19-летнее ожидание решения суда

Автор  22 октября 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Беларусь на тропе войны с частной собственностью

Ярослав Романчук,  октябрь 2012

Такого безобразия в экономической истории Беларуси еще не было. Юридическая основа дела по национализации «Коммунарки» и «Спартака» оказалась предельно простой и чрезвычайно опасной. Простой, потому что власти не особо утруждали себя поиском основания для национализации кондитерских фабрик. Опасная, потому что отныне десятки тысяч сделок можно признать недействительными, забрать имущество и активы, а при желании и посадить за решетку сотни уважаемых людей как среди чиновников, так и среди бизнесменов. А. Лукашенко и Вертикаль заложили бомбу замедленного действия под себя. Отныне все решения с 1994 года, в том числе референдумы, договоры о продаже госимущества, выделении земли или реализации проектов за рубежом, могут быть поставлены под сомнение. Все сделки, начиная с безвозмездной передачи мелкого бесхозного имущества до приватизации «Белтрансгаза», «Велкома» или «Беста» могут быть оспорены в суде. Упущенную выгоду и ущерб государству можно при желании найти в любом договоре аренды или лизинга. При наличии другой политической воли и такого же по сути белорусского суда национализация и очередная волна восстановления исторической справедливости нам гарантирована.

Не сошлись в цене. И узнали об этом 19 лет спустя

Высший хозяйственный суд (ВХС) установил, что все дело в цене. Нет, не в цене, по которой фабрики покупали какао. Это прерогатива руководства коммерческих организаций. Суд не мог придраться к цене, по которой кондитерские предприятия передавали свою продукцию эксклюзивному дистрибьютору. Какими бы странными не были схемы сбыта, их архитектура - не дело государства. Даже нарушение неких ценовых правил не тянет на национализацию.

Долго и глубокого пришлось копать властям, чтобы найти повод для получения контрольного пакета акций «Коммунарки» и «Спартака». В конце концов, он был найден в самом начале, в превращении этих предприятий в открытые акционерные общества. 1 августа 2012г. Государственный комитет по имуществу подал иск в ВХС. В нем он указал на занижение цены имущества фабрики «Спартак» по состоянию на 1 октября 1993 года. В результате, как утверждал представитель государства, ее размер был уменьшен комиссией по приватизации более чем на Br2 млрд. Последовавшая в 1994 году дополнительная эмиссия акций ОАО «Спартак» еще больше снизила долю государства. Аналогичная ситуация описывается и в отношении «Коммунарки». Стоимость ее имущества, по мнению государства, на 1 декабря 1993 года была занижена на сумму более Br7 млрд. В результате доля государства оказалась заниженной. Таким образом, основная претензия государства к частным инвесторам свелась к цене имущества, на основании которой и была осуществлена эмиссия акций и произведен их раздел.

Долгих 19 (!) лет Госкомитет по имуществу производил замеры и контрольные расчеты. Тщательно оттачивались методики оценки, выверялись коэффициенты и индексы. Наступил день, когда появился политический спрос на то, чтобы поворошить далекое прошлое. Поворошили. Нашли. Уличили. Потребовали вернуть обратно. Суд рассмотрел и удовлетворил иск, т. е. признал, что в бурные 1990-ые оценка имущества была сделана неправильно и акционирование в том его виде незаконно. Результат – национализация ОАО «Коммунарка» и «ОАО «Спартак». Государство твердит о восстановлении исторической справедливости. Акционеры, в первую очередь Марат Новиков, который владел 54% акций «Спартака» и 34% акций «Коммунарки», говорит о вопиющем рейдерском захвате частной собственности.

Вспомним 1993 год

Государственный комитет по имуществу выступил стрелочником, который должен был взять на себя черную работу по обнаружению ошибки в оценке имущества. Сделать это, как говорят, по науке, в принципе было невозможно. Смею предположить, что сумма, на которую якобы была незаконно уменьшена стоимость «Спартака» в Br2’025’908’419 и «Коммунарки» на Br7’028’970’000 взяты с потолка. По среднегодовому официальному курсу в 1993г. речь идет о $7,53 млн. и $26,1 млн. Если же брать реальный курс, по которому можно было купить валюту, то он был в 6–10 раз ниже.

Для оценки реалистичности расчета Госкомитета вспомним макроэкономический и финансовый контекст 1993 года. Это был год продолжения развала советских институтов управления. Были разорваны снабженческие и сбытовые цепочки. Колом стояли заводы и фабрики. Промышленное производство второй год подряд сокращалось почти на 10%. Индекс потребительских цен (ИПЦ) (декабрь к декабрю) вплотную приблизился к 2000 (!)%, а темпы роста цен производителей превысили 2300%. И это в ситуации, когда более 60% цен на товары и услуги в корзине, по которым считался ИПЦ, регулировалось государством.

В 1993 годовой объем чистых прямых иностранных инвестиций, по данным Европейского банка реконструкции и развития, составил всего $18 млн. В то время валюта была в таком дефиците, что для получения возможности ее приобретения нужно было покупать акции банка/ов и делиться с людьми, которые открывали доступ к валюте. Госрасходы превышали 56% ВВП. Нацбанк держал бессмысленно низкую ставку рефинансирования на уровне 210%, а ставки по депозитам в 65% показывали яркую антинародную сущность банковской системы.

Среднегодовой официальный обменный курс был на уровне Br269 за $1, а на конец 1993г. он составлял Br698/$1. Понятное дело, что валюты по такому курсы не было. Процветали валютчики и редкие экспортеры. Они могли продать валюту по выгодному себе курсу. На валютных операциях можно было легко купить себе квартиру, машину и участок земли в радиусе 10 км от Минска.

Весь объем годового экспорта составил $2,81 млрд., импорта - $3,86 млрд. В 2012 году месячный объем внешней торговли больше. О внятной политике Нацбанка не было и речи. Золотовалютные резервы на конец 1993г. (без золота) составляли мизерные $37 млн. Вся Беларусь наработала на ВВП в долларовом выражении в $3,65 млрд. Это более чем в 15 раз меньше, чем в 2011г.

Все эти цифры доказывают одно. Никакой особой научной методики оценки имущества госпредприятий тогда не было и быть не могло. Официальный курс того времени создавал параллельную реальность. Она отражала инертность мышления и полную профнепригодность руководства страны того времени. Попытки задним числом оценить «Спартак» и «Коммунарку», исходя из сегодняшних цен, объемов инвестиций, бюджета, экспорта, торговли или стоимости акций кондитерских фабрик, сегодня являются грубейшим нарушением базовых принципов экономики и права. Суммы якобы недооценки двух дышащих на ладан тогда предприятий не могут быть больше годовой суммы привлеченных ПИИ всей страной. Вспомним, что тогда, в условиях постсоветского хаоса крупные нефтяные компании России продавались по $200–300 млн.

Сбиты ориентиры, настроены прицелы

Решение о национализации «Коммунарки» и «Спартака» можно сравнить с залпом Авроры и установлением диктатуры большевиков в 1917 году. В Беларуси и до этого не было особого уважения к правам собственности, особенно к владельцам акций ОАО. Отныне наша страна открыта для очередного большевистского передела. Ни один частный мажоритарный акционер не может чувствовать себя в безопасности. То, от чего отказался В. Путин по отношению к российской приватизации (ему предлагали национализировать проданные с нарушением процедур активы и имущество), сделал А. Лукашенко по отношению к белорусской. Отныне все, что называется «открытое акционерное общество» де-факто является собственностью государства. Любая сделка может быть подвергнута ревизии. Поэтому если некое ОАО с контрольным пакетом в частных руках нарвалось на немилость или внимание государства, нет никакого смысла искать справедливость в органах правопорядка и суде. Держитесь, инвесторы и владельцы крупных пакетов акций в ОАО «Красный Октябрь», ОАО «Амкодор», ОАО «Луч», ОАО «Мотовело» или ОАО «Минский часовой завод «Луч». Пивные, текстильные, машиностроительные, электронные, деревообрабатывающие, с/х перерабатывающие, химические и тысячи других ОАО могут пойти в мясорубку широкомасштабного передела собственности. Это очень дорогой урок для тех, кто думал, что политикой в Беларуси заниматься не надо. Они думали, что понимают правила игры, а эти самые правила вдруг поменялись. Как часто у нас бывает, снова задним числом.

Решения по «Коммунарке» и «Спартаку» дорого обойдется Беларуси. Оставим за кадром и без того кричаще безобразную репутацию нашего государства и судебной власти. Ускорится процесс сброса активов. Резко сократится число желающих приобретать акции в любых ОАО. Отток капитала с одной стороны и заморозка инвестиционной активности с другой гарантированно приведет к снижению реальной стоимости существующих активов и имущества. Декларированную модернизацию будет делать не за что и некому. Серьезным людям горько, мерзко и обидно, что в их родной стране в самом центре Европы действуют законы Шервудского леса и робингудства наоборот (забрать у бедных, чтобы раздать богатым), а не справедливые, моральные правила свободного рынка.

Другие материалы в этой категории: « Опять именем революции Адресная конфискация »

 

 

Новые материалы

августа 23 2017

Настоящие деньги, G-фантики и E-фантики

Нематериальные активы – это активы или нет? Интеллектуальная собственность – это собственность или нет? Криптовалюты – это деньги или нет? Эти серьёзные проблемы, которые рассматривает,…

Подпишись на новости в Facebook!