Промышленная предвыборная рулетка Инвесторам и промышленникам нужна свобода и информация

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Визит А. Лукашенко на «Интеграл», и его намерения посещать одно промышленное предприятие каждую неделю являются началом предвыборной кампании в одной из ключевых отраслей белорусской экономики. По количеству занятых, по объему инвестиций, неплатежей, долгов и по индексу неэффективности промышленность занимает первые строчки в отраслевых рейтингах. Ни Чехии, ни Польше, ни Словакии не удалось сохранить машиностроение, удержать нефтехимию, энергетику, другие капиталоемкие отрасли в руках национальных инвесторов. «Тяжелые локомотивы» роста превратились в тяжелые гири, которые не решались «спилить» ни правые, ни левые. Около $10 млрд. было потрачено на сохранение рабочих мест там, где того не хотели потребители. Старые мифы умирают медленно и болезненно. Беларусь в этой сфере все еще движется по инерции. За завесой секретности финансовой информации, в режиме перекрестного субсидирования, сами предприятия, лишенные свободы выбора, находятся в инвестиционном и управленческом смятении. Боль промышленных гигантов Центральной Европы для них еще предстоит пережить.  

Сказать, что отрасль переживает не легкие времена – это ничего не сказать. Тенденция к бесповоротной потере традиционных рынков становится угрожающе очевидной. Предприятия в таких ценовых, финансовых, налоговых и нормативных условиях не могут сохранить себя, превращаясь в «громадье» разваливающихся зданий, в груду металла. Уже к концу года Беларусь может столкнуться с реальной безработицей, реально простаивающими многотысячными предприятиями, реально импотентной политической властью, которая не сможет в прежнем режиме латать все дыры в местах занятости гегемона. На всех льгот не хватит. Жесткость начинают проявлять энергетики, отключая за долги даже такие предприятия, как БМЗ. В течение последних шести лет БТЗ, МАЗ, «Горизонт», «Интеграл» и другие промышленные лидеры работали в других условиях, чем обычные частные малые предприятия. Размер предприятия и престиж иметь современную электронику и машиностроение обязывал правительство лелеять советскую «гордость». Количество бенефициаров такой промышленной политики резко сокращается. Белорусская промышленность – это … Промышленность – это самый большой сектор экономики Беларуси. На начало 2000 г. его представляло 2.773 предприятия. При ВВП за 2000 г. в 9,1 трлн. рублей продукция промышленности составляет почти 8 трлн. рублей (около $10 млрд.), что дало 8-процентный рост. В секторе работает около 1,23 млн. человек (около 28% всех занятых в экономике), из которых 900 тысяч - рабочие. Промышленность потребляет 48% всей энергии (около 16 млрд. квт/ч). Уровень рентабельности за 2000 составил 15,7% (падение на 8% по сравнению с 1999 г.). Удельный вес добавленной стоимости промышленности в ВВП составил 25,8%. За 2000 г. прибыль по промышленности составила 1170,9 млрд. рублей (около $1,5 млрд.), или 61% прибыли всей экономики. Сумма убытков по итогам года составила 53 млрд. рублей ($66 млн.). Удельный вес убыточных предприятий составил 18,8%, увеличившись за прошедший год более чем в два раза. Кредиторская задолженность по промышленности по итогам 2000 г. составила около $3 млрд., из них просроченная составляет $900 миллионов. Дебиторская задолженность составляет немногим меньше $2 млрд., из них просроченная составляет около $620 миллионов. За 2000 г. цены производителей промышленной продукции выросли на 268,3%. Среднемесячная начисленная заработная плана составила 72,9 тысячи рублей, что на 22,7% больше, чем в среднем по стране. Из общего объема инвестиций в основной капитал 1,55 трлн. рублей на промышленность приходится 447 млрд. или 29%. Спасение ради спасения Любому президенту надо иметь особый подход к электоральной силе, объединенной вокруг крупных промышленных предприятий. Это не разрозненные фермеры, которых ход истории не может превратить в гегемона. Это свыше миллиона человек, которые воспринимают зарплату, стоимость водки и сигарет, жилья и хлеба гораздо лучше, чем самые «навороченные» PR-технологии. Дать каждому заводу по своему денежному печатному станку - не получится: ни россияне, ни МВФ не поймут. Средств бюджета на дотации не хватает. ГКО покупают лишь те, кто не может отказать вышестоящему чиновнику по причине отраслевой или административной принадлежности. Многие министерства получили по 20% от запланированных сумм за прошедший период. Приватизация? А. Лукашенко, в принципе, может выступить, как философский позитивист: что было преступлением вчера, может быть подвигом сегодня. О прошлом первый президент выразился на «Интеграле» конкретно: «Я тогда отказался категорически от того, чтобы разрушить систему, наработанную вообще в Беларуси и в том числе здесь. Была поставлена задача: восстановить производство, защитить людей и так далее. Мы спасли предприятие, мы его не поделили, мы его не приватизировали. Таким образом, мы его сохранили, и сегодня работаем на весь бывший Советский Союз. В России таких производств уже нет, они разрушены в результате бездумной приватизации». Да, А. Лукашенко добился одного – создания Советского Союза в миниатюре. Некорректно говорить, что СССР развалился. Он просто сузился до отдельно взятой республики, которую для историков и социальных аналитиков сохранил шкловский мечтатель. Ставить себе в заслугу сохранение белорусской промышленности в ее нынешнем состоянии – это как хвалиться тем, что тебе удалось снять боль у тяжелобольного, введя ему изрядную долю LSD. Осуждая приватизацию, АГ в очередной раз провел параллель «приватизаторы – воры, частная собственность – опасность для государства». Ну, разве только для особо приближенных и по социальным ценам… Как видится после холодного празднования 5-летия Союза, ими могут стать не белорусские предприниматели и директора, а российские бизнесмены, имеющие богатый опыт быстрого «дербана» госсобственности. Как наполовину уменьшить IQ Белорусская электроника как зеркало отражает проблемы промышленности в целом, принципиально не отличается от данных секторов стран бывшей социалистической зоны. Была «военка», госзаказ, были деньги – предприятия работали. По мнению многих специалистов, в том числе из сферы науки, наша электроника отстала навсегда. Ни в одной постсоветской стране ни одно предприятие электронной промышленности не стало конкурентным на рыночных, недискриминационных по сравнению с другими секторами условиях. Да, были случаи фрагментальной помощи в Венгрии и Польше, но они все закончились банкротством или продажей иностранным инвесторам. Несмотря на все союзные и отечественные программы помощи, выйти на 100-процентный белорусский телевизор, радиоприемник, телефон, видеомагнитофон, пусть даже по принципиально важным узлам – это несбыточная мечта, реализация которой обойдется в несколько миллиардов долларов в год на протяжении десятилетий. Таких денег для нашей электроники не существует в природе. О каком потенциале белорусской электроники говорит власть, если в отчете о работе промышленности нет даже подглавки «Электронная промышленность»? Вместо нее используется название «Товары длительного пользования». «Горизонт» произвел в 2000 г . 531,8 тысячи телевизоров, «Атлант» сделал 811,7 тысячи холодильников и морозильников. Среди заказчиков электроники есть и производители стиральных машин (88,1 тысячи), радиоприемников (101,3 тысячи), телефонных аппаратов (79,5 тысячи). Все это товарная номенклатура, которая встречает жесткую конкуренцию не только со стороны высокотехнологичных стран, но и Китая, среднеевропейских сборок, не говоря уже о Южной Корее и других азиатских «тиграх». А где белорусские компьютеры, мониторы, сканнеры, принтеры, модемы, цифровые фотоаппараты, твердые диски, полупроводники и многие другие товары информационно-глобализирующейся эпохи? В номенклатуре отечественных товаропроизводителей этих позиций нет. А. Лукашенко обещал сохранить старое, а не развить новое. Сегодня гордиться тем, что страна может производить цветные телевизоры и холодильники – это глубокий экономический, научный и управленческий провинциализм. Да, для работников промышленных предприятий деньги налогоплательщиков и льготные условия как раз впору. Для них обещание АГ продолжить государственную поддержку – это результат успешного лоббирования. Крайне сложно на сегодняшний день оценить их реальный рыночный потенциал. Ученые могут часами перечислять достижения последней пятилетки, а вот маркетологи, менеджеры вряд ли могут похвастать созданием узнаваемого, пользующегося спросом брэнда «Интеграл». Да, НИКТУП «Велмикросхемы» продал «Мотороле» 40 своих разработок, но, возможно, он продал бы в два раза больше, если бы работал как самостоятельное частное предприятие? Может быть, при приватизации «Интеграла» образовалось бы несколько фирм, которые по объему уплаченных налогов и созданных рабочих мест превзошли бы сегодняшний уровень? Вопрос об экономической ценности белорусской промышленности все еще открыт. Это для ученых и бизнесменов, но не для А. Лукашенко, который связывает уровень IQ населения с наличием в стране предприятий типа «Интеграл». «Это будущее и основа любой экономики, это интеллект нации. Если мы уничтожим это предприятие, то мы, грубо говоря, глупее станем наполовину…» И если после начала рыночных реформ уровень знаний в школах и вузах упадет, то вы спокойно можете указать на первопричину. Не в коня корм С 1990 года количество промышленных предприятий у нас увеличилось на 82%, а количество занятых сократилось на 25%. Рентабельность по-прежнему составляет только 70% от уровня 1990 года. Отрасль чрезмерно монополизирована (по официально принятой методологии). 295 монополистов производят 58,7% всей продукции. Рост долгов, затоваренность складов, особенно в машиностроении, острая нехватка оборотных средств, потеря рынков, особенно пищевой промышленности – все это не находит серьезного обсуждения либо остается за кадром официальных встреч АГ. Важным фактором для определения потенциала промышленности является структура затрат. В течение последних 10 лет до 77,8% увеличилась доля материальных затрат. Доля затрат на оплату труда снизились с 11,2 до 9%. Очень тревожная цифра по амортизационным отчислениям – их доля за 10 лет упала с 9,4% до 1,4%. В электроэнергетике доля материальных затрат около 85%, в топливной – уже превысила этот показатель. Ни одна из отраслей не делает амортизационные отчисления больше 2,5% от общего объема затрат. Это значит, что промышленность проедает основной капитал, не инвестирует даже минимально необходимое количество средств в науку и в режиме свободного падения уверенно входит в системный кризис. Чудес не бывает: спрос на высокотехнологические лопаты и горшки с программным управлением крайне невелик, а остальное производить в нашей стране скоро будет не на чем. Такое поведение предприятий можно объяснить рядом факторов: 1) отсутствием мотивации директората проводить долгосрочное стратегическое планирование при полностью размытых правах собственности; 2) высокой инфляцией, которая «съедает» оборотные средства; 3) низкой финансовой дисциплиной: зачем экономить и сокращать издержки, если можно попросить от имени и по поручению самого главного сектора; 4) отсутствием экономической свободы и ответственности при принятии корпоративных решений по производству, финансированию и продаже товаров; 5) неповоротливой, враждебно настроенной к рациональной экономической политике фирм структуры управления промышленностью. Нет информации – нет инвестиций По большому счету, просто инвестору или западному аналитику без инсайдеровских связей трудно понять, в каком состоянии находится среднестатистическое промышленное предприятие РБ. У нас по-прежнему засекречены балансы предприятий, т.е. нельзя самостоятельно проанализировать, стоит ли складывать деньги в тот или иной проект. С другой стороны, само правительство с опозданием реагирует на рост кризисных явлений на том или ином предприятии. В цивилизованной экономике открытость балансов – это обязательное условие стабильного развития предприятий, высокого кредита доверия акционеров, кредиторов и инвесторов. В Беларуси в течение короткого промежутка времени можно так вычистить любой баланс, что даже самый доходящий должник покажется пышущей экономическим здоровьем фирмой. Сколько бы стоил телевизор, трактор, холодильник, микросхема, если бы снять все административные и финансовые льготы, если бы данные любимчики корпоративного соцреализма платили за каждый метр аренды 10 Usd, пеню 1% в день за каждый просроченный платеж и т.д.? А что будет, если снять все ограничения по рентабельности, торговым надбавкам, ценам на факторы производства? Что будет, если прекратить перекладывать на промышленность бремя перекрестного субсидирования и непосредственной поддержки социальной инфраструктуры? На эти вопросы правительство в страхе от масштаба предстоящих мероприятий предпочитает не отвечать, по крайней мере, публично. А вот если бы и в таких свободно рыночных условиях наша промышленность производила столько же, то это было бы реальным достижением. Правительство гордится сохранением рабочих мест в промышленности. А сколько фирм было разрушено из-за дискриминационного отношения к частному сектору? Сколько частных инвестиций было недополучено или потеряно из-за государственной поддержки гегемона? Размер убытков от такой промышленной политики намного превышает полученную прибыль и выгоду. Но это если рассуждать с точки зрения интересов всех граждан. А вот если принимать во внимание тактику выигрыша предвыборной кампании, то проводимая А. Лукашенко промышленная политика вполне рациональна: набросить петлю популизма гораздо проще на одну коллективную шею, чем на разрозненный частный сектор.
 

Изменение объемов выпуска промышленной продукции в 2000 г.*

 

2000г.
(в текущих
ценах),
млрд. руб.

2000г.
 в % к
1999г.

Доля отрасли в промышленном производстве (в %)

Вся промышленность

7997,8

108,0

 

в том числе:

 

 

 

электроэнергетика

697,5

97,2

9,1

топливная промышленность

510,2

115,4

6,6

черная металлургия

294,7

110,1

3,8

химическая и нефтехимическая промышленность

1147,1

100,9

14,9

машиностроение и металлообработка

1868,1

114,5

24,3

лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность

398,2

104,0

5,2

промышленность строительных материалов

262,1

104,9

3,4

легкая промышленность

699,4

104,8

9,1

пищевая промышленность

1394,8

107,8

18,1

* Министерство статистики и анализа РБ

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!