ОТ ФОРМАТА «ЗАВИСИМЫХ» РЫНКОВ К ПОЛНОЦЕННОМУ ПАРТНЕРСТВУ

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Тема реформы газового сектора России в целом и либерализации торговли газом в частности достаточно долго находится в повестке дня правительства России и ОАО «Газпром». Предложений много. Концентрация внимания на решении текущих проблем блокирует выработку долгосрочной стратегии развития. Вызовы у газовой реформы РФ разноплановые. Простые, линейные решения не существуют. Сложности добавляет вовлечение большого числа самых разных действующих лиц с часто прямо противоположной мотивацией. Само понятие «либерализация» настолько разноплановое и инвариантное, что достаточно сложно спрогнозировать реакцию так называемых зависимых рынков от поведения «Газпрома» и правительства России, в первую очередь, потому, что это поведение неизвестно для самого актора. Такая неопределенность сама по себе создает риски для построения надежных, эффективных институтов взаимодействия газовых компаний России с экономическими субъектами и правительствами так называемых зависимых рынков. Более того, отсутствие внятной стратегии реформирования ОАО «Газпром» создает благоприятную почву для политических спекуляций.  

Разноголосица

Одна группа экспертов считает выгодным для России сохранение полного государственного контроля и собственности в газовым сектором. Оператором , действующим от имени государство, должен быть, естественно, ОАО «Газпром». На другом полюсе мнений – обоснование необходимости разделения «Газпрома»: формирование конкурентных рынков добычи и распределения газа при выделении транспортной составляющей, т. е. трубы, и обеспечения равного, недискриминационного доступа к ней частным компаниям. По формальным признакам Российская Федерация владеет только 38,37% акций ОАО «Газпром»  . Структура собственности остальной части монополиста непрозрачна. В результате трудно оценить как инвесторам, так и правительству, нет ли в управлении «Газпромом» конфликта интересов людей и структур, которые одновременно выполняют различные функции (владения и распоряжения, нормотворчества, контроля, создания конкурентной среды в газовой сфере, а также обеспечения недискриминационного доступа к «трубе»). Не хватает глубокого анализа того, чья мотивация в краткосрочном периоде побеждает по тому или иному вопросу, и к каким последствиям для самого ОАО «Газпром» и для газового сектора России это приведет
Одна группа ученых и практиков со стороны «Газпрома» убеждает, что только вертикально интегрированный «Газпром», находящийся в руках государства, может обеспечить устойчивое развитие газового сектора России и успешно конкурировать на внешних рынках. Другие доказывают, что при отсутствии реформ и сохранении текущего состояния, «Газпром» в среднесрочной перспективе превратится в тормоз для экономического роста России и фактор хронической нестабильности в отношениях не только по линии «Газпром» - коммерческий партнер», но и по оси «Россия – независимое государство», полностью или в большой мере зависимое от поставок российского газа.
В дискуссии о будущем газовой реформы все чаще слышен голос частных газовых компаний, которые каждый год увеличивают долю добычи и продажи газа на внутреннем рынке. С 1999 года они удвоили добычу газа . В 2004 году доля транспортировки газа по ЕСГ независимыми поставщиками в общем объеме составила 14,6%, а добыча – 14% или 88,4 млрд. м3 природного газа . Такие темпы развития впечатляют, потому что данные компании лишены возможности работать на самых прибыльных экспортных рынках и даже самостоятельно определять режим работы в странах СНГ.

Разные перекрестки субсидирования

Интенсивные споры идут по тарифной политике. Правительство, формально контролирующее «Газпром», по мнению менеджеров монополиста, фиксирует слишком низкие цены на газ и на транзит на внутреннем рынке. В результате, чем больше «Газпром» поставляет газа на внутренний рынок, тем большие он несет убытки. Механизмы перекрестного субсидирования неэффективны с точки зрения финансовой устойчивости и развития «Газпрома», но выгодны энергоемким промышленным потребителям. Не хватает средств на инвестиции, на модернизацию активов и на внедрение новых технологий. Правительство РФ же мотивирует такую ценовую политику особенностями социальной политики.
Независимые эксперты утверждают, что даже имеющиеся инвестиционные ресурсы используются «Газпромом» неэффективно, что монополисту далеко до оптимизации своего производственной и финансовой деятельности. В такой ситуации финансовое положение «Газпрома» спасают экспортные поставки. Риск снижения цен на газ может оказаться реальностью. Цена на газ в Европе (на условиях CIF ЕС) составляла в период 1988 - 2002 гг. в среднем $96,1 за 1000 м3, поднимаясь выше отметки в $100 лишь в 1990 - 1991 гг. и 2000 - 2002 гг . Нет оснований считать, что данный долгосрочный тренд будет разрушен.
ОАО «Газпром» настаивает на повышении цен на 22 и 21% в 2006 и 2007, в то время как Минэкономразвития предлагает повышение на 11% и 8%. При корректировке на инфляцию получается всего лишь 3,3% и 1,9%, если, конечно, Центральному банку удастся выполнить прогнозный показатель по инфляции. По мнению специалистов «Газпрома», этого явно недостаточно, чтобы компенсировать рост затрат . Они убеждают правительство, главного акционера, пойти на более решительную либерализацию цен на газ для внутренних потребителей.
    Особое мнение по ценовой политике высказывается в отношении стран СНГ, в первую очередь для Украины и Беларуси. Здесь тарифная политика по газу становится частью геополитики и региональных интеграционных проектов. Более низкие тарифы объясняются самобытным статусом стран «ближнего зарубежья». Этот статус едва ли можно оценить в терминах стандартного анализа затрат и прибыли.
Сторонники отделения политики от коммерции, в том числе в ОАО «Газпром», неоднократно высказывали мнение о необходимости перехода на рыночные цены с Беларусью и Украиной. В дискуссию по, казалось бы, такому техническому вопросу, как цена газа для соседних рынков, вклиниваются такие аргументы, как «низкие тарифы – за участие в совместном предприятии по транспортировке газа», «низкие тарифы – за участие в газовом консорциуме», «низкие цены на газ в обмен на низкие тарифы на прокачку газа».
Отдельной большой темой являются расчеты за поставленный газ. Бартерные схемы стали весьма популярным способом как для российских газовых компаний, так и для газовых операторов и уполномоченным компаний в Украине, Беларуси и Молдове «канализации» корпоративных и государственных средств в личные коммерческие проекты. Неденежные формы расчетов не только ухудшали финансовое состояние «Газпрома», но и были одной из причин серьезных структурных искажений. Доминация таких форм расчетов во многом способствовала стимулированию контрпродуктивной для ОАО «Газпром» и бюджета мотивации менеджеров и руководителей предприятий. Хотя доля неденежных форм расчетов между ОАО «Газпром» и потребителями газа сегодня гораздо меньше, чем несколько лет назад, данная проблема еще до конца не решена.
Превращению ОАО «Газпром» в современную, прозрачную корпорацию также препятствует реализация схемы «газ в обмен на транзит». Это относится, в первую очередь, к Украине, Молдове и Беларуси. В счет оплаты услуг по транзиту газа Украина получила от «Газпрома» 84,9% общих поставок природного газа в эту страну, Беларусь – 14,8%, Молдова – 45,7% . Разделение товарных и финансовых потоков по поставке газа в эти страны и оплаты их услуг по транзиту, выработка четких правил определения цен на транзит и цен на газ для Украины, Молдовы и Беларуси - эти меры позволили бы ОАО «Газпрому» нормализовать отношения со своими партнерами в Беларуси, Украине и Молдове и превратить их в корпоративно ответственные.
Высокая доля бартера в расчетах, низкая платежная дисциплина, отсутствие эффективных механизмов взимания долгов, незадействование судебных механизмов и акцент на реализацию свопповой схемы «активы в обмен на долги» привел к накоплению долгов потребителей природного газа из Беларуси, Украины и Молдовы перед ОАО «Газпром». «К концу I квартала 2005 г. дебиторская задолженность за газ этих потребителей за 1997 - 2004 гг. по данным бухгалтерской отчетности составила более 969 млн. долл. США (включая НДС, взимаемый в России, и исключая штрафы за задержку платежей). Из этой суммы задолженности на потребителей газа из Украины приходится более 197 млн. долл. США, Белоруссии (1999, 2001 и 2005 гг.) – более 100 млн. долл. США, Молдовы – более 671 млн. долл. США» . Легким и безболезненных схем по погашению этих схем нет.
Если провести аналогию с перекрестным субсидированием домашних хозяйств за счет промышленности, внутреннего потребления за счет экспортных поставок, то можно сказать, что в региональных газовых отношениях имеет место совершенно иной пример перекрестного субсидирования. Внешняя региональная политика российского правительства субсидируется газовой составляющей. В результате споры и разногласия экономических субъектов воспринимаются, как конфликты между государствами и даже народами. Национальные элиты и полисимейкеры в странах СНГ не готовы к свопповским операциям «долги в обмен на активы». Даже создание совместных предприятий по транспортировке газа, не говоря уже о доступе «Газпрома» и других российских компаний на внутренние рынки стран СНГ, встречается с сильным сопротивлением. Они часто представляются, как покушение на суверенитет или как форма политического давления по схеме «дешевый газ в обмен на внешнеполитическую лояльность». Таким образом, изначальная гипотеза «особые экономические условия торговли с Украиной и Беларусью в обмен на поддержку интеграционных инициатив» оказалась не работающей. Нельзя сказать, что газовая политика России (низкие цены, льготные условия оплаты, увеличение поставок) привела к новому качеству региональных экономических объединений, в которые входят Беларусь, Украина и Молдова. Более того, отсутствие механизмов рыночного взаимодействия в газовой сфере между Россией с одной стороны и странами СНГ с другой, оказывает негативное влияние на ход интеграционных процессов и экономического сотрудничества в других сферах.

От геополитических схем к полноценному коммерческому партнерству


Россия, Беларусь, Украина и Молдова остро нуждаются в полноценном, равноправном партнерстве в газовой сфере. Оптимальный путь российского газа на экспорт лежит через эти страны. Они, в свою очередь, практически полностью зависимы от российских поставок газа. Неконструктивно рассуждать на тему, кто от кого в большей степени зависит, и кто кому должен быть больше благодарен. Едва ли язык ультиматумов может привести к оптимизации поставок газа на так называемые зависимые рынки. Сам «Газпром» обречен быть зависимым от стран, через которые проходит транзита на европейский рынок.
Риторика «зависимый – независимый» свидетельствует о сильном остаточном влиянии мышления времен холодной войны и работы в рамках единого государства. Чем быстрее произойдет актуализация реальности, тем быстрее произойдет нормализация газовой региональной политики. Строительство альтернативных путей транзита газа ОАО «Газпром» очень дороги. Гораздо дешевле определить долгосрочную стратегию сотрудничества с соседними странами и странами транзита российского газа. Беларуси, Украине, равно как и странам Балтии и Польше, также не выгодно искусственно выстраивать альтернативные схемы поставки газа под флагом энергетической безопасности или национальных интересов, игнорируя ценовой фактор, положительный опыт коммерческого сотрудничество. Политические решения, которые, в конечном итоге, могут привести к росту цен на газ, едва ли, увеличивают конкурентоспособность национальных экономик.
    Внутренний рынок Беларуси и Украины, в меньше степени Молдовы сам по себе является коммерчески интересным для российских поставщиков газа. В 2004 году в страны СНГ было поставлено 47,12 млрд. м3 по средневзвешенной цене $50,87. Для сравнения в страны Балтии – 5,35 млрд. м3 по цене $83,52 . В период 2002 – 2004 Беларусь ежегодно получала от «Газпрома» по 10,2 млрд. м3 газа. Поставки в Украину в 2002 г. составили 25,9 млрд. м3, в 2003 – 26 млрд. м3, в 2004 – 32,2 млрд. м3. В 2004 году «Газпром» поставил природного газа в Беларусь на сумму около $476 млн. (цена $46,68 за 1000 м3), в Украину – на $1,61 млрд. Беларусь потребляет больше, чем три Балтийских государства вместе взятых, а Украина – не намного меньше, чем Италия и Франция вместе взятые.
Стабильное развитие и экономический рост этих стран выгодны «Газпрому», потому что он получает больший спрос на свой товар и услуги, более выгодные условия торговли. К примеру, Беларусь увеличила долю потребления газа в своем энергетическом балансе с 43% в 1990 г. до 60% в 2003 г . Аналогичная тенденция наблюдается и в Украине. Потребление первичной энергии Беларусью в 2003 году составило 21,1 млн. тонн нефтяного эквивалента, из них доля газа составила 69,8%. Украина потребила 133,3 млн. тонн нефтяного эквивалента. На газ приходилось 45,6% . По уровню энергопотребления Беларусь находится в группе таких стран, как Болгария, Словакия и Венгрия. Место Украины – рядом с Австралией, Ираном и даже Италией. А с учетом важности их для транзита они требуют выработки стратегии партнерства, основанного на европейских стандартах и правилах функционирования мирового рынка.
    Политика низких цен на газ в обмен за низкие тарифы за транзит (по территории Украины – $1,09 на 100 км. 1000м3 газа, по Беларуси по сетям «Белтрансгаза» - $0,75), обмена долгов на активы в газовой системе стан СНГ, оплаты транзита поставками газа не обеспечила стабильное развитие отношений между ОАО «Газпром» и его партнерами на так называемых зависимых рынках. Зато она увеличивала склонность национальных правительств в ценовым манипуляциям в пользу выделения отдельных секторов или предприятий из общих условий хозяйствования.
К примеру, в 2004 году в Беларуси цена для большинства предприятий составляла $67 за 1000 м3 газа. При этом целый ряд потребителей имели льготные цены. Так цена для РУП «Брестэнерго» для Березовской ГРЭС с целью производства электроэнергии и экспорта ее в Польшу: $52 за 1000 м3. «для организаций, подчиненных Министерству спорта и туризма, предприятий, осуществляющих производство топливных брикетов, торфяного оборудования; Новополоцкого завода белково-витаминных концентратов, РУП «Речицкий опытно-промышленный гидролизный завод»  цена была установлена на уровне $33.5 за 1000 м3. Два химических завода - ОАО «Доломит» и ОАО «ГродноАзот» получали газ по $56,9 за 1000 м3. При этом средний тариф газа для населения в 2003 году покрывал 150% затрат, за 9 месяцев 2004 г. – 140% . Очевидно что аргумент российского правительства относительно необходимости поддерживать простых людей в Беларуси за счет российской газовой дотации не работает.

Какая газовая политика России нужна странам СНГ

Равенство условий хозяйствования, прозрачная бухгалтерия и система принятие решений, развитие конкуренции, недискриминационный доступ к «трубе» частных поставщиков, четкая тарифная политика, основанная на применении некой стандартизированной единой формулы, доступ иностранных инвесторов на газовый рынок и его либерализация – это принципы, реализация которых, исходя из анализа международного опыта  и тенденций реформирования газового сектора в мире, резко увеличат потенциал газового сектора как России, так и стран СНГ.
    Для стран СНГ выбор Россией содержания реформ газового сектора – это экзогенный фактор. Чем больше будет ясности в направлении реформ ОАО «Газпром» и газового сектора России в целом, тем проще будет выстраивать конструктивные, взаимовыгодные отношения с партнерами в СНГ. Либерализация, переход на рыночные отношения, безусловно, выгодна всем странам. В свое время европейские страны начинали с двух товарных позиций - угля и стали, прежде чем перейти к более серьезных интеграционным институтам. Россия может предложить начать, к примеру, с газа и электроэнергии, но для этого она сама должна показать пример реформирования данных секторов. В складывающейся ситуации фактор доверия является ключевым для успеха даже чисто торговых операций, не говоря уже о реализации совместных проектов на территории друг друга. При остром дефиците доверия бессмысленно продвигать интеграционные модели, потому что вслед за СНГ, Евразэс и ЕЭП они не будут работать.
    Если газовый сектор России начнет развиваться по пути стимулирования конкуренции в области генерации и распределения газа, превращаться из советского предприятия в современную рыночную корпорацию, то это также будет иметь положительное воздействие на динамику отношений с Беларусью, Украиной и Молдовой.
К мерам, которые бы превратили газ в мотор региональной экономической интеграции можно отнести следующие:
- допуск независимых поставщиков РФ к экспортным поставкам, в том числе в страны Беларусь, Украину и Молдову,
- разрешение реэкспорта газа (или, по меньшей мере, определение квоты на реэкспорт), что соответствует директиве либерализации рынка газа ЕС,
- переход на международные стандарты в сфере тарифной политики, не связывание цены на газ с гипотетическими политическими дивидендами,
- переход на чисто денежные расчеты, в том числе за транзит газа,
- четкое оформление механизмов погашения долговых обязательств в денежной форме, отделение проектов по созданию совместных предприятий в сфере распределения, транзита или генерации газа от коммерческий операций по продаже газа и по покупке услуг по транзиту газа на европейский рынок;
- создание оптового рынка газа в РФ и допуск на него покупателей из СНГ,
- реализация механизмов эффективного управления монопольной составляющей («труба») газового сектора с целью обеспечения недискриминационного доступа к газотранспортной системе,
- отмена квот на участие нерезидентов из Беларуси, Украины, Молдовы в капитале «Газпрома» (желательно вообще для всех нерезидентов), разрешить им получать лицензии на разработку месторождений газа с России на тех же условиях, что и российским компаниями;
- институциональное разделение функций владения, управления,  контроля и нормотворчества, вменение государственному органу по развитию газового сектора РФ обязанности стимулирования конкуренции,
- построение прозрачной системы управления и принятие решений ОАО «Газпром»,
- либерализация рынка газа (генерация, распределение и хранение) в Беларуси, Украине и Молдове, допуск на внутренние рынки этих государств российских инвесторов и поставщиков.
В России, Беларуси, Украине и Молдове реформа газового сектора находится на самой первой стадии реализации. Сегодня мы имеем, по сути дела, сотрудничество между государственными монополиями со всеми вытекающими отсюда последствиями. Проблемы региональной газовой политики создаются не рынком или избытком конкуренции, не дефицитом предложения, а работающими по своими, часто только им одним понятным и выгодным правилам монополиями. Это относится в равной степени к России, Беларуси, Украине или Молдове. Именно монополии рассуждают в категориях «зависимый рынок», «зависимая компания». ОАО «Газпром», российскому правительству выгодно предложить совершенно иной формат отношений, формат полноценного взаимовыгодного коммерческого децентрализованного партнерства. Если он будет реализован, нет сомнений, что политические отношения между правительствами, человеческие отношение между гражданами наших стран будут гораздо лучше.  

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 09 2017

Аресты больших начальников крупных белорусских заводов

Арестованы большие начальники на заводах-фаворитах белорусской власти. Речь идёт о МТЗ, МАЗе, БелАЗе и Гомсельмаше. Задержаны за взятки. Так звучит официальная версия. «С 5 по…