Одна лесная история Посадить человека и продать дерево – это просто

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Одной из жертв последних решений А. Лукашенко стал руководитель концерна «Беллесбумпром» Николай Крутой. Его организация непосредственно связана с лесным бизнесом. Помимо калийных и азотных удобрений, экспорт древесины является одним из стабильных источников валютных поступлений для бюджета и предприятий. Монополизированное государственными структурами, зарегулированное ценами, закрытое от общественного контроля, лесное хозяйство Беларуси давно является местом столкновения интересов различных лоббистских групп. Лидер одной из них чем-то явно не угодил главе государства. Причин для увольнения, очевидно, стало уже слишком много. 

Лесным бизнесом в Беларуси управляет Комитет лесного хозяйства при Совете Министров с годовым бюджетом в 66,9 млрд. рублей. Чиновники этого ведомства распределяют лесосечные фонды, экспорт которых и является лакомым куском для чиновников и бизнесменов. На лесе все еще можно получить ценовую ренту и заработать неплохие деньги. То, что сегодня продается, было посажено давным-давно. В Советском Союзе рыночной ценовой политики в отношении природных ресурсов быть не могло, поэтому наряду с нефтью, газом, металлами и удобрениями, лес помогал поддерживать коммунистическое движение во всем мире. Поскольку рыночные механизмы в Беларуси до сих пор заблокированы, ценообразование в лесном хозяйстве осталось советским, а собственность – государственной, то принципиальных перемен в распределении лесных ресурсов за последние 10 лет не произошло. Лес остается источником не только кислорода, ягод и грибов, но также коррупции и бесхозяйственности. «Великолепная шестерка» и Вратарь 1 декабря 1998 г. Совет Министров принял Постановление № 1846 «О дополнительных мерах по упорядочению экспорта лесоматериалов», которым определил спецэкспортеров данной продукции. Более 80% от всего экспорта товаров данной группы осуществляют УП «Беллесбумпромэкспорт», ОАО «Беллесбум», УП «Беллесэкспорт», УП «Горснаб Мингорисполкома», УП «Белвнешторгинвест» и ОАО «Лесдревпром». Подобно тому, как в банковской сфере доминирует «Беларусбанк», так и в лесном бизнесе из этой шестерки 60% приходится на одно предприятие - «Беллесэкспорт». Так что лесное хозяйство давно и четко поделено чиновниками. Все творимые в нем безобразия не имеют ничего общего со свободным рынком и простыми предпринимателями. «Вшивыми блохами» являются те, кто рука об руку распределяет национальное богатство в тиши богато обставленных кабинетов или роскошных саун. Благословил такую олигополистическую систему, как и механизмы распределения других природных ресурсов, А. Лукашенко. В чем же провинились «лесники»? Несмотря на не ограниченный доступ к административному и природным ресурсам, «великолепная шестерка» лесных олигархов не в состоянии обеспечить экспорт всего лесосечного фонда. Каждый год, начиная с 2000 г., 20% леса, предназначенного на вырубку и продажу, остались нетронутыми. И не потому, что почти 1,5 млн. кубов спасли зеленые, а потому, что неповоротливые государственные компании собирают лишь «сливки» лесного богатства, оставляя много древесины в труднодоступных местах. Здесь «лесная шестерка», равно как и Комитет лесного хозяйства ведут себя, как собака на сене: сами не могут и другим не дают. Такая политика привела не только к увеличению перестойного леса, который уже скоро даром никому не будет нужен, но и к прямым потерям бюджета примерно на $6 млн только за последние 2 года. Из-за ценовой политики и административного регулирования продаж древесины на аукционах и по договорах бюджет не дополучил еще около $3 млн. При ослаблении конъюнктуры на рынке древесины мягколиственных пород (60% лесосечного фонда Беларуси) надо было гибче проводить сбытовую политику. Так повели бы себя хозяева леса, а не временщики, которых власть подпустила к валютному источнику. Частники совершенно иначе рассматривали бы вопрос и переработки мелкотоварной древесины. Через 2 – 3 года Беларусь сможет производить 4,5 млн. м3 такого вида древесины в год. При этом в стране имеются перерабатывающие мощности по производству целлюлозы и бумаги только на 300 тыс. куб. м в год. Может, и хорошо, что сегодняшние власти не стали строить еще один целлюлозно-бумажный комбинат: хоть природу сохранили. Обладая таким большим ресурсом леса, стыдно признаться, что Беларусь не может обеспечить себя бумагой, и вынуждена импортировать ее. Это даже хуже, чем в Тулу со своим самоваром ездить. В такой ситуации удивительно, что А. Лукашенко не уволил все руководство Комитета лесного хозяйства, а лишь руководителя Беллесбумпрома, хотя ресурс для дальнейших «посадок», в лесном хозяйстве, безусловно, имеется. Щепки и сухостой – Беларуси, валюта – в оффшоры? Структура экспорта древесины также свидетельствует об отсталости данной отрасли экономики. Доля обработанной лесопродукции составляет не целых 35%, так что государственные компании по-прежнему торгуют, в основном, тем, что бог послал, не производя ни копейки добавленной стоимости. Мало того, что вывозится из страны древесина, так еще валюта обратно не поступает. Главный из «лесной шестерки» «Беллесэкспорт» по контрактам 1996-2000 гг. не вернул в Беларусь валютной выручки на сумму $385 тысяч. Из-за занижения предельных минимальных цен в страну не вернулось еще $600 тысяч. Чувствуя себя монополистом на внутреннем рынке, Беллесэкспорт забывал следить за качеством экспортируемой продукции, что привело к недополучению валюты лесхозами на $100 тысяч только в 2000 году. Если так поступают государственные любимчики, то не удивительно, что множество более мелких, но не менее «черных делишек» творится в лесном королевстве. Некий частный предприниматель Емельяненко заключил в 1998 г. договор на экспорт лесопродукции в Литву. Он быстро выбрал квоту, но вплоть до середины 2001 года продолжал экспортировать продукцию. Бдительные таможенники почему-то не заметили несанкционированного вывода лесопродукции на $100 тысяч долларов. Еще более масштабную сделку провернуло литовское ИП «Палеттенверк». За 2000 –2001 гг. оно вывезло лесоматериалов на сумму $4,8 млн., а документы имело только на $300 тысяч. За вывезенную продукцию в Беларусь не поступило ни копейки валютной выручки, не говоря уже об уплате соответствуюшщих налогов. Несмотря на кажущуюся строгость и эффективность системы контроля, белорусский лес беспощадно рубят. Щепки и сухостой остаются простым белорусам, а твердая валюта – десяткам псевдобизнесменов без роду и племени. Местные органы власти также не остаются безучастными к «лесной валютной жиле». Их представители, разумеется, в свободное от работы время, в обход существующих каналов помогают организовывать свои схемы вывоза древесины. Так что казенный лес в смутное время низких зарплат служит источником накопления первоначального капитала для ряда номенклатурных товарищей. Не будучи собственником, им, конечно, наплевать на тот факт, что до следующего урожая леса надо ждать, как минимум лет 40. Прав А. Лукашенко, когда жалуется на отсутствие порядка в лесном хозяйстве. Увольнение Николая Крутого – это бессмысленная попытка навести порядок в рамках не работающей системы. Уволить одного – назначить другого, забрать лицензию на экспорт у одного – передать другому, отменить одну минимальную цену – установить другую – вот и вся реформа, на которую способны нынешние руководители лесного хозяйства Беларуси. Их можно тусовать, как колоду карт – результат будет таким же. Белорусский лес будет постепенно угасать, а с ним и мощный экспортный потенциал некогда перспективной отрасли. Когда вырубят последний лес, когда в стране останутся пеньки да щепа, может, кто-нибудь и вспомнит о том, что без хозяина, без частной собственности ни в лесу, ни в стране никогда не будет порядка.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!