Беды Нарышкина Можно ли считать успехом выполнение 6 показателей из 8

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Споры по поводу судьбы белоруской легкой промышленности идут уже давно. Скептики предсказывают скорую гибель отрасли и потерю десятков тысяч рабочих мест. Оптимисты утверждают, что создание президентом фонда поддержки легкой промышленности, может спасти положение. К числу последних по должности относится председатель концерна «Беллегпром» Эдуард Нарышкин. Именно он пробивает новые льготы для своего сектора. В отличие от большинства своих коллег по госуправлению, он открыто говорит о лоббизме предприятий своего сектора.  

Нокдаун от НДС и китайцев

У Э. Нарышкина были все основания выступать против предложенного режима уплаты НДС с торговле с Россией. Швейные, прядильно-ткацкие, кожевенно-обувные предприятия – это не топливно-энергетические и машиностроительные гиганты. Им гораздо сложнее конкурировать в секторе, который в большой степени работает «в серую» и очень резко реагирует на дешевый импорт китайских товаров. Поскольку Э. Нарышкин в одиночку «пробить» восстановление таможенной границы с Россией не смог, то его опасения в полной мере оправдались.
В I кв. 2005 г. из-за нового принципа уплаты НДС и кризиса сбытовых схем экспорт в Россию по текстильному сектору в номинальном выражении снизился на 13,6%, по кожевенно-обувному сектору – аж на 35%. Когда на фабрике экспорт в главную страну экспорта сокращается в два раза, есть все основания говорить об их глубоком кризисе и неспособности работать в новой среде. Таких предприятий у нас очень много: Барановичское ПХО, ГРУПП «Гронитекс», ОАО «Ковры Бреста», ЧУТП «Ромгиль», РУПП «Меховая фабрика», ОАО «Минское производственное кожевенное объединение», ОАО «Красный октябрь», СП «Ле Гранд», СП «Чевляр», СП «Рейлит», ОАО «Искож», ОАО «Щетка», РПУП «Витебский меховой комбинат». Большинство из них регулярно получают разного рода государственную помощь. Не помогает. Белорусские власти в погоне за НДСом энергетиков, нефтяников и газовиков, решили пожертвовать легкой промышленностью.
Ситуацию усугубил еще более подешевевший китайский экспорт. Э. Нарышкин, ссылаясь на лоббиста интересов отрасли в Европе Euratex, заявляет, что «рост продаж по чулкам- носкам составил 5764%, трикотажным и вязаным свитерам - 620%, блузам женским - 250%. В результате европейские заказчики повернулись к нам спиной, и мы не смогли в полной мере воспользоваться теми квотами, которых с таким трудом добивались». Справиться с ухудшением положения сразу на двух ключевых рынках не под силу даже многим мощным европейским производителям, не то, что страдающим от высоких налогов, чрезмерного регулирования и бюрократии белорусским госпредприятиям. Вот они и «поплыли».

Далеко не воздушная тревога

За четыре месяца 2005 г. в текущих ценах легкая промышленность сумела увеличить выпуск производства всего на 3,4% (по сравнению с аналогичным периодом 2004 г.) при увеличении индекса цен производителей промышленной  продукции на 4,6%. А в апреле вообще был отмечен отрицательный рост. По предприятиям концерна «Беллегпром» за 4 месяца зафиксировано падение объемов производства при плане роста в первом полугодии на 6%. За этот период ни один другой концерн не показал падения (за исключением предприятий Государственного военно-промышленного комитета).
На 01.05.2005 г. запасы готовой продукции в секторе составили 247,7 млрд. рублей. Год назад было 202,3 млрд. рублей. Соотношение запасов и среднемесячного объема производства по плану на первое полугодие должно было составить 130%, а пока получается 154,8%. За четыре месяца не проданных хлопчатобумажных тканей на складах скопилось на 16,7% больше (221,1% к среднемесячному производству), шерстяных тканей – на 13,9% (490%), льняных тканей – на 58,5% (171,3%). А вот обувщики, производители трикотажных изделий и хромовых кожтоваров сократили складские запасы. Так что белорусский лен, который некоторые чиновники выдают за некий уникум, никак не хочет становиться локомотивом экономики. Если смотреть по товарным группам, то за 4 месяца 2005 г. наибольшее падение объемов производства зафиксировано по детской обуви (минус 37,8%), хромовым кожтоварам (-31,2%), детских трикотажных изделий (-16%) и костюмов (-16,9%).
    Несмотря на помощь государства, легкая промышленность никак не может стабилизировать свое финансовое положение. Недостаток оборотных средств – более 260 млрд. рублей. Износ активной части основных средств превышает 81%. Неденежные формы расчетов составляют 36,7%. Рентабельность реализованной продукции в I квартале составила всего 4,9%, что на 0,2 процентных пункта меньше, чем в 2004 г. Это один из самых плохих показателей за последние три года, а ведь по плану на 2005 г. должно быть 11%.
Убыточными были 48,8% предприятий сектора. Естественно, сократить кредиторскую задолженность предприятия не могли. Среди стандартных причин кризисного состояния отрасли (дефицит инвестиций в основной капитал, плохое качество выпускаемых товаров, рост цен на энергоресурсы и сырье, старое оборудование) Э. Нарышкин говорит, что «причинами убыточности у ряда промышленных предприятий явились содержание излишней численности работающих с целью предотвращения массовой безработицы и социальной напряженности в отдельных регионах, опережающий рост цен на сельскохозяйственное сырье и химические волокна и нити…, высокий удельный вес низкоэффективных давальческих заказов, используемых для обеспечения оптимальной загрузки производственных мощностей трудовых ресурсов…».

Вечно просящие обречены

Государство принимает меры, которые якобы должны помогать легкой промышленности. На самом деле они ее гробят. Что толку, что предприятия того же «Беллегпрома» участвуют в 15 отраслевых программах (типа «Качество», «Энергосбережение» или «Качество» и т.п.)? Не помогают индивидуальные налоговые льготы. Э. Нарышкин, понимая, какую социальную силу могут представить 83 тысячи занятых в отрасли человек, требует снизить налоговую нагрузку, «сохранить в 2005 году практику предоставления индивидуальных преференций отдельным субъектом хозяйствования концерна «Беллегпром», выделить льготные кредиты на пошив школьной формы, предоставить отсрочку по платежам в бюджет для восьми предприятий и снять с баланса предприятий объекты социальной сферы. В пакет помощи входит также сохранение льготных тарифов на электроэнергию и даже их сокращение для 16 предприятий, тепловую энергию – для 9 предприятий, природный газ – для восьми. Немаловажной льготой является предлагаемая отмена уплаты НДС на импортируемое хлопковое волокно.
    Много хочет от правительства и президента Эдуард Нарышкин. Беда его и легкой промышленности в том, что вечно просящих и бедных у нас во власти не особо жалуют. Главный лоббист сектора не осмеливается сказать о необходимости полной приватизации легкой промышленности. Не говорит он о системных реформах и создания благоприятного делового климата для всех отраслей экономики. Поскольку 83 тысячи занятых в легкой промышленности едва ли консолидированно выйдут на улицу под знаменами «Беллегпрома», Эдуард Нарышкин всегда будет проигрывать в бюджетных баталиях крупным промышленным гигантам типа МТЗ и МАЗа, а также сельскому хозяйству и строительству, традиционным священным коровам белорусского бюджета. Его звездный час, как активного менеджера госсектора, все больше становится похожим на комендантский. В этом контексте полезно помнить одну из аксиом В. Шендеровича: «Мало прийти к власти, надо уйти от нее живым».
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…