Деградация монополиста Как «Белнефтехим» тянет на дно белорусскую экономику

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

Интересную политику проводит белорусское правительство. Сконцентрировав ресурсы и рычаги управления экономикой в своих руках, оно декларируют приверженность принципам конкуренции, равенства и защиты отечественных производителей и потребителей. Безусловно, при творческом подходе к словам, принципам, законам и Советский Союз можно назвать оазисом рынка и прав человека. Чтобы отнести Беларусь в эту категорию надо еще иметь богатое воображение или много водки. Поведение концерна «Белнефтехим» в белорусской экономике, его влияние на реальный сектор и бюджетную политику превращает декларируемый правовой и рыночный оазис в мираж, за которым скрывается привычные для социалистической экономики коррупция, кумовство, монополизм и неформальная приватизация государственной собственности. 

Попросите сотрудника «Белнефтехима» объяснить идеологию концерна, и в ответ наверняка услышите «помощь отечественному производителю», «снижение цен на энергоресурсы» и «повышение конкурентности национальной экономики». Красивые декларации о смысле деловой жизни можно списать у «Юкоса» или «Бритишь петролеум», а вот чужой баланс, практики управления и продажи в банк или иностранному инвестору не предъявишь. Даже своему правительству, не говоря уже о простых людях, показать практически нечего. Скрывшись за грифом «для служебного пользования», «Белнефтехим» превратился в структуру, положение и статус которой используют ряд чиновников и бизнесменов для удовлетворения своих личных интересов. Нет ничего плохого в стремлении заработать деньги. Но почему же за чужой счет?

Как Концерн с Комитетом в рынок играют


«Белнефтехим» должен был так структурировать работу на нефтехимическом рынке, чтобы на посевную и уборочную село всегда имело нефтепродукты. Все знают, что сделки с колхозами коммерческими назвать нельзя. Поэтому само правительство справедливо использует слово «поставить», а не «продать», «обеспечить», а не «кредитовать». Поскольку никто в концерне особо не рассчитывает на платежи из колхозно-совхозной системы, то естественно стремление менеджеров «Белнефтехима» «канализировать» поставки нефтепродуктов в более выгодные проекты или сократить их до минимума. Как бы цинично это не звучало, для страны лучше, если концерн будет недопоставлять солярку и бензин на село, исходя из принципа «каждому по потребностям». Лучше пусть несколько десятков человек станут миллионерами, чем весь урожай сгниет на поле или в амбарах. Так может рассуждать рациональный человек, но не чиновник «Белнефтехима», которому по уставу положено поступать иначе. Есть в Беларуси интересная структура - Комитет по материальным резервам при Совете Министров. Он-то и поставляет недостающие нефтепродукты на село. Понятно, что Комитет сам нефть не перерабатывает, а получает от предприятий концерна. До 1999 г. нефтепродукты шли по фиксированным ценам. Все изменилось с принятием Совмином Постановления № 111 от 15.12.1998 г., которое легализовало поставки нефтепродуктов по свободным ценам. Оказалось, что они чуть ли не в 2 раза выше фиксированных. Заработала интересная схема: «Белнефтехим» продает товар Комитету по высоким ценам, получая при этом бюджетные деньги; Комитет же поставляет (читай отдает бесплатно) селу тот же товар, но по совершенно иным ценам. Кто заинтересован в такой схеме? 1) Менеджеры концерна, которые имеют гарантированный сбыт по высоким ценам, 2) чиновники Комитета, которые обеспечивают проплаты концерну и возможность ценовых манипуляций, 3) директора колхозов и совхозов, которые получают почти бесплатные нефтепродукты. Кто страдает? 1) Налогоплательщики, которые должны платить налоги, чтобы концерн мог реализовывать свои антирыночные схемы. Кто легализует и поддерживает данное безобразие? Правительство, которое постоянно жалуется, что ему денег на социальные программы не хватает. После посевной 2002 года ресурсы Комитета по материальным резервам практически исчерпались. Не совсем приятно встречать уборочную с пустыми резервуарами. Вот чиновники «Белнефтехима» и Комитета занервничали. Они-то знают, что по постановлению Совмина № 1944 от 13.12. 1999 надо покупать нефтепродукты в госрезерв на тендерной основе. Но чиновникам чужды эти проявления рыночной экономики, поэтому они предпочитают договариваться между собой напрямую, без вмешательства рынка. Так компания – нерезидент ЗАО «Славнефтепродукт» (родом из солнечного хранилища денег компаний СНГ, т.е. из Кипра) оказала с/х производителям Беларуси безвозмездную помощь на сумму $1,5 млн. Маленький нюанс – за счет МНПЗ. Схема проста: заключается контракт купли – продажи с нефтепереработчиком, бензин или солярка отгружаются (по документам) иностранной компании, та, в свою очередь, передает груз колхозам (якобы совершая акт благотворительности), часто не весь, но забывает заплатить заводу-производителю. Чего-то в этой схеме явно не хватает. Картина была бы полной, если бы мы узнали, как был использован товар на $1,5 млн., и что произошло с инновационным фондом МНПЗ и дальнейшими коммерческими отношениями между белорусами и друзьями киприотами с подозрительно славянским названием.

Белорусский транзит

«Белнефтехим» был образован в том числе и для того, чтобы Беларусь могла зарабатывать деньги на транзите нефтепродуктов. Раз путь российской нефти лежит через нашу территорию, то естественным кажется вопрос: «А сколько же денег поступает в белорусский бюджет от транзита нефти через нашу территорию?» Ответ может огорчить самых безнадежных оптимистов и сторонников А. Лукашенко. Мизер! Мы, гордая маленькая транзитная страна в центре Европы на пересечении всех возможных дорог, труб и трасс ничего не получаем за транзит нефти? Следующий вопрос приходит в голову незамедлительно: «А кто получает?» И здесь мы вторгаемся в интимные отношения «Белнефтехима» и российских нефтяников и бюджетников. Дело в том, что основная выручка от транспортировки российских нефтепродуктов по Беларуси поступает в .. российский бюджет. На этом сегменте рынка наша республика давно уже вошла в состав Российской Федерации. И санкционировал это А. Лукашенко и правительство, которые во-первых, согласились на образование «Белнефтехима», во-вторых, из года в год санкционируют такие схемы денежных и ресурсных потоков. Сейчас нефтепроводы на территории Беларуси эксплуатирует дочернее российское предприятие - ЧПУП «Запад-Транснефтепродукт». Оно работает, исходя из затратного принципа финансирования его головной организацией – ОАО «Юго-Западтранснефтепродукт» (г. Самара). В 2000 году через нашу страну было перекачано 6,9 млн. тонн нефтепродуктов. Вы не угадаете, сколько заработали россияне в нашей стране на эксплуатации нашего географического положения. Они .. потерпели убытки. В 2000 г. «Запад-Транснефтепродукт» сработал с минусом в 583 млн. руб., а в 2001 году от транзита 7,2 тыс. тонн – был получен «огромный» доход в размере 27 млн. руб. или около $21 тысячи. Перекачка одной тысячи тонн стоит не целых три доллара. Думаю, что переноска одного ведра нефти в Саудовской Аравии от скважины к личному автомобилю стоит дороже. Тот небольшой кусочек, который перепадает Беларуси от транзита, оседает на счетах Гомельского и Новополоцкого предприятий по транспорту нефти «Дружба». На этом «неблагодарном» сегменте рынка они работают с рентабельностью 200% и более. Вот кому на Беларуси жить хорошо. Находясь в состоянии головокружения от такого коммерческого успеха данные предприятия свободно размещают огромные деньги на депозитах, дают беспроцентные (а как можно иначе?) займы концерну и другим организациям. За 2000-2001 гг. Гомельское предприятие «Дружба» получило от услуг по транспортировке нефти прибыль в размере 188,5 млрд. руб., а Новополоцкое – 52,1 млрд. руб. За этот же период они выдали беспроцентные займы в рублевом эквиваленте на 20 млрд. руб. и 2,9 млрд. руб. соответственно. Из них около 76% от общей суммы получил сам «Белнефтехим». При этом «Белнефтехим» не нашел средств, чтобы срочно начать ремонт 117 из 157 (таков результат проверки их технического состояния) переходов нефтепровода «земля-воздух» на Новополоцком РУПТН «Дружба».

Как на эту ситуацию реагирует Иван Бамбиза? Никак. Что делает Совет Министров? Безмолвствует. Может, хотя бы А. Лукашенко собирает совещания и сажает недотеп-менеджеров в тюрьму за поругание национальных экономических интересов? Очевидно, ему нет до таких «мелочей» дела, когда надо ругаться с ОБСЕ, оппозицией и следить за распоясавшимися журналистами. Может, Палата при обсуждении бюджета на следующий год, наконец, поинтересуется, почему же бюджет не получает денег от транзита нефти? Вряд ли, ведь за это в Совет Европы не примут, да и внутри страны по головке не погладят. Ходят слухи, что белорусская сторона может ввести в «Запад-Транснефтепродукт» золотую акцию, чтобы взять под свой контроль российскую собственность на территории РБ. Едва ли такой шаг понравится В. Путину и нефтяным «королям» нашего партнера по Союзу.

В транзите нефти есть еще один важный участник – Таможенный комитет, который согласно статье 126 Таможенного кодекса обязан осуществляет таможенное оформление и контролировать объемы нефти и нефтепродуктов, перемещаемых транзитом через таможенную территорию страны трубопроводным транспортом. С 1999 г. «Белнефтехим» должен был бы получать от ГТК информацию о транзитных перевозках углеводородного сырья и нефтепродуктов, в том числе из стран – участниц Таможенного союза. Но белорусские таможенники, заботясь, очевидно, об интересах российских нефтяных компаний, отказываются предоставлять концерну эту информацию. Можно сказать, что белорусская таможня также давно интегрировалась в российскую, правда, со значительным опережением графика и национального законодательства.

Почему в Беларуси дорогой бензин

В Постановлении № 359 от 17.04.1997 говорится, что «Белнефтехим» создан для совершенствования государственного управления нефтехимическим комплексом Республики Беларусь, проведения единой экономической, технической и технологической политики в соответствующих отраслях. В самом Уставе концерна (п. 6) указывается, что его задачами являются обеспечение потребностей народного хозяйства и населения республики нефтью и нефтепродуктами, химической и нефтехимической продукцией, повышение их качества и конкурентоспособности…». «Белнефтехим» обязался участвовать «в разработке и осуществлении государственной политики цен на нефть и нефтепродукты, важнейшие виды химической и нефтехимической продукции, в подготовке предложений по установлению цен на нефть и нефтепродукты». Указ Президента № 285 от 19.05.1999 «О некоторых мерах по стабилизации цен (тарифов) в Республике Беларусь» подтвердил ответственность концерна по регулированию цен на нефтепродукты. Это на бумаге. А вот как понимают приказы вышестоящего начальства И. Бамбиза и его коллеги.

«Белнефтехим» разрабатывает цены на нефтепродукты, исходя из самого дорогого нефтяного сырья. В результате его товары являются самыми дорогими на рынке. Коммерческие структуры берут пример с концерна и не смеют без его ведома снижать цены. В 2001 г. изготовление 1 тонны различных видов бензина и дизтоплива из собственного сырья стоило значительно меньше, чем из давальческого. Принимая в качестве базовой цену давальческого сырья, концерн устанавливал завышенные цены. В результате белорусы платили за топливо гораздо больше, чем россияне и украинцы. В первой половине 2002 г. ситуация еще более ухудшилась. Ничем иным, как монополизмом «Белнефтехима» и низким качеством его управления нельзя объяснить тот факт, что белорусы вынуждены покупать солярку на 28% дороже, чем соседи с юга и востока, Бензин А-92 у нас на 36% дороже, а А-95 – почти на 40%.

Как «Белнефтехим» своим предприятиям помогал

Под мудрым руководством концерна предприятия химии и нефтехимии начали работать продуктивнее в два раза, но на склад. Запасы готовой продукции предприятий за 2001 г. удвоились. Лидерами по затовариванию являются Полоцкое «Стекловолокно» – рост запасов готовой продукции в 10 раз, ОАО «Завод горного воска» – более чем в 6 раз, ГПО «Химволокно», МПО «Химволокно» – более чем в 3 раза, ПО «Полимир», ПО «Химволокно», РУП «Борисовский завод пластмассовых изделий» – более чем в 2 раза. Если учесть, что доля бартера по итогам 2001 г. составила 30,7% от всего товарооборота, то впору говорить о системном кризисе отрасли. Лидерами по бартеру являются СПО «Химволокно» – 66%, ПО «Полимир» – 49%, МПО «Химволокно» – 49%, РУП «БШК «Белшина» – 48%, ПО «Азот» – 48%. Растут долги заводов и за поставляемое им нефтехимическое сырье. В 2001 г. «Белнефтехтим» произвел 143,2 тыс. данного сырья, сократив производство на 21%. С 2002 г. И. Бамбиза издал приказ, согласно которому задача обеспечения заводов сырьем возлагается на ПО «Нафтан» и ОАО «МНПЗ». Параллельно «Белнефтехим» обязывал других поставщиков перерабатывать и продавать сырье для предприятий Беларуси, но они не спешат выполнять данное указание. Связанные концерном в одну административную цепь, многие предприятия концерна даже между собой не могут договориться. Сырье для своего производства СПО «Химволокно» на 78% закупает у импортеров, а не у МПО «Химволокно», которое его также производит. Доля белорусского сырья в производстве за последний год сократилась более чем вдвое. Легко можно догадаться, почему. Закупать у импортеров выгоднее, потому что у них ... дороже. Ясное дело, речь идет о выгоде конкретных менеджерам, а не предприятия в целом. Если бы химические предприятия страны между собой договорились, то МПО «Химволокно» могло бы сэкономить более $600 тысяч. Таким образом, в среде жесткого административного регулирования, фиксации цен государственные предприятия работают преимущественно на удовлетворение интересов своих руководителей и тех частных компаний, которые обеспечивают их поставками дорогого сырья. В результате издержки и долги предприятий растут, а продукция становится не конкурентной как по ценовому, так и по качественному фактору.

Мудрые инвестиционные решения

«Белнефтехим» может служить прекрасным примером эффективности государственной инвестиционной деятельности. Когда частная компания совершает ошибку, страдает ее владелец и акционеры. Когда ошибается государственный концерн, все списывается на рост мировых цен, неблагополучную конъюнктуру и жадных бизнесменов. При этом все руководители остаются на своих местах или даже идут на повышение. Кто и какой предложил бизнес план в январе 1997 года для создания ЗАО «РосБелНафта» неясно. Очевидно, имена НК «ЛУКойл» и АООТ «ЮКОС» затмили коммерческий смысл проекта. В уставный фонд данного ЗАО концерн и ПО «Нафтан» внесли $260 тысяч. В мае 2001 г. по решению участников данное предприятие было ликвидировано. Неясно, сколько дивидендов получил от работы «РосБелНафты» бюджет, но из вложенных в уставный фонд денег концерну и «Нафтану» вернули только 0,9%. Чуть раньше в июле 1996 г. аналогичная история произошла с образованием ЗАО «ЛЮБел-ойл». Оно так и не заработало эффективно. «Нафтан» и «Белнефтехим» решили выйти из состава ЗАО и из вложенных когда-то $1,2 млн. получили только $93 тысячи. Не может похвастаться эффективной инвестиционной деятельностью и РУП ПО «Белоруснефть». В надежде решить вопросы разведки и добычи нефти на территории России данное предприятие вложило 2 млн. российских рублей в уставный фонд ООО «Ненецко-Белорусская нефтяная компания». Дело было в августе 2000 года. До сих пор компания не получила лицензию на право пользования российскими недрами. Вам это история не напоминает мытарства МТС в Беларуси? Есть у «Белнефтехима» еще один вопрос с бородой. С 1995 года он не может договориться о возврате 6,2% акций ОАО «НГК «Славнефть», которые принадлежали ООО «МНПЗ+» и в нарушение устава были проданы ООО «Инвестиционный дом «Кондор» (г. Москва). Сделку, которую в свое время совершил сегодняшний директор Мозырского нефтеперерабатывающего завода А. Куприянов (тогда он возглавлял ООО «МНПЗ+») не может переиграть сам А. Лукашенко, который ставил этот вопрос перед В. Путином.

Несмотря на много шума о приватизации «Белнефтехима», концерн явно не готов к изменению формы собственности. Можно предположить, что руководство не знает или просто скрывает реальное состояние активов предприятий концерна. Почему не принимаются решения по объектам незавершенного строительства, которые оцениваются почти на 300 млрд. рублей? Многие из них были заморожены еще в 1991 году. На Гомельском химическом заводе числится 343 единицы не установленного оборудования. 40 из них были куплены еще в Советском Союзе. Их уже и использовать нельзя, и выбросить жалко. Чуть ли не на каждом рабочем совещании по вопросам работы промышленности обсуждался кризис на «Белшине». 2001 г. данное предприятие закончило с убытками 823,6 млн. руб. Но это не помешало руководству сделать ремонт инженерно-административного корпуса и вложить в метр помещения от $294 до $807. Разве ответственный хозяин делает евроремонт в доме, когда у него весь урожай пропал и нечем рассчитываться с кредиторами? На строительство жилого дома, в котором нашлось место городским начальникам, деньги были, а вот на производственные нужны, увы, нет. Конечно, нельзя назвать прямой связь между качеством управления и инвестиционной политики «Белнефтехима» и уровнем безопасности на его предприятиях, но все же семь смертельных исходов на заводах концерна в связи с производственным травматизмом (в 2000 г. было всего 3) не может не настораживать. Когда причинами гибели людей становится истечение срока эксплуатации оборудования, то расходовать деньги не на производственные цели просто аморально.

Самое печальное в вышеописанной ситуации заключается в том, что концерн «Белнефтехим» не является исключением, досадной институциональной и управленческой ошибкой правительства и А. Лукашенко. Его деятельность во многом можно назвать лучшей среди других отраслевых образований подобного рода. Можно себе представить, что творится в «Белгоспищепроме», «Белместпроме» или в «Беллегпроме». Новый министр экономики Кобяков и будущий (это наш прогноз) премьер-министр Сидорский наверняка знают о месте и роли концернов и министерств в углублении системного экономического кризиса. Тот факт, что они пошли на повышения, а И. Бамбиза все еще заправляет нефтехимическим рынком РБ, свидетельствует только о том, что А. Лукашенко находится в опасной кадровой и интеллектуальной ловушке. А Беларусь обреченно движется к последней фазе социалистического эксперимента.
 

Цены топлива в 2001 г.

(в долларовом эквиваленте за 1 литр)

Наименование

топлива

Беларусь

Россия

Украина

Январь

Май

Дек.

Янв.

Май

Дек.

Янв.

Май

Сент.

Дизельное

топливо

0,32

0,29

0,29

0,26

0,25

0,24

0,29

0,30

0,29

Бензин А-76

0,37

0,34

0,31

0,25

0,25

0,24

0,31

0,33

0,29

 

Цены на топливо в разных городах

( 1 литр на середину мая 2002 г.)

Место реализации

Вид топлива

Дизельное топливо

Бензин

А-76

Бензин

А-92

Бензин

АИ-95

Киев

0,21

0,21

0,25

0,28

Кишинев

0,27

0,36

0,40

0,42

С. Петербург

0,20

0,17

0,23

0,27

Белнефтехим

0,27

0,27

0,34

0,39

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 25 2017

Адвокаси Кэмп интеллектуальных и гражданских активистов 2017

Мир наизнанку. Параметры нового нормального   Аналитический центр «СТРАТЕГИЯ» Научно-исследовательский центр Мизеса Время: 21 июля (пятница) – 25 июля (вторник) 2017г. Место: комфортный пансионат на…