Владельческое самодурство

Автор  26 декабря 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Полное уничтожение института частной собственности

Ярослав Романчук

К Новому году змеи Совет Министров подложил нам очередную свинью. На этот раз М. Мясникович сотоварищи подготовили поправки в закон о приватизации и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества. Этот документ распространяет владельческий контроль государства полностью на частную собственность. Недолго радовался бизнес ликвидации «золотой акции». Еще короче была радость относительно многообещающей Директивы № 4. Белорусская модель экономики на дух не переносит частную собственность, потому что на ее фоне государственные проекты выглядят инвестиционным и производственным хламом.

 В целях защиты свободы человека его лишают права собственности

Чтобы угодить А. Лукашенко и успокоить его бурный марксистско-ленинский нрав, Совет Министров стал инструментом дальнейшего разрушения важнейшего экономического и социального института белорусского общества – частной собственности. «В целях защиты прав и свобод граждан Республики Беларусь, включая миноритарных акционеров» распорядители чужого (политики и чиновники) предлагают новый порядок владения и управления акциями в открытых акционерных обществах, в которых государство не владеет контрольным пакетом, «представители государства голосуют на общем собрании акционеров также голосами, принадлежащими миноритарным акционерам, включенным в списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и не прошедшим в установленном порядке регистрацию для участия в этом общем собрании».

Когда такого рода нормы считаются правовыми, лучшее, что можно сделать для Беларуси, так это ликвидировать все юридические университеты и факультеты. Человек любой специальности, без юридического образования, сможет выучить аксиому белорусской правовой системы: «Частная собственность начинается там, тогда и на столько, на сколько это решит чиновник».

Ни Совмин, ни Минюст, ни Конституционный суд не объясняют, почему по умолчанию отсутствующие голоса акционеров передаются представителю государства. Обычно делегирование полномочий предполагает выдачу доверенности с четким описанием того, что может делать уполномоченный. Совмин лишает права выбора акционера, который по разным причинам не может присутствовать на собрании ОАО. По аналогии, если на стоянке или во дворе стоит автомобиль, но его владелец по неизвестным причинам не объявляется, то право распоряжаться им передается представителю государства. Такой же порядок управления собственностью можно перенести на пустующие квартиры. Распорядители чужого могут рассуждать так: «Дома и квартиры – для того, чтобы в них постоянно жить. Особые обязанности перед государством имеют те граждане, которые построили себе жильё за счет кредитов. Поэтому в случае неиспользования жилья в течение двух месяцев государство назначает своего управляющего таким частным жилым фондом. Он наделяется полномочиями арендовать его или временно использовать в качестве гостиничного фонда. Денежные ресурсы от такой деятельности поступают в местный бюджет».

Трагедия Беларуси в том, что такого рода юридические абсурды становятся нормами действующего права. Нет принципиальной разницы между акциями, как формой частной собственности, и автомобилем или квартирой. Такой порядок распоряжения имуществом и активами действовал в феодализме. Оказывается, что белорусские власти проводят модернизацию экономики, но для этого используют феодальный правовой фундамент. 

Похороны частной собственности – после принятия этого закона

Распорядители чужого не только наделяют себя полномочиями голосовать за отсутствующих акционеров. Они превращают в закон право вора и бандита конфисковывать или распоряжаться по своему усмотрению активами полностью частных коммерческих организаций. Если в ОАО нет ни одной акции государства, то облисполкомы, Мингорисполком получают право назначать в них государственных представителей. Они наделяются правом «присутствовать и голосовать на общем собрании акционеров голосами, принадлежащими миноритарным акционерам, включенным в списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и не прошедшим в установленном порядке регистрацию для участия в общем собрании, а также налагать запрет на решения общего собрания акционеров о ликвидации, реорганизации, изменении размера уставного фонда, внесении изменений в устав, распределении прибыли акционерного общества, выпуске дополнительных акций, выплате дивидендов, создании других юридических лиц или участии в них, в случае, если реализация этих решений противоречит общественной пользе и безопасности, наносит вред окружающей среде, ущемляет права и защищаемые законом интересы других лиц». Представитель государства получает право налагать запрет на решение общего собрания акционеров. В этом случае голос одного бюрократа будет важнее, чем голоса сотен, тысяч частных акционеров. Чиновники цинично оставили за акционерами право обращаться в хозяйственный суд, но, как хорошо известно, суд у нас тоже народный, пролетарский и, в первую очередь, стоит на защите интересов распорядителей чужого. Наконец, представители государства, согласно поправкам в закон о приватизации, наделяются правом «присутствовать на заседаниях советов директоров (наблюдательных советов) акционерных обществ, созданных в процессе преобразования, с правом совещательного голоса». Это, очевидно, для того, чтобы перед государственными конкурентами у частников не было никаких коммерческих секретов.

Такой правовой беспредел, возведенный в ранг закона, восстанавливает в Беларуси диктатуру номенклатуры, разумеется, от имени и по поручению пролетариата. Любое решение ОАО по определению ущемляет права и интересы других лиц, в том числе конкурентов на рынке. После принятия этой поправки в закон государственные предприятия могут пожаловаться в исполком на слишком успешную работу частных конкурентов. За чиновниками не заржавеет. Они с удовольствием реализуют своё право защитить Республику Беларусь от нанесения ущерба общественной пользе, безопасности или окружающей среде.

Республика Беларусь логично и предсказуемо превращается в еще более жесткую копию БССР. Точнее будет сказать, в БСФР – белорусскую советскую феодальную республику. Собственно говоря, от республики у нас в стране осталось только слово. Казалось, что после крепостного декрета № 9 уже ничем нельзя будет превзойти уровень правового маразма. Оказывается можно. Уходящая натура в лице премьер-министра М. Мясниковича и Совета Министров это доказали своими предложениями в закон о приватизации и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 27 2017

Следующий год для экономики Беларуси – год сложных решений

При первом приближении, с экономической точки зрения, 2016 г. практически ничем не запомнился. Белорусские власти продолжали политику, направленную на сохранение статус-кво. Отдельные реформы были не…