Новая национальная инвестиционная стратегия

Автор  09 января 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Бойтесь стратегий для иностранных инвесторов

Ярослав Романчук, январь 2012

Бурное, пьяное празднование новогодних праздников затмило на время проблему денег. На оливье-шоу, которое продолжается до старого Нового года, белорусы щедро тратят свои сбережения. Это инвестиции в свежие ощущения, на которых миллионы наших соотечественников надеются прожить до следующего вселенского праздника. А вот белорусские власти перед самым Новым годом в очередной раз натянули лямку инвестиционных надежд. Они встретили 2012 год с новой стратегией привлечения прямых иностранных инвестиций (ПИИ) до 2015 года. Правительству очень хочется заманить в сеть не одну, а целый косяк заморских золотых рыбок, т. е. иностранных инвесторов. АпСоНу (Администрацию Президента, Совет министров, Национальный банк) не смущает тот факт, что за 20 лет на административно-правовой сковородке Беларуси был зажарен не один десяток «золотых рыб». Корпоративные лидеры мира с трудом уживаются с императивами белорусской модели Госснаб/Госплан.

Партнерство рыбака и рыбки

Вопреки своему опыту провалов и неудач новая инвестиционная стратегия Беларуси основана на тех же ложных предпосылках и теориях. Во-первых, она претендует на определение направлений для иностранных инвесторов «в соответствии с потребностями структурной перестройки экономики». Предполагается, что правительство четко определило эти самые потребности структурной перестройки, т. е. АпСоНа имеет перед глазами рельефную картинку отраслевой структуры экономики РБ 2015 года и старается подогнать под нее иностранцев с деньгами и технологиями. Даже если собрать десять нобелевских лауреатов и попросить их оценить структуру экономики через пять лет, они разведут руками и скажут: «Полная неопределенность, высокие риски структурного кризиса». А вот белорусским советчикам АпСоНы все ясно понятно.
    Во-вторых, белорусские власти в привычной для совковой экономики манере определили «точки роста». На этот раз на базе реформирования государственной собственности и развития государственно-частного партнерства. Заметим, что даже слово «приватизация» выкинуто из лексикона. Белорусская база в виде «государственно-частного партнерства» - это тоже далеко не лучший фундамент для привлечения инвестиций.
В наших условиях слово «частный» перекочевало на второе место, а «общественный» из английского оригинала стало «государственным». Партнеры так себя не ведут. Государство в лице АпСоНы так «подставило» частный бизнес в 2011 году, что он потерял 60 - 80% активов, вынужден был заплатить налог на прибыль с воздуха (при переоценке валютных активов при огромной девальвации), получил хомут в виде регулирования цен, да и контрольные органы не стали белыми и пушистыми. Самые вредные для предпринимателей (имеется в виду все правовые формы частного бизнеса) документы не обсуждались с бизнес сообществом. Делать PR партнерству и делать его на самом деле – это две большие разницы. Рыбак не консультируется с рыбой по поводу объема улова, выбора наживки, а то, что он уделяет определенное внимание чистоте водоема, никоим образом не значит партнерство с рыбой.

Новые «фишки» для траты бюджетных денег

По мнению правительства, приоритетными секторами для привлечения ПИИ до 2015 года являются «фармацевтика, биотехнологии, нанотехнологии, новые материалы, информационные и коммуникационные технологии». Власти также рассчитывают на развитие кластера по льнопроизводству. Расчетов, обоснований по поводу того, почему именно эти сектора и производства являются приоритетными, правительство не приводит. Очевидно, в очередной раз используется метод «научно-политического тыка»: куда указал перст начальника, туда и должны идти миллиарды чужих и бюджетных денег.
Из года в год АпСоНа совершает одну и ту же стратегическую ошибку. Сначала чиновники в рамках своего ограниченного информационного поля выбирают свои приоритеты в сфере производства. Им кажется, что их уровень знаний позволяет заглянуть в будущее и указать пальцем на прорывные технологии, прибыльные кластеры и популярные товары. На пять, десять лет вперед. «Пагубная самонадеянность!» - воскликнул бы по этому поводу Ф. фон Хаек. Чтобы придать вес своим псевдонаучным рассуждаловкам, распорядители чужого разделили инвестиции на стратегические и иные. Вообще слова «стратегия», «стратегический инвестор» призваны очаровать публику и снять вопросы по поводу сути самого инвестиционного процесса.
Трудно понять, чем отличается «стратегический инвестор» от обыкновенного. На основании объема уставного капитала? Глупо. Многие корпорации с миллиардными оборотами имеют мизерные уставные фонды или вообще их не имеют. Объема активов? Так любой здравомыслящий инвестор не будет сразу бросаться с головой в омут неизвестного рынка. Если коммерческий проект идет, товары продаются, то можно быстро удвоить, утроить активы. На этапе входа на рынок прогнозы динамики развития проекта имеют очень высокую погрешность. Может, по размеру инвестора на своем родном рынке? Так не факт, что даже компания из Fortune-500 непременно создаст крупное производство в Беларуси. По объему заявленных инвестиций? Тоже неправильно называть инвестора стратегическим только на том основании, что он открыл свой офис в престижном месте, вскружил голову чиновникам и журналистам обещаниями миллиардных вложений. Понтов много как у серьезных ТНК, так и у многочисленных инвестиционных финтифлюхтеров, которые, как мухи, слетаются на льготы, бюджетные дотации и особые правовые и налоговые режимы для «стратегических» инвесторов.

Национальная инвестиционная стратегия

Правительство, которое из года в год говорит о привлечении стратегических иностранных инвесторов, но игнорирует свой национальный бизнес, создает «кислотную» среду для отечественных предпринимателей, либо заманивает в ловушку наивных бизнесменов, либо высокомерно и презрительно относится к предпринимательскому потенциалу своих граждан, либо действует по инерции, «потому что сказали сверху», не заслуживает доверия. Охота на «стратегического инвестора» унизительна для страны, в которой свои собственные бизнесмены должны уезжать в Россию, Украину, Польшу или вообще отказываться от предпринимательства. Как бы ни относиться к белорусским мультимиллионерам – таких в Беларуси будет около 500 – они гораздо лучше знают свою страну, чем любые зарубежные инвесторы и консультанты. Они прекрасно ориентируются не только в белорусском административно-правовом поле, но и в тенденциях мирового рынка. Их не нужно учить бизнесу. Им нужно дать экономическую свободу, собственность и гарантии независимого суда. В центре инвестиционной стратегии Беларуси должен быть свой, национальный бизнес. Его многомиллиардный потенциал до сих пор заморожен, а АпСоНа принимает очередные бумажки о привлечении стратегических иностранных инвесторов.
    Как бы мы ни относились к Юрию Чижу, Владимиру Пефтиеву, Анатолию Тернавскому, Николаю Воробью, Александру Мошенскому, Александру Шакутину, Виталию Арбузову, Анатолию Тютюнову, Сергею Коренько, Анатолию Капскому или Николаю Мартынову, волею судьбы, благодаря их талантам и особенностям исторического процесса именно они (плюс не названные здесь, но им подобные) составляют костяк большого (по белорусским меркам) частного бизнеса. Как бы мы не относились к тысячам белорусских бизнесменов, которые в тяжелейших условиях сумели заработать себе многомиллионные долларовые капиталы и бизнесы, именно для них Беларусь – Родина, а не просто очередная территория для включения в производственную или сбытовую сеть. Как бы мы не относились к десяткам тысячам индивидуальных предпринимателей, но они кровь и плоть – беларусы. Они, как никакой иностранец, чувствуют вкусы и потребности наших потребителей. Они на свои деньги, своими руками и мозгами создали и могут создать сотни тысяч маленьких, но от этого не менее ценных точек экономического роста. Их преимущество в том, что они создаются децентрализовано, по всей стране, а не только в столице или областных городах. Национальная стратегия модернизации и привлечения инвестиций должна строиться на синергии раскрепощения и полноценной легализации этих трех национальных групп: большой, средний и малый частный бизнес. Именно они должны стать основными бенефициарами приватизации. Именно они могут работать в одной упряжке во имя модернизации страны. Они могут и должны быть в одной лодке, имя которой «Беларусь».
    Акцент на национальную инвестиционную стратегию не значит изоляционизм, отказ от иностранных инвестиций. Она предполагает переход на полноценное партнерство белорусского и иностранного бизнеса. Именно бизнеса, а не правительства. Частный бизнес не будет рубить сук, на котором сидит, а вот чиновникам гораздо легче сменить «сук» на более комфортный, путь даже под иным флагом.
    Беларуси не нужны отдельные стратегии, законы или указы о привлечении иностранных инвестиций. Нашей стране, в первую очередь, нужны условия для становления и развития национального бизнеса всех форм и размеров. Мотивацией для проведения глубоких рыночных реформ должно быть не столько 36-ое место Беларуси в докладе Всемирного банка «Ведение бизнеса» 2014 года, а 1-ое место национального бизнеса у себя на родине. Именно для этого нужна кардинальная налоговая реформа, широкомасштабная приватизация и дебюрократизация экономики.
Абсурдно и опасно навязывать белорусскому бизнесу импортозамещение. Он сам решит, что ему производить, хлебопечи, сушилки, кастрюли, драже, жевательный мармелад, монтажную пену или игрушки. Не надо чиновникам тыкать предпринимателям под нос или толкать в спину, мол, вот большой российский рынок, давайте, прорывайтесь и закрепляйтесь. Дайте национальному бизнесу, большому и малому, землю, активы и ресурсы, с наименьшими затратами собирайте с него 20% ВВП налогов, откройте ему рынки на Западе и на Востоке, не лезьте со своими указишками в цены, производство и расчеты – и белорусский бизнес, а вслед за ним и вся страна попрет и зажжет.
    За 20 лет трансформационных процессов 29 стран Европы и Азии накопили богатейший опыт. Беларусь может выучить много важных уроков, за которые дорого заплатили граждане других стран. Один из них представляет собой особую ценность. Боги у разных народов, в разных религиях разные, а дьявол у всех один. Имя ему – государство-Левиафан.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!