Что народу, что номенклатуре

Автор  20 июля 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Перверсии белорусской приватизации

Тревожные мысли белорусов о быстро падающей доходности Br-рублёвых депозитов заставляют правительство нервничать. С другой стороны полисимейкеров подпирают требования коммерческих организаций снизить стоимость кредитов. Премьер-министр М. Мясникович, глава Нацбанка Н. Ермакова решили прибегнуть к проверенному способу нейтрализовать первых и вторых одним махом. Проект «Народное IPO» призван удовлетворить как вкладчиков, так и предприятия. Осталось только правдами и неправдами убедить население, что акции предлагаемых на приватизацию предприятий – это необходимая им покупка для диверсификации источников доходов и управления сбережениями. Привлечение внимания людей к акциям предприятий одновременно отвлекает внимание от трансформаций собственности, которые номенклатура явно не хочет афишировать.

Ловушка псевдонародного IPO

Имущественная ловушка для наивного белоруса кроется уже в названии процесса, куда власти хотят втянуть белорусов. Перевод английского термина initial public offering (IPO) на русский – это первая смысловая манипуляция. Семантическое поле слова public явно не совпадает со значением слова «народный». IPO – это когда акционерное общество начинает предлагать широкой публике свои акции через некую признанную фондовую площадку. Операциями с финансовыми инструментами по определению занимаются специалисты. Брокеры, как посредники между ОАО и потенциальными покупателями акций, зарабатывают на финансовом посредничестве.

Покупателями акций предприятий через IPO, как правило, является, узкая группа физических и юридических лиц, которые увлекаются финансовыми операциями или имеют некие корпоративные планы. Это явно не «народ», т. е. обыкновенные люди, как можно подумать из русскоязычного названия процесса «народное IPO». Трудно сказать, является ли это легкомысленным подходом к переводу английского термина или сознательной манипуляцией, но в продаже акций ОАО на фондовой бирже ничего народного нет. Народными в Беларуси могут быть массовые гуляния, напитки (водка, «чернило»), уборка урожая или Дожинки, но назвать народным IPO – это примерно то же самое, что считать карточную игру в дурака элитарной и аристократической.

Белорусское «народное IPO» имеет целый ряд национальных особенностей. Во-первых, выбор коммерческих организаций на продажу определяется по двум принципам: «на тебе, народец, что нам, номенклатуре, негоже» и «подайте отечественным товаропроизводителям, бога ради».

Громко прошло народное IPO Минского завода игристых вин. И что? Тысячи счастливых рабочих, учителей и врачей гордо показывают динамику стоимости акций этого предприятия в предвкушении солидных дивидендов? Нет. Этот пример привлёк в страну стратегических инвесторов? Таких не видно. Сам завод стал лучше работать и завоёвывать новые рынки? Тоже нет. Продажа бумажек под названием «акция» - это продажа обещания лучшей жизни. Белорусы, находясь в группе финансово малограмотных народов, любят коллекционировать фьючерсы от распорядителей чужого.
Вторая особенность белорусского «народного IPO» - это продажа небольшой части акций, даже не блокирующего пакета. Если бы все акции купил один человек, всё равно его возможности влиять на управление ОАО была бы близки к нулю. Поэтому акции в рамках данного проекта по своей сути близки к советским облигациям государственного займа. Поскольку в такой обёртке финансовые инструменты даже для белорусов мало привлекательны, то власти решили завернуть их в другую «бумажку» с обязательной привязкой к чему-то западному, иностранному. Сохранение загадочного для подавляющего большинства населения «IPO» в названии кампании по связыванию сбережений и ожиданий белорусов призвано придать этой финансовой авантюре респектабельность и некую научность. Очень часто белорусские производители называют себя или свои товары иностранными словами, чтобы потребители подумали, что они иностранные, т. е. более качественные и надёжные. Разве по-белорусски звучит «Конте Спа», «Серж», «Санта Бремор», «Fancy», «By-Fly» или «Инко фуд»?

Третья особенность финансовой операции «народное IPO» - это чрезвычайно низкий порог требований на национализированной Белорусской валютно-фондовой бирже (БВФБ) к ОАО, которые хотят продавать свои акции через неё. Чтобы получить право торговать акциями в Нью-Йорке, Лондоне или Варшаве, акционерному обществу нужно изрядно попотеть, подготовить кучу документов, раскрыть свои финансы, бухгалтерию и продажи. В Беларуси сохраняются старые правила финансовой, бухгалтерской и корпоративной отчётности. БВФБ – это не частная белорусская организация, прибыль которой напрямую зависит от её репутации и правил игры, которые она предлагает. Это не торговая площадка, построенная на репутации её учредителей и успехах компаний, которые торгуют на ней своими акциями. Белорусская фондовая биржа – это одно из подразделений исполнительной власти, которое работает на выполнение задач администрации президента, Нацбанка, Совмина. Тем самым Биржа является политизированной структурой, которая играет на стороне государства, его коммерческих или политических целей. Тем самым она не подходит для выполнения задачи по созданию профессиональной, деполитизированной, деидеологизированной площадки для торговли современными финансовыми инструментами.

Номенклатурное принуждение к народной поддержке нездоровой пищи

С 17 июля 2014г. началось народное IPО, т. е. продажа акций Гомельского жирового комбината. На продажу выставлено 4 млн. акции на Br75,8 млрд. Акция закончится 1 сентября 2014г. Распорядители чужого выбрали самый пик летнего отпускного сезона, чтобы способствовать максимально широкому вовлечению народа в данный процесс.
Белорусское государство решило щедро поделиться своей собственностью. Сейчас у него 99,43% акций, а после продажи акций останется 75,01%. I квартал 2014г. Гомельский жировой комбинат (ГЖК) закончил с убытками в Br16,9 млрд. В 2012г. у него было Br12,6 млрд. чистой прибыли, а в 2013г. – только Br4,5 млрд. На сайте этого акционерного общества (www.gjk.by) есть всё, что угодно, кроме качественной финансовой и корпоративной информации о деятельности самого предприятия. Нет никакой аналитики, анализа рынка, проспекта эмиссии акций, который помог бы заинтересованным инвесторам принять информированное решение.

Сайт ГЖК – это как витрина советского магазина, которому остро не хватает денег для финансирования планов директората и выполнения валовых показателей, навязанных сверху. Такое высокомерное пренебрежение к народу, который должен стать покупателем акций жирового комбината зиждется на его финансовой безграмотности и слепо вере в том, что государство не обманывает. Т. е. если это государственное ОАО и продажу акций ведёт государственная биржа, то обмана быть не может. Об обмане лучше всего спросить миллионы граждан, которые ещё в 1990-ых поверили в акции белорусских предприятий. В лучшем случае они продолжают получать копейки. Были и случаи, когда акционерам – «мелочёвке» предлагали бесплатно вернуть акции государству. 15 – 20 лет назад операция раздачи акций называлась народной приватизацией. Она предсказуемо закончилась массовым обманом населения. Сейчас белорусам предлагают переформатированный обман под названием «народное IPO». Ни «красные» директора, ни руководители министерств и концернов не хотят, чтобы люди задавали неудобные вопросы. Они рассчитывают на то, что деньги, которые сегодня пока ещё находятся на рублёвых и валютных вкладах, под давлением снижения ставок и роста инфляции, будут хотя бы частично перетекать в акции предприятий, которые будут привлекать бесплатные ресурсы под прикрытием «народного IPO». При этом власти цинично выбирают активы под «народное IPO». Обыкновенным белорусам не предлагают акции в НПЗ, Гродненской табачной фабрике, БЖД, Белтелекоме, гродненском «Молочном мире», Керамине или могилевской «Бабушкиной крынке». Распорядители чужого рассчитывают, что население добровольно отдаст деньги в очередные чиновничьи «шлаковые» проекты, чтобы снять с себя обязательства по обслуживанию дорогих Br-рублёвых депозитов.

А в это время...

Концентрация внимания людей на периодически вбрасываемых проектах «народного IPO» призвано отвлечь от другого институционального процесса. Номенклатурная приватизация набирает обороты. Она проходит не столько в виде прямых продаж, сколько в переформатировании правовой структуры капитала. Близкие к властям люди и их коммерческие структуры бесплатно получают государственные предприятия в холдинги. Без конкурса, финансового обоснования и профессиональных бизнес планов крупные промышленные объекты передаются «своим» людям под их честное слово и обязательство «порвать» всех конкурентов на внешних рынках. Правительство уже создало более 70 холдингов. Такую форму подготовки к номенклатурной приватизации власти начала активно практиковать с 2010 года. Эффективности, качества и прибыли такие организационные трансформации не добавили.

Правительство старательно обходит тему анализа результатов холдингизации, чтобы не спугнуть всю схему. А ведь достаточно было бы, например, посмотреть, как работает холдинг, созданный на базе ОАО «Горизонт» в далёком 2010 году. В него вошли 11 предприятий для того, чтобы белорусские телевизоры и бытовая техника стали конкурентными на внутреннем и внешних рынках. Сегодня ОАО «Горизонт» быстро превращается в контору по сдаче в аренду помещений с участием иностранного капитала, а белорусские телевизоры и бытовая техника made in Belarus уверенно становятся историей. Когда подготовительный этап номенклатурного распределения собственности будет закончен, оформить формальные акты продажи «с целью поддержки национальной конкурентоспособности» можно будет очень быстро. С высокой степенью вероятности можно прогнозировать, что этот процесс активизируется после очередных президентских выборов.

Часть активов номенклатура перераспределяет в пользу «своих» коммерческих структур через механизм продажи убыточных коммерческих организаций за одну базовую величину. Эти активы большую экономическую погоду не делают, но для отдельных распорядителей чужого могут стать источниками первого легально заработанного миллиона долларов.

Продажа отдельных коммерческих организаций российским инвесторам для сохранения относительной макроэкономической стабильности рассматривается белорусской номенклатурой, как неизбежные затраты для реализации своих внутренних планов. А. Лукашенко будет стараться выжать максимум из так называемых интеграционных сделок по приватизации. Не исключено, что какие-то активы белорусские власти вынуждены будут продать, но сегодня у них появились дополнительные аргументы, почему этого делать не надо. Например, зачем продавать правой руке В. Путина Игорю Сечину и его «Роснефти», если они уже находятся под санкциями? Продажа такого привлекательного актива, как МЗКТ, может резко ухудшить его положение из-за высокого риска попадания под международные санкции. По этой причине любые приватизационные сделки с Россией сегодня могут плачевно закончиться для белорусских предприятий. Тем не менее, давление России (не просто так сюда приезжал вице-премьер РФ Аркадий Дворкович) усиливается, а финансовое состояние белорусской экономики, которая прочно подсела на иглу внешних кредитов, ухудшается. Поэтому не исключено, что несколько значимых предприятий до президентских выборов в Беларуси будут проданы России. Если же в очередной раз сыграет гений Лукашенко – переговорщика с российскими политическими элитами и Кремлём, то никаких сделок не будет, а российский крупный бизнес ещё приплатит Беларуси за возможность минимизировать издержки от международных санкций.

 

 

Новые материалы

июня 22 2017

Товарищ Шлагбаум против Зыбицкой: защищайся if you can.

Есть в центре Минска один уголок. Пока ещё есть. Попав в него, иностранцы удивляются: «Это Минск?» Уж очень привлекательна там свободная атмосфера, непринуждённость и бесшабашная…

Подпишись на новости в Facebook!