Диверсия Запада Почем Киото для Беларуси?

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Белорусские власти, открыто сопротивляющиеся всякому вилянию Запада, неожиданно «купились» на один чрезвычайно вредный проект. Его реализация в Беларуси грозит резко приостановить экономическое развитие страны. Речь идет о подписании Киотского протокола (КП) к рамочной Конвенции ООН об изменении климата. Подготовлено заключение на имя А. Лукашенко. Совет Министров уже высказался за ратификацию Присоединяться, как Россия и еще более 140 стран, или оставаться вне рамок этой формы борьбы с глобальным потеплением, как США, – вот в чем вопрос. Конечно, Земля не перевернется от того, что Беларусь не подпишет или наоборот подпишет Киотский протокол. Однако есть основания считать, что белорусские власти могут своими руками похоронить рост ВВП, которым они так гордятся. 

Мифы и страшилки

В 1988 году Всемирная метеорологическая организация (WMO) и Программа ООН по окружающей среде (UNEP) создали Межгосударственный совет по изменению климата (IPCC). Этот орган установил, что в XX веке климат Земли стал теплее на 0,6оС +/- 0,2 оС. Этот вывод стал основой для выработки Киотского протокола и рамочной конвенции, вводящей ограничения на выбросы парниковых газов. В основе КП - исследования ученого Манна. Он утверждает, что рост температуры в Северном полушарии не имеет аналогов в истории человечества. Позже ученые McIntyre и McKitrick опровергли этот вывод, доказав, что в XV веке средняя температура в северном полушарии была выше. Очевидной глупостью было бы считать этот феномен следствием развития гужевого транспорта. Ученые многих стран мира представили много фактов, полностью опровергающих выводы Манна. Но бюрократическое колесо быстро покатилось по антинаучной стезе.
    Обратимся к фактам. Сегодня средняя температура на планете составляет 14,3 оС. На Земле были длительные периоды, когда температура была от 15 до 22 оС. Были также периоды, когда она была ниже 10 оС. Температура менялась вне зависимости от деятельности человека. Долголетняя температурная кривая напоминает спираль сложной формы. Поэтому линейная экстраполяция любого ее отрезка некорректна. Сторонники ратификации Киотского протокола сознательно сужают временные рамки для сравнения температурных колебаний. Климатологи знают, что колебания температуры на Земле носят циклический характер. Так было не то на протяжении тысячелетий. Поэтому нет оснований считать нынешней «глобальное потепление» уникальным и грозящим катастрофой вселенского масштаба. Даже если предположить, что «алармисты» правы, т. е. что есть такая проблема, то предлагаемые Киотским протоколом меры просто смешны и вопиюще неадекватны.
    В качестве еще одного аргумента сторонники КП говорят о необходимости предотвращение глобального затопления. В этом аспекте они опять сильно сгущают краски. Жесткие факты показывают, что уровень мирового океана за последние 20 тысяч лет действительно поднялся на 120 метров. Скорость подъема уровня воды была максимальной примерно 6 – 7 тысяч лет назад. Тогда она была примерно в 10 раз выше, чем сегодня. Это значит, что в эпоху активной промышленной деятельности человека скорость повышения уровня мирового океана упала в 10 раз. Ученые в один голос заявляются, что нет абсолютно никакой угрозы затопления городов, расположенных близко к уровню моря. Эти страшилки раздувают некомпетентные политики и журналисты, которым надо «продавать» сенсации.
    Наконец, нет оснований говорить о том, что более частыми стали засухи и природные катаклизмы. Все катастрофические засухи на территории нашего региона и России были в 1891 г., 1922 - 23 гг., 1927 - 28 гг., 1933 г., 1946 г., 1964 г., 1972 г., когда температура была ниже на 0,9-1,6 оС. Количество осадков в южной и юго-восточной части России выросло в среднем на 45 мм в год или на 9%. Так что истерия алармистов по поводу того, что наша планета идет в разнос, абсолютно необоснованны. Четыре источника Эмиссия углекислого газа, как основного источника парникового эффекта, зависит от четырех факторов: численности населения, ВВП на душу населения, энергоемкости ВВП и карбоноемкость энергии. Как пишет А. Илларионов, «все эти факторы, за исключением ВВП на душу населения, в большой степени предопределены сложившейся ситуацией, Они весьма инерционны, а их изменения происходят довольно медленно. Следовательно, единственным инструментом, остающимся в руках политиков, желающих замедлить скорость эмиссии парниковых газов в краткосрочной перспективе, остается замедление скорости роста ВВП на душу населения».
    Самый консервативный прогноз мирового ВВП предполагает рост мировой эмиссии СО2 в 3,3 раза: с 23,7 до 78,4 трлн. тонн. Киотскйи протокол устанавливает эмиссию СО2 в пределах 19 трлн. тонн. Очевидно, что цели КП абсолютно нереальны. Предложения самых «зеленых» стан сократить эмиссию на 60 – 80% привели бы к глубокому экономическому кризису. Сами страны ЕС проваливают выполнение требований по переходу на альтернативные источники энергии.
Киотский протокол (КП) предполагает методами нагосударственного регулирования ограничить эмиссию углекислого газа, метана и закиси азота, а также поглотителей этих парниковых газов. Не факт, что именно углекислый газ является причиной глобального потепления. Это лишь одна из версий, которая существуе6т наряду с другими предположениями. Ученые считают, что причиной температурных колебаний могут быть вулканы, космос и даже состояние мирового океана. В истории планеты были периоды, когда концентрация углекислого газа в атмосфере была гораздо выше, чем сегодня. При этом и человек, и животный, и растительный мир прекрасно развивались. Концентрация углекислого газа в истории планеты в течение миллионов лет достигала от четырех до семи тысяч частей на миллион частей воздуха, а не 380, как сегодня. Т. е. СО2 было в 20 раз больше, чем сегодня. Без никакого воздействия со стороны человека. Отметим еще один интересный факт. Тренд динамики выбросов парниковых газов и загрязняющих веществ идут в разных направлениях. Вместо того, чтобы бороться с загрязняющими газами, ООН сотоварищи из ЕС объявили войну совершенно безвредным газам.
    Киотский протокол собирается ограничивать только антропогенные выбросы углекислого газа. При этом его сторонники умалчивают, что их доля, хотя и увеличилась за последние 200 лет, не превышает 8% от общей эмиссии СО2 на Земле. Без США, которая дает около 25 - 30% эмиссии углекислого газа, КП будет влиять лишь на мизерную долю выбросов. Если учесть, что самые амбициозные планы по ограничению антропогенной эмиссии составляют 8% до 2012 года, то становится очевидным, что даже действующий КП не окажет никакого влияния на климат.
Поэтому мы можем сделать вывод, что Киотский протокол ненаучен, противоречив и изначально не может привести к выполнению поставленных целей. Вместо тщательного анализа климатических и экономический последствий нас втягивают в процесс, где выгоду получают политики, идеологи и бюрократы. Причем далеко не бедных стран. Зная отношение ЕС и Запада в целом к режиму в Беларуси, можно предположить, что занять выгодное место в торговле квотами для нашей страны – а именно об этом говорят белорусские сторонники подписания Киотского протокола – будет очень сложно. Цены вопроса Киотский протокол впервые вводит в практику необходимость активизации наднациональных механизмов. Для его эффективной работы необходимо участие в КП как можно большего количества стран. По мнению А. Илларионова, Киотский протокол не подписали 30% стран, которые дают 70% эмиссии парниковых газов. Причем 88% населения планеты живет сегодня в странах, которые не приняли никаких ограничений по эмиссии углекислого газа. Данные ЕС и ООН радикально отличаются от озвучиваемых А. Илларионовым. Высокие чиновники говорят, что КП поддержали 80% населения Земли. При этом они замалчивают тот факт, что только 37 из 141 страны, которые ратифицировали КП, взяли на себя обязательства по сокращению эмиссии. В этих странах проживает лишь 12% населения Земли. Причем среди них такие крупные генераторы парниковых газов, как Китай, Индия, Мексика, Бразилия, Турция и многие другие. В этом споре правда явно на стороне советника российского президента.
Поскольку речь идет о планируемой эмиссии парниковых газов огромным количеством предприятий на протяжении длительного промежутка времени, то встает целый ряд трудно разрешимых проблем. Во-первых, кто и как будет считать реальную эмиссию, во-вторых, как посчитать экономические издержки для предприятий и для бюджетов. Поскольку при расчете последствий экономисты опираются только на предположениях и гипотезах, то в природе не существует некой одной абсолютной цифры, которая дала бы нам понимание цены присоединения к Киотскому протоколу. Есть расчеты, которые доказывают, что Земля выигрывает от дальнейшего потепления (споры идут даже по тому, на сколько градусов планета будет теплее к 2060 году. Разброс мнений – от 2 до 4оС). В такой ситуации можно смело сказать, что точной оценки последствий Киотского протокола не знает никто, потому что речь идет не о научно обоснованной программе, а об авантюре с неизвестными последствиями. Есть еще один сильный аргумент против Киотского протокола. Оно особенно применим к Беларуси. В рамках КП учитывается только генерация парниковых газов, но ничего не сказано о их поглощении, в первую очередь, лесами. Так что посчитать, сколько нетто так или иная страна произвела СО2, будет невозможно.
    Авторы этой авантюры не скрывают, что человечество заплатит за борьбу с мифическим врагом сокращением темпов экономического роста, т. е. рабочими местами, сокращением финансирования социальных госпрограмм. Разные эксперты называют цифру от 1% до 5% ВВП. Сторонники Киотского протокола бьют, в первую очередь, по использованию углеводородного топлива, но энергопотребление человечества на 81% состоит именно из него. В ближайшие 20 лет ситуация едва ли кардинально изменится. Поэтому попытки бюрократическими методами изменить эту структуру потребления означает резкое увеличение нагрузки на экономику, в первую очередь для развивающихся стран, которые работают на старом оборудовании.
Макроэкономический анализ пяти крупнейших стран Евросоюза (Германия, Великобритания, Италия, Испания и Нидерланды) показывает, что полное выполнение условий Киотского протокола привело бы к существенному сокращению темпов роста ВВП и потере рабочих мест. Например, в Италии ВВП ежегодно был бы меньше на 0,52% по сравнению с изначальным прогнозом на 2010 г. Было бы потеряно 50 тысяч рабочих мест. Реализация программы сокращения эмиссии на 7% привела бы к дальнейшему падению роста ВВП до 2,9% и потере 227 тысяч рабочих мест. В Беларуси, которая работает на старом оборудовании и имеет большую долю промышленного производства в ВВП, выполнение требований КП имело бы еще более сильный негативный эффект. А ведь именно благодаря экономическому росту наша страна может провести технологическую модернизацию и поднять уровень жизни. Непонятная торговля воздухом Сторонники КП рассматривают систему торговли квотами на выбросы парниковых газов, как эффективный механизм сокращения затрат на выполнение требований Киотского протокола. Однако исследование, проведенное Дэвидом Монтгомери  из Charles River Associates, а также работа Дэнни Эллермана из Массачусетского технологического университета показывают, что «даже те виды ограничения эмиссии, какие в полной мере используют систему международной торговли квотами для минимизации краткосрочных затрат, в значительной степени подвержены рискам, связанным с неопределенностью и непрогнозируемостью подобных затрат в будущем». Поэтому те страны, в том числе Беларусь, которые рассчитывают получить дополнительную выгоду от торговли квотами, могут быть сильно разочарованы: вместо дополнительных доходов бюджета они столкнуться с ростом издержек.
Легкомысленно основывать свои решения исключительно на технологическом анализе предлагаемых решений, которые направлены на повышение энергетической эффективности. Для полноты картины крайне важно учитывать реальную стоимость таких шагов. Рассчитывая получить дополнительные доходы от продажи квот, мы должны учитывать базовый экономический закон спроса и предложения. Сегодня страны Восточной Европы, Украина и Россия, а также страны, которые собираются вступать в ЕС могут предложить квот на эмиссию углекислого газа в 4 раза больше, чем потенциальный спрос этих стран. ЕС, разумеется, будет покупать в первую очередь, от своих. Беларусь же со своими квотами и политикой самоизоляции останется на бобах. А Туркменистану, Кубе или Узбекистану наши квоты ни к чему.
    Как известно, стандартом для исчисления квот на продажу будет объем эмиссии при промышленном производстве 1990 года. Если верить официальной белорусской статистике, что этот порог мы уже перешли. Если наша экономика будет расти темпами даже 5 – 7% в год до 2012 года, то к этому времени Беларусь будет вынуждена покупать квоты на эмиссию парниковых газов. Это создаст угрозы для сохранения высоких темпов экономического роста и приведет к ликвидации тысяч рабочих мест. Тем более что по условиям КП можно продавать не всю квоту, а тот объем, который является разницей между 90% от базового уровня и тем, что реально произведено. Так что надежды на поступления в бюджет от продажи квот тают на глазах. Люди вокруг Лукашенко  подсчитали, что торговля квотами на выброс парниковых газов может принести в бюджет от $300 до $1,5 млрд. в зависимости от цены квоты (от $5 до $25). По информации Минприроды Беларусь в 1990 году выбрасывала в атмосферу около 112 млн. тонн парниковых газов в пересчете на углекислый газ. В 2005 году этот объем составляет всего около 57 млн. тонн.
    Нечто неладное происходит с этими цифрами. С одной стороны правительство декларирует превышение объема промышленного производства по сравнению с 1990 годом. За это время технологически мы остались практически на одном и том же уровне. Более того, наша производственная база самортизирована на 75 – 80%. Трудно понять, за счет чего мы так резко сократили выброс парниковых газов. Политическая авантюра Разумно было бы посмотреть чуть дальше первой стадии реализации КП (2008 – 2012). Европейский Союз принял директивы по переговорам на второй и третий этап реализации Киотского протокола, т. е. после 2012 года. ЕС рассчитывает, что Россия должна сократить эмиссию на 90% по сравнению с уровнем 1990 года. Нет оснований считать, что Беларусь получит другой статус. Это значит, что наш ВВП должен будет сократиться на 60%. Иное возможно, если неким магическим способом Беларусь изобретет вечный двигатель, работающий на воде и добром слове.
    Подписание Беларусью Киотского протокола выгодно белорусским монополистам, в первую очередь, «Белэнерго», Национальной академии наук, Минпрому и тем структурам, которые будут администрировать деньги и квоты. Но в целом Беларусь останется в минусе. Едва ли можно рассчитывать на политические дивиденды после подписания нашей страной КП. Страны ЕС заигрывали с Россией, потому что ее слово было решающим по ратификации. У нас такого статуса нет.
На самом деле, Беларуси выгодно потепление климата. По расчетам для страны нашего климатического пояса повышение температуры на 1 оС приводит к экономии условного топлива на $350 – 500 млн. Это большая экономия как для домашних хозяйств, так и для бюджета и предприятий. Более теплая Беларуси – это большие поступления от туризма и сельского хозяйства. Так что Беларуси пора инициировать движение за Глобальное Потепление. От него наша страна однозначно выиграет. А некачественные расчеты белорусских властей в рамках данной вредной западной идеи, надо просто выбросить в корзину.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!