Странная энергетика

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

«Чтобы быть со светом и теплом, мы должны проводить реструктуризацию», - заявил генеральный директор концерна «Белэнерго» Сергей Белый на VIII Белорусском энергетическом конгрессе. По его мнению, отрасль ежегодно нуждается в $300 млн. инвестиций. Если этого не будет, то начнут лопаться трубы, выходить из строя котлы и турбины. Для белорусских производителей энергии это будет ссудный день, который, тем не менее, будет благоприятным для известного в Беларуси человека и его компания. Анатолий Чубайс, монопольный импортер электроэнергии в Беларусь из России и Литвы, получит прекрасную возможность поднимать цены на свои услуги по мере дряхления белорусского производственного потенциала. Ярослав Романчук
 

Чубайсовские хитросплетения В тени борьбы за урожай, снижение цен на ЖКУ и за выполнение прогнозных индикаторов проблемы энергетики как-то отошли на второй план. Руководству данного сектора, с одной стороны, и спокойнее, когда совещания у главы государства проводятся, преимущественно, по газу, а не по электроэнергии. С другой стороны, не решаемый клубок противоречий рано или поздно надо будет распутывать. И тогда грянет буря – и может потухнуть свет.
    В 2003 году Беларусь потребит 34,1 млрд. КВт/час электроэнергии. Из них наша страна импортирует из Литвы и России 7,7 млрд. КВт час (22,6%). Поставки от РАО «ЕЭС», точнее от ЗАО «Интер РАО ЕЭС», идут по цене 1,68 центов за один КВт/час без НДСа (или по 2,02 цента с НДС), из Литвы - 1,5 цента за 1 КВт/час. Российские цены находятся на уровне дефицитных энергосистем северо-запада России. Доля литовской электроэнергии в импорте увеличивается, а российской уменьшается. Радоваться конкуренции поставщиков в этом случае не надо, потому что электроэнергия, поставляемая из Литвы, принадлежит все тому же А. Чубайсу.
Несмотря на политические особенности своего статуса, он сумел прекрасно выстроить отношения с белорусскими менеджерами рынка электроэнергии. Отметим еще одну очень интересную деталь. А. Чубайс по праву гордится тем, что заставил все предприятия России платить за электроэнергию «живыми» деньгами. Почему же его строгость пропадает во взаимоотношениях с Беларусью? В 2001 году удельный вес оплаты за импортируемую из России электроэнергию в денежной форме составлял мизер – всего 3,9%. В 2002 году этот показатель чуть – чуть улучшился – 16,3%. За 9 месяцев 2003 года он вырос до 30,2%. За два года, прогресс наблюдается, но по сравнению с качеством расчетной политики в России, где доля расчетов деньгами приближается к 100%, даже по сравнению с долей денежных расчетов за импортируемый газ (59% за 9 месяцев 2003 года) это очень плохой показатель.
    Почему же Анатолию Чубайсу и в его лице РАО «ЕЭС» до сих пор выгодно заниматься бартером? Ответ лежит на поверхности. На бартере можно гораздо больше заработать, скрыть часть доходов, увеличить степень зависимости белорусских экспортеров от российского монополиста, искусно манипулировать издержками и за одно позволять зарабатывать отдельных менеджерам в Беларуси и в России. Бартерные схемы для российских импортеров эффективно реализуемы только при наличии следующих условий: 1) доступа к высоколиквидным товарам и услугам, производимым в Беларуси, 2) полное взаимопонимание как с руководством «Белэнерго» и конкретных предприятий, так и на уровне правительства и Администрации президента, 3) возможность использовать бюджетные ресурсы различных губерний Российской Федерации для закупки товаров из РБ, 4) доступ к рынкам различного рода белорусских товаров не только в России, но и в третьих странах. РАО «ЕЭС» в состоянии выполнить все эти условия. Более того, поставки географически литовской, а по праву собственности российской электроэнергии из Литвы еще больше расширяет свободу маневра крупнейшего российского монополиста. Когда в цепочку поставок и расчетов включены многие компании, часть из которых зарегистрирована совсем не в России и Беларуси, то как для российских, так и для белорусских налоговых органов найти искусно спрятанные концы в «бартерную» воду  очень непросто. Видит глаз опасность, да зуб неймет Об опасности бартера в энергетике недавно убедительно говорил вице-премьер В. Семашко: «..Денежная форма оплаты – это благо для Республики Беларусь. Потому что еще в 1998 году изобрели такую схему (не буду называть фамилию), если мы импортируем электроэнергию и платим деньгами, то коэффициент единица, то есть киловатт/час стоил 1,25 центов, а если мы рассчитываемся бартером, то это надо умножить на 1,5. Получается 1,87. И вся республика в полтора раза переплачивала за это дело». По его словам, в 2001 году в концерне «Белэнерго» уровень расчетов за электроэнергию был 84,5% [очевидно, он имеет в виду расчеты за электроэнергию внутри страны] «Это значит, что 15% - бесплатно (при обороте 1,5 млрд. долларов в год) 225 млн. долларов система не получила. Значит, не могла модернизировать основные фонды. И бюджет недополучил, если посчитать кумулятивный эффект, если бы «Белэнерго» получил выручку, заплатил «Белтопгазу», «Белтопзгаз» - «Белтрансгазу, то бюджет недосчитался в 2001 году примерно $160 млн.» Деньги, как известно, особенно в больших количествах, никогда не растворяются в воздухе. Раз бюджет не получил, значит, они осели в чьих-то карманах. Российский бюджет также вряд ли является бенефициаром таких схем взаиморасчетов с Беларусью.

Тяжелая борьба с рентососами
Исходя из запланированных объемов импорта электроэнергии, Беларуси надо заплатить за нее (если считать по средней цене) около $135 млн. При относительно невысоких ценах на импортируемую электроэнергию (она дешевле вырабатываемой на отечественных предприятиях) «Белэнерго» и Совмин выставляют белорусским предприятиям цену на электроэнергию 4,8 центов. Это значит, что к средней входной цене импортной электроэнергии они накручивают аж 273%. Такая маржа в самом сладком сне снится любым олигархам и «крышующим» их чиновникам. На внутреннем рынке вся импортируемая электроэнергия стоит уже около $330 млн. $195 млн. разница – это очень вкусный лакомый кусок, который так просто его потребители - рентососы не отдадут. Объем этих сумм, разница между входной и конечной ценой на электроэнергию объясняет интерес как белорусских чиновников и приближенных «ко двору» бизнесменов, так и РАО «ЕЭС» к продолжению бартерных схем. Если В. Семашко серьезно хочет решить эту проблему (а энергетическую отрасль он знает не понаслышке), он должен четко отдавать себе отчет о силе его оппонентов. Несмотря на заверения членов Совета министров, проблема бартера внутри страны далеко не решена. За 8 месяцев энергодолги накопились на 3,4 трлн. рублей. (1,7 трлн. за газ, 1,5 трлн. за электроэнергию). Неденежная фора расчетов составила 25,9% выручки (в денежном эквиваленте это составляет 10,7 трлн. рублей)), в том числе по промышленности 31,8%, по сельскому хозяйству – 47%, ЖКХ – 42,9%.
    Энергетическое лобби сумело «пробить» себе не только высокие розничные цены электроэнергии для реального сектора, оставив за собой право бартера, но и добилось полной компенсации населением издержек по оказанию им своих услуг. Более того, по итогам 3 квартала 2003 года они уже зарабатывали на населении 9,9%. Вполне приличная маржа, если учесть, что в 2001 году уровень возмещения населением затрат на электроэнергию составлял всего  51%. В начале 2003 года он резко увеличился до 103%.

Что нас может ждать
Сегодня Беларусь импортирует еще достаточно дешевую электроэнергию. Главный вопрос «Как долго такое состояние будет продолжаться?» У нас реальный сектор получает электроэнергию по 4,3 – 4,8 центов за 1 КВт/час. Население платит 3 цента, сельское хозяйство, как привилегированная отрасль, 2,74 цента. Для сравнения в Смоленской области электроэнергия для предприятий продается по 3,3 – 3,6 центов, для населения – примерно по такой же цене, как и у нас. В Украине и С.-Петербурге – 2,9 цента, в Московской области и Молдове – 5,3 цента. На западных рынках цена электроэнергии доходит до 10 центов. Раз А. Лукашенко сам начал говорить о том, что Россия вынуждена будет поднять внутренние цены на энергоресурсы в связи с вступлением в ВТО, то существующие сегодня цены на импортируемую электроэнергию носят временный характер. Поскольку Литва уже стала членом ЕС, а эта организация взяла курс на закрытие Игналинской АЭС, то дни дешевой электроэнергии из этой страны также сочтены.
    Наверняка усугубит положение реального сектора выполнение поручений президента РБ № 34 от 17 июля 2003 на совещании по вопросам поставки энергоресурсов. Глава государства приказал полностью исключить неденежные операции в расчетах между субъектами хозяйствования. Минэнергетики обязалось избавиться от бартера до 1 декабря 2003 года. Такой переход плавным никак нельзя назвать. До сих пор не известно, как поведет себя А. Чубайс в отношении цен на электроэнергию. Поскольку в России наблюдается начало серьезной консолидации позиции по выработке экономической политики по отношению к нашей стране, то при предопределенности повышения цен на газ, точно такая же динамика вероятна на рынке энергоресурсов. Не исключен вариант, когда цена российского 1 КВт/часа для Беларуси будет 3 цента, что с учетом роста внутрироссийских тарифов и необходимости их унификации с международными вполне допустимо.
Во что это обойдется Беларуси? Во-первых, «Белэнерго» сократит свою маржу прибыли и повысит цены для промышленных предприятий на относительно меньшую величину, скажем до уровня 6 центов, а для сельского хозяйства, условно, до 4 центов. Правительство за одно поднимет цены белорусских производителей электроэнергии. Еще больший рост энерготарифов просто подкосит большую часть предприятий. Результат – потеря конкурентоспособности, еще большее сокращение возможностей для модернизации экономики, рост угроз техногенных аварий, а также застой на рынке труда. О бюджетных потерях мы даже не вспоминаем. В новой ценовой ситуации за 7,7 млрд. КВт/час импортируемой энергии нам придется заплатить уже около $230 млн., что примерно на $95 млн. больше, чем в 2003 году. Предприятие же вынуждены будут платить за импортное электричество почти $450 млн. Рост затрат может быть нейтрализован только сокращением издержек, а на это, как сказал С. Белый, хронически нет денег. Во-вторых, наверняка повысятся тарифы на свет для населения до примерно 4,5 центов. Нет, домашние хозяйства без света сидеть не будут, но режим жесткой экономии уж точно начнется. Поскольку А. Чубайс имеет влияние на импорт электроэнергии из Литвы, то надеяться на дешевые услуги от нашего северного соседа также не приходится.
    Кошмарный сон для белорусского правительства – это когда рост цен на газ и электроэнергию, равно как и  отказ от бартера во внешних расчетах произойдет одновременно. Внутренние производители электроэнергии Беларуси давно «подсажены» на импортируемое топливо. Местные источники топлива забыты. Микроэнергетика не развивается. Энергосбережение, по большому счету, провалено. Конкурентная среда  на рынке генерации и распределения электроэнергии не создана. Бюджетных ресурсов в наличии нет. Более того, от сдвоенного газово-электрического удара общие затраты бюджета и реального сектора могут вырасти за $1 млрд.
Таким образом, белорусское правительство сделало очень много для того, топливно-энергетический удар России по нашим с вами кошелькам и балансам отечественных предприятий был как можно более чувствительным и опасным. Можно, конечно, обвинять А. Чубайса или Кремль в антибелорусской политике. Давно пора понять, что политика у них – пророссийская. Нашему правительство надо срочно переходить на пробелорусскую политику, а не идти на поводу у олигархов и полутеневых структур. Значит, надо начинать системные рыночные реформы, а не продолжать заведомо обреченный на повал социалистический эксперимент.  

Другие материалы в этой категории: « Такая боль Состояние ЖКХ »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!