Ни за Россией, ни за Западом Куда предлагает вести энергетику советник Ткачев

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Между Беларусью и Россией никогда не было и нет единого энергетического пространства. Изолировалась Беларусь от энергетического рынка Европы. Судя по новым веяниям в области реформирования белорусской ситуация в ближайшие годы едва ли изменится. Путин и А. Лукашенко на недавней встрече в Сочи декларировали договоренность по ценам на газ на 2006 год, в очередной раз говорили об отсутствии проблем, больших и малых. А вот на уровне хозяйствующих субъектов ситуация приобретает совершенно иной оборот. «Газпром» и РАО «ЕЭС» говорят о неизбежном повышении цен в следующем году. Белорусские власти также особо не верят в миф о стабильности цен на российские энергоресурсы. Однако вместо мер по снижению стоимости белорусской электроэнергии, нас наверняка ждет ее рост.  

Фетиш энергетической безопасности

В Беларуси развернулась активная подготовка страны к работе в режиме энергетической безопасности. До 1 июля на стол А. Лукашенко должна лечь государственная программа комплексной модернизации основных производственных фондов белорусской энергетической системы, энергосбережения и обеспечения страны собственными топливно-энергетическими ресурсами. Обсуждаются самые разные способы снижения зависимости страны от поставок энергоресурсов из России. Дошло до того, что в качестве альтернативного вида топлива предлагается использовать некие быстрорастущие чудо – деревья, готовые стать топливом уже после трех лет роста. Такие разговоры едва ли бы получили серьезное продолжение, будь ситуация в энергетических отношениях между РБ и РФ беспроблемной.
    Напомним, что тема развития электроэнергетики РБ доминировала в работе администрации президента в начале 2005 года. 11 января А. Лукашенко провел совещание по вопросу тарифов и цен на энергоносители для реального сектора экономики. 21 января у президента обсуждались вопросы энергетической безопасности, как определяющего фактора национальной независимости. Затем последовали многочисленные заседания правительства и соответствующих министерств. Однако вместо прагматичных, рациональных решений по реформированию государственной энергетической монополии, нам в очередной раз навязывают опасные для потребителей и страны в целом решения. Одним из главных идеологов новой концепции энергетической безопасности является помощник президента Сергей Ткачев. Поскольку она имеет много общего с подходами к экономической политике в целом, то на ней стоит остановиться подробнее.

Бороться с монополией усилением монополизма

В 2004 году белорусские производители генерировали 31,2 млрд. кВт/ч электроэнергии, что на 17,2% больше, чем в 2003 г. Себестоимость белорусской энергии составила примерно 3,5 центов США за 1 кВт/ч., увеличившись за год примерно на 25%. В 2004 году было импортировано чуть более 4 млрд. кВт/ч электроэнергии, что на 46,5% меньше, чем в 2003 г. А вот средняя цена уменьшилась с 2 центов до 1,9 центов США за 1 кВт/ч. В результате переориентации на производство электроэнергии на внутреннем рынке Беларусь повысила ВВП, но могла бы заплатить (по себестоимости) за такое же количество энергии почти на $60 млн. меньше. За эту ошибку никто не только не оказался за решеткой. Никого даже не уволили.
    Это классический пример поведения государственной монополии, которая имеет право формировать цену по затратному методу. С. Ткачев предлагает своеобразные способы борьбы с белорусским монополизмом. Он считает, что «современная антимонопольная политика переносит центр тяжести борьбы с монополиями как хозяйствующими организациями на борьбу с монополизмом, как явлением, то есть со «злоупотреблением» монопольным положением». Это значит, что совсем не обязательно разбивать монополии и поощрять конкуренцию. Достаточно бороться с менеджерами, которые неправильно понимают интересы государства.
    Помощник президента ставит крест на разработанной в 2003 году концепции рыночного реформирования электроэнергетического комплекса. Он считает ее не только ошибочной, но и опасной: «Мировой опыт говорит совершенно другое: только там, где энергетика находится в национальной собственности, успешнее всего реализуются самые амбициозные энергетические проекты». Делаются ссылки на США и Францию, но тут же приводится пример того, как в Америке случаются сбои с подачей электроэнергии. С. Ткачев не упоминает, что все эти проблемы как раз являются следствием государственного регулирования и отсутствия рынка. Он предлагает отказаться от российского и, по сути дела, европейского подхода к реформированию электроэнергии – отделению транспортных сетей, сохраняющих монопольное положение, от производителей электроэнергии и теплоэнергии и транспортных услуг.
Энергетическая реформа в России едва началась, а С. Ткачев приписывает ей уже все беды российской энергетики. «В 1975 – 1985 гг. ежегодно вводились основные фонды в размере 5 – 6% действующих, то с началом реформ этот показатель стал быстро снижаться и в 2001 году достиг уровня 0,8%». До этого времени вообще не было речи об энергетической реформе, но советник белорусского президента уже «навесил» на нее все проблемы, в том числе «образование «иррационально» большого около 100 энергокомпаний». Так легкими мазками были опорочены как российский, так и «мировой опыт».

Белорусский путь: назад к лампочке Ильича

С. Ткачев считает недопустимым коммерциализацию энергетики, потому что она станет «корпоративной обособленной системой со своими экономическими интересами.. Тем самым будут созданы условия для подавления государственной системы регулирования». Получается, что энергетика и бизнес несовместимы, что за непрофессионализм чиновников и менеджеров должны платить все, даже те, кто электроэнергию не потребляет. Это типичный советский подход, который реализует С. Ткачев в каждой сфере, которая попадается ему под руки, будь то сельское хозяйство, строительство или легкая промышленность. Основание тоже было придумано современное: «Наше демократическое государство не может допустить экономического противопоставления развития экономики и энергетики». Демократия по-белорусски не может выбрать энергетику по-рыночному. «Управленческий супермонополизм концерна «Белэнерго» должен быть подорван».
Анализируя рекомендации С. Ткачева, можно подумать, что это не А. Лукашенко назначает всех министров, что не правительство определяет параметры работы министерств, а чиновники из «Белэнерго» самостоятельно хотят разрушить «хрупкий сосуд» государственной экономики высокими ценами на электроэнергию. Он предлагает перейти «от затратного механизма расчета тарифа на электроэнергию к механизму стимулирования энергосбережения и экономически обоснованным тарифам». Понятно, что обосновывать новые энерготарифы должны будут не профессионалы-энергетики, не инвесторы, а, скорее всего, в администрации президента. «Жесткое госрегулирование электроэнергетики - не тормоз, а мощный ускоритель развития не только электроэнергетики, но и экономики в целом» - утверждает С. Ткачев.

Кто топил, тому и спасать

Сотрудники Белэнерго, менеджеры облэнерго и генерирующих станций считают текущее госрегулирование предельным. К началу 2005 года «Белэнерго» работает с рентабельностью 14%. Однако эта цена не включает затраты на модернизацию всей системы. Не допуская реформ и частного капитала, государство довело до ручки отечественную энергетику. Электроэнергетика Беларуси – это 22 крупные электростанции, 25 районных котелен, 35 тысяч км. линий электропередач, 1270 подстанций (их установленная мощность 30875 Мвт), около 2 тысяч км. трубопроводов тепловых сетей. В стране эксплуатируется около 1650 км. трубопроводов тепловых сетей или 34% от их общей протяженности (4351 км.) со сроком использования более 20 лет.
Генерирующая мощность электростанций составляет 7814 МВт. На них можно в год вырабатывать около 45 млрд. Квт/час при потребности страны около 32 млрд. и импорте от 4,5 до 8 млрд. Квт/час. Турбинное и котельное оборудование  отработавшее более 25 лет, составляет 57% и 62% от установленной мощности.
Ремонт сетей требует серьезных капиталовложений. Только для поддержания существующей возрастной структуры тепловых сетей необходимо ежегодно проводить замену не менее 200 км. трубопроводов. За счет этого можно сэкономить 10 тыс. тонн условного топлива. Скорость ремонта и замены явно отстает от требуемой. В 2003 году было заменено лишь 79,5 км. трубопроводов тепловых сетей.
    Еще критичнее ситуация с ремонтом линий электропередач. Из 35 тысяч км. 90% имеют срок эксплуатации более 25 лет. По этой причине в сетях теряется до 13% передаваемой энергетической мощности. Большинство из имеющихся подстанций напряженностью 35 кВ и выше было построено в 1960 – 80-ые годы, т.е. находятся в эксплуатации 15 – 20 лет. Физический износ оборудования достигает 70%.
    Предприятия не могут ждать, пока правительство созреет к реформам энергетики. Они начинают активно устанавливать автономные источники энергии. Это яркое подтверждение того, что правительство не справляется с монополизированной и жестко регулируемой сферой. Но С. Ткачеву так не кажется. Он считает, что «с государственных позиций было бы правильно взять этот процесс под контроль. Хотя бы в части элементарного управления закупками. Имеется в виду проведение единой политики по маркам и ценам закупаемого оборудования».
    На протяжении последних 15 лет никто не мешал белорусскому государству продемонстрировать искусство управления отечественной энергетикой. Все было в его руках: собственность, деньги, регулирование цен и конкуренции с внешними производителями. В результате национальная энергетика оказалась в плачевном состоянии. Рост цен на электроэнергию как предприятиям, так и населению практически гарантирован. Ресурсов даже на элементарный ремонт не хватает, а привлечение внешних инвесторов прямо отвергается. В такой ситуации советы людей типа С. Ткачева являются серьезным источником угроз не только для энергетики, но и для белорусской экономики в целом.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…