Страсти по приватизации-2011

Автор  26 декабря 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Продаваемое и непродаваемое белорусской экономики

Ярослав Романчук

Белорусские власти боятся приватизации с начала 1990-ых. В то время, как многие страны Центральной и Восточной Европы давно закончили продажу не только малых, но и больших предприятий, Беларусь все еще думает, нужно продавать в год 100 или 200 объектов. С такими темпами мы сформируем полноценную частную экономику где-нибудь в 2030 году. К этому же времени, по оценке специалистов по рынку труда, из страны уедут до 2 миллионов молодых людей. Профессионалы и динамичные предприниматели с трудом уживаются с доминирующей государственной собственностью.

С 2008 года у белорусского правительства появился прекрасный повод изменить отношение к приватизации и разморозить этот процесс. Глобальный кризис, который охватил и Россию, требовал новых приоритетов в экономической политике. Однако правительство РБ предпочло резко увеличить внешние заимствования, думая, что кризис быстро закончится. Прошло три года. Долгов стало в раз пять больше, а кризис все громче стучит во все двери и окна. План по приватизации на 2010 год был с треском провален. В 2011 году он выполнен менее чем на 25%. На 2012 год в программу приватизации включено 44 предприятия и переходящий остаток с 2011 года. В 2013 году в плане всего 16 объектов и все то, что не будет продано из списков на 2011-2012 годы.
Приватизация в Беларуси похожа на демократизацию: имеет место имитация и того, и другого; в них важен процесс, а не результат. В 2009-2010 годы был расцвет обещаний по этим двум процессам. Обещания демократизации прекратились в конце 2010 года, а приватизации превратилась в хроническую тему о вечном. Создали Национальное агентство по инвестициям и приватизации, но не наделили его адекватными полномочиями. Начали ежегодно утверждать планы приватизации, но забыли ввести наказания должностным лицам за их невыполнение. Начали снимать ограничения на отчуждение акций, но фондовый рынок так и не запустили. Приватизация превратилась в процесс раздачи местной номенклатурой убыточных активов среди своих. В 2012 году ожидается, что по сниженной цене на локальных конкурсах будет продано более 2000 предприятий. Местная номенклатура давно «подъедает» государственную собственность, предварительно доводя (сознательно или из-за отвратительно качества госрегулирования) до состояния хронических убытков.
Бесславно закончился эксперимент с продажей восьми предприятий при помощи международных консультантов. Всемирный банк, ЕБРР и другие иностранные структуры пошли на реализацию этого проекта не потому, что видели перспективность продажи Барановичского завода железобетонных изделий, «Белсанмонтажа», «Автомагистрали», Строительно-монтажного треста № 8, Белгазстроя, Конфа, Бархима, Минского маргаринового завода и Медлласта. Они хотели сформировать доверие у чиновников и высшего руководства страны, чтобы потом именно их позвали на приватизацию по-настоящему стоящих активов. Это такие же наивные ожидания, как надежды определенных политиков попасть в ПП НС по списку «конструктивная оппозиция».
    Отдельная категория приватизации – продажа больших государственных предприятий. Она осуществляется поштучно и исключительно в режиме согласования всех аспектов сделки с высшим руководством страны. Это не Госкомитет по имуществу или Национальное агентство по инвестициям и приватизации проводят конкурс, определяют правила продажи и следят за равным доступом к сделке всех желающих. В 2011 году так продавался «Белтрансгаз». А. Лукашенко совершенно открыто сказал: «Я продал». Это чистая правда. Так было с двумя операторами сотовой связи «Велкомом» и «Бестом». Точно по такой же схеме ведутся переговоры по двум белорусским НПЗ, Беларуськалию, БЖД, Белтелекому, Беларусбанку и еще около 20 – 30 объектам, которые, действительно, интересуют инвесторов с разных стран. Не будет преувеличением сказать, что за акциями того же «Минскэнерго» в случае его приватизации выстроится очередь из потенциальных покупателей, а также из числа иностранных консультантов, которые хотели бы помочь продать такой актив. Но А. Лукашенко предпочитает свои методики оценки государственных активов, свои механизмы реализации приватизационных сделок. Они основаны на личных ощущениях, интуиции и немножко на международном опыте. Порядок приватизации ценных объектов также не прописан ни в одной программе, Так в 2011 году вдруг заговорили о преждевременности продажи БМЗ и БЖД. С чего вот так вдруг? Здесь ответ может быть только таким: «Потому что». Кто-то нашел входы к президенту через доверенных лиц, представил свою оферту – вот и пошел переговорный процесс. Не факт, что он закончится сделкой, но именно так появляются обрывки информации о приватизации. Этот процесс наверняка ускорится в 2012 году, потому что Россия требует продавать имущества на $2,5млрд., да и логика конкурентной борьбы в рамках ЕЭП требует консолидации ресурсов и монетизации политической/административной власти.

index-privatizacii

Потенциальные объекты приватизации в 2012-2014 годах

Объект приватизации

Оценка выручки от продажи 100% акций, в млн. $

1.

Мозырьский НПЗ (государственный пакет)

1000

2.

Новополоцкий НПЗ

1700

3.

Беларуськалий

20000

4.

Белтелеком

2000

5.

Белоруснефть

2000

6.

Беларусбанк

6000

7.

Белгосстрах

1000

8.

Белорусская железная дорога

8000

9.

Белорусский металлургический завод

2000

10.

МАЗ

700

11.

Минский тракторный завод

800

12.

Белагропромбанк

600

13.

Ликероводочные заводы

200

14.

Химические заводы (химволокно)

300

15.

Молочные заводы

150

16.

Мясоперерабатывающие заводы

100

17.

Производители с/х техники

100

18.

Производители автоагрегатов и запчастей

80

19.

Пивные заводы

80

20.

Заводы станко- и машиностроения

70

 

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

мая 18 2017

Далеко за рамками здравого смысла и порядочности

Белорусские власти не перестают шокировать, раздражать и делать такое, что хватаешься за голову и кричишь: «Неужели это возможно?» 12 мая 2017г. премьер-министр правительства Беларуси Андрей…