Водочный передел Рынок водки как зеркало белорусской экономики

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусы – одна из самых пьющих стран в мире. Каждый среднестатистический белорус выпивает в год более 9 литров абсолютного алкоголя. По экспертным оценкам с учетом самогоноварения и изготовления домашних вин этот показатель увеличивается до 11 литров. По сравнению с 1990 г. (тогда потребление составляло «всего» 5,7 литров) мы стали пить почти на 60% больше. Во всех странах Центральной и Восточной Европы по мере продвижения реформ потребление крепких спиртных напитков неуклонно падало. Обратная тенденция в Беларуси еще раз доказывает, что мы за цивилизованным миром не идем. Недавняя проверка Комитета Госконтроля всех предприятий, производящих алкогольные товары, показала не столько недостатки и коррупцию в отдельной отрасли, сколько общие хронические болезни отечественной социалистической экономики.  

Из-за особенностей национального потребления водка и дешевое вино давно стали политизированными товарами. При определенной ценовой политике внутри страны, высоких таможенных барьерах на ввоз конкурентной продукции, низкой себестоимости продукции и относительно невысокой цене входа на алкогольный рынок водке и «чернилу» гарантирован сбыт внутри страны, а также стабильная экспортная площадка, в первую очередь в Россию. На протяжении последних лет Беларусь остается страной с самой дешевой водкой, которая превратилась в весьма опасную «жевачку» для масс. Испанцы и португальцы, бразильцы и итальянцы живут футболом и редко думают о политике. Белорусское правительство решило пойти другим путем, обеспечив питьем, а не пищей и зрелищами. Наверно, поэтому интенсивность раздачи лицензий на производство алкогольной продукции выбивалась за рамки концепции государственной монополии. Аж 148 организаций получили лицензии на производство алкогольной продукции. Их них 65 – частные структуры. 536 структур получили право ее оптовой продажи. В рознице продают спиртное 3126 организаций. Как отмечает КГК «государственная оптовая и розничная сеть по продаже алкогольной продукции в сельской местности и в 204 городах и поселках городского типа (из 240 имеющихся в республике) практически отсутствует». В 2002 г. 50 предприятий занимались производством и оптовой продажей спирта из пищевого сырья (из них 14 – частные), водок и ликероводочных изделий – 22 (7), коньяка – 3, плодовых вин – 93 (50), виноградных вин – 18 (9). Интересно отметить, что государство гораздо легче впускает частников на рынок вин, чем крепких напитков. «Алкогольные индульгенции» в виде лицензий и многих других мер административного регулирования стали прочным связующим звеном между бизнесом и чиновничеством. Сегодня в условиях жесткой экономии электроэнергии, правительство начало внимательно анализировать, кто в Беларуси хорошо зарабатывает. Управление делами президента под руководством Г. Журавковой стало тем органом, который активно монополизирует многие лакомые сектора рынка. В ближайшее время наверняка следует ожидать резкого сокращения числа лицензий как на производство, так и на продажу алкогольной продукции. За место под солнцем предстоит нешуточная борьба, в которой будет гораздо больше жертв, чем победителей.

Многие руководители старых государственных предприятий по привычке думали, что им на алкогольном рынке ничего не грозит. Впрочем, так думали и переработчики, мебельщики, производители строительных материалов и многие другие. 90-ые годы были временем активного сожительства чиновников и их друзей из бизнеса. Именно в этот период начали дурно развиваться мощности по производству алкогольной продукции. Сегодня на имеющемся оборудовании можно производить 17,2 млн. дал спирта в год, а правительство утвердило квоту на 2002 г. в 9,14 млн. дал. По водке и ликероводочным изделиям – 18,2 млн. дал и 10,98 млн. дал. Чрезмерная инвестиционная активность на алкогольном рынке была следствием лоббизма структур и чиновников «Минсельхозпрода». Если Администрация президента настоит на государственной монополии в алкогольной промышленности, то инвестиционные планы десятков компаний будут просто похоронены. А ведь за ними стоят конкретные люди и их семьи, банки и, конечно, покупатели. Попробовали государственные предприятия немного конкуренции и поняли, что этот режим работы не для них. К сожалению, к такой мысли склоняются и тот, кто у нас в стране принимает решения. А. Тозик сейчас в фаворе А. Лукашенко, поэтому вывод КГК о том, что «в Республике Беларусь законодательно не определено понятие государственной монополии на производство, поставку и реализацию производимой алкогольной продукции», что «меры государственного регулирования не позволяют должным образом управлять процессом производства и оборота  алкогольных изделий, а, следовательно, недостаточно эффективны и требуют совершенствования» наверняка будет иметь организационные и правовые последствия. По сути дела, КГК признал очевидный факт: лицензии, квоты, гигиеническая регистрация и сертификация, маркировка специальными марками, регулирование цен, установление акцизов и другие меры административного регулирования выгодны чиновникам, но не потребителям и бюджету.

Массовые нарушители


Комитет Госконтроля проверил 169 предприятий, которые в 2002 г. производили алкогольные напитки. 132 из них (77,6%) нарушили налоговое законодательство. Абсолютно аномальной является ситуация, в которой практически каждый руководитель предприятия является нарушителем закона. При этом ни «Минсельхозпрод», ни Минфин не вносят никаких предложений в его упрощение или хотя бы снятие нормативных противоречий. Трудно поверить во врожденную склонность белорусского бизнесмена к криминальной деятельности. А вот для десятков проверяющих и регулирующих организаций такой порядок – это идеальная среда для процветания. Возьмем еще один аспект. КГК установил, что каждая третья организация, которая имеет лицензию, нарушала требования нормативных документов по стандартизации. Логично задать вопрос: «Кого и от чего защищают лицензии и навязанные стандарты?» Получается, что белорусский потребитель никак не защищен от некачественной водки, вина или настойки, даже если они произведены получившими все разрешения и лицензии структурами. Зачем контролерам закрывать таких производителей, если для лично для них гораздо прибыльней организовывать регулярные проверки? Не могут оставить в покое алкогольный рынок и органы ценового контроля. Как показала проверка, 40% предприятий нарушали «дисциплину цен» и другие нормативные акты, которые регламентируют производство и оборот алкогольной продукции. Так руководство Молодеченского пищевого комбината, Крупского плодоовощного завода выдавало алкогольной продукцией зарплату, а Бобруйский завод напитков и Быховский консервно-овощесушильный завод решили разнообразить ассортимент сухофруктов безлицензионным производством спирта и вина. По результатам проверки КГК в бюджет поступило 6,6 млрд. рублей. 176 человек были наказаны административно. Было возбуждено 6 уголовных дел. Помимо этого, изъято и конфисковано алкогольной продукции на сумму 41,6 млн. руб., в хозяйственный суд направлены 34 исковых заявления на сумму 357,5 млн. руб. При такой интенсивности работы надо было бы поставить Комитет государственного контроля на первое место среди источников доходов республиканского бюджета-2003.

Рука дающего и берущего – это одно и то же

Мы уже не раз отмечали, что в существующей структуре управления государством заложены серьезные конфликты и противоречия. На примере рынка алкогольной продукции КГК подтвердил наш вывод. Так подготовку экспертных заключений и проектов лицензий на производство и оптовую реализацию алкогольных изделий осуществляет концерн «Белгоспищепром», а лицензии выдает Минсельхозпрод. Чиновники этих структур не только вместе пьют пиво, но и заинтересованы в результатах деятельности большинства организаций, производящих алкогольную продукцию. Как же чиновник может не выдать лицензию организации, от деятельности которой он кормится? Сильно развитый институт лицензирования – это свидетельство расцвета бюрократии, а, следовательно, коррупции, но никак не защиты потребителя. Предприятие «Би Экс Брест» и колхоз «Любань» Минской области получили лицензии, не имея условия для выпуска алкогольной продукции. Конечно, эти и другие подобные факты можно списать на нерадивость отдельных чиновников Минсельхозпрода. Но в сложившейся административно-правовой системе 95% людей действовало бы точно также. Остальные 5% либо еще неопытны, либо неисправимо идеологизированы.

Чего ждать в 2003 году

Выводы КГК могут лечь в основу программы по «оздоровлению» алкогольного рынка. Непонятно существование квот на производство и оптовую торговлю алкогольной продукции. Никто кроме производителей шампанского, их не выполняет. Так что программа монополизации алкогольного рынка может включать как введение мер ответственности за невыполнение квот, так и их расширение на вино, коньяк, коньячный напиток, бренди. В следующем году следует ожидать введения обязательной сертификации спирта из пищевого сырья, из которого изготавливают популярное в народе «чернило». Эта мера, безусловно, приведет к росту цен на плодовые и виноградные вина, напиток пролетариата. Вслед за Россией Минсельхозпрод РБ будет лоббировать введение акцизных марок на коньяк, брэнди и вино. К падению производства подделок эта мера вряд ли приведет, поскольку подделать марку, найти «крышу» в сертифицирующем органе для серьезных теневиков гораздо проще, чем для честного контролера обнаружить подделку.

В течение 2002 г. в погоне за доходами местных и республиканского бюджетов правительство стремительно повышало ставки акцизов, запрещая при этом такими же темпами повышать цены. Не для кого не секрет, что свободного ценообразования ни в водочной, ни в других отраслях промышленности нет. Только за первую половину года ставки акцизов выросли на 31%, а цены – только на 13%. В результате с рынка начали вылетать самые слабые компании. Среди них, на пример, оказался Климовичский ЛВЗ с рентабельностью минус 12,3% - минус 20,4%, Витебский ЛВЗ – минус 11,6% - минус 11,7%, Гомельский ЛВЗ – от минус 9,5% до минус 37%, МСВЗ «Кристалл-2» – минус 13,4%. В результате такой деятельности органов ценового регулирования бюджет не получил налоги, кредиторы – свои займы, а поставщики – оплату за сырье. Разумеется, никаких оргвыводов в отношении ценовиков принято не было. А ведь долги перед бюджетом предприятий концерна «Белгоспищепром» составили около 25 млрд. рублей. К тому же, Совмин никак не отреагировал на то, что руководство областей, как установил КГК, негласно запрещали поставку водок и ликероводочных изделий из других регионов Беларуси. Ратуя за единое экономическое пространство с Россией, нам бы добиться его создания у себя в стране.

В следующем году алкогольное лобби наверняка поставит в повестку дня вопрос о введении нулевой ставки акцизов на экспорт алкогольной продукции не только для 7 предприятий (постановление Совмина от 24.10.02 «О мерах по увеличению вывоза за пределы Республики Беларусь водки и ликероводочных изделий» - «Минск Кристалл», «Брестский ликероводочный завод «Белалко», Гомельский ликероводочный завод, Климовичский ликероводочный завод, Гродненский ликероводочный завод, Витебский ликеро-водочный завод и СП ООО «Малиновщизненский спиртоводочный завод – Кристалл-2»), но для десятков других организаций. Это выгодно не только самим заводам, но и местным органам власти, которые заинтересованы в стабильных источниках налогов. Сегодня цены белорусской водки или ликеров со ставкой акцизов 3,9 евро за 1 литр делают нашу продукцию, прежде всего, на российском рынке неконкурентной. В этом году производители не сумели продать за рубеж более 0,1% от общего объема их производства. Это оглушительное поражение белорусских производителей никак не комментируется ни Минсельхозпродом, ни правительством.

В будущем году изменения могут коснуться давальческих схем переработки коньячного спирта и виноматериалов. А это достаточно серьезные объемы: 55 – 60% коньяка и около 25% вина производится из сырья давальцев. По мнению государственных контролеров, предприятия слишком мало зарабатывают на данном виде деятельности и оценивают возможность получения 30% дополнительной прибыли. Не исключено, что Минсельхозпрод или Совмин примут некий документ, который удвоит или утроит минимальную рентабельность. Общеизвестно, что давальческие схемы используются для организации «откатов» и во многом вредны для самим предприятий. Эти проблемы можно решить только при помощи приватизации и урегулирования прав собственности, но никак за счет дополнительных фискальных нагрузок на участников давальческих схем.

Ликвидировать частников нельзя, спасти - тоже

И, наконец, еще об одном возможном изменении. Комитет Госконтроля зафиксировал отсутствие координации действий Минсельхозпрода, концерна «Белгоспищепром», Минэкономики, Минторга, Белкоопсоюза и других структур в области производства и оборота алкогольной продукции. По этой причине в данном секторе, не без ведома министерств и ведомств, работает много посредников. Круговая порука чиновников стимулирует реализацию сложных цепочек, в которых обычно используются государственные ресурсы. Логика монополизаторов проста: если все вопросы будет решать управление делами президента, то уровень коррупции значительно снизится. Да, не будет случаев, когда РУП «Полесье» из Гомельская области покупает рожь по ценам на 27% выше закупочных. Но на месте одного лишившегося лицензии предприятия или уволенного начальника появится другой, точно такой же посредник. Наверно, весь сыр бор вокруг алкоголя ведется с целью передела существующего рынка. Если было бы иначе, то и Совмин, и КГК выступили за национализацию отрасли. А так эти структуры считают, что «ликвидация производства алкогольной продукции на предприятиях негосударственной формы собственности в настоящее время нецелесообразна, так как вызовет негативные экономические и социальные последствия». Внятных объяснений или расчетов по поводу того, почему это должно получиться у Г. Журавковой, ни правительство, ни Комитет госконтроля не приводит. С полной монополией или без нее алкогольный сектор Беларуси в 2003 году ждут перемены. По традиции именно данный сегмент рынка превращается в «дойную корову» во времена бюджетных кризисов. В 2003 году такая судьба ожидает и другие, пока еще прибыльные предприятия, а также тех потребителей, которые затовариваются в официальной, а не «серой» экономике.
 

Динамика производства алкогольной промышленности январь – октябрь 2002 г.

 

Произведено январь - октябрь 2002 г.

январь-октябрь 2002 г. в % к январю - октябрю 2001 г.

октябрь 2002 г. в % к октябрю 2001 г

Водка и ликероводочные изделия, тыс. дал

7799

96,6

96,7

Вина виноградные, тыс. дал

1190

177,1

60,5

Напитки винные виноградные, тыс. дал

27

36,0

 

Вина плодовые, млн. дал

22,1

140,2

116,0

Напитки винные плодовые, тыс. дал

705

20,9

36,2

Коньяк, тыс. дал

64

118,5

71,4

Бренди и коньячные напитки, тыс. дал

235

136,6

266,7

Шампанское, тыс. дал

626

89,9

77,6

Источник: Минстат РБ

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

апреля 17 2017

Праздник не удался

2 апреля 2017г. – странный праздник, День единения народов Беларуси и России. Накануне А. Лукашенко предупредил о хрупкости союзного строительства. Правительство РБ в предпраздничной манере…