Интеграционный трёп о приватизации

Автор  26 мая 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Обещать – не значит жениться

Разговоры о приватизации белорусских предприятий российскими структурами традиционно активизируются перед важными интеграционными саммитами. До подписания договора о создании Евразийского экономического союза 29 мая 2014г. в Астане осталась неделя. Вот белорусские чиновники и решили смахнуть пыль с ожиданий и надежд российского руководства. На этот раз роль ньюзмейкера по основным объектам приватизации на Белорусском промышленном форуме выступил первый вице-премьер Владимир Семашко. Основная аудитория его откровений – Кремль и заинтересованные в покупке белорусских активов российские бизнесы.

В чём не сходятся белорусский продавец и российские покупатели

Российский бизнес, в принципе, готов купить отдельные белорусские активы. Наши власти утверждают, что они тоже не против. И вот два партнёра годами толкут воду в ступе, обмениваясь мнениями о погоде, деньгах, смысле жизни и бизнеса. Вот основные пункты, по которым не могут договориться продавец и покупатели.

Первое разногласие – цена. Беларусь выставляет цены, которые в 1,5 – 3 раза выше тех, с которыми готовы согласиться российские покупатели. МТС, ОАО «Гродно-Азот», МАЗ – по всем этим предприятиям стороны не сходятся по цене. Не помогают сойтись во мнении оценки авторитетных оценочных компаний.

Второе разногласие – пакет акций. Белорусская сторона готова продать блокирующий пакет (25% плюс одна акция) или, в лучшем случае, половину. Российские инвесторы хотят, как минимум, контрольный пакет 50% плюс одна акция или полный контроль приобретаемых активов.

Третье разногласие – условия приватизации. Беларусь настаивает на длинном списке инвестиционных условий. Для каждого предприятия они свои. От их выполнения зависит важнейший аспект сделки – её необратимость. Российский инвестор не может чувствовать себя полноценным хозяином приобретаемых активов до тех пор, пока не будут выполнены все инвестиционные условия. Этот процесс растягивается на годы. Никто из частного бизнеса, за исключением, может быть, отдельных бизнесменов из ближайшего круга президента В. Путина, не может чувствовать себя в имущественной безопасности от решений белорусской Фемиды.

Получается, что кроме декларации желания стороны ни о чём договориться не могут. На данном этапе белорусским властям важнее процесс, чем результат. Россияне тоже не могут хлопнуть дверью. Они исходят из принципа, куда ты денешься, Беларусь? Российские бизнесмены далеки от состояния ступора в стратегии развития. Они не воспринимают белорусские предприятия, как позарез нужные им активы. Они занимаются своими делами и периодически отвлекаются на информацию из Беларуси. Нет сомнений, что долгосрочные корпоративные планы компаний, которые являются потенциальными покупателями белорусских активов, не зависят от приватизационных сделок в нашей стране. Поэтому у В. Семашко и других белорусских начальников задача простая: периодически подтверждать желание продать в пользу российского бизнеса. Правда, они забывают, что время и непрофессиональное управление неуклонно снижают стоимость белорусского «фамильного серебра».

РазМАЗать сделки

В. Семашко ещё до саммита в Астане встретится с вице-премьером России Аркадием Дворковичем по обсуждению состояния сделку по МАЗу и КАМАЗу. Белорусская сторона настаивает на принятии особого межправительственного соглашения, чтобы создать холдинг МАЗ-КамАЗ. Частные акционеры КАМАЗа, в том числе иностранные, недоумевают. Есть чёткие, понятные правила сделок по слиянию и поглощению. Это давно апробированная разработанная правовая практика. Ради МАЗа никто не будет вносить сумятицу с порядок определения прав собственности и, соответственно, полномочий в рамках одной компании. Тот факт, что В. Семашко разговаривает с вице-премьером правительства России, а не с собственниками КАМАЗа, доказывает, что это ничего иного, как очередное сотрясание воздуха за счёт налогоплательщиков.

В. Семашко и другие члены белорусского правительства уже потратили тысячи рабочих часов на обсуждение этой сделки. Они за это время получили приличную зарплату. Для Совмина Беларуси проще тянуть интеграционную резину, чем наводить порядок в АПК, промышленности или макроэкономике. Сделка с КАМАЗом может состояться только в том случае, если МАЗ станет миноритарным акционером создаваемого совместного предприятия. Идти на такой договор со своим прямым конкурентом нецелесообразно. Значит, нужно ставить точку в этой истории и искать других партнеров для стратегического развития.

В. Семашко обнадёжил правительство возможностью получения ещё одного кредита, на этот раз от Сбербанка России для ОАО «Нафтан» в объёме $2 млрд. Эта сделка ещё больше увеличивает зависимость белорусского НПЗ от России. Около 43% Мозырского НПЗ принадлежит Роснефти. Российский бизнес стремится установить контроль и над Новополоцким НПЗ. Закредитовать, поставить в полную зависимость от поставок сырья, контролировать сбыт и, в конечном итоге, купить два белорусских НПЗ – это стратегия захвата соседнего рынка.

Руководители белорусскими НПЗ забыли, что существует огромный мировой рынок финансов. Почему до сих пор белорусские НПЗ не вышли на IPO на престижных мировых площадках? Это позволило бы не только получить очень дешевые кредитные ресурсы на развитие, но и открыть возможности для переговоров с авторитетными финансовыми организациями мира. Сегодня они готовы вкладывать триллионы долларов в коммерческие проекты. Стоимость такого рода кредитов – в разы ниже, чем те проценты, которые предлагает Сбербанк России. Мир не заканчивается на Кремле и его послушном «солдате» Германе Грефе, который целенаправленного и активно захватывает финансовый рынок Беларуси. Он делает свою работу, а вот к В. Семашко, руководству Белнефтехима и Совмина есть вопрос, почему они не создали условия для доступа на мировой финансовый рынок даже крупнейших белорусских предприятий.

Вялотекущий азот и гипотетический МЗКТ

Следующая тема В. Семашко – интерес российского инвестора к покупке контрольного пакета акций ОАО «Минский завод колесных тягачей» (МЗКТ). Российские оборонщики готовы купить контрольный пакет, но белорусская сторона не принимает предложение россиян. Она выставляет условия по модернизации и загрузке этого завода. Стороны открыто не называют цену этого военного завода, но можно уверенно предположить, что за него А. Лукашенко запросит очень много.

Наконец, есть ещё один интеграционный «долгострой» - ОАО «Гродно Азот». Вроде бы с ним не должно было быть проблем. Белорусский производитель азотных удобрений находится в 100-процентной зависимости от поставок дешевого российского газа. Если есть четыре желающих купить «Гродно-Азот», логично было бы провести обыкновенный открытый аукцион, чтобы россияне посоревновались, а мы увидели, кто больше всего ценит белорусский актив. Это самое эффективное, быстрое и некоррупционное решение.

Однако белорусские власти лёгких путей не ищут. Они готовы продать 25% плюс одну акцию за $414 млн. Российские эксперты считают, что эта цена завышена, как минимум, на 50%. Опять в дело вступают не коммерческие аргументы, а политические, номенклатурные соображения. Белорусская сторона думает, с кем ей лучше работать, с Газпромом и его боссом Алексеем Миллером или с Роснефтью во главе с Игорем Сечиным. И тот, и другой – члены самого близкого круга президента В. Путина. Они богаты, часто сорят деньгами. Вот белорусская сторона и решила выжать максимум из этой сделки, сохранив на неопределённое время контроль над «Гродно-Азот».

В приватизационных переговорах с Россией главным всё равно является А. Лукашенко. Что бы ни говорил В. Семашко, тем более Госкомимущество, будущее МАЗа, МЗКТ, Гродно-Азот, МТС зависит исключительно от желания и готовности главы страны продать их русским. Сегодня он атакует Кремль и добивается своего без продажи белорусских активов. Они остаются про запас. Он будет распечатан, когда резко возрастёт напряжение в бюджетной и валютной сферах.

Другие материалы в этой категории: « Скрипит, но едет Стыдливые инвестиции »

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…