипотезы были две: 1) в экономике случится кризис, как следствие потери конкурентоспособности (затоваривание складов, резкое сокращение экспорта, удешевление белорусского рубля, скачок инфляции) или 2) произойдет адаптация реального сектора (удорожание конечной продукции для потребителей внешнего и внутреннего рынков, снижение рентабельности). Если абстрагироваться от методологических особенностей опроса, то А. Готовский и его коллеги пришли к выводу, что поводов для паники нет. Да, неприятно будет выкладывать дополнительные Br1 – 1,5 млрд. за газ, но, по мнению аналитиков, запаса прочности у экономики хватит. Мы пока не знаем, какова же будет окончательная цена на газ для Беларуси в следующем году. Трудно также спрогнозировать динамику цен на сырую нефть. Еще более загадочной остается политика правительства РФ по отношению к белорусским товарам. Отвечая на вопросы исследователей, 2/3 опрошенных предприятий не видят больших проблем для себя даже при цене на газ до $125. Посмотрим, на чем основан и насколько обоснован их оптимизм.

Лицо белорусской промышленности

В последние два года белорусские предприятия расширяли свое присутствия на традиционных для себя рынках, т. е. у себя в стране и в России. 44,1% респондентов, для которых внутренний рынок нашей страны является основным (более 50% сбыта), указали на рост сбыта на нашем рынке. В Россию увеличили сбыт 30,9% предприятий, которые считают его основным. Те белорусские компании, которые уже работают на европейском рынке и считают его основным или одним из основных, тоже декларируют существенное увеличение сбыта (около 30% респондентов). По большому счету, в такой динамике нет ничего необычного. С ЕС у нас торгуют единицы, так что о диверсификации внешней торговли говорить явно преждевременно. Тем более что торговля идет, в основном, низкотехнологичными нефтепродуктами, металлами, удобрениями и химическими веществами. Более чем для 2/3 опрошенных предприятий рынок развитых стран Европы и Балтии практически закрыт.

Ориентация белорусских предприятий по рынкам сбыта

 

Рынок Беларуси

Рынок России

Рынок других стран СНГ

Рынок развитых стран,
Европы и Балтии

Развивающиеся рынки (Китай, Ближний восток, Азия, Африка, Латинская и Южная Америка)

1. Никогда не работали на указанном рынке

0,2

10,0

25,5

25,5

63,8

2. Прекратили работать на указанном рынке

0,2

9,3

12,1

8,2

4,9

3. Незначительный рынок для предприятия

4,0

22,0

30,1

31,8

7,5

4. Один из значимых с долей сбыта менее 50%

19,6

34,3

11,4

12,4

2,8

5. Основной рынок (один из основных) с долей сбыта около 50% и выше

73,6

15,9

0,5

5,8

0,7

Нет ответа

2,3

8,4

20,3

16,4

20,3

ВСЕГО

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Источник: «Конкурентоспособность промышленных предприятий Беларуси в условиях роста цен на импортируемые энергоносители», А. Готовский, Л. Хмурович, И. Ковалевская, Т. Ковалева

Как показывают исследователи, «крупные предприятия, у которых лучше диверсифицированы рынки, наращивали реализацию продукции на все рынки сбыта. Предприятия с численностью работников до 500 человек увеличивали сбыт лишь на внутренний рынок». Очевидно, что большим заводам в условиях белорусского социализма выживать легче, чем малому бизнесу. Факт вытеснения белорусских предприятий с традиционного для Беларуси российского рынка говорит о том, что мы проигрываем конкурентную борьбу российскому малому бизнесу. Рост сбыта на внутреннем рынке РБ обусловлен, в первую очередь, жестким региональным и общенациональным протекционизмом.
В случае создания реальной зоны свободной торговли даже в рамках Единого экономического пространства белорусские предприятия потеряют значительную часть внутреннего рынка. Ресурс административного повышения доходов населения, льготного кредитования потребительских товаров и устойчивость белорусского рубля также ограничены. Белорусские власти при благоприятной внешней конъюнктуре создали хорошие условия для развития 100 – 200 гигантов, бросив на произвол судьбы десятки тысяч малых и средних производств. Отечественное «чудо» имеет слишком мало точек опор и роста, чтобы претендовать на китайскую долговечность (рост ВВП 8 – 10% в течение 25 лет). Поэтому при увеличении цен на энергоресурсы и ухудшении условий торговли с Россией потенциал белорусских «бурлаков» явно сократится.
    Как установили исследователи, «на внешних рынках сбыта, кроме российского, предприятия вне зависимости от размера и отрасли стремятся встраиваться в незанятые местными производителями ниши». При такой стратегии производства и продаж нам еще долго не видать европейского рынка. Тот факт, что на российском рынке белорусы не жалуются на местных конкурентов, говорит, в первую очередь, об отсутствии дискриминации в отношении белорусских товаров и умении наших предприятий договариваться со своими российскими партнерами. Белорусские компании сумели занять небольшие ниши на российском рынке. В них они конкуренции даже со стороны своих соотечественников не боятся. Они реально оценивают возможности входа на рынок новых частных белорусских компаний, поэтому со стороны белорусов угрозы не видят. У себя дома же они с серьезными конкурентами могут справиться и руками чиновников.

Динамика сбыта на рынках в зависимости от величины предприятий,

балансы ответов в %

 

Рынок Беларуси

Рынок России

Рынок других стран СНГ

Рынок развитых стран, Европы, Балтии

Развивающиеся рынки (Китай, Ближний восток, Азия, Африка, Латинская и Южная Америка)

1. До 200 работающих

25,6

-9,9

-3,3

-3,3

-0,8

2. От 200 до 500 работающих

36,2

-22,3

-10,8

,0

-3,1

3. От 500 до 1000 работающих

50,0

3,3

6,6

-5,0

-3,3

4. Свыше 1000 работающих

48,7

24,8

16,2

1,7

17,1

ВСЕГО

38,5

-2,3

1,1

-1,2

-1,2

Источник: «Конкурентоспособность промышленных предприятий Беларуси в условиях роста цен на импортируемые энергоносители», А. Готовский, Л. Хмурович, И. Ковалевская, Т. Ковалева

Основные конкуренты предприятий на рынках сбыта,

% отметивших вариант

 

Рынок Беларуси

Рынок России

Рынок других стран СНГ

Рынок развитых стран, Европы,  Балтии

Развивающиеся рынки (Китай, Ближний восток, Азия, Африка, Латинская и Южная Америка)

1. Местные конкуренты данного региона

66,3

58,2

31,3

25,0

36,2

2. Другие белорусские предприятия

16,7

6,7

13,0

1,4

3. Компании из прочих стран

29,8

37,1

67,0

68,0

69,6

4. Предприятие не имеет конкурентов на рынке

8,0

0,7

2,2

2,5

2,9

Источник: «Конкурентоспособность промышленных предприятий Беларуси в условиях роста цен на импортируемые энергоносители», А. Готовский, Л. Хмурович, И. Ковалевская, Т. Ковалева

Конкурентные преимущества

На рынке Беларуси отечественные предприятия считают более высокое качество, чем у конкурентов своим основным конкурентным преимуществом. Это фактор отметили 46,4% респондентов. «Более низкая цена, чем у конкурентов на аналогичную продукцию» - так ответили 38,8% опрошенных. На свой статус монополистов сослались 18,7%, на отлаженную систему сбыта продукции – 38,6%, постоянное реагирование на изменение требований потребителей к продукции – 38,8%. Почти 6% опрошенных считают свою продукцию неконкурентной даже на внутреннем рынке.
В России белорусские предприятия оценивают свои конкурентные преимущества следующим образом. Свои товары считают более качественными 48,2% респондентов. На низкую цену указывают 49,6%. Треть предприятия полагаются на отлаженную систему сбыта и чуткое реагирование на изменение спроса. А вот на рынке ЕС ситуация существенно отличается. Почти половина (49,5%) считает цену своим основным конкурентным преимуществом. На качество указывает только 31,6%, на систему сбыта – 27,2%. Отметим, что доля респондентов, считающих свою продукцию неконкурентоспособной на рынках развивающихся стран в 2,8 раз больше, чем на рынках ЕС (15,5% против 42,7%). Поскольку с данными регионами у нас торгует минимальное количество компаний, то для всех белорусских предприятий доля неконкурентной продукции будет гораздо выше.
    Среди факторов, которые положительно влияли на конкурентоспособности предприятий в 2004-2006гг. респонденты отметили следующие. 63,1% указали на общий рост спроса на продукцию, в первую очередь, на внутреннем и российском рынках. Этот фактор, по сути дела, можно назвать удачей белорусской промышленности. На ее приход и будущий уход решения в Беларуси ни на микро-, ни на макроуровне никак не влияли и влиять не будут. 36,4% опрошенных назвали новое оборудование и технологии. А. Готовский указывает на то, что этот фактор «коррелирует с конкурентным преимуществом по качеству продукции и динамикой сбыта на внутренний и российский рынки. Он чаще отмечается у более крупных предприятий». Проводимая в Беларуси инвестиционная политика объясняет и эти ответы. Государство вытеснило с рынка частных инвесторов и сконцентрировало помощь и дешевые ресурсы на поддержке валообразующих предприятия. Поэтому модернизация основного капитала малым бизнесом по-прежнему сильно затруднена.
    31,3% респондентов отметили рост цен конкурентов, как свое преимущество. Невысокий рост цен на сырье и металлы зафиксировали 16,5%, а внутренние цены на энергоносители – всего 13,1%. Еще меньшее количество назвали государственные льготы и субсидии. Если принять за чистую монету эти ответы, то совсем непонятен сыр-бор вокруг повышения цен на газ. Правда, мы не знаем, насколько чувствительны окажутся белорусские предприятия к повышению цен, но если они не ценят дешевого газа, то правительство спокойно может повышать цены, не боясь промышленного гнева. Очень тревожные оценки дисижнмейкерами последствий такого шага явно диссонируют с оптимизмом работников предприятий. Они, очевидно, считают, что Россия никуда не денется и будет пускать их на свой рынок, снабжая дешевой нефтью.
    Буревестников грядущих проблем белорусского бизнеса мы находим в определении респондентами факторов, которые снижали конкурентоспособность предприятий в 2004-2006гг. 64,3% отметили появление конкурентов с низкими ценами. Пока это не оказало существенного влияния на динамику сбыта, но это лишь вопрос времени. Динамичное развитие малого и среднего российского бизнеса, профессионализация маркетинга и активная раскрутка брэндов, безусловно, потеснит белорусских производителей, особенно если белорусские власти не снизят налоговую и административную нагрузку при росте цен. Быстрые темпы роста цен на сырье и материалы, как фактор снижения конкурентоспособности отметили 61,9% респондентов. Их будет гораздо больше при новых ценах на газ. Среди других факторов только 39,3% опрошенных назвали «высокие издержки продвижения товара на внешние рынки». Это значит, что на российском рынке продолжают работать только старые компании, которые пользуются давно обкатанными связями. Для новичков вход даже на рынок России, тем более с новым товаром, сильно затруднен. Не особо боятся белорусские предприятия и роста оплаты труда. Несмотря на сильный административный пресс, на превышение темпов роста зарплаты над темпами роста производительности труда, только 8,6% назвали этот фактор в числе ухудшающих конкурентоспособность.

Новые вызовы промышленности

На основе данных опроса эксперты сделали целый ряд важных выводов. Во-первых, «рост общего уровня спроса на внутреннем рынке и в странах СНГ, связанный с динамичным ростом доходов, ведет к повышению требований к качеству продукции и к снижению значимости ценового конкурентного преимущества на этих рынках, требует внедрения новых технологий на предприятиях». Эпоха, когда белорусские товары покупали из-за цены, становится историей. В страну нужно впускать инвесторов с новыми технологиями и товарами. Именно они смогут обеспечить доступ к новым рынкам сбыта. Такие инвесторы могут прийти только в случае обеспечения гарантий прав собственности и проведения приватизации. Богатеющая Россия, тем более страны Балтии будут покупать более современные и совершенные автомобили, трактора, холодильники и телевизоры. В Беларуси таких не производят. Спрос на hi-tech бытовую электронику будет расти, но белорусских iPod-ов, Canon-ов или «Тойот» мы в ближайшие годы тоже скорее всего не дождемся.
    Второй вывод экспертов НИЭИ также точно характеризируют характер природу процессов производства и продаж в Беларуси: «Относительные цены белорусских предприятий на внутреннем и российском рынках изменяются во многом под влиянием подвижек в ценах конкурентов и не оказывают значимого влияния на сбыт». Ситуация на внутреннем рынке понятна. Здесь открытой конкуренции нет, поэтому повышение цен – это скорее прихоть чиновников или согласованная политика олигополистов. С другой стороны, белорусские предприятия еще никогда не работали в ситуации мировых цен на энергоресурсы. Они имели возможность компенсировать потери от понижения цен на российском рынке за счет роста цен на внутреннем. Однако у такого рода компенсации также есть свой предел. Не смогут до бесконечности «доить» бюджет и валообразующих предприятия.
    Если в России качество наших товаров еще признают, то на рынках стран ЕС мы можем конкурировать преимущественно ценой. «Ставка предприятий на невысокий рост уровня оплаты труда, государственные льготы и субсидии не оправдывается при работе на рынке развитых стран, Европы и Балтии. На этом рынке начали появляться конкуренты с более низким уровнем цен предложения». Многие руководители белорусских предприятий понимают, что им не только с китайцами и индусами, но даже с украинцами и литовцами на многих товарных рынках по цене тягаться невозможно. Они хотели бы выскочить из парадигмы политики низких цен, да правительство их никуда не пускает. «У более крупных предприятий больше возможностей дифференцировано учесть требования различных рынков, развить сбытовую сеть. Они более интенсивно обновляют оборудование и технологии. У них лучше диверсифицированы рынки сбыта и они наращивают объемы реализации на большем количестве рынков». Все это так, но оставшиеся 3,5 миллиона рабочей силы (кроме занятых на крупных заводах) в областные города не свезешь и бюджетными подачками не накормишь.
Проблему градообразующих предприятий и развития регионов централизацией помощи сотне гигантов (по белорусским меркам) также не решишь. Таким образом, на повестку дня встает уже набивший оскомину вопрос о структурных реформах, либерализации, дебюрократизации и развитии институтов рынка. Рост конкурентоспособности белорусской экономики в предстоящие 2 – 3 года напрямую зависит от темпов и системности рыночных реформ. Каждый год промедления стоит не только миллиарды долларов недополученных инвестиций, но и сотен тысяч окончательно потерянных рабочих мест, тысяч омертвленных городов и сел.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…