Белорусская прощеница

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Колхозно-совхозная система Беларуси ждет весну, как верующий Пасху. Туринская плащеница – святая реликвия христиан. Белорусская прощеница – это ежегодный свод документов, который прощает долги и штрафы для назначенных лидеров экономики. Весной приходит время раздавать льготы и кредиты, прощать долги, получать горюче-смазочные материалы. Как и положено, в пост происходит очищение балансов убыточных сельскохозяйственных предприятий от неприятной обузы в виде кредиторской задолженности. Для того чтобы попасть под раздачу индульгенций, надо быть колхозом или совхозом как можно большего размера, как можно ближе к районному, областному или республиканскому начальству, как можно чаще заверять политическое руководство в преданности и лояльности. На этот раз манна небесная свалилась на головы беспечных колхозников в виде Указа № 114 "О мерах по улучшению финансового состояния организаций агропромышленного комплекса". Предполагается, что исполнение данного документа будет способствовать "увеличению сельскохозяйственной продукции до объемов, необходимых для устойчивого обеспечения населения продуктами питания и промышленности сырьем". Сама формулировка говорит о наличии серьезных проблем в сельском хозяйстве. Трудно себе представить, к примеру, подобный указ, подписанный президентом Польши или Литвы: наши соседи уже давно решают проблему продажи излишков продовольствия. Белорусская власть никак не хочет признавать поражение колхозно-совхозной системы и очередной год пытается заполнить водой бездонную бочку.  

Указ предоставляет "до 1 января 2005 г. колхозам, совхозам, другим сельскохозяйственным и обслуживающим сельское хозяйство организациям, крестьянским (фермерским) хозяйствам по перечню, определенному Советом Министров Республики Беларусь совместно с облисполкомами, отсрочку погашения задолженности по налогам (за исключением акцизов), иным платежам в республиканский бюджет, в том числе в государственные целевые бюджетные фонды, образовавшиеся на 1 января 2000 г., и задолженности по указанным платежам, срок погашения которой установлен с 1 января 2000 г." Государство также благосклонно прощает начисленную пеню. Более того, до 1 ноября 2000 г. предоставляется "отсрочка погашения задолженности по выданным в 1999 г. кредитам без изменения процентной ставки за пользование ими". Неплохой подарок в период трехзначной инфляции. Заметьте, индульгенции дают не всем, даже не прибыльным, а по усмотрению чиновника. Власть не приемлет использование объективных, однозначно трактуемых критериев. Ручное управление ресурсными и финансовыми потоками капитала продолжается. Сегодня у любого производителя голова идет кругом: то ему припишут 30 плетей в виде указа об ужесточении финансовой дисциплины, Декрета № 15 от 8.04.99 "Об ответственности за невыполнение поставок сельскохозяйственной продукции для государственных нужд", постановлений о ценообразовании, приказов о регламентации спроса и предложения, то ему дадут 20 пряников в виде подобного указа, постановления Совмина № 1397 от 8.09.99 "О возмещении потерь сельскохозяйственного и лесохозяйственного производства", Указа № 29 от 15.01.99 "О государственной поддержке промышленных и обслуживающих сельское хозяйство предприятий, объединившихся с низкорентабельными колхозами, совхозами и другими сельскохозяйственными предприятиями". Председатель среднестатистического колхоза просто не знает, как ему работать: в середине года грозят посадить в тюрьму, а в начале следующего – амнистируют расхлябанность, невыполнение планов и заданий, низкое качество и накопленные долги. А долгов у сельского хозяйства накопилось очень много. Кредиторская задолженность на 01.01.2000 составляет почти 350 млн. Usd по официальному курсу, а дебиторская – всего 60 млн. Usd. Темпы увеличения долгов колхозно-совхозной системы – 30 – 50 % в год. Просроченная кредиторская задолженность превышает просроченную дебиторскую в 12 раз. Можно уверенно сказать, что государство подарило колхозно-совхозной системе и ее обслуживающей финансово-административной инфраструктуре 290 млн. долларов, потому что через 5 лет данные рублевые миллиарды превратятся в месячную выручку малого предприятия. Конечно, не вся сумма кредиторской задолженности – это долги перед бюджетом. Почти половина долга сельскохозяйственной системы – за энергоресурсы. По причине отсутствия собственных денежных средств становится очевидным, что отдавать их никто не собирается. Конечно, при особенностях белорусского учета данная сумма не обременяет официальный дефицит бюджета. Убыточное сельское хозяйства – главная опасность для социальной защиты населения. Списанных долгов хватило бы, чтобы платить всем 250 тысячам студентов стипендии в размере 20 долларов в течение почти пяти лет. Или платить всем 2,7 млн. пенсионерам пенсии в размере 30 Usd в течение почти 4 месяцев. Вот та цена, которую вынужден платить налогоплательщик и потребитель Беларуси за низкую финансовую дисциплину, отвратительную систему экономической организации сельскохозяйственного производства. Получается, что колхозникам не надо платить за дороги, на поддержку безработных, на различные социальные программы. Впору возмутиться рабочему завода, горожанину, не говоря уже о частном бизнесмене, на которых значительно увеличивается фискальная нагрузка. Сокращение расходов на содержание государственных органов, предусмотренное Декретом № 9 от 7 марта 2000, вряд ли облегчит их участь. Примерно 10 млн. Usd будут потрачены не местными чиновниками, палатниками, управлением делами напрямую, а через Резервный фонд президента, на "неотложные меры здравоохранения". Здоровье этих же чиновников тоже можно квалифицировать в качестве приоритетного направления социальной политики. Перекладывания из одного казенного кармана в другой не наполняют карман простого человека. Заготовительным и перерабатывающим организациям тоже повезло. Им до 1 октября 2000 г. продлили сроки "возврата кредитов, выделенных в 1999 г. для выплаты авансов сельскохозяйственным организациям в счет поставки произведенной ими сельскохозяйственной продукции для республиканских нужд, в сумме стоимости недопоставленной по этим авансам продукции … с уплатой процентов в размере ставки рефинансирования Национального банка". При условии, что данные организации докажут свою невиновность за срыв государственных поставок. Получается некий порочный круг: государство дает деньги и ресурсы перерабатывающим и заготовительным предприятиям, банкам. Они в свою очередь кредитуют колхозы и совхозы. Последние пускают на ветер бесплатно достающийся им капитал и беспомощно разводят руками перед кредиторами, показывая пустые казенные карманы и закрома. Переработчики чешут затылки и пишут объяснительные записки ответственным чиновникам. Те переписывают эти записки, добавляя немного колхозного фольклора и лоббируют принятие соответствующих законов Совмином и А. Лукашенко. Круг замкнулся. Но есть в Указе № 114 пункт 3.3, который является ложкой дегтя для колхозно-совхозной системы и ее обслуживающего аппарата: банкам рекомендуется "уменьшение размеров кредитов, подлежащих выдаче в 2000 г. сельскохозяйственным, заготовительным и перерабатывающим организациям, на суммы платежей, отсроченных" данным организациям. Банки получают возможность хоть как-то оправдать отказ в выдаче кредитов хроническим неплательщикам, но практика прикрепления(!) колхозов к банкам по типу пионерской шефской работы с ветеранами войны и труда – это реальность, а положение Указа – лишь благое намерение. Минфину и Минсельхозпроду предписывается "изыскать источники для компенсации потерь банков в связи с отсрочкой погашения льготных кредитов". Поскольку Нацбанк сейчас полностью подчинен Совмину, то логично предположить, что единственным реальным источником рублей в нынешней ситуации является все тот же денежный печатный станок, кормилец и села, и строительства, и промышленности. Вся эта политика ну никак не стыкуется с рублевой дружбой с Центробанком России, который очень настоятельно рекомендует резко ограничить эмиссию и к августу выйти на единый курс. Противоречия проводимой экономической политики обостряются. Отсутствие стратегии развития страны бросается в глаза. Узел нерешенных и нерешаемых проблем затягивается еще туже. Верхи все больше не могут. Низы все больше не хотят…
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!