Маржа, да не та. Что ждет белорусскую промышленность при новых ценах на газ

Автор  09 августа 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Директора белорусских предприятий не пугает цена на газ даже $125 за 1000м3. Почти 75% опрошенных предприятий в рамках проекта НИЭИ Минэкономики «Конкурентоспособность промышленных предприятий Беларуси в условиях роста цен на импортируемые энергоносители» считают, что на внутреннем рынке они останутся конкурентоспособными. При таком росте цен сохранить свои позиции на российском и европейском рынках рассчитывают 70% промышленных предприятий. Даже при цене российской монополии в $200 за газ, 55% белорусских организаций на внутреннем рынке, 38% на российском и 41% на европейском останутся конкурентными. Это мнение маркетологов и менеджеров преимущественно государственных предприятий. Что это, дежурный оптимизм или отсутствие четкого представления о будущем? Ярослав Романчук
 

Ценовая маржа 60,4% промышленных предприятий Беларуси считают, что цены на их товары аналогичны ценам конкурентов на внутреннем рынке. По российскому рынку таких респондентов меньше – всего 48,2%, по европейскому – 51,6%. Ценовая маржа между основными конкурентами на российском и европейском рынках у белорусских предприятий очень невелика. Оценку «ниже примерно на 5%» на внутреннем рынке дали 14,6% опрошенных, на российском – 16,5%, европейском – 14,8%. «Ниже примерно на 10%» отметило гораздо меньшее количество предприятий: на внутреннем рынке – 4%, российском – 7,7%, европейском – 7,1%. За маржу более 15% ни по одному рынку не высказались более 5%. Это значит, что региональный товарный рынок для белорусских товаропроизводителей достаточно интенсивен. Увеличение издержек, которое будет переноситься на цены, грозит потерей рынков. Разумеется, не всех и не сразу, но учиться управлять по-новому придется. По мнению А. Готовского, «население Беларуси датирует зарубежных потребителей отечественной продукции пищевой промышленности. Наоборот, сырьевые товары, продукция промышленности стройматериалов, машиностроения и металлообработки реализуется на экспорт по более высоким ценам». Если не прекратить перекрестное субсидирование, вызванное административным регулированием цен, то продукты питания на внутреннем рынке еще больше подорожают. Экспортные цены же едва ли можно будет безболезненно для производителей поднять. Конкурентны белорусских заводов только и ждут наших ошибок в ценовой политике.
Если абстрагироваться от бюджетных дотаций и других видов помощи, которую может организовать государство, то силу газового удара можно определить по доле энергоносителей в затратах промышленных предприятий. В целом по стране организаций, которые в затратах имеют больше 31%, всего 4,8%. До 10% имеют 65,9% предприятий. Естественно, что цифры для топливной отрасли сильно отличаются. Здесь в себестоимости аж 30,7% энергоресурсы превышают 31%. Часть затрат можно будет компенсировать за счет переноса цен для разных групп потребителей, но, по мнению, экспертов, повышение цен на услуги и топливного сектора не будут такими же, как рост цен на газ. Тем не менее, нас все равно ждет рост тарифов на теплоэнергию, электроэнергию и другие услуги ЖКХ.
Второй наиболее энергоемкой отраслью белорусской промышленности является производство стройматериалов. В ней 56,4% предприятий имеет долю энергоносителей в затратах от 6 до 15%, выше 31% - еще 18%. Поскольку спрос на товары данного сектора формируют, в основном, потребители внутреннего рынка, а импорт ограничивается высокими таможенными барьерами, то в следующем году белорусские стройматериалы еще больше подорожают. Потребители вынуждены будут согласиться с новыми ценами, потому что других, более дешевых альтернатив у них не останется. В остальных отраслях доля энергоресурсов у 70 – 80% не превышает 10%, что позволяет минимизировать потенциальные риски потери конкурентоспособности. Тем не менее, поведение правительства может быть не совсем таким, каким предположили эксперты. Сокращать бюджетные расходы, ликвидировать программы помощи предприятиям и секторам у нас пока еще не научились. Поскольку Минфин наверняка захочет подстраховаться, то он едва ли снизит налоги. Они же будут взиматься с новых отпускных цен. А это – увеличение поступлений в бюджет, которое должно будет компенсировать потери от падения объема продаж других предприятий.

Доля энергоносителей в затратах промышленных предприятий,

% отметивших вариант

 

0-5%

6-10%

11-15%

16-20%

21-25%

26-30%

31-40%

41-50%

>50%

ВСЕГО

30,3

35,6

17,2

5,0

5,0

2,1

1,9

1,7

1,2

в том числе по отраслям:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Топливная промышленность

3,8

3,8

11,5

7,7

26,9

15,4

7,7

19,2

3,8

2. Металлургия

44,4

33,3

,0

11,1

11,1

,0

,0

,0

,0

3. Химическая и нефтехимическая промышленность

24,0

36,0

8,0

12,0

8,0

,0

,0

,0

12,0

4. Машиностроение и металлообработка

33,1

46,5

14,0

3,2

1,9

0,6

0,6

,0

,0

5. Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

29,5

27,3

31,8

6,8

2,3

,0

2,3

,0

,0

6. Промышленность стройматериалов

5,1

30,8

25,6

7,7

7,7

5,1

10,3

5,1

2,6

7. Легкая промышленность

32,2

35,6

23,7

1,7

5,1

1,7

,0

,0

,0

8. Пищевая промышленность

50,0

30,0

11,7

5,0

1,7

1,7

,0

,0

,0

в том числе по величине предприятий:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. До 200 работающих

33,3

29,9

15,4

7,7

5,1

1,7

2,6

4,3

,0

2. От 200 до 500 работающих

33,6

35,2

15,6

3,1

7,8

2,3

1,6

,0

0,8

3. От 500 до 1000 работающих

20,7

43,1

17,2

10,3

1,7

1,7

3,4

,0

1,7

4. Свыше 1000 работающих

28,4

37,9

20,7

1,7

3,4

2,6

0,9

1,7

2,6

Ресурс рентабельности Данные опроса позволяют сделать вывод о том, что «существует положительная связь между ценовой дискриминацией рынков и рентабельностью реализации на них продукции». В принципе, в ценовой дискриминации нет ничего плохого, если ее параметры определяет сам производитель, а не чиновники в правительстве или отраслевом министерстве. Опрос показал, что в Беларуси на внутренний рынок товары продают с отрицательной рентабельностью 12,1% предприятий, на российский (вот она цена удержания традиционного рынка) – 11,3%, на рынки Европы – 9,1%. По нулевой рентабельности реализуют свои товары в Беларуси 13,1% респондентов, в Россию – 17,2%, в ЕС- 15,7%. Эти цифры говорят о том, что, как минимум, 25 – 30% предприятий даже при теперешних ценах на энергоресурсы на ладан дышат. В рыночной среде они должны были бы просто уйти из рынка, очистив путь новым компаниям.
На рынке Беларуси с рентабельностью до 5% работает 53,4% промышленных предприятий, в Россию с таким же показателем продают свои товары 51,5% респондентов, в ЕС – 44,1%. Да, можно кое-как ужаться с данным показателем, но оборотных, тем более инвестиционных ресурсов и без того нет. Поэтому даже при повышении цены на газ до $130 в нулевую и отрицательную рентабельность скатится еще, как минимум, 10 – 15% заводов. А это не только бюджетные потери, но и рост нагрузки на бюджет, фонд социальной защиты и банки, которым более настойчиво будет рекомендовано не переставать кредитование проблемных предприятий. В относительной безопасности находится только 4 - 6% компаний, которые декларируют рентабельность на своих рынках сбыта выше 25%. Поскольку зарабатывать много у нас так же опасно, как быть убыточным, то следует ожидать снижения рентабельности и в этой группе предприятий, по меньше мере, на бумаге.

 Рентабельность реализации продукции по рынкам сбыта,

% отметивших вариант

 

Рынок Беларуси

Рынок России

Рынок других стран СНГ

Рынок развитых стран, Европы и Балтии

Развивающиеся рынки

1. Отрицательная (продукция нерентабельна)

12,1

11,3

6,2

9,1

8,3

2. Близкая к нулю

13,1

17,2

10,7

15,7

16,7

3. Примерно 5%

28,2

23,0

24,9

19,3

18,8

4. Примерно 10%

18,9

21,3

23,2

18,3

16,7

5. Примерно 15%

12,6

8,6

10,7

13,2

10,4

6. Примерно 20%

6,6

7,9

11,3

8,1

4,2

7. Примерно 25% или выше

4,4

6,9

7,9

11,2

12,5

8. Положительная, но затрудняюсь оценить уровень

4,1

3,8

5,1

5,1

12,5

Три сценария и последствия их реализации Авторы исследования предложили три сценария повышения цены на газ. В первом Россия выставит нам цену на газ $93,4 за 1000м3, что при фиксированной надбавке $28,5 дает внутренний тариф для промышленных нельготных потребителей $121,8. Средневзвешенная цена энергоносителей, потребляемая восемью основными отраслями, увеличится на 133,3%. По второму сценарию Россия увеличит цену газа до $140. Тариф вырастет до $168,5 за 1000м3, а энергоносители подорожают на 166,6%. Наконец, третий, самый жесткий вариант, предполагает рост цены газа до $200, а энергоресурсов – на 209,5%.
    Сегодня около половины предприятий считают, что их цены на всех рынках сбыта (кроме развивающихся стран) «конкурентоспособны, но близки к критическому уровню». Относительный люфт в ценообразовании имеют не более 10% предприятий, продающих свои товары на внутренний рынок, и 6 – 7% - ан внешние. Именно такое количество респондентов указало на то, что цены конкурентоспособны на 20% и более.
    По первому сценарию оценки белорусских промышленников достаточно оптимистичны. 68,5% респондентов считают, что цены все равно будут не выше, чем у конкурентов. 17,9% ответили, что их цены будут на 1- 5% выше. Аналогичные ответы получены по российскому рынку: 65,9% и 13,2% соответственно. Практически в тех же рамках находятся оценки ценовой динамики на европейском рынке. Напомним, что речь идет о газовом тарифе для нельготных потребителей в $122 за 1000м3.
    По второму сценарию ситуация выглядит заметно хуже. Только 54,1% респондентов заявили, что на внутреннем рынке их цены будут не выше цен конкурентов, т. е. в первую очередь, импортеров. Цены выше конкурентов на 1 – 5% заявили 15,5% опрошенных, на 6 – 10% - еще 14,4%. Разница в 10% в условиях конкурентного рынка означает скорую коммерческую смерть. По российскому рынку падение оптимизма еще большее. Только 51,9% отметили, что их цены будут не выше конкурентов. 16,3% сказали, что они будут выше на 1 – 5%, еще 10,5% - что на 6 – 10%. Если же России удастся провести запланированную либерализацию и сокращение налоговой нагрузки, то с учетом быстрой модернизации основного капитала разница в ценах будет еще больше для еще большего числа белорусских экспортеров.
    Третий сценарий – тариф на газ $228,5 - подпортит настроение еще большему числу белорусских промышленников, но отчаяния в их ответах нет. Так только 48% респондентов заявили, что их цены будут не выше цен конкурентов на белорусском рынке. 15,5% сказали, что будут выше на 1 – 5%, 11,7% - на 6 – 10%. По российскому рынку ситуацию спрогнозировали так: 45,7% заявили, что цены будут, как у конкурентов, 16,3% - выше на 1 – 5%, 8,9% опрошенных думают, что они будут выше на 6 – 10%. Получается, что доля предприятий высокого риска при третьем сценарии на внутреннем рынке составляет 14,7%, на российском – 11,2%, ЕС – 21,9%. В топливной промышленности число таких организаций варьирует от 52% на внутреннем рынке до 75% в ЕС. По мнению экспертов НИЭИ, предприятий металлургии в группе риска нет. У производителей стройматериалов – от 31,5% до 37,5%, в легкой промышленности – от 18,9% до 33,4%. Причем, чем меньше предприятие, тем сложнее ему будет адаптироваться к новой ценовой ситуации, тем выше риски его банкротства.
    Важным элементом всех трех сценариев является предположение о неизменности внутренних цен на нефтепродукты. Авторы имеют полное право на моделирование любой ситуации. Они решили выделить чистую газовую составляющую и выяснить, как на ее динамику среагируют промышленные предприятия. Данные получились достаточно интересные. Остается пожелать нам всем, чтобы Россия также прислушалась к голосу белорусского разума и вместе с газовыми ценами не повышала стоимость сырой нефти для РБ, не пересматривала режим торговли с Беларусью. Мы также должны убедить российских и иностранных конкурентов не выдумывать всякие там новые технологии и маркетинговые трюки для изменения предпочтений потребителей не в нашу пользу. Так, для чистоты эксперимента. Мы также должны сделать все, чтобы белорусские чиновники не допустили механического переноса всей тяжести новых цен на конечных потребителей, чтобы не вздумали накручивать налоги на новые цены. Смею сделать допущение, что всех эти допущения в реальной жизни реализовать не получится. Жизнь богаче одной, пусть даже хорошо выстроенной теоретически схемы. Может, поэтому так сильно нервничают топ - чиновники в администрации президента и Совмина? Они-то знают, что выхода из непривычного для себя дисбаланса они не знают. Не меньше их беспокоит тот факт, что номенклатура и директорат смотрят на них, как на Христа-спасителя, который одной буханкой хлеба сможет в очередной раз накормить всех. Что ж, верить во втрое пришествие – это тоже своеобразная теоретическая схема.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!