Опасность энергетической безопасности

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

После терроризма, глобального потепления и борьбы со СПИДом энергетическая безопасность является одной из самых модных тем современных алармистов, т. е. тех, кто считает, что мир неуклонно идет к погибели. Что природные ресурсы вот-вот истощатся, и загрязненная отходами Земля погрузится в хаос. Эта тема также занимает умы и воображение белорусских властей. Несмотря на наличие союзного государства, ярко выраженного восточного моновектора во внешней политике и активного сотрудничества в военной сфере руководство Беларуси активизировало разговоры по энергетической безопасности. Открыть много нефти и газа в Беларуси нереально. Углем нас бог обделил. Остается несколько опций: покупать газ у норвежцев или алжирцев, воспользоваться услугами «мирного атома» или заставить солнце, воду, ветер или отходы работать на нас. Все эти варианты теоретически возможны, впрочем, как переброска рек или озеленение Сахары. Главная проблема – цена вопроса. Ярослав Романчук
 

В июле сразу две международные организации подвергли глубокому анализу энергетический сектор Беларуси. В докладе Всемирного банка «Окно возможностей: для повышения конкурентоспособности и обеспечения устойчивых темпов экономического роста» и аналитической работе фонда Эберта «Энергетическая зависимость Беларуси: последствия для экономики и общества» (автор Валерий Дашкевич) исследуется не только состояние рынка газа, нефти и электроэнергии Беларуси, но также обоснованность и, главное, цена реализации концепции энергетической безопасности. Энергетическая зависимость – судьба большинства стран мира Саудовская Аравия, Иран, Ирак, ОАЭ и Кувейт имеют 61,2% разведанных запасов нефти. Иран, Катар и Россия владеют 56,6% мировых запасов газа. На США, Россию, Китай и Индию приходится 61,5% разведанных запасов угля. Это не МВФ, Всемирный банк или правительство США так поделило. Импортом энергоресурсов без истерики на протяжении десятков лет занимаются сотни стран мира. Покупают там, где подешевле, создают стимулы для энергосбережения и эффективно используют новейшие технологии. Если ты не Китай, США или Германия, тебе сложно повлиять на уровень цен на основные виды энергоресурсов. Поэтому Беларуси к ним нужно относиться, как к данности.
Главное, чтобы в ТЭКе не было закрытых, некоммерческих монополий, олигархов и навязывания государством производственной, ценовой или торговой политики. Когда бог обделяет тебя природными ресурсами, надо активно использовать мозги. Показатель качества такой мозговой активности в сфере энергообеспечения является энергоемкость ВВП. В 2002 г. в Японии она составила 0,17 тонн нефтяного эквивалента на $1000 ВВП, в Германии – 0,18 т.н.э., Германии – 0,18 т.н.э., Литве – 0,27 т.н.э. В Беларуси этот показатель гораздо выше - 0,51 т.н.э. Поскольку наша страна не предложила миру уникальных энергосберегающих технологий и культуры производства, то нам надо покупать иностранное и устанавливать партнерские отношения с теми, кто знает, как на единицу товара затрачивать наименьше количество энергоресурсов.
Речь идет о привлечении прямых иностранных инвестиций в ТЭК, демонополизации и приватизации сектора газа, нефти и электроэнергии. Когда потребители будут покупать электричество, газ, нефтепродукты и тепло так же, как они покупают колбасу или селедку, можно будет говорить о полном порядке в этой сфере. Таков прямой, самый дешевый и быстрый путь к стабильности энергорынка Беларуси. Но наши власти не ищут простых решений. Существует серьезная опасность, что нас поведут другим путем. А. Лукашенко потребовал, чтобы в среднесрочной перспективе 25% энергии страны производилось из внутренних источников. Торф, ветер, вода, отходы или атом? Энергопотребление Беларуси

В 2004 году Беларусь купила в России 19,6 млрд. куб. м природного газа, 17,8 млн. тонн нефти, 1,14 млн. тонн нефтепродуктов, около 0,25 млн. каменного угля и 1,5 млрд. кВт/ч электроэнергии. 2,55 млрд. кВт/ч электроэнергии было импортировано из Литвы. Внутри страны было добыто 1,82 млн. тонн нефти. При этом Беларусь экспортировала 1,05 млн. тонн сырой нефти, 13,0 млн. тонн нефтепродуктов и 0,8 млрд. кВт/ч электроэнергии в Польшу. Объемы местных видов топлива несравненно ниже традиционных: 4,3 млн. пл. куб. м дров, около 2,0 млн. т топливного торфа и 0,2 млн. т.у.т. отходов древесины.
Чистый импорт энергоресурсов для внутреннего потребления составил 19,6 млрд. куб. м природного газа, около 1,5 млн. тонн нефти, 0,25 млн. тонн каменного угля и 3,25 млрд. кВт/ч электроэнергии. На импортированных и местных видах топлива белорусские электростанции и ТЭЦы произвели 31,2 млрд. кВт/час электроэнергии и 35,0 млн. Гкал теплоэнергии.
Таким образом, Беларусь за счет внутренних источников покрывает не больше 5% своих потребностей. На долю России приходится около 97% ввозимых энергоресурсов, причем в совокупном энергобалансе удельный вес российского природного газа превышает 80%. Именно за счет переработки 16,5 млн. тонн российской нефти на двух белорусских НПЗ мы имеем очень стабильное наполнение бюджета и положительное сальдо в торговле с ЕС. Если бы мы несколько лет назад достроили вторую нитку газопровода «Ямал – Европа», то за транзит могли бы получать еще около 15% общего объема потребляемого газа внутри страны (в 2004 г. в счет оплаты транзита Беларусь получила от Газпрома 14,8%). А в случае договоренности с нашим южным и северным соседом о строительстве еще одного нефтепровода, капитализация нашего транзитного статуса была бы еще больше.
    Таким образом, положение Беларуси с точки зрения обеспечения энергоресурсами является если не очень хорошим, то вполне удовлетворительным. Мы только на своем географическом положении, инфраструктуре по транзиту газа часть (магистральный газопровод "Заптрансгаз", ныне – ОАО "Белтрансгаз"), переработке нефти, может получать большие деньги. В. Дашкевич считает, что «что при любой динамике цен на природный газ он всегда будет для Беларуси дешевле, чем для европейских стран за счет более короткого пути транспортировки из сибирских регионов России. Если исходить из нынешних средних тарифов на перекачку природного газа примерно 1,8 доллара за 1000 куб метров на 100 км, то по отношению, например, к Германии конечная цена для Беларуси газа будет всегда ниже на $35-40».
Данная фора должна делать белорусские товары более конкурентоспособными. Главное, чтобы работающие у нас предприятия вовремя могли рассчитываться за потребленные энергоресурсы. В этом, по мнению, В. Дашкевича, и состоит главная задача белорусской власти в области энергетической политики. Чрезмерная централизация экономики, отсутствие качественного менеджмента в ТЭКе, блокировка института банкротства – все эти факторы увеличивают уязвимость нашей страны. Для стабильности страны не так страшно, когда одно или несколько предприятий ошиблись при реализации бизнес проектов и сошли с рынка. А вот когда правительство заставляет 100 тысяч юридических лиц, 185 тысяч ИП-шников и 3,75 млн. домашних хозяйств подчиняться одной ценовой политике, одному поставщику, то вероятность совершения ошибки и ее последствия могут привести к глубокому структурному и финансовому кризису. Стол на одной ножке никогда не был устойчивым.

Могут ли $2 млрд. оказаться лишними?
Многим чиновникам и политикам кажется, что Беларусь должна любой ценой стремиться сохранить низкие цены на российские энергоресурсы. Мол, в этом и есть основа нашей энергетической безопасности. Конечно, лучше покупать газ по $47, чем по $80 за 1000 м3. Тем не менее, когда мы говорим о стратегии развития страны, надо понимать, что за любые дотации надо платить в той или иной форме. Низкие цен для стран СНГ – это неубедительная попытка России проводить региональную политику во имя внешнеполитических и геополитических дивидендов. От нее выигрывают олигархи, крупные госпредприятия, проигрывает малый бизнес.
По оценке В. Дашкевича, если бы в 2004 г. Беларусь получала газ не по $46,68 за 1000 куб. м, а по $80, то рост ВВП был бы не 11%, а 8,1% (за газ надо было бы заплатить России не $915 млн., а $1568 млн.). И это без учета роста оптовых и розничных цен, тарифов на ЖКУ, более высоких темпов инфляции и девальвации. Если бы Беларусь получала газ по $80, то при прочих равных предприятия увеличили бы расходы по этой статье в около 1,6 раз, рентабельность снизилась бы в два раза, а инфляция увеличилась до 24,5 – 26%. В такой ситуации под угрозой оказалась бы стабильность курса белорусского рубля. По сути дела, увеличение цен на газ для Беларуси – это мощный толчок к началу системных реформ в стране.
По оценке МВФ, «даже с учетом расстояния транспортировки российского газа до белорусской границы по сравнению с германской при транспортном тарифе 0,46 доллара за перекачку 1000 куб. метров на 100 км и цене газа для Германии на уровне 135,2 доллара за 1000 куб метров, экономия на оплате газа для Беларуси составила примерно 1604 млн. долл». В 2004 году это эквивалентно 6 – 7% ВВП. Коль дают, надо брать. Так гласит народная мудрость. Однако белорусские власти знают, что рука дающего неуклонно оскудевает. За вступлением России в ВТО последует рост цен на газ. На этом так5же настаивает «Газпром» и независимые газовые компании РФ.
    Дотационная картинка складывается также по поставкам нефти на белорусские НПЗ. «Например, в 2004 году средняя цена покупки нефти в России белорусскими импортерами составляла 181,6 долларов за тонну при средней мировой цене около 320 долларов (при средней цене около 40 долларов за баррель и 7,5 баррелях в 1 тонне). В свою очередь, Беларусь экспортировала 1,05 млн. тонн сырой нефти по средней цене в 231,5 долларов за тонну (31 доллар за баррель) и 13,0 млн. тонн нефтепродуктов – бензинов, дизельного топлива и мазута – по средней цене в 254,3 доллара за тонну. Общие затраты на импорт нефти нефтепродуктов составили 3,4 млрд. долларов, выручка от экспорта нефти и нефтепродуктов – 3,54 млрд. долларов. Т.е. фактически стоимость экспорта нефти и нефтепродуктов превысила их импорт, включая импорт для собственного потребления, на 140 млн. долларов». Получается, что нефтяная политика Россия в отношении Беларуси позволила нам наполнить бюджет, выполнять социальные программы и радоваться росту ВВП.
Поэтому непонятно, почему белорусские власти вдруг резко заговорили о энергозависимости и безопасности. Они на протяжении последних лет регулярно получают газовые и нефтяные дотации, убеждают нас в успешности своей политики, а тут такой резкий поворот к тому, чтобы отказаться от $2 млрд.? Правительство и дальше бы их получало, но кто им даст? Желание России продолжать такую политику тает на глазах. Поэтому разговоры об энергобезопасности – это упреждающая информационная атака на меняющуюся энергетическую политику России и вероятные перемены в мировой экономике. Это попытка уже сегодня создать алиби для объяснения причин кризисных явлений завтра. Посчитали и прослезились «С 2001 года, средние импортные цены на российский природный газ на границе Беларуси выросли примерно на 56%, средняя цена его продажи белорусским потребителям с учетом затрат на прокачку по внутренним газопроводам – на 27-28%, т.е. в 2 раза меньше. Тарифы же на электроэнергию промышленным предприятиям, напротив, почти удвоились». Существует высокая вероятность того, что в течение ближайших трех лет цена российского газа для Беларуси вырастет до $80 за 1000 м3. За это мы, внутренние потребители должны будем заплатить на $100 – 110 млн. больше. При сохранении динамики роста тарифов электроэнергия подорожает до уровня 9-9,5 центов за 1 кВт/ч, т.е. более чем в 1,5 раза. Вот так по ценам мы быстро догоним страны ЦВЕ. А по зарплатам мы все еще в 2 – 3 раза отстаем.
    В результате удельный вес энергозатрат в общих материальных затратах белорусских предприятий может достигнуть 17 - 18% вместо нынешних 13,0 - 13,5%. Риск банкротства десятков тысяч предприятий станет реальностью. В такой ситуации резко увеличатся требования реального сектора к бюджету. Директора будут просить дотации, преференции и льготы. Белорусский бюджет не безразмерный. Увеличивать доходы свыше сегодняшних 55% ВВП – это резать оставшихся кур, которые несут золотые яйца. Таким образом, призыв к энергобезопасности Беларуси в рамках централизованной плановой экономики – это план ее самоликвидации. Едва ли правительство РБ наладит за счет внутренних ресурсов производство электро- и теплоэнергии, которая была бы дешевле российской или производимой из российского газа.
В. Дашкевич предлагает без страхов и эмоций рассмотреть возможность строительство атомной электростанции, скептически относясь к возможности использования так называемых альтернативных источников энергии. Если Беларусь решится возводить АЭС, то только не российскую. Современные атомные станции в сотни раз надежнее тех, которые сегодня используются в России и Украине. Однако найти $4 – 5 млрд. на этот проект при существующей политике и самоизоляции Беларуси от финансового рынка мира практически невозможно.
Не надо надеяться на компенсацию цен на газ повышением цен на транзит. Основной объем перекачиваемого через Беларусь природного газа осуществляется по белорусскому участку магистрального газопровода "Ямал-Европа". Он является собственностью "Газпрома". "Белтрансгаз" ежегодно заключает договора на аренду этого участка протяженностью 575 км  и получает плату за обслуживание транзита. «Договор об аренде неразрывно увязывается с ценами по транзиту. В 2005 году аренда данного участка обходится "Белтрансгазу" примерно в 4,5 млн. долларов ежемесячно, а получаемая плата за транзит при тарифе 0,45 доллара за прокачку 1000 куб. м газа на 100 км при среднемесячной загрузке в 2 - 2,5 млрд. куб. м составляет не более 6,5 млн. долларов. Т.е. за год белорусское предприятие может заработать на транзите за вычетом платы за аренду не более 24 млн. долларов». Эту сумму нельзя серьезно принимать в расчет при планировании газовой политики страны.
    Сомнительным по качеству является решение белорусских властей построить новую электростанцию в районе г. Бреста мощностью в 100 мегаватт. Планируется, что она будет работать на польском угле, который неизменно будет дорожать после вступления Польши в ЕС. Это далеко не лучший экологический проект, да и вряд ли он принципиально изменит ситуацию на энергорынке. У нас и без того хватает мощностей для производства 40 млрд. КВт/час. При этом она гораздо дороже импортируемой.
Прорабатывается вопрос импорта электроэнергии из Украины в объеме до 5-6 млрд. кВт/ч в год. Для этого планируется восстановить линии электропередач "Мозырь - Чернобыль" и "Гомель-Чернигов", а также построить новую линию в направлении Ровенской АЭС в Украине. Однако снизить цену на украинскую электроэнергию ниже российской (от РАО ЕЭС на 2005 год она определена на уровне 2,03 цента США за 1 кВт/ч при объеме поставок в 5,5 млрд. кВт/ч) не представляется возможным.
    Рано или поздно правительство вынуждено будет повысить тарифы на энергоресурсы для населения до уровня 100-процентной компенсации издержек их производства. Наша энергобезопасность – это, в первую очередь, способность платить за газ, электричество и нефтепродукты. В 2004 году уровень оплаты электроэнергии населением не покрывал его себестоимости – 3,21 цента за 1 кВт/ч. В начале 2005 года себестоимость электроэнергии повысилась до 3,67 цента, а население платило по 3,45 цента, промышленность – по 6,02 цента. Смягчение ценового шока невозможно без проведения реструктуризации и либерализации белорусского ТЭКа. К
 сожалению, правительство не может пока положить на стол внятную программу развития энергосектора страны. Громкие разговоры об энергобезопасности не могут скрыть смысловую пустоту и неподготовленность властей к росту цен на российский газ и электроэнергию, а также к сокращению нефтяной ренты. Получается, что главной угрозой энергетической безопасности Беларуси выступает не Россия или ЕС с ОПЕК, а Совмин и администрация президента. Они впустую растрачивают миллиарды долларов энергетической ренты, забыв об известной басне Крылова «Стрекоза и муравей». Лето красное пропела, оглянуться не успела – вот зима глядит в глаза. Это про нас.  

Сколько стоит газ и электроэнергия в Беларуси, 2001-2005 гг.

           Показатели

2001

2002

2003

2004

2005

на нач. года

Средняя цена покупки импортного газа, долл. за 1000 куб. м

30,0

29,5

35,6

46,68

46,68

Средняя цена продажи газа потребителям, долл. за 1000 куб м

56,7

49,9

51,6

67,0

72,2

Средняя цена продажи электроэнергии промыш-ленным предприятиям, центов за 1 кВт/ч

3,39

4,15

4,41

6,02

6,70

Источник: «Энергетическая зависимость Беларуси: последствия для экономики и общества»

 

Средние цены и тарифы на природный газ в Беларуси, 2002-2004 гг.

в USD за 1000 куб. м

показатели

2002

2003

2004

Цена импорта российского природного газ на границе

30,6

36,9

46,7

Надбавка за внутреннюю транспортировку и распределение

20,7

14,4

19,2

Розничная цена для:

        небытовых потребителей

        бытовых потребителей

 

53,4

27,5

 

51,2

52,8

 

67,0

52,8

Источник: «Энергетическая зависимость Беларуси: последствия для экономики и общества»

 

Тарифы для промышленности и домашних хозяйств за электроэнергию

центов США за 1 кВт/ч.

Показатель

2001

2002

2003

2004

Промышленность

4,13

2,77

4,14

5,40

Население

1,13

1,59

3,14

3,14

Соотношение промышленность/население

 

3,7

 

2,4

 

1,3

 

1,7

Источник: «Энергетическая зависимость Беларуси: последствия для экономики и общества»

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!