«БЕЛНЕФТЕХИМ» надо распустить История одного безобразия

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(1 Голосовать)

Многие в Беларуси и за рубежом считают предприятия, входящие в концерн «Белнефтехим» фамильным серебром нашей страны, ее стратегическим запасом. Не дай бог наводнение или засуха – эти заводы должны прокормить страну и вытянуть ее из кризиса. Поэтому А. Лукашенко и его правительство хотят выручить при продаже российским инвесторам акций предприятий концерна от $500 до $800 млн. и при этом оставить контрольный пакет в своих руках. Анализ того, что реально происходит в «Белнефтехиме», его финансового состояния, качества управления, поведения на внешней и внутреннем рынке позволяет нам сделать вывод, что роспуск концерна необходим для обеспечения национальной экономической безопасности Беларуси. Он снижает реальную стоимость предприятий, злоупотребляет своим монопольным положением на рынке, способствует переводу активов и управления ресурсами в подконтрольные отдельным чиновникам частые структуры, нарушая при этом как свой собственный устав, так и законы Республики Беларусь. 

Продажа «лимона» Суть действий президента концерна Ивана Бамбизы и его пяти заместителей, директоров предприятий, входящих в его состав, по предпродажной подготовке «Белнефтехима» заключается в том, чтобы сделать заводы убыточными, ухудшить их балансы, обеспечить негативную динамику продаж и рост задолженности. А. Лукашенко даже не подозревает, в какое положение ставят его подчиненные, когда он ведет переговоры по продаже акций нефтехимических предприятий России. По сути дела, он пытается всучить им «лимон». Так в экономической теории асимметричной информации называется товар, за который продавец, зная все его качества, хочет получить, скажем, $1 млн. при его «красной» цене - $100 тысяч. Российские аналитики, ознакомившись с результатами производственной, финансовой и торговой деятельности «Белнефтехима», недоуменно развели руками. У них складывается впечатление, что хитрый белорусский мужик, играя на добрых чувствах и отношениях соседей, хочет в очередной раз их кинуть. Представители потенциальных российских инвесторов поделились с нами имеющейся у них информацией и посоветовали обратиться за консультациями к ряду белорусских инсайдеров. Те подтвердили основные выводы россиян. У большинства из белорусских экспертов душа болит за то, что творит с «Белнефтехимом» руководство страны и самого концерна. Но обо всем по порядку. «Белнефтехим» и подготовка к приватизации В состав концерна входят 78 предприятий. 63 из них имеют статус республиканских унитарных предприятия, а 15 - акционерных обществ. На них работает чуть меньше 88000 человек (2% от всех занятых в экономике). 78 предприятий, т.е. 3,6% всех промышленных предприятий производят 15% валового продукта данной отрасли. Их доля в общем экспорте страны составляет 28%, в импорте – 18%. При этом 65% продукции экспортируется, что делает «Белнефтехтим» одним из крупнейших источников валютных поступлений. В 2001 г. выручка концерна от продажи своей продукции составила почти $4,1 млрд. Прибыль от реализации составила почти $560 млн., при этом за прошлый год поступление валютной выручки снизилось на 7,8% по сравнению с 2000 г. Из таблицы 1 видно, что «Белнефтехим» все больше работает в холостую. При опережающем росте затрат балансовая прибыль концерна за последний год сократилась в 40(!) раз. Коэффициенты текущей ликвидности и обеспеченности собственными средствами также ухудшились и значительно отстают от нормативных. Так идет подготовка к приватизации. Недавно был заслушан отчет руководства концерна и... все руководители остались на своих местах. Что бы сделали акционеры с менеджером, который допустил такие финансовые показатели в корпорации США, Европы или даже России? Правильно, немедленно бы уволили и наняли независимого аудитора для проверки реального состояния предприятия. У нас единственным акционером является государство. Почему же правительство, которое обязано следить за состоянием своих активов, не предприняло никаких мер по исправлению ситуации? Как может отреагировать на такое развитие ситуации честный инвестор? Он сразу же потребует снижения продажной цены. Похоже, руководители концерна вместе (или за спиной?) А. Лукашенко ведут переговоры с «серым» инвестором, имея на руках совершенной иной баланс.

Секретные переговоры с фигой в кармане. Для бюджета.
«Белнефтехим» не умеет самостоятельно продавать свою продукцию. Взяв на себя роль посредника целого ряда предприятий, И. Бамбиза сотоварищи явно не справляются с взятыми на себя обязательствами. Яркое тому подтверждение – работа трех представительств концерна в России, Украине и Германии. За последний год объем торговли концерна с ФРГ сократился с $800 тысяч в 2000 г. до $20 тысяч в 2001 г., т.е. в 40 раз. Можно было бы предположить, что «Белнефтехим» сконцентрировался на российском рынке. Но данный тезис идет в разрез с реальными торговыми потоками. В 2000 г. сам концерн экспортировал товаров на $11,1 млн., а в 2001 г. – только на $7,9 млн. При этом число сотрудников российского представительства с весьма непростыми окладами увеличилось с 5 до 9 человек. Это мизер по сравнению с экспортом нефтехимической продукции, который осуществляется через другие структуры. При объединении десятков предприятий в один концерн предполагалось достижение оптимизации торговли и производства. «Белнефтехим» должен был продавать больше и дороже, покупать сырье и комплектующие дешевле и качественней. В действительности же оказалось, что концерн хорошо справляется только лишь с распределением потоков между частными структурами, работу на внутреннем рынке которых он контролирует через лицензирование и ряд других инструментов. Государство помогает. А в ответ – черная неблагодарность. Предприятиям «Белнефтехима» не известная конституционная норма о равенстве условий хозяйствования. Нефтехимическое лобби регулярно выбивает для себя различные виды льгот: 1) освобождение от обязательной продажи иностранной валюты, от 2) уплаты таможенной пошлины и НДС, 3) налоговый кредит, 4) беспроцентная ссуда, 5) кредит под гарантию правительства 6) отсрочка по погашению задолженности за потребленную электрическую и тепловую энергию. Предприятия «Азот», «Гомельский химический завод», «Нафтан», МПО «Химволокно», «Полимир», ПО «Нафтан», ПО «Полимир», МПО «Химволокно», «Беларуськалий», РУП «БШК «Белшина» и сам «Белнефтехим» получали те или иные виды преференций. Список впечатляет. Заметьте, что в нем нет нищих предприятий. Если правительство считает, что экономическая политика у нас нормальная, что она способствует привлечению инвестиций и продуктивной работе некогда лучших заводов страны, то зачем же тогда для них создавать тепличные условия за счет других? Когда директор знает, что ему легче получить бесплатные деньги из бюджета, зачем ему проводить реструктуризацию, сокращать издержки и вести себя, как рыночный субъект? Есть еще один негативный момент, связанный с льготами. В результате их системного применения никто не может точно определить рыночную стоимость завода-реципиента. Как бы работал «Белнефтехим» без льгот? Сколько бы он тогда заработал прибыли? В период 2000 – 2001 предприятия концерна получили льгот по уплате таможенных платежей и НДС на сумму 3,2 млрд. рублей. Надежды на их финансовую стабилизацию не оправдались. Не в коня корм, потому что «Белнефтехим» продолжает выпускать старый ассортимент товаров. Увеличивая запасы готовой продукции, он широко использует бартер (30,4% от выручки) и снижает рентабельность. К примеру, ПО Полимир», который рассматривается в качестве объекта приватизации российскими компаниями, в 2000 год получил $1,13 млн. льгот (в переводе на валюту), в 2001 году – на $959 тыс. за это же время рентабельность реализованной продукции упала с 17% в 2000 году до 0,2% в 2001 году. Вот непросвещенный инвестор и решает загадку: «Это следствие окончательного банкротства предприятия или некие инсайдерские игры по искусственному снижению цены предприятия перед его продажей»? До тех пор, пока не будет проведен аудит международной специализированной компанией, ответить на этот вопрос будет невозможно. Интересные истории о поставках нефти Финансовые показатели предприятий концерна свидетельствуют, что зарабатывать деньги «Белнефтехим» не умеет. Посмотрим, как он выполняет контроль за поставками нефтепродуктов в РБ на основании соглашения с Россией от 01.09.1994 г. о балансе поставок нефтяного сырья Союзного государства Беларуси и России. В 2000 г. планировалось поставить 14 млн. тонн, по факту получилось только 11,59 млн. тонн. В 2001 г. при плане 13 млн. тонн было поставлено 11,9 млн. тонн. Сама идея подписания государственного договора о поставках нефтепродуктов отдает нафталином. Нефтяной рынок России доминируют частные компании, которые не должны выполнять рекомендации правительства по поставкам нефти в дружественную страну. Они ориентированы на получение прибыли, а не на благотворительность по отношению к белорусским предприятиям. Увидев не сговорчивость руководства «Белнефтехима» и страны, россияне переориентировали потоки на Украину. В Беларуси еще не поняли, что Славянские базары и нефтяной бизнес – это разные проекты. На наших глазах под носом у А. Лукашенко украинский президент Кучма уводит к себе очень выгодные энергетические потоки. Чем ответил И. Бамбиза на нефтяные потери? Ничего другого, кроме увеличения количества разрешений на ввоз нефти (за 2001 год их было выдано 247) на 42,9 млн. тонн он не придумал. Поскольку концерн навязывает условия поставки нефтепродуктов, то в результате было ввезено только 8,8 млн. тонн). Пожиратели ценовой ренты Эффективными инструментами, которые использует «Белнефтехим» при определении параметров нефтяных потоков в Беларусь, является фиксация цены и объемов поставок. Обладая сильным административным ресурсов, И. Бамбиза и его коллеги не особо утруждают себя поиском самых дешевых поставщиков, чтобы сэкономить бюджетные деньги и снизить цену нефтепродуктов для белорусских предприятий и населения. С января по октябрь 2001 г. «Белнефтехим» купил у «Сургутнефтегаза» 1,66 млн. тонн нефти по средней цене $126,77 за тонну. В это же время частные белорусские компании приобретали более дешевую нефть на российском рынке. ИП «Шве-Бел Нефтепродукт», ЗАО «Юкола», ООО «Без проблем» купили 1123,9 тыс. тонн нефти по средней цене $117,8 за тонну; компания «Саллен» - 165,9 тыс. тонн по средней цене $123,13, а СП ЗАО «Евроэкосервис» - 6,7 тыс. тонн по цене $100 тонну. Таким образом, потери концерна при закупках нефти по более высокой цене составили около $10,5 млн. в 2000 году и около $8 млн. в 2001 году. И опять никаких оргвыводов со стороны правительства и А. Лукашенко, который держит данный сегмент рынка на личном контроле. Что бы сделали с руководителем частной компании, который за два года только по ценовому фактору нанес экономике страны ущерб в $18 млн.? В белорусских тюрьмах сидят свыше 7000 предпринимателей за нарушения в 1000 раз меньше. Почему органы безопасности не реагируют на поведение потребителей нефтяной ценовой ренты? Для личного обогащения они используют бюджетные деньги, и при этом добивают управляемые ими предприятия, по крайней мере, на бумаге. Понятно, что за всеми нормативными актами правительства не уследишь, но И. Бамбизе надо было бы знать суть постановления Совмина № 1944 от 13.12.1999 «О некоторых вопросах осуществления закупок товаров, работ и услуг за счет средств республиканского бюджета и внешних государственных займов», согласно которому за государственные деньги товары надо закупать на тендерной основе. В 2001 г. «Белнефтехим» без тендера купил 210 тыс. тонн нефти у ОАО «Сургутнефтегаз» по цене $120 за тонну на сумму $25 млн. за счет бюджетных средств. В это же время другие импортеры поставляли нефть в РБ по цене $108-116 тонну. Если бы концерн закупил нефть по $100 за тонну, то экономия составила бы $2,1 млн. «Белнефтехим», как законодатель мод на нефтяном рынке РБ, самостоятельно определяет ценовую политику. И, как водится, что разрешено Юпитеру, то быку и в голову не должно прийти. Концерн не разрешает коммерческим структурам поставлять в республику нефть по более низким ценам, чем закупает сам. В январе 2002 г. он подтвердил прием от ЗАО «Юкола» уже оплаченных 35 тыс. тонн нефти по $50 за тонну. В течение этого же месяца руководство концерна, заботясь об интересах Беларуси, отменило свое решение и ... 8 февраля приобрело у «Сургутнефтегаза» 50 тыс. тонн, но по $74 за тонну. Легким движением пера вице-президента концерна С. М. Мишина за 50 тыс. тонн было переплачено $1,2 млн. (если бы столько нефти было закуплено у белорусской компании). Некоторые могут возразить, мол, для бюджета страны это копейки. Так рассуждает каждое министерство, каждый концерн, в результате эти отраслевые ручейки превращаются в потери для бюджета в сотни миллионов долларов. Кто бы из белорусских чиновников не хотел сыграть в игру «Хочу стать миллионером»? Одна сделка – и ты богат. Надо лишь работать в структуре, похожей на «Белнефтехим». Ценовая политика «Белнефтехима», который был образован, чтобы снижать затраты на импорт нефтепродуктов, на самом деле ведет к росту затрат производителей, увеличению валютных расходов и сокращению поступлений по налогу на прибыль. Чем можно объяснить интимные отношения концерна с ОАО «Сургутнефтегазом», сделки с которым считаются образцовыми для определения цен для других поставщиков? Почему белорусский монополист добровольно согласился на монополию одного российского поставщика? В этом историческом контексте не зря именно эта российская компания все чаще фигурирует в качестве основного покупателя белорусской нефтехимии. Разве это рациональная государственная политика? А. Лукашенко и правительство искусственно создали монополиста, который своим действиями разоряет реальный сектор и бюджет. Если продавать Мозырьский или Новополоцкий НПЗ в закулисных переговорах с «Сургутнефтегазом», то, конечно, никогда не получишь такую цену, за которую могла бы продать их Беларусь в случае проведения открытого аукциона. Не покупай белорусское Роман «Белнефтехима» с отдельными российскими поставщиками кажется еще более загадочным к контексте вопиющих отношений концерна по отношению к поставщикам белорусской нефти. Казалось бы, при дефиците валюты, не согласовываемой с белорусской стороной изменении россиянами графиков поставок и цен, при более дешевом отечественном сырье можно было бы ожидать как роста закупок «Белнефтехимом» белорусской нефти, так и увеличения инвестиции на ее разработки. Так поступила бы частная компания, но не государственный монополист. С середины 2000 г. белорусская нефть перерабатывалась только на МПНЗ. ПО «Белоруснефть» переработало в Новополоцке 1096 млн. т. в 2000 г. и 1432 млн. тонн в 2001 г. При этом для белорусов затраты топлива при переработке нефти устанавливались выше, чем при переработке импортной нефти. Топливо по спецификации нефтепродуктов учитывается вместе с потерями и как товарная продукция в учете не отражается. Это приводит к занижению стоимости переработки давальческого сырья, сокращению налоговых поступлений и нарушению закона «О бухгалтерском учете и отчетности». Если на МПНЗ обращались белорусы со своей нефтью, то для них цена переработки одной тонны составляла $12 в 2000 г. и $13 в 2001 г. А для иностранцев та же услуга на протяжении двух последних лет обходилась в $10,5. По мнению экспертов, при экспортных ценах белорусской нефти $174,6 в 2000 г. и $157,1 в 2001 г. и явной дискриминации белорусов по сравнению с россиянами Республика Беларусь потеряла почти $6 млн. И. Бамбиза, нарушив Устав концерна, снова решил отмолчаться. Совет Министров опять предпочел не заметить. А. Лукашенко все еще делает вид, что поддерживает отечественного товаропроизводителя. Нефтяной бизнес Беларуси превратился в арену «серых» сделок, закулисных трансфертов, бюрократической борьбы интересов. Рыночными отношениями здесь и не пахнет. Чиновники от нефти и ее переработки лес рубят, а белорусским потребителям достаются дорогие «щепки», которыми надо топить «печки» и расплачиваться валютой. «Белнефтехим» не любит свою страну

Поведение «Белнефтехима» с иностранными компаниями и с белорусскими клиентами резко отличается. Для туземцев И. Бамбиза и его коллеги представляются такими белыми и пушистыми, сговорчивыми и понимающими. А вот с белорусскими заводами разговор идет совершенно на иных нотах. Во-первых, часто случаются отказы в поставках на внутренний рынок, во-вторых, цены для внутренних потребителей почему-то устанавливаются выше, чем на рынках соседних стран, в-третьих, концерн проводит одностороннюю платежную политику, предпочитая работать по предоплате  а не использовать судебные рычаги и процедуру банкротства. В результате такого поведения концерна белорусские потребители покупают нефтепродукты у коммерческих структур по более низким ценам и на более выгодных условиях. Поведение руководства «Белнефтехима» однозначно указывает на то, что их не интересует внутренний рынок. При этом они забывают, что они – чиновники, которые работают для того, чтобы нефтепродукты именно на внутреннем рынке были более доступны по ценам. За 2000 – 2001 гг. предприятия концерна поставили на белорусский рынок 65% нефтепродуктов (от общего объема), из них сам концерн – только 37%. В 2001 г. поставки «Белнефтехима» на внутренний рынок снизились на 15%. За это же период концерн экспортировал 1074 млн. тонн нефтепродуктов на $176,6 млн. В 2001 году экспорт концерна в количественном выражении увеличился на 5%, а в денежном – уменьшился на 15%. Почему чиновников так тянет на экспорт? Потому что при экспорте они освобождаются от уплаты налогов, и появляются возможности договорится с частными компаниями. В результате снижается оборот внутреннего рынка и, соответственно, налоговые поступления. Вместо запланированных на 2001 г. акцизных поступлений в сумме 251,2 млрд. рублей в бюджет поступило всего лишь 202,7 млрд. или на 19,3% меньше. Так одни чиновники мешают другим выполнять закон «О бюджете». Складывается впечатление, что чиновники даже одного министерства не знают, какие задачи стоят перед их коллегами. Недополучение акцизных поступлений в бюджет в размере 48,5 млрд. рублей – это результат решения комиссии по изменению структуры поставок нефтепродуктов (экспорт вместо внутреннего потребления). Это решение принимали не частные структуры или профсоюзы, а представители «Белнефтехима», Минэкономики, Министерства по налогам и сборам. Так ключевые министерства и структуры исполнительной власти работают против выполнения закона «О бюджете», против национальной экономики в угоду корпоративным интересам нефтяного лобби. Вот только один пример такого антигосударственного поведения. В декабре 2000 г. «Белнефтехим» поставил компаниям «Осман Трейдинг Лтд» и «Сантана Трейдинг Лтд» для экспорта 72 тыс. тонн мазута на сумму $7,64 млн. Средняя цена мазута составила $106,2 за тонну. В то же время ОАО «МНПЗ» получает по импорту от компании «Проскейл Холдинг Лтд» 38 тыс. тонн мазута на сумму $5,77 млн. по средней цене $152 за тонну. Если бы «Белнефтехим» позаботился о внутреннем рынке, то «МНПЗ», государственное предприятия и член концерна, сэкономил бы около $740 тыс. Черная кошка между «Беларуськалием» и «Белнефтехимом» И. Бамбиза и его коллеги не однократно выражали свое презрение к национальной валюте. Когда, к примеру, «Белорусская железная дорога» обращалась к «Белнефтехиму» продать дизтопливо за рубли, господин С. Мишин предлагал совершить сделку либо в долларах, либо, что еще более интересно, обратиться к фирмам «Без проблем», «Юкола», «Белметаллэнерго», «Шве-Бел Нефтепродукт», «СБА», «Синтез», «Шве-Бел Партнер АБ» или «Шевингтон сервисес Лтд». Интересная складывается ситуация: в 2000 – 2002 гг. «Белнефтехим» в упор не замечает другого государственного монополиста – БЖД. Понятно, что черная кошка перебежала дорогу между этими двумя гигантами. Не понятно, почему за личные обиды чиновников должны платить белорусские потребители. Аналогичная ситуация у «Белнефтехима» с другим крупным клиентом - «Беларуськалием», который, кстати, входит в состав концерна. За два последние года данное предприятие, хотя и покупает основную часть нефтепродуктов за валюту, получила от «Белнефтехима» только 56,6 тыс. тонн (16% от общего объема). В декабре 2001 г. на условиях 100% предоплаты «Белнефтехим» продал «Беларуськалию» 12,2 тыс. тонн мазута по $97,99 за тонну на $1,2 млн. В то же время концерн продает на экспорт компаниям «Шве-Бел Партнер АБ» и  «Т.Э.К. Групп ЛЛК» 50 тыс. тонн мазута по цене $69 за тонну на общую сумму $3,45 млн. Если бы «Белнефтехим» продал мазут «Беларуськалию» на тех же ценовых условиях, что на экспорт (даже с учетом НДС и транспортных расходов), то экономия для данного члена концерна составила бы $140 тысяч. Чтобы понять поведение руководства «Белнефтехима» простой логики документов, уставов и постановлений правительства явно мало. Наличие теневых сделок как внутри страны (между государственных концерном и частными структурами, между концерном и отдельными руководителями госпредприятий), так и на внешнем рынке (между концерном и российскими поставщиками) едва ли может вызывать сомнения. Трансферт ресурсов и денег осуществляется по закрытым и непонятным для стороннего наблюдателя правилам. Это далеко не полный перечень уникальных примеров корпоративного управления «Белнефтехимом» современным белорусским менеджером Иваном Бамбизой и его коллегами. В следующем номере мы проанализируем, как концерн помогал сельскому хозяйству и химической промышленности, как осуществляется транзит нефти через Беларусь и что остается в нашем бюджете, как и по каким ценам продаются нефтепродукты в Беларуси. А пока можем подвести предварительные итоги. Во-первых, в сложившейся ситуации нельзя приватизировать ни одно из предприятий «Белнефтехима» из-за отсутствия базовой информации о ее стоимости, состоянии и сложившейся реальной, а не документальной структуре товарных и финансовых потоков. Во-вторых, надо пересмотреть отношения между концерном с одной стороны, российскими поставщиками и белорусскими операторами нефтяного рынка с другой. В-третьих, и с этого надо начать, надо распустить «Белнефтехим» и принять новую стратегию развития конкурентного нефтяного рынка в Беларуси. Кто бы ни пришел на место президента «Белнефтехима» (позиции И. Бамбизы кажутся очень шаткими) существующая монополизированная структура нефтяного рынка по определению будет порождать коррупцию, кумовство и, как следствие, убытки для бюджета и реального сектора. Если А. Лукашенко и правительство не предпримут никаких мер в отношении ведомства И. Бамбизы, то их однозначно можно считать соавторами вышеописанной истории одного экономического безобразия.
 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!