Анищик Владимир Михайлович.

Автор  07 апреля 2006
Оцените материал
(0 голосов)

О конверсионных предприятиях

Я не думаю, что так называемые конверсионные предприятия могли бы найти свое место при выпуске продукции гражданского назначения. В Украине предприятие, которое делало космические ракеты, начало, грубо говоря, производить ложки. Ничего хорошего из этого не получилось. Это экономически не выгодно. Потенциал, который у нас сохранился, надо использовать по прямому назначению. Есть примеры хорошего сотрудничества в этой сфере не только с россиянами, но и со странами Юго-Восточной Азии. Например, такое сотрудничество (и не только в военно-технической сфере) с Китаем за прошлый год принесло Беларуси 47 миллионов долларов. Это 2/3 бюджета на науку, который составляет порядка 70 млн. Usd. (это бюджет среднего европейского футбольного клуба). Так что с Китаем мы очень хорошо сработали и продолжаем развивать наши связи. В Китае открыт белорусско-китайский технополис по внедрению новых высокий технологий. Китайский рынок очень разнообразный и емкий. Они покупают у нас и сельскохозяйственные технологии, и средства защиты растений. Есть и военная сфера кооперации. Но в основном это электроника. Завод «Интеграл» поставляет микросхемы, которые используются в электронных часах, производимых в Юго-Восточной Азии и Китае. 80% всех микросхем идут именно с «Интеграла».
 

Инновационные проекты

В научных программах могут участвовать только государственные заказчики. Они определяют исполнителей не зависимо от формы собственности. На государственные деньги заказчиком может быть только государственная структура. Например, по программе «Новые материалы» заказчиком выступает концерн порошковой металлургии. Он объявляет конкурс уже на задания, включаемые в эту программу. Она может содержать, скажем, 60 заданий. Денег есть на 40. Проводится научно-техническая экспертиза. Это обязательный элемент. Научно-технический совет решает, какие задания являются первоочередными, а какие могут подождать. Система достаточно жесткая, причем она существует и в странах Запада, когда речь идет о государственном финансировании. Я не знают примеров притока частных денег в нашу науку.

Я могу привести ряд очень хороших инновационных проектов, разработок, которые ведут негосударственные структуры. Возьмем, например, бронежилеты. Малое предприятие в физико-техническом институте практически закрыло вопрос выпуска бронежилетов не только в нашей республике, а также в Польше и в России. Другой пример из медицинской сферы. ЗАО «Алтимед» освоило выпуск тазобедренного сустава. Это достаточно наукоемкая продукция. Такой протез стоит около 2 000 Usd. Ежегодно проводится около 5 000 операций. Государство покупает эти протезы. Предприятие «Полимастер» освоило выпуск современных передвижных рентгеновских установок, которые имеют гораздо меньшую степень облучения при проведении исследования.

Сегодня ученому можно заработать деньги. Таких примеров достаточно много. Например, малое предприятие «Ферит», созданное в Академии наук выпускает магниты для телевизоров «Горизонт» и «Витязь». Они на 80% закрывают потребность в магнитах, и зарплата на предприятии не 80 долларов. Правда, есть некоторые проблемы. Раньше ученый знал, как сделать предмет, но не имел представления, как его продать. Знаний маркетинга, менеджмента у него не было. Сейчас же приходится соединять чистую науку и коммерцию. Этот процесс идет медленно, но уверенно.

Иммиграция

Существует проблема отъезда специалистов за рубеж. Уезжают десятки высококлассных специалистов, которые вели целые направления. Жалко, когда уезжают системообразующие ученые, покидают страну талантливые молодые люди, которые являются авторами оригинальных, перспективных технологий. Финансовый фактор здесь, конечно, является главным. Стареющая материально-техническая база также не может обеспечить должный уровень исследований. Иногда бытовая неустроенность толкает молодых людей к иммиграции. Нашу страну покинул специалист, который занимался тонкими алмазными пленками, и увез с собой технологии. Причина выглядит несерьезной для доктора наук такого уровня – жилищный вопрос. Американцы предложили ему контракт, который, вероятно, его устроил. Уехали еще два человека, работавшие с ним в данном направлении.

Куда вкладывать деньги?


Куда бы я вложил свои деньги? Наверно, все-таки в «Гомсельмаш». Потому что приобретать западную технику у нас нет средств. Это очень дорого, а кушать мы все хотим. Поэтому комбайн будет усовершенствоваться и покупаться государством. Куда еще? Я бы свои деньги вложил в частный бизнес в сфере бытового обслуживания. Риск научных исследований очень большой. Сегодня их результаты пользуются спросом, а завтра – нет. Бытовая сфера была и остается нужной. Как государственный чиновник я должен вкладывать деньги в те приоритеты, которые определены, но как частное лицо, я бы этого не делал, к сожалению. На западе многие крупные частные фирмы уверены в силе своих технологий, поэтому они и вкладывают деньги в их научное совершенствование. Сегодня в Беларуси я не вижу серьезных, прорывных технологий, в которые можно было бы поверить через год, через три. Электроника наша, как говорится, отстала навсегда. Мы можем обслуживать своей электроникой, скажем, Сингапур, который выпускает часы или игрушки. Машиностроение – оно тоже, как и обувь, было есть и будет, но опять-таки чего-то сверх передового здесь я не вижу. Нет в Беларуси и чисто информационных фирм, которые бы занимались производством программного продукта. С другой стороны, наши компьютерщики и программисты пользуются большим уважением на Западе. Германия не зря приглашает 30 тысяч специалистов в области компьютерной техники на работу, хотя немцы и поменяли тактику. Наши специалисты работают на иностранцев у себя в стране: нет необходимости нести большие затраты да и на зарплате можно сэкономить. К сожалению, белорусских информационных компаний на европейском или американском рынке нет.
 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…