Газовый рубикон

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Ничто так не проверяет человека, как кризис. А. Лукашенко и его правительство нарывались на скандал. Они его получили – и после первого же мощного удара сломались, удрали в кусты. Аргументы, рассчитанные на внутреннее потребление, выглядят смешными для Запада и России. Крепкая броня белорусской экономики, которая якобы генерирует почти $17,5 млрд. ВВП, вдруг зашаталась перед угрозой платить дополнительных $200 – 250 млн. за газ. Истерика А. Лукашенко по поводу российского терроризма вызвана отнюдь не стремлением защитить потребителя и производителя. Ярослав Романчук
 

 

 

Он защищает те компании, которые все эти годы получали высокую ренту (читай – сверхприбыли), обслуживая потоки дешевого газа. Он защищает свою политическую власть и крайне неэффективную модель, которая ведь строилась в расчете на российские дотации. Наконец, он защищает пустые, подписанные им же союзные договоренности, которые окончательно распадаются на наших глазах. Миф правильного выбора стратегического пути развития страны последние десять лет окончательно развеян. Десятилетнее «дитя» оказалось с одним батькой, который не знает, что с ним делать, и за какие деньги кормить.
С подачи Владимира Семашко и Сергея Сидорского А. Лукашенко свято верил в то, что Россия будет поставлять газ в Беларусь без контракта. Администрация и Совет Министров РБ вели себя, как будто россияне обязаны продавать голубое топливо только по внутрироссийским тарифам. Переход на цену в $50 за 1000 куб. м., по мнению А. Лукашенко, должен сопровождаться не только повышением цен на транзит, но и предоставлением Беларуси квоты дешевого газа для продажи на Запад (читай дотации в $500 млн.). Неадекватность реакции белорусских властей настолько очевидна, что поползли слухи о заговоре, который якобы существует в номенклатуре: Мол, вокруг батьки надо создать искаженное информационное поле, чтобы он наговорил и наделал как можно больше глупостей. Есть ли заговор или нет, нам судить трудно, но вот количество политических и экономических глупостей в последний год резко увеличилось. Последствия собственных глупостей Беларусь своими руками последовательно мостила дорогу к отключению газа «Газпромом». Белорусская сторона обещала создать равные условия хозяйствования и – тут же сама нарушила договоренности, продолжая направо -налево раздавать субсидии и льготы, вводить тарифные и нетарифные ограничения на российские товары. Поэтому ссылки Совмина на то, что Россия по договору о равных условиях хозяйствования обязана поставлять газ по внутрироссийским ценам, абсолютно несостоятельны. Де-факто Беларусь первой вышла из этого соглашения. По большому счету, равные условия между нашими странами не существовали ни одного дня. Если бы А. Лукашенко верил в силу данного договора между Россией и Беларусью, он бы не сломался перед «Газпромом» за несколько часов, а достойно подал бы в международный арбитраж и выиграл бы дело, посрамив ненадежного партнера и защитив бы честь своего правительства. Но к цивилизованным формам разрешения конфликтов белорусская сторона не привыкла.
    Никто не дергал за язык белорусское правительство обещать создать СП на базе «Белтрансгаза». Тем более никто не мешал ему в случае провала договоренностей просто отказаться от этой затеи. Белорусские власти назойливо твердят о том, что все договора, которые заключены между Россией и Беларусью, почему-то связаны между собой, и пересмотр условий одного грозит ревизией других. При этом такая взаимосвязь существует исключительно в воображении чиновников, а не в юридически значимых документах. Опять же почему А. Лукашенко изначально не настаивал на том, чтобы прописать в других договорах стоимость содержания на территории РБ российских военных баз, ПВО и всего того, на что он сейчас намекает? Если бы вопрос встал именно так, то и Россия оценила бы свои услуги по защите нашей восточной границы в определенную сумму. Труба без газа и станции ПВО без спутников – это как большой теннис с ракетками, но без мячей. Это надо помнить, когда вдруг кому-то приходит в голову идея нацепить ценник на любую услугу или товар.
    И, наконец, самая главная, стратегическая глупость руководства Беларуси. Ни Россия, ни Запад не мешали А. Лукашенко за почти десять лет у власти провести глубокие структурные реформы, пользуясь дешевым, дотируемым Россией газом и электроэнергией. Такой шикарной возможности не было ни у Литвы, ни у Эстонии ни у Польши Их сразу же окунули в мировые цены на энергоресурсы. Власти же РБ предпочли задействовать все источники финансирования, в том числе инфляцию, чтобы нарастить ВВП и создать несколько сотен доморощенных олигархов. Этот эксперимент по своей сути и результатам чем-то напоминает хрущевскую затею с выращиванием кукурузы и обгоном Америки. Если бы сегодня 80% белорусской экономики было частной, если бы у нас работал институт банкротства, если бы у нас был конкурентный рынок, в том числе в области топлива и энергетики, то проблема повышения цен на газ на государственном уровне вообще бы не стояла. Тогда бы это действительно был бы спор хозяйствующих субъектов. Получилось же совсем наоборот. Правительство Беларуси запамятовало народную мудрость о всех яйцах в одной корзине, и сегодня стоит перед угрозой системного кризиса. Вина за него лежит полностью на А. Лукашенко и его команде.
    Даже неделю назад такой эскалации конфликта можно было бы не допустить. Российское правительство на чрезвычайно льготных условиях согласилось выдать белорусскому правительству кредит в $200 млн. Казалось бы, подписывай договор по $50 за 1000 куб. м., повышай цены на транзит до $1,09 и начинай, наконец, решать проблему хронических неплательщиков внутри страны, проводи реструктуризацию и позволь собственникам реализовывать свои бизнес планы. Ан, нет, упиваясь собственной глупостью, некоторые чиновники приняли решение воровать газ из транзитной трубы, приговаривая: «Бедные мы, поэтому и воруем». То со всех трибун нам говорят, что мы богатые и строим процветающую страну, то, как оказалось, за газ рассчитаться не можем. Причем, это не относится к населению, на котором власти уже давно зарабатывают приличные деньги.
Несостоятельны обвинения белорусской стороны в том, что Россия практикует политический шантаж. Если бы речь действительно шла о политике, то условия «Газпрома» выглядели бы следующим образом: «Вы получите газ по внутрироссийским ценам, если проведете свободные демократические выборы, прекратите нарушение прав человека и преследование независимых СМИ, начнете диалог с оппозицией и проведете расследование дел похищенных политиков». Но ни один человек в России, даже в экспертном сообществе, так вопрос не ставит. Они говорят: «Хотите потреблять газ – платите». ПАСЕ, ОБСЕ и США, равно как и политическая оппозиция Беларуси хотела бы, чтобы Россия наконец-то начала выдвигать к правительству А. Лукашенко политические требования. Она это вполне может сделать, будучи членом всех значимых европейских международных организаций и имея даже пост омбудсмена. Что дальше: два  полярных сценария О союзном государстве, единой валюте, зоне свободной торговли между Россией и Беларусью при нынешнем политическом руководстве обеих стран можно забыть. Наступил этап в истории Беларуси и России, который можно назвать вынужденным сосуществованием стран с разными политическими и социально-экономическими системами. Это не состояние холодной войны, но страны будут использовать все имеющиеся у них ресурсы, в первую очередь, информационные, чтобы доказать своим гражданам правому своей точки зрения. А. Лукашенко предвидел такой вариант развития событий, поэтому предусмотрительно взял под контроль российские телеканалы. Россия по-прежнему не имеет четкой стратегии и тактики поведения в отношении Беларуси, поэтому логическими и продуманными все ее действия или бездействие вряд ли можно будет назвать. Будущие действия властей РБ и РФ будут укладываться в два почти полярных сценария развития событий.
    Сценарий 1. «Разборки до крови». После ревизии всех договоров между Беларусью и Россией А. Лукашенко выставляет счет России за содержание военных баз на территории РБ, ПВО, защиту западной границы, возможность безопасного транзита. Другие расходные статьи также найти достаточно легко. Вспомнить хотя бы компенсацию за Чернобыль от Советского Союза (по оценкам некоторых представителей БНФ – около $250 млрд.), свою часть советских активов за рубежом и т. д. Странным образом общая сумма счета может составить $500 – 700 млн., т. е. потери Беларуси от новых цен на газ плюс неустойка за моральные страдания и расходы на восстановление пошатнувшегося имиджа. За одно можно будет национализировать магистральный нефтепродукт на нашей территории и ввести особый транзитный платеж за каждое пересечение российскими гражданами нашей границы.
    Россия также не останется в долгу. Рост цен на газ до $80 за 1000 куб. м., на электроэнергию – до 3 центов за 1 КВт/час, отказ от бартера в расчетах и жесткая привязка регулярности поставок с оплатой – это только начало. Дальше – больше. Введение нетарифных барьеров на ввоз в Россию телевизоров, тракторов, холодильников, продуктов питания и другой критически важной для белорусского экспорта продукции. Вполне вероятно усиление дискриминационных практик в отношении белорусских транспортных компаний, малого бизнеса и белорусских граждан, которые будут пересекать белорусско-российскую границу. Если Россия перейдет к полномасштабной торговой войне и агрессивному протекционизму, то Беларусь потеряет $1,5 – 2 млрд. Дай бог, стороны не пойдут по этому «кровавому» экономическому пути.
    Сценарий 2 «Мелкие пакости». Белорусские власти, наконец, поняли неадекватность своего поведения. Поскольку к приватизации, либерализации экономики и проведению структурных реформ белорусские власти не готовы, то они будут интенсивно имитировать дружбу с восточным соседом, подписывать очередные пустые документы и говорить о новом качестве интеграции. При этом правительство, таможенные органы, местные исполкомы, Минторг и Минэкономики при помощи мелких инструкций и нормативных крючков сделают жизнь российских товаров и инвесторов в Беларуси еще более не уютной. Примером тому может быть готовящееся в правительстве постановление о изменение порядка транзита через Беларусь физических лиц и грузов. Россиян заставят платить в Бресте или Гродно по 30% пошлины за все то, что может считаться «коммерческим грузом». Еще больше TIRов, следующих на Россию, будут конфискованы. Будут введены квоты на ввоз российских товаров, в первую очередь, продовольственных. Все это будет проходить в рамках «усовершенствования», «упорядочения» и «унификации законодательства с Россией».
    Правительство РФ, в свою очередь, усложнит жизнь белорусскому бизнесу на территории своей страны. Будет идти процесс сокращения квот для Беларуси (улов рыбы – прекрасный пример) по разным товарам и услугам на российском рынке. Встречи на уровне правительств станут реже и бессмысленнее. А руководители стран будут встречаться разве только на саммитах ЕврАзЭС и СНГ. Цены на газ для Беларуси будут повышаться примерно такими же темпами, как и на внутреннем рынке России. Российские кредиты будут постепенно, но уверенно затягивать Беларусь в долговую петлю, а неформальный контроль российского бизнеса над белорусскими госпредприятиями станет еще более очевидным. Ни одна из сторон не осмелиться денонсировать существующий союзный договор. Беседы о введении единой валюты и семинары представителей НБ РБ и ЦБ РФ будут продолжаться в уютной атмосфере, за щедрые командировочные.
    Россия станет более активно поддерживать ПАСЕ и ОБСЕ в решениях по Беларуси. Вполне вероятно санкционированное Кремлем развитие активных контактов между разными структурами российского и белорусского гражданского общества. Именно в этом процессе и родится сценарий и человек, который впредь не допустит унизительной для наших стран газовой политики. Большинство прямых и косвенных признаков позволяет нам сделать вывод о том, что в новой архитектуре белорусско-российских отношений, которые начнут выстраиваться после подписания газового и топливно-энергетического баланса на 2004 год, места для первого президента Беларуси уже не будет.

РЕАКЦИЯ ИЗ-ЗА РУБЕЖА
Смотря в пустую газовую трубу. Александр Лукашенко, может быть, впервые пожалел, что так грубо вел себя по отношению к Европе. Если бы Беларусь была членом Совета Европы, вела переговоры о членстве в ЕС, то при отключении газа Россией могла бы рассчитывать на консолидированную поддержку Европы. А так Г. Шредер, Ж. Ширак и Т. Блэер на озабоченных глазах глав других членов ЕС обсуждали проблемы Евросоюза, вообще не заметив факта отключения «Газпромом» газа для Беларуси.
    От Евросоюза выступил представитель Еврокомиссии Жиль Гантеле, который попросил Россию «предоставить разъяснения по поводу газового конфликта с Беларусью, в результате которого были остановлены транзитные поставки газа в Германию и Польшу». ЕС даже не подумал о том, чтобы выразить протест или даже дипломатическую озабоченность. "Мы надеемся, что проблема будет решена очень быстро, и что поставки газа не пострадают. Мы довольно оптимистично настроены в этом вопросе", заявил европейский чиновник. Он-то знает, что через Беларусь идет только около 17% всего российского газа на Европу. Причем, в отличие от Беларуси практически все европейские страны имеют альтернативные источники топлива и энергоресурсов. Имея добротные газовые контракты, они ведут себя достаточно уверенно. В случае срывов поставок, все издержки покроет «Газпром». Для справки, по газопроводу Ямал - Европа и трубам "Белтрансгаза" в 2003 г. было экспортировано 21,6 млрд. куб. м и 9,4 млрд куб. м газа соответственно. Через Беларусь транзитом идет 87 млн. куб. м. в сутки, из которых 13 млн. идет на Литву и Калининград, а 74 млн. - в Польшу и Германию. Ruhrgas заявил, что его отключение газа в Беларуси не коснется, потому что 90% закупаемого им газа идет транзитом через Украину.
    Надо думать, что о данном шаге Газпрома Германия, основной партнер России в Европе, был предупрежден об этом шаге, потому что ни «Рургаз», ни правительство ФРГ никак не отреагировали на факт якобы срыва поставок газа в Европу. Сообщение в польской газете Rzeczpospolita подтверждает предположение о том, что Германия была предупреждена: «Немецкий Ruhrgas уже со среды начал осуществлять забор меньшего объема газа, чем обычно. Вероятнее всего, немецкие фирмы больше газа начали брать с юга, т. е. с газопровода, который идет через Украину, Словакию и Чехию».
У Польши своя история взаимоотношений с «Газпромом». В 2001 году она подписала контракт чуть ли не до 2015 года, по которому обязуется покупать такой объем газа, который ей не нужен. Вот премьер Лешек Миллер, популярность которого снизилась до критически низкого уровня, решил воспользоваться газовой темой, чтобы поставить под сомнение способность России выполнять свои обязательства. Он заявил: "Россия является мало надежным поставщиком газа» (Gazeta Wyborcza).
Газа в Польше было, как минимум, на 30 дней, но поляки, как прирожденные бизнесмены, решили воспользоваться ситуацией. Тем более заиграла национальная гордость: «Немцев предупредили, а нас нет? Это безобразие!»
    В разгар газового конфликта польский партнер «Газпрома» Polskie Górnictwo Naftowe i Gazownictwo уменьшило поставки газа некоторым своим клиентам. Глава PGNiG Марек Коссовски заявил: «Мы считаем, что конфликт между Газпромом и Беларусью быстро будет решен». Ни слова поддержки Беларуси. Ни намека на обвинение «Газпрома». Поляки уверены, что их издержки будут компенсированы, поэтому и не беспокоятся. Однако политические оппоненты правительства Польши выступили достаточно резко. Так Людвиг Дорн, глава парламентского клуба «Право и справедливость» заявил: «Энергетическая безопасность Польши находится под угрозой». Премьер-министр Л. Миллер отреагировал: «Не верьте, господа, что мы столкнулись с энергетическим крахом. Энергетическая безопасность страны ни в малейшей степени не была поставлена под угрозу» (Rzeczpospolita).
Министр экономики Польши Януш Стейнхоф (Janusz Steinhoff) обвинил свое правительство в том, что оно игнорировало газовую проблему: «Если бы мы не прекратили реализацию датского или норвежского контракта, то сегодня у нас вообще не было бы проблем. В этом году мы бы имели новый газопровод Baltic Pipe. Нам было бы гарантировано, по меньшей мере, 2 млрд. куб. метров газа в год. PGNiG не стал также строить газохранилища, хотя такие планы тоже были. Я знаю, что все это стоит денег, что за диверсификацию надо платить. Но если бы спор в Беларуси продолжался дольше, то издержки этого конфликта для польских предприятий, а также потери для экономики были бы очень высокие».

Другие материалы в этой категории: « Что нам готовит ГАЗПРОМ Газовые последствия »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!