Нелегкая жизнь «легкой» отрасли

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Директора многих предприятий легкой промышленности Беларуси явно нервничают. Все их усилия провести реструктуризацию своих фабрик, модернизировать основной капитал, раскрутить свой уникальный белорусский брэнд наталкивается на инерцию или даже открытое противостояние местной вертикали и исполнительной власти в целом. Чиновником важно сохранить рабочие места - сегодня, отчитаться о выполнении прогнозных показателей - сегодня, заплатить пенсии и зарплаты бюджетникам, а значит собрать налоги – сегодня. Директора предприятий легкой промышленности же понимают, что если не предприятиям не дать экономической свободы, не «расшить» долги и снизить стоимость кредитных ресурсов, то завтра целые города превратятся опасные территории без работы и денег. В этом плане Брестская, Витебская и Гомельская области находятся в зоне повышенного риска.

Ярослав Романчук
 

Брест, Витебск и Гомель не могут спать спокойно

В легкой промышленности Беларуси производится 30% непродовольственных потребительских товаров. Анализ данного сектора – это, по сути дела, рассмотрение деятельности концерна «Беллегром», который от недавнего времени возглавляет Э. Нарышкин. Все, что находится за пределами данной структуры мелко и выживает за счет «полусерых» сделок, без которых не обходится ни одно предприятие. «Беллегпром» - это 102 субъекта хозяйствования, на которых работает 120 тысяч человек. По статистике из 91 промышленного предприятия 71 (78%) являются негосударственными, в том числе 53 – акционерными. Но назвать их частными также нельзя, поскольку получение такого статуса собственности в Беларуси равнозначно автоматическому повышению операционных издержек, удорожанию кредитных ресурсов и увеличению количества препятствий при сбыте. Получается, что почти полмиллиона людей в Беларуси напрямую кормятся за счет работы легкой промышленности.

Когда в правительстве заговорили о проблемах отрасли, впору было бы забеспокоиться председателям облисполкомов и горисполкомов, где данные предприятия находятся. Среди белорусских областей, которые находятся в наибольшей большой зависимости от работы легкой промышленности, находятся Брестчина. Так получилось, что на ее долю приходится 59,4% всех производимых в стране хлопчатобумажных тканей, 51,2% чулочно-носочных изделий, 36,5% верхнего трикотажа и 20,2% тканей всех видов. Гомельский облисполком также не должен спать спокойно при анализе качественных показателей своих фабрик легкой промышленности. 34,9% производства всех тканей, 65,2% от общего объема нетканых материалов, более 11% по верхнему и бельевому трикотажу – это ставит Гомельщину перед серьезной дилеммой: либо заставлять фабрики отрасли работать на казну и социальные индикаторы сегодня или начать реформы и сохранить производства на будущее. Руководство Витебской области с трудом представляет себе решение социальных проблем региона (налоги, занятость) без своих обувщиков и чулочников: первые дают 38,4% от общего объема производства обуви, вторые – 32,4% от всех чулочно-носочных изделий. Минск наименее язвим от проблем отрасли. Даже если «Беллегром» и его члены обанкротятся, то Мингорисполком особо не расстроится, потому что крупных налогоплательщиков не потеряет, и большое количество людей на биржу труда не придет. Так что проблемы легкой промышленности Беларуси – это, в первую очередь, головная боль ее регионов. И, конечно, Эдуарда Нарышкина, который четко себе представляет проблемы отрасли.

Тяжелый обморок или легкая клиническая смерть?

Некоторые отчетные цифры по работе легкой промышленности обманчиво благополучны. В 1990 г. в этом секторе функционировало 316 предприятий, сегодня – 459. Правда работает на них не 265 тысяч человек, как  13 лет назад, а всего лишь около 150 тысяч. В 2001 г. «легковики» превысили объем производства 1990 года. Производительность труда по сравнению с 1990 г. возросла на 78%. Но не вылом единым жива легкая промышленность. Начиная с 2000 г. неуклонно снижается прибыль. Сегодня с завистью вспоминается 1999 г., когда рентабельность реализованной продукции была аж 22,6%. В 2002 г. она снизилась «ниже коллега» - до 5%. Износ активной части основных фондов на начало 2003 г. составил 82%. Ежегодно обновляется всего 2%, а для простого воспроизводства необходимо 20%. Отрасль испытывает острейший инвестиционный  голод. 95% инвестиций составляли собственные средства. В 2002 г. не было выполнено даже доведенное до нее задание по привлечению иностранных инвестиций в объеме $703 тысячи при ежегодной потребности отрасли более $30 млн. По итогам 2002 г. отрасль допустила падение объемов производства на 2,2%. Президент «Беллегпрома» утверждает, что предприятиям остро не хватает оборотных средств (более $65 млн.). Если учесть, что 20 тысяч рабочих уже сегодня являются «лишними», что местные бюджеты перекладывают на плечи фабрик отрасли содержание социальной сферы (более $8 млн. затрат) и что более 40% имеющихся мощностей не используется, то перспективы кажутся весьма мрачными.

Глупости не могут быть объективными

Понятно, что легкая промышленность Беларуси создавалась с расчетом на рынок Советского Союза. Из БССР  экспортировалось более 60% продукции. Обладая такой производственной базой, белорусские «легковики» практически проиграли борьбу за рынки СНГ  для турецких, китайских или польских производителей. По мнению Э. Нарышкина «главная причина спада производства на предприятиях легкой промышленности – трудности сбыта вследствие низкой конкурентоспособности продукции, которая носит объективный характер и связана с технической отсталостью производства, а также с экспансией «серого» импорта – товаров легкой промышленности, ввозимых физическими лицами без уплаты таможенных платежей и налогов, большая доля неорганизованной торговли (рынков) в общем объеме продаж товаров отрасли (более 35%». Не до конца понятно, почему это решениям собственников  предприятий концерна, а также их менеджеров придали статус «объективных». Аналогичная ситуация и с «серым» импортом. Никакой объективности в том, что правительство Беларуси приняло решение снять таможенную границу на восточном направлении, что ввело высокие импортные таможенные пошлины и очень сложные нетарифные ограничения, нет. Э. Нарышкин отмечает, что «одним из сдерживающих факторов развития экспорта является проблема количественного ограничения на поставку текстильных товаров в страны Европейского Союза». А кто же мешает правительству проводить такую политику, чтобы Беларусь и в ВТо приняли, и в ЕС пригласили? Сидя за столом переговоров в европейскими партнерами, ведя полноценный диалог с МВФ, Всемирным банком, ПАСЕ и ОБСЕ гораздо проще договориться об увеличении товарных квот для Беларуси, чем пытаясь построить социализм в отдельно взятой стране. Постановления, декреты и законы кто-то готовит, обосновывает и подписывает. Если чье-то субъективное мнение постоянно выдавать за волю божью или за форс мажор, то мы скоро и толчею в общественном транспорте, и невыплаты зарплаты и даже грязь в общественных туалетах спишем на объективные факторы. Такой подход, очевидно, выгоден областным и городским исполкомам. Они на столько перегружены текучей работой, постоянными авралами и заседаниями, что думать масштабно, стратегически нет ни времени, ни возможности.

Старые решения старых проблем

Фундамент для завтрашних проблем закладывается сегодня. Если не остановить кризис легкой промышленности, то Брестская, Гомельская и Витебская области получат не только 50 – 70 тысяч безработных, но и обязательство поддерживать семьи этих людей. Никто из областного начальства пока не поддержал предложение Э. Нарышкина о выводе отрасли из кризиса: «...Без структурой перестройки крупных промышленных предприятий отрасли в мелкие и средние в соответствии с требованием рынка, без притока в отрасль инвестиций, необходимых для технического перевооружения и модернизации производства, существенного повышения качества выпускаемой продукции, а также коренного изменения ситуации на внутреннем рынке ожидать должного развития легкой промышленности нельзя». Редко можно встретить руководителя концерна, по сути дела министерства, который выступал бы за роспуск своей структуры или превращение ее в обыкновенную отраслевую ассоциацию по типу торгово-промышленной палаты. Печально, что призыв решать проблемы комплексно пока не нашел отражения в качестве принимаемых законодательных актов. Рецепты типа поменять директора, повысить пошлины, заставить торговлю брать белорусские товары – это не те кардинальные меры, к принятию которых призывает президент «Беллегпрома». По его мнению «административный ресурс (замена директоров предприятий) практически исчерпан, а индивидуальные льготы дают лишь разовый эффект и требует средств».

В легкой промышленности РБ пока сохраняется конкурентный потенциал. «Моготекс», «Лента», «Брестский чулочный комбинат», «Элема», «Галантея», СП «Чевляр», СП «Милавица», «Марко» и другие предприятия – дай им экономическую свободу, упрости налоги и защити права собственности – и Беларусь сможет вернуть свои позиции на рынке тканей, кожгалантереи, чулочно-носочных изделий, трикотажа, ковров или обуви. «Беллегпром» не может требовать ускорения реформ. Он попросил государственной помощи для ОАО «КИМ», ОАО «Витебские ковры», ОАО «Знамя индустриализации» (хороший рыночный брэнд, не правда ли), подготовил проект распоряжения президента об освобождении от НДС хлопкового волокна, на согласовании находится проект указа президента и постановления Совмина «О долгосрочной государственной поддержке организаций Белорусского государственного концерна по производству и реализации товаров легкой промышленности». Содержание проектов этих документов позволяет сделать вывод о том, что легкую промышленность РБ предлагают лечить старыми, уже не работающими методами и лекарствами. Облисполкомы и горисполкомы практически самоустранились от решения проблем отрасли. Выбьет деньги для своих структур Э. Нарышкин – прекрасно, тогда они в доле (налоги, социальные платежи и поддержка инфраструктуры). Если денег не будет, тогда чиновники придумают целый ряд «объективных» причин тяжелого кризиса легкой промышленности. Такой подход к решению отраслевых и региональных поблеем можно назвать привычным. Только вот так, по чьей-то старой привычке лишать страну целой отрасли и более 100 тысяч рабочих мест было бы преступно.

Другие материалы в этой категории: « Болезнь луковая Неисправимый МИНФИН »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

января 25 2017

Можно ли за $1 купить то, на что потратили $70 млн.?

История одного не-кемпинского провала в Минске Коммерческая структура Сбербанка России за один доллар стала владельцем скандально известного здания гостиницы (не-кемпенски) рядом с цирком в самом…