Транс без газа

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Дешевый газ – это проклятие или благо? Споры по этому поводу уже давно идут в Беларуси. Одни рассматривают газ по $30 за 1000 м3 как ресурсный наркотик, другие – как заслуженную братскую помощь. Для одних – это способ загнать в долги белорусские предприятия, для других – возможность для проведения их реструктуризации. «Газовый пасьянс» нашей страны никогда не отличался прозрачностью, но «Белтрансгаз» всегда был и остается в его центре. Руководители данной организации и реальные газовые дисижнмейкеры предпочитают оставаться в тени. Поэтому многие решения кажутся неожиданными и нелогичными. Ярослав Романчук
 

Шантаж минотарного акционера Сообщение о том, что акционирование и приватизация «Белтрансгаза» будет идти по белорусским условиям, что ни о какой продаже 51% акций россиянам речь не идет, в очередной раз возбудило массу слухов и споров. Вслед за попыткой национализации нефтяной трубы Минск продемонстрировал жесткую позицию по трубе газовой. В контексте взимания дани белорусским государством с российских транзитных нефтяных потоков через Беларусь, конфликта по «Балтике», до конца не решенных таможенных проблем, не урегулированного режима уплаты НДС вполне реально ожидать ответного удара Москвы. «Белтрансгаз» стал заложником идеологических игр политиков. От этого страдает не только газовая отрасль страны, но и все потребители, которые на своей шкуре могут почувствовать изменение позиции России, что выльется в стремительно дорожающий бензин и солярку, транспортные и жилищно-коммунальные услуги. Беларусь впервые увидела газ в 1962 году благодаря сдаче в эксплуатацию газопровода Дашава – Минск. Через 40 лет данный товар кардинально преобразил нашу страну. Топливо, сырье для производства тепла и электроэнергии, азотных удобрений и химических волокон – природный газ по праву возглавляет список товарных приоритетов. Использование газа в качестве топлива для машин и тракторов экономит около 26 тысяч тонн бензина в год и радует экологов своей чистотой и безвредностью. В 2001 г. Беларусь потребила 17,3 млрд. м3, что почти на 30% больше, чем в 1996 г. Доля природного газа в топливном балансе страны составляет около 75%. Для сравнения в 1993 г. было только 43%. Надо отметить, что стремительная переориентация экономики Беларуси на газ была самой удачной идеей власти. Ее можно назвать суперпроектом, потому что в кратно и среднесрочной перспективе страна получила 1) огромную экономию денег (1 млрд. газа в 3 раза дешевле эквивалентному по энергетической ценности количеству топочного мазута), 2) дешевое сырье для производственных нужд, 3) емкий рынок сбыта по выгодным для социализированной белорусской экономики бартерных контрактам, 4) льготные условия оплаты. Не буду далеко от истины, если скажу, что именно на газовой экспансии за последние 8 лет были созданы самые крупные частные капиталы Беларуси. Прошло много лет. «Газпром» уже далеко не том, что был в середине 90-х. Россия избавляется от олигархического наследия эпохи слабого Ельцина. Пришло время менять правила игры и платить по счетам. Россия планирует увеличить цену газа для внутренних потребителей, как минимум, в два раза до 2005 года и выйти на мировые цены к 2010 году. Когда одна сторона уже не хочет работать по-старому, а вторая не может принять с наскока новые условия, необходимо сесть за стол переговоров и обсудить баланс интересов. То, что Минск в одностороннем порядке пытается отказаться от ранее принятых обязательств, похоже на мелкий шантаж очень минотарного акционера крупной транснациональной корпорации.

В плену правильного решения из прошлого
Резкое увеличение потребления газа Беларусью практически совпало со стремительным ростом ВВП в 1996 – 2000 гг., подтверждая тезис о том, что белорусское «экономическое чудо» имеет солидную газовую основу. Главным потребителем газа является концерн «Белэнерго» - 9,3 млрд. м3 в прошлом году (план на этот год – 9,5 млрд.). В его топливном балансе газ составляет 90%, т.е. речь идет о практически полной зависимости белорусской топливной и энергетической промышленности от поставок газа с Востока. Кстати, в России доля газа в топливном балансе составляет 50%, что значительно выше, чем во Франции (13%), Германии (13%) или Канаде (30%). То, что Европейский союз заинтересован в поставках российского газа, обусловлено не только экологическими, но и экономическими факторами. Норвежский продукт гораздо дороже. В переориентации топливно-энергетического баланса на газ Беларусь значительно опередила Европу. Но сейчас пора готовиться к мировым ценам и не строить стратегию развития экономики из расчета на дешевый газ и электроэнергию, на бартер и контроль над топливно-энергетическими активами одновременно. Специалисты «Белтрансгаза» и «Белэнерго» знают, что при ограничении поставок газа, его лучше использовать в качестве сырья для химических производств, а не просто сжигать в топке. Эти рассуждения построены на предположении о том, что у нас будет сохраняться монопольный поставщик газа, и некий центр будет постоянно решать, как эффективнее использовать газ. В рыночной экономике каждый субъект будет самостоятельно решать, как и где ему покупать тепло, электричество и сырье. К сожалению, ни руководители «Белтрансгаза», ни правительство РБ не готовы к созданию конкурентного топливно-энергетического рынка. В работе газовой компании есть много загадок, большинство из которых кроется в ценообразовании. Вот П. Петух пишет, что «Белтрансгаз» постоянно добивается повышения экономической эффективности транспортировки газа. Вследствие этого цена на газ для областных предприятий газового хозяйства концерна «Белтопгаз» снизилась с 60,5 долларов за одну тысячу куб. метров в 1998 году до 34,6 доллара за одну тысячу куб. м. с 1 июля текущего года». Какова же должна быть структура издержек монополиста, чтобы вот так легко почти в 2 раза сократить цену для следующего по цепочке к потребителю предприятия? Кто и как использовал получаемые концерном доходы от сверхвысоких цен на протяжении нескольких лет? Почему раньше нельзя было снизить тарифы, ведь отпускная цена газа практически не изменилась? Петуху бы у Чубайса поучиться Раз «Белтрансгаз» претендует на статус коммерческого предприятия, то ему бы следовало позаботиться о платежной дисциплине. В России А. Чубайс во главе РАО «ЕЭС» совершил героический прорыв к 100-процентной оплате электроэнергии деньгами. В Беларуси же ситуация с оплатой за газ выглядит удручающей. В 2001 г. уровень оплаты за поставленный газ предприятиями «Белтопгаза» снизился до 94,9%, но только 12,6% было оплачено деньгами. За 6 месяцев 2002 года уровень оплаты снизился до 82%, т.е. на 14,6% по сравнению с уровнем прошлого года. Доля оплаты деньгами остается критически низкой. Правительство и президент мешают «Белтрансгазу» работать, как коммерческому предприятию, потому что своими законами и нормативными актами освобождают предприятия от уплаты энергодолгов. А как же Гражданский кодекс, процедура банкротства? О них и Совмин, и Администрация президента, и сам «Белтрансгаз» вспоминают лишь тогда, когда им это выгодно. Если бы П. Петух возглавлял Совет директоров ОАО «Белтрансгаз», то он вряд ли бы оставил без внимания своеволие правительства, которое предоставило только в 2001 г. новых отсрочек по уплате газовых долгов на сумму $16 млн., а из причитающихся к погашению $249,4 млн., отсрочило к погашению $55,8 млн., т.е. большее 22% общего объема. В связи с этим П. Петух считает «правильным ввести мораторий на предоставление отсрочек по оплате за энергоресурсы внутри республики». Но Совмин не слышит мнения «Белтрансгаза» и продолжает дарить чужие деньги, особенно сельскому хозяйству. Структурная проблема Беларуси заключается в том, что и президент, и правительство считает государственные концерны продолжением бюджета. Тот факт, что за 2001 год долги «Газпрому» и другим поставщикам газа выросли на $67,1 млн., что после выравнивания валютных курсов денежная доля выручки снизилась с 60% до 14% никого не насторожил. Тайна стоимости «Белтрансгаза» Что же представляет собой «Белтрансгаз»? Это 6,7 тысяч километров газопроводов в однониточном исчислении диаметром от 100 до 1400 мм, 6 линейных компрессорных станций, 213 газораспределительных станций, 8 узлов редуцирования, 7 газоизмерительных станций, 24 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций, 2 подземных хранилища газа. Даже в таком неполном виде список активов впечатляет. Чтобы создавать акционерное общество, тем более продавать акции надо хотя бы приблизительно знать, сколько стоит все это имущество. И здесь возникает первая ключевая проблема. Никто не знает, как оценить «Белтрансгаз». Балансовой стоимостью, основанной на десятках индексаций, можно оперировать на совещании у президента, но для заключения серьезной сделки и ведения бизнеса она явно не подходит. Фондового рынка, где бы котировались акции белорусского газового монополиста, также нет. На получение независимого аудиторского заключения от Morgan Stanley или PricewaterhouseCoopers белорусские власти денег пожалели. Поэтому и возникла проблема: отдавать 51% акций за газовые долги т.е. за $230 – 250 млн. или продавать их за ту же сумму, но за «живые» деньги, или настаивать на совершенно иных деньгах (порядка $ 600 - 800 млн.), но только за 49% акций? Сегодня стороны, т.е. «Газпром» и «Белтрансгаз» с правительством даже не вышли на дискуссию о методике определения стоимости белорусского монополиста. Поэтому спор между ними похож на разговор слепого с глухим. Спор глухого со слепым Россияне рассуждают со своей колокольни: «Белорусы, у вас долги, мы вам даем газ по бросовым ценам, не требуем сегодня 100% оплаты деньгами, не говоря уже о предоплате, да и качаем через вашу страну много газа на Запад, создавая у вас рабочие места за счет наших инвестиций. Мы готовы вкладывать деньги в вашу страну, ведь у вас же нет таких возможностей. Поскольку газ наш, инвестиции наши, то и контролировать совместное предприятие должны мы». Генеральный директор «Белтрансгаза», аккумулируя мнения белорусской стороны мог бы ответить примерно так: «Газопровод находится на нашей территории, поэтому он должен быть наш. По закону нам нельзя отдавать контрольный пакет акций данного предприятия иностранцам. С долгами мы будет постепенно рассчитываться, и не надо их путать с активами. Ну и что, что у нас нет денег на перевооружение и новые технологии? Цену акций мы определяем по нашим законам. К тому же, вы не должны забывать, что вы платите за транзит газом, а не деньгами, и тарифы за эти услуги у нас раза в три ниже, чем в соседних странах». Ссора может перерасти в «войну». Россияне могут предложить посчитать стоимость активов «Белтрансгаза» по международной методике. Белорусы могут сказать, что их своя устраивает. Россияне могут предложить, скажем, $500 млн. «живых» денег, но за 51% акций. Белорусы могут пожать плечами и потребовать $1 млрд., но за 50% и ни акции больше. Так может продолжаться до тех пор, пока «Газпром», а с ним и Кремль не скажут «хватит». И тогда начнется другая игра. Для начала россияне сократят поставки газа из всех источников (контроль за «Итерой» не является проблемой) на 30%. П. Петух сотоварищи нервно задергаются и начнут постепенно отключать должников, продолжая настаивать на своей схем акционирования и приватизации «Белтрансгаза». Затем россияне потребуют платить долги только «живыми» деньгами. Белорусы могут ответить требованием оплаты транзита наличными, притом по ставке на 50% выше. В ответ «Газпром» переходит на цену $60 – 70 за 1000 м3 и сокращает поставки еще на 20 – 30%. А на улице зима, и быстро изменить структуру топливно-энергетического баланса невозможно. Чем ответит Беларусь? Перекроет газовую трубу на Запад? Будет по старой украинской привычке осуществлять несанкционированное заимствование топлива? Если и будет, то недолго, потому что помимо «Газпрома» в процесс приватизации «Белтрансгаза» включится окоченевший избиратель, простаивающий без работы пролетариат и не получающий привычных «откатов» чиновник. Мы представили этакий рельефный негативный сценарий развития конфликта вокруг газовых активов Беларуси со ссылкой на то, что «Газпром» действует как стремящаяся к максимизации прибыли западная корпорация. Понятно, что это пока не так, поэтому действия российской стороны могут быть менее предсказуемыми и цивилизованными. Упущенная выгода в несколько годовых бюджетов П. Петух понимает, что решение проблем «Белтрансгаза» «во многом предопределяется полнотой и качеством выполнения подписанного 12 апреля 2002 г. в Москве соглашения между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о сотрудничестве в газовой отрасли. Оно предусматривает создание совместного белорусско-российского газотранспортного акционерного общества на базе объектов белорусской газопроводной системы». Значит, газовики «за» создание СП и допуск российского капитала в Беларусь. Против выступают начальники П. Петуха, который попал в весьма пикантную ситуацию. Экономический расчет и прагматизм опять заблокированы в пользу политических амбиций и желания А. Лукашенко контролировать все, что хоть как-то связано с получением прибыли. Россию так «достала» волокита с белорусскими властями, что вопреки очевидной выгоде (экономическая эффективность транзита российского газа по газопроводу «Ямал – Европа» через РБ выше, чем через Украину, поскольку вдвое короче расстояние, износ системы «Белтрансгаза» значительно меньше), что на прошлой неделе транзит газа через Украину стал еще большей реальностью, в которую обе стороны готовы инвестировать миллиарды долларов. Если так пойдет дальше, то наша часть газопровода «Ямал – Европа», через которую в 2001 г. было прокачано 15,5 млрд. м3 (план на 2002 г. 18,65 млрд. м3) вряд ли в обозримом будущем выйдет на проектную мощность 34 млрд. м3, не говоря уже о заветном объеме 100 млрд. м3, который был бы возможен после ввода второй нитки газопровода. Неконструктивная позиция политической власти Беларуси, отсутствие четких рыночных механизмов ценообразования в стране, игнорирование прав собственности – вот причины шокового транса, в которую может попасть «Белтрансгаз» от ухудшения отношений с Россией. Объемы упущенной выгоды для экономики Беларуси будут равны не одному годовому бюджету. Что бы в такой ситуации следовало сделать авторитетному руководителю крупного газотранспортного предприятия? Подать бы в отставку в связи с несогласием с политикой хозяина, который наносит себе же материальный и моральный ущерб. Но в Беларуси последние добровольные отставки были в далеком 1996 году, что еще раз наглядно показывает уровень профессионализма государственных концернов.

Другие материалы в этой категории: « Псевдопомощь для промышленности Такая боль »

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!