Привет, оружие

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

30 декабря 2003 года указом № 599 А. Лукашенко создал Государственный военно-промышленный комитет Республики Беларусь. Указом № 600 руководителем этого органа назначен Николай Азаматов. Это серьезное структурное изменение на весьма чувствительном рынке оружия. За ним наверняка последует резкое ослабление значения министерства промышленности, а также официальное появление на экономической сцене нового старого приоритета – производста и торговли оружием. Белорусский Госкомвоенпром постарается бросить вызов «Росвооружению». Белорусское руководство, считая свои контакты на азиатско-африканских рынках достаточно устойчивыми, предпринимает попытку выйти из-под опеки старшего торгового партнера. Ярослав Романчук
 

 

 

Зачем нужен Госкомвоенпром Решение о создании одно военного суперведомства зрело давно. В отличие от России или Польши высшее руководство Беларуси эффективно заблокировало участие министерства обороны в коммерческой деятельности по продаже оружия. Генералы сдались на волю победителей из Могилевской области, не сумев выстроить механизм лоббирования своих интересов. На протяжении многих лет А. Лукашенко вынужден был мириться с доминацией российский торговцев оружия, которые искусно использовали территорию страны для совместных сделок. Охлаждение личных и политических отношений между руководителями России и Беларуси, несговорчивость «Газпрома» и четкое «нет» в отношении третьего срока подтолкнула А. Лукашенко на весьма скользкую тропу – самостоятельной конкурентной борьбы на рынке вооружения. Если бы речь не шла о переделе прибылей от продажи вооружения, то не было бы смысла создавать Госкомвоенпром. Сейчас же белорусская сторона рассчитывает на совместную деятельность с российскими производителями оружия, но прибыль по своим сделкам она предпочитает делить сама.
Еще одной причиной создания новой структуры может быть желание снять с балансов промышленных предприятий и соединить в один мощный холдинг все перспективные военные производства. Создав такую структуру, под нее легче выкачивать из бюджета деньги, а также контролировать деятельность отдельных людей и структур. Очистив гражданскую промышленность от военного элемента, можно спокойно браться за ее реструктуризацию и приватизацию. Новые хозяева заводов и фабрик не получат доступ к военным технологиям и ноу-хау, что, по мнению белорусский властей, соответствует национальным интересам и укрепляет безопасность страны.
    Возможна и другая гипотетическая задумка при создании нового военного супермонополиста. Отвлекая народ различного рода селекторными совещаниями, нагоняями для Запада и Востока, запудривая мозги новой идеологией, можно и быстро и главное секретно приватизировать созданную структуру, создав прекрасную площадку для деятельности отдельных отставных политиков. Для этого у президента есть все полномочия. При отсутствии парламентского и общественного контроля военное производство в Беларуси может стать чрезвычайно лакомым куском для участников различного рода кулуарных, даже «серых» схем. Не зря же А. Лукашенко, предвосхищая создание Госкомвоенпрома, эмоционально убеждал общественность в необходимости вычленения ВПК из экономики страны «без всяких компромиссов».
Откуда вдруг такая решительность? Почему же это военный комплекс, который является неразрывной частью, кровью и плотью белорусской экономики, должен быть с нее выделен? Если вычленен из экономики страны, то куда он должен быть присоединен? Почему вдруг понадобилось создавать структуру, в которую, по информации российской «Независимой газеты» войдут 66 предприятий? Тому есть только одно правдоподобное объяснение: речь идет об очень больших деньгах. Еще один интересный нюанс в этой истории кроется в том, что руководителем новой структуры назначен бывший гендиректор НПО «Агат» Николай Азаматов, который был начальником одного из ближайших родственников президента. Не исключено, что и В. Лукашенко перейдет на работу в новую госструктуру. Кому еще можно доверить контроль за развитием такого важного направления? О каких деньгах идет речь По оценкам разных источников, белорусское ВПК генерирует доход от 1 до 2 млрд. долларов. Напомним, что весь республиканский бюджет на 2004 год по доходам запланирован в размере $5,8 млрд. Об интенсивности потоков денег в белорусском ВПК может косвенно служить сделка по МИГам с Перу. Тогда, в 1997 году 18 самолетов и запчасти к ним были поставлены Россией и Беларусью на сумму $385 млн. Это сумма всего лишь одного, хотя и крупного договора. Кто ее получил, сколько уплачено в бюджет налогов, до сих пор неизвестно.
    А. Лукашенко неоднократно говорил о том, что спрос на продукцию белорусского ВПК огромный. Со слов начальника экспортного контроля управления национальной безопасности МИДа РБ Василия Павлова, который непосредственно участвовал в составлении национального отчета о политике контроля за экспортом вооружений и военной техники в 2002 – 2003 гг., главными покупателями белорусской военной продукции являются Алжир, Судан, Иран и Кот-д’Ивуар. Особым спросом на этих рынках пользуются танки, БМП, артиллерийские системы большого калибра. Кстати, говорят, что последние модификации БМП настолько хороши, что даже британцы загорелись желанием их приобрести. С позиции жесткого прагматизма, хорошо, что Беларусь не провела бездарную конверсию и сохранила много хороших производств. Но почему такой огромный кусок национальной экономики должен быть закрыт от гражданского и общественного контроля? Внешнеполитическая гордость Наша страна выполнила свои обязательства по сокращению вооружения и боевой техники. В отчете МИДа указано, что было уничтожено 584 ракеты средней и меньшей дальности, 1773 танка, 1341 боевая бронированная машина и 130 боевых самолетов. Наша страна, по версии авторитетного Стокгольмского международного института изучения проблем мира (SIPRI) занимает третье место среди стран СНГ (после России и Украины) по качеству системы экспортного контроля. Поэтому ни у ООН, ни у ОБСЕ к Беларуси здесь претензий быть не может. Наша страна подняла также международный имидж тем, что присоединилась к соглашению о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотным мин. За четыре года их нужно будет уничтожить 4 млн. мин. Под эту программу наверняка можно будет получить международную помощь. И все это будет контролировать вновь созданный Госкомвоенпром, которому также будут переданы некоторые функции в системе экспортного контроля. Что останется МИДу, пока не известно. Сами производим, сами контролирует, сами продаем и делим деньги – прекрасная схема для того, чтобы ее инсайдеры и их дети достойно встретили старость. Справка: Начиная с 1998 года, военные расходы в мире постоянно увеличиваются. В 2002 году они составили $794 млрд. или 2,5% мирового ВВП, т.е. на каждого жителя Земли приходится $128. В 2002 г. темпы роста резко выросли. В этому году уровень военных расходов был на 14% больше, чем в самом немилитаризированном 1998 году (в эпоху после холодной войны), но он еще пока на 16% меньше, чем в пиковом 1988 году. В 2002 году военные расходы США увеличились на 10% в реальном выражении. На Америку приходится 43% военных расходов мира. Лидерами по военным расходам являются США, Япония, Великобритания, Франция и Китай (62% всех расходов).

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!