Горячая тема холодного лета «Белтрансгаз»: спасение экономики или заложник лоббистов?

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Тема создания до 1 июля 2003 г. на базе ОАО «Белтрансгаз» совместного с «Газпромом» предприятия все больше будоражит умы политиков и экспертов в Беларуси, России и даже за рубежом. Для многих на Западе переход на российский рубль и продажа «Белтрансгаза» будет означать потерю экономического суверенитета Беларуси. Эту точку зрения разделяет большинство экспертов в Беларуси. Россияне же стараются оставить за кадром политику, и строго следовать букве подписанных с Беларусью соглашений по поставке газа и по созданию совместного газотранспортного проекта.  

Сегодня завершение переговоров до 1 июля кажется маловероятным. Как же будут развиваться события после этого времени «Ч»? В зеркале предстоящего противостояния четко отражаются интересы стран и политиков, а также противоречия в экономической политике. Газ (за исключением единой валюты) превращается в самую точную лакмусовую бумажку белорусско-российской интеграции. Страсти вокруг предприятия, на котором работает около 6000 человек, такие, как будто на нем занято половина всей рабочей силы Беларуси. Смутное представление о цене Правительство Беларуси выполнило первую часть своего обязательства и акционировало «Белтрансгаз» (БТГ). Напомним, что это произошло на основании соглашения между правительствами РБ и РФ о расширении сотрудничества в газовой отрасли от 12.04.2002 г., а также постановления Совмина РБ от 3.02.2003 г. №127 «О преобразовании республиканского унитарного предприятия по транспортировке и поставке газа «Белтрансгаз». В открытое акционерное общество вошли все структурные подразделения «Белтрансгаза»: 1) восемь управлений магистральных газопроводов, 2) управления по производству и обеспечению топливными газами автомобильного транспорта «Минскавтогаз», 3) ремонтно-наладочного управления «Белгазэнергоремонт», 4) управления буровых работ, 5) строительно-монтажного управления, 6) базы производственно-технического обеспечения и комплектации, 7) управления рабочего снабжения. Стоимость основных фондов была определена в размере 1 трлн. 1 млрд. 652 млн. (около $600 млн.) Помимо этого, «Белтрансгазу» принадлежат активы в других организациях на сумму 862 млн. рублей ($450 тысяч). По итогам 2002 года коммерческое использование 6,7 тысяч километров газопроводов в однониточном исчислении диаметром от 100 до 1400 мм, 6 линейных компрессорных станций, 213 газораспределительных станций, 8 узлов редуцирования, 7 газоизмерительных станций, 24 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций, 2 подземных хранилища газа на 1,5 млрд. м3 газа – таковы основные активы «Белтрансгаза» - дало следующие результаты. Балансовая прибыль составила 103 млрд. 923 млн. рублей (около $60 млн.). Кредиторская задолженность бала накоплена в размере 497 млрд. 808 млн. рублей (около $280 млн.), дебиторская - 62 млрд. 591 млн. рублей ($35 млн.) Величина уставного фонда созданного ОАО составила 1,15 трлн. бел. руб. (около $600 млн.). Доля прибыли БТГ в прибыли всей промышленности в 2002 году составляет 6,1%. Много это или мало? Получается, что активы стоимостью в $600 млн. дают годовую прибыль $60 млн. Доходность по активам 10% - это не ахти какой результат. К примеру, если у вас есть такая сумма денег, то минимальная доходность в 3% даст вам $18 млн. – и никакой головной боли. А, вложив, в акции и облигации достаточно ликвидных структур, можно получить, как минимум, 10% годовых. Так что эффективность использования менеджерами БТГ активов совсем не впечатляет. Ситуация еще больше усугубится, если принять за цену»Белтрансгаза» обозначенную белорусской властью цену $3,5 млрд. Если такова реальная рыночная стоимость активов, то доходность по ним составляет всего 3%. Для монополиста иметь такой показатель просто стыдно, поэтому вместо активизации переговоров с россиянами пора ставить вопрос о профпригодности менеджмента. БТГ. А, может, все-таки цена $3,5 млрд. взята с потолка? Как показывает практика деятельности антикризисных управляющий на белорусских предприятиях, балансовая стоимость активов завышается в 5 – 10 раз. Если принять во внимание, что износ основных средств в БТГ превысил 60%, что кредиторская задолженность превысила прибыль в 4,8 раза, а дебиторскую – в 8 раз, то логично было бы скорректировать цену ОАО в сторону уменьшения, а не увеличения. Нельзя преувеличивать значение «Белтрансгаза» как для бюджета, так и для рынка труда Беларуси. Сколько налогов нетто в год (без учета бюджетных и отраслевых трансфертов) может заплатить «Белтрансгаз»? Максимум $50 – 70 млн. (2,2% доходов консолидированного бюджета). Данное предприятие дает 0,14% всех рабочих мест Беларуси. Отметим одну важную деталь. Кто бы ни управлял рынком газа в Беларуси, этот уровень налоговых поступлений сохранится в любом случае, если только цена газа не зашкалит до такого уровня, что использование других источников топлива будет более целесообразным. Таким образом, никакой истерики по поводу продажи БТГ быть не должно. Более того, если правительство убедит «Газпром» купить активы в ОАО по названной им рыночной цене, то это будет равносильно покупке килограмма бананов за $100. О реальности такой сделки при прагматичном подходе россиян спекуляций быть не может. При этом каждая из сторон имеет за пазухой целую колоду карт, из которых может сложиться достаточное большое количество комбинаций. Рассмотрим лишь некоторые из них.

Подходы и козыри «Газпрома»
Обычно иностранный инвестор покупает предприятия, чтобы деньги зарабатывать, а не реализовывать гипотетические геополитические схемы. «Газпром» может сослаться на методику оценки предприятий по доходности и предложить купить половину БТГ за пятигодовой объем прибыли, т.е. за $150 млн., которые он «отобьет» (не считая левых схем, но учитывая необходимость модернизации активов) через лет 6 – 8. Если Беларусь не соглашается, то «Газпром», следуя правилам цивилизованного рынка, предлагает пригласить авторитетную международную аудиторскую компанию для оценки стоимости «Белтрансгаза». Суть очередного мощного аргумента газовиков России заключается в том, что без российского газа белорусская труба превращается кусок металла круглой формы с массой дорогих и ненужных «прибамбасов» в виде компрессорных станций и хранилищ. Путь российского газа на Запад через Беларусь далеко не единственный. Не догруженная украинская труба с удовольствием обслужит дополнительно, как минимум, 20 - 30 млрд. м3 газа. Активная проработка балтийского пути также разбивает эксклюзивное право белорусов требовать от россиян особых ценовых правил поставки и транзита газа. Все эти факторы вступают в полную силу уже в среднесрочной перспективе, так что Беларуси для принятия решения остается немного. Газовым хозяйством, как и государством, не может управлять кухарка. Поэтому очередной аргумент «Газпрома» заключается в том, что он обладает ресурсами, в том числе технологическими, для модернизации активов «Белтрансгаза». Еще большим научно-техническим потенциалом обладает, к примеру, Рургаз», но с ним белорусские власти почему-то никаких переговоров не ведут. Специализированные компании Центральной Восточной Европы (венгерская MOL, польская PKN Orlen или словацкая Slovnaft) также были бы заинтересованы участвовать в приватизации БТГ, но и их никто не приглашает к столу переговоров. На этом фоне позиции «Газпрома» еще больше усиливаются. Европейские компании считают Беларусь зоной чрезвычайно высоких политических и имущественных рисков, а газпромовцы уверены, что в случае чего Кремль им поможет. Еще в прошлом году одним из сильных аргументов «Газпрома» была тема долгов. По данным Минстата на 1.04.2003 внешние долги за газ не превышают $120 млн. Текущие поставки газа оплачиваются более - менее регулярно, поэтому к предложению обменять акции на долги «Газпром» возвращается все реже, хотя частично данная схема, по мнению россиян, может быть реализована. И, наконец, главный аргумент за столом переговоров в пользу своего варианта приватизации и распределения долей в ОАО «Белтрансгаз» - это цена газа, объемы поставки на внутренний белорусский рынок и объемы транзита. Поскольку Беларусь не может покупать гораздо более дорогой норвежский газ, не может за спиной «Газпрома» и Кремля договориться с «Итерой» о поставках голубого топлива, а переход на нефть и альтернативные источники топлива – это более дорогостоящая альтернатива, то позиции Беларуси выглядят весьма уязвимыми. Если Россия согласилась покупать туркменский газ по $40 за 1000 м3, то вполне вероятно, что с 2004 года такова будет минимальная цена поставок газа в Беларусь. Это означало бы почти 40-процентный рост цены на объеме 10,2 млрд. м3. Очередной сильный аргумент – объемы поставок, которые вряд ли уменьшатся по сравнению с тем уровнем, который уже действует 2 года, но вряд ли увеличатся, если «Газпром» не реализует свой сценарий приватизации «Белтрансгаза». Имея на руках все вышеуказанные козыри, а также обладая мощным финансовым переговорным ресурсов для повышения мотивации белорусских чиновников и коммерсантов поддержать его сценария, «Газпром» претендует на, как минимум, 50% плюс одна акция. И здесь его интересы входят с острое противоречие с позицией белоруской власти. По мнению правительства и Администрации президента, контрольный пакет акций должен оставаться за белорусами.

Варианты и козыри белорусской стороны
Главным козырем белоруской власти по-прежнему остается закон. Какими бы ни были кулуарные договоренности – а именно такой вариант переговоров выбрали стороны – у белорусов всегда остается возможность аппелировать к существующему или потенциально возможному законодательству, чтобы поменять баланс выгод и издержек. Приведем лишь два положения из внесенного Совмином в ПП НС проекта закона о изменении порядка приватизации, который получил одобрение Администрации президента. Статья 33.4 устанавливает, что «в целях обеспечения обороны и безопасности страны, соблюдения экономических интересов государства, защиты нравственности, здоровья и конституционных прав граждан Республики Беларусь в порядке, установленном Президентом Республики Беларусь, может быть введено  особое право «золотая акция» государства на участие в управлении акционерными обществами, созданными путем преобразования государственных унитарных предприятий. Законодательными актами могут быть предусмотрены и другие формы участия государства и его представителей в управлении открытыми акционерными обществами». Какими бы ни были первоначальные договоренности, белорусская власть оставляет за собой право превратить, по сути дела, акции в простые облигации, взяв контроль на себя. Не случайно проект закона о приватизации появился в Палате в то время, когда идет обсуждение сделки по «Белтрансгазу». И еще одно интересное положение в проекте закона о приватизации. Статья 38.3 устанавливает исковую давность десять лет «на требования об установлении факта ничтожности сделки... за исключением требований, на которые в соответствии с законодательными актами исковая давность не распространяется». Только очень легкомысленная или чрезмерно самоуверенная иностранная компания будет вкладывать сотни миллионов долларов в экономику Беларуси при таком режиме защиты прав собственности. Белорусское правительство предлагает разные варианты приватизации «Белтрансгаза», которые варьируют по четырем факторам: 1) доля продаваемого пакета акций, 2) цена пакета акций, 3) форма оплаты, 4) дополнительные требования к сделке (увеличение объема поставок газа по внутрироссийским ценам, а также объема транзита газа, фиксация обязательного объема инвестиций и целый ряд социальных требований). Комбинаций здесь может быть много, но некоторые аспекты жестко зафиксированы. Максимум, что может обдать Беларусь «Газпрому» на сегодняшний день составляет 48%. Излишнюю твердость по этой позиции можно интерпретировать следующим образом. Когда «Газпром» категорично заявит о том, что без 51% он вообще эту сделку не рассматривает и грозит принятием соответствующих экономико-информационных мер, официальный Минск, сымитировав болезненный скрип сердца, может согласиться. И тут белорусская власть включаются правовые инструменты управления госсобственностью, а также инструменты налогообложения и административного регулирования. Не менее интересна проблема цены БТГ. Не зря же цена $3,5 млрд. была названа рыночной. Представьте такую ситуацию. Беларусь имеет полное право по-своему оценить активы БТГ. «Газпром» отказывается от участия в сделке и предлагает дальнейшее продолжение переговоров. В это время появляется некая загадочная компания из Азии, некой страны исламского мира или уважаемой оффшорной зоны и ... покупает по данной цене, скажем 40-процентный пакет акций. Для пущей убедительности можно создать даже конкуренцию и представить несколько заявок от других аналогичных структур. На основании данного прецедента Беларусь получает дополнительный аргумент при оправдании будущей цены сделки, а также «живые» деньги в бюджет. Потом новый владелец может и снизить цену, но, поскольку продажа пакета акций «Газпрому» наверняка пройдет за закрытыми дверями, об этом мы узнаем гораздо позже. Такие сделки часто используются для отмывания и легализации капитала. Пока нет твердых оснований считать, что такая схема будет реализована в Беларуси, но наша страна остается единственным государством в Европе, где государственные активы на миллиарды долларов ждут своих законных хозяев. Правительство Беларуси понимает важность оплаты долгов и текущих поставок газа, поэтому и проводит жесткую политику оплаты. Социальные и другие требования белорусская сторона может рассматривать в качестве разменной монеты. Так или иначе, к ним всегда можно вернуться позже, пригрозив «золотой акцией» или каким-нибудь невинным местным налогом на отдельно взятую компанию. Таким образом, ситуация складывается достаточно любопытная. Официальный Минск не может обидеться, если «Газпром» и правительство России выскажут свое недовольство. Но у него должны быть веские, неполитические аргументы, оправдывающие свое поведение. Таких аргументов у Совмина предостаточно. И российская сторона не может громко хлопнуть дверью. «Газпром» не может позволить себе сегодня отказаться от услуг БТГ, но вот перевести разговор в плоскость цены на газ, объемов поставок и оплаты долгов уже к осени она, несомненно, будет. Таким образом, каждая из сторон будет аппелировать к сугубо экономическим аргументам, скрывая принципиальные подходы к экономической политике. Почва для сиквела «О мухах и котлетах» подготовлена. А сторонники концепции «Беларусь – только для белорусских инвесторов» могут спать спокойно. «Белтрансгаз» был, есть и в ближайшее время будет государственным
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!