10 отличий приватизации от номенклатурного беспредела

Автор  21 июля 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Номенклатура против народа

Ярослав Романчук, июль 2011

Сегодня только ленивый не говорит о приватизации в Беларуси. Продажа «фамильного серебра» будоражит сознание. Идут активные спекуляции, что входит в это понятие и не пересекается ли оно часом с понятием «убыточные активы». Суммы потенциальных сделок поражают воображение. Зависть большинства (оно, как всегда, остается с носом) не останавливает жадность меньшинства. Номенклатура не хочет упустить свой уникальный шанс. Одна – две сделки – и ты долларовый миллионер. Народ ропщет. Он хочет, чтобы приватизация шла по справедливости, чтобы и ему что-то перепало. Поскольку он в это не верит, то выступает против приватизации в целом. Мол, тогда не доставайтесь вы, активы, никому.

В демократической стране мнение народа правительство и номенклатуру еще как-то могло остановить. В Беларуси же верхушка номенклатуры давно отделила себя от электората. И не только заборами вокруг шикарных особняков, а, в первую очередь, написанными под себя законами и работающими для сохранения их стабильности судами.      Народ в очередной раз «обули». На этот раз более чем 50-процентной инфляцией и более чем 100-процентной девальвацией. Циничный, выверенный шаг перед началом массовой распродажи активов. Номенклатура решает им целый ряд задач. Во-первых, инфляционно-девальвационная политика резко снижает стоимость государственных активов. Во-вторых, устраняются потенциальные конкуренты на внутреннем рынке. Сбережения будут нужны для того, чтобы удержаться на плаву и выжить, а не чтобы претендовать на покупку государственных активов. В-третьих, сбивается интерес иностранных инвесторов. Погруженная в мутную макроэкономическую воду Беларусь стала территорией высоких политических и экономических рисков. В-четвертых, под шумок валютного кризиса, под знаменем «сохранения суверенитета» и привлечения иностранных инвестиций можно без особых проблем легазировать вывезенные из Беларуси деньги. На них номенклатура и их агенты в частном бизнесе собирается купить то, что стало источником их же богатства в последние 15 – 20 лет.

Схема бесстыдная своей простотой. Сначала протоолигархи Беларуси (те, кто получил возможность богатеть при первом президенте) подсели на бюджетные потоки и государственные активы. Они приватизировали прибыль и национализировали убытки; беззаботно брали кредиты, безрассудно жили в долг, особо не утруждая себя дефицитом платежного и торгового баланса. Случались и удачные бизнес проекты.

Как только зарабатывать по-старому стало невмоготу, они «убедили» своих партнеров в Вертикали включить самую эффективную систему перераспределения ресурсов – инфляцию. Ее убойная сила удвоилась за счет девальвации. Почти точь-в-точь была воспроизведена система народного грабежа второй половины 1990-ых. Только сегодня в отличие от начала 2000-ых у белорусских протоолигархов гораздо больше денег. И для страны уже нет дешевых российских энергоресурсов. К тому же, жмут тесные рамки таможенного союза, да и кредит доверия Кремля к А. Лукашенко практически испарился.

Сороконожка Лукашенко вместо семибанкирщины Ельцина

«Молодые волки» Вертикали 1990-ых разбогатели, раздобрели и распустились. Пришло понимание, что повторить финт с нефтяным оффшором, бартерными поставками товаров за газ и электроэнергию не удастся. Груз собственных ошибок и давление Кремля-кредитора не позволяют войти в одну и ту же реку дважды. Приходится выбирать среди следующих основных сценариев: 1) распределить самые «шоколадные» куски госсобственности среди своих, 2) пойти на честную приватизацию и узаконить открытую конкуренцию, 3) продавать основные активы России взамен за политическую «крышу» и доступ на рынок, 4) либерализовать экономику, демократизировать общество, восстановить отношения с Западом (МВФ), открыться для Украины и ЕС и 5) закрыться от всех, запретить населению пользоваться валютой и монополизировать импорт. Понятно, что белорусские протоолиграхи не смогут убедить А. Лукашенко пойти на крайние сценарии № 4 и 5. Жить в условиях европейской Северной Кореи они не хотят. Нет у них искренней любви к свободному рынку, зато есть страх перед российскими олигархами и открытой конкуренцией даже в рамках таможенного союза. Поэтому единственным приемлемым вариантом для белорусских протоолигархов является Сценарий № 1. А. Лукашенко тоже понимает, что народная любовь при 50-процентной инфляции, двукратной девальвации и почти одном миллионе рабочих мест под угрозой – это вещь неустойчивая. Опереться на Кремль тоже больше не удастся. Надо искать и создавать новых союзников, а за одно пытаться решить целый ряд своих проблем.

Принцип «рука руку моет» положен в основу взаимоотношений главы государства и белорусских протоолигархов. Вот что дает А. Лукашенко белорусским нуворишам: близкий к монополии статус на внутреннем рынке, защита от конкуренции и поглощения кредиторами, бюджетная/административная/правовая поддержка, право покупки госактивов по дешевке при условии учета интересов дисижнмейкеров. Это достаточно щедрый пакет. Взамен белорусский президент получает следующее: полностью зависимый от него большой частный бизнес, мальчиков для битья/дойных коров в случае эскалации народного недовольства, посредников в переговорах с иностранными инвесторами и стейкхолдеров будущих политических кампаний. Заключая такой социально-экономический контракт с белорусским протоолигархами, А. Лукашенко снижает вероятность появления в нашей стране тутэйшего Ходорковского и зависимого от Кремля крупного бизнеса. В свое время семибанкирщина спасла Ельцина. Глава Беларуси делает ставку на сороконожку отраслевых управленцев. Примерно 40 нынешних собственников бизнеса в Беларуси станут помощниками А. Лукашенко по управлению формально частными компаниями в рамках авторитарной модели. Формальное выставление на продажу белорусских активов россиянам и другим иностранцам по заоблачным ценам тоже является частью плана по защите интересов белорусской номенклатурной «сороконожки».

Лузеры приватизации

А что народ? Народ безмолвствует – жидкие хлопки не в счет. Ему говорят, что продавать нужно своим и то, что убыточно. Сегодня «нарисовать» убыточный баланс не составляет никакого труда. Не прошло и полгода, как белорусская нефтепереработка заявила об убытках (Br390млрд.) В долгах, как в шелках, находится химическая отрасль. Просроченная задолженность белорусских предприятий перед иностранцами на 1.06.11 составила Br1,8трлн. (в 2 раза больше, чем год назад). Валовой убыток пивоваренных заводов за первый квартал 2011 года превысил Br7млрд., а убыток крупнейшего производителя пива, госкомпании ОАО «Криница» составил Br8,7млрд. В условиях множественности курсов и жесткого регулирования цен легко представить убыточную энергетику, транспорт, строительство и пищевую промышленность и даже розничную торговлю. Просроченная задолженность по кредитам займам на 1.06.11 составила Br1,6трлн. и по сравнению с началом года выросла в 2,2 раза. В целом долги по кредитам и займам составили Br104,3трлн. и по сравнению с 1.06.10 выросли в 1,7 раза. В такой ситуации легко себе представить, что задолжавшие госкомпании начнут распределять между протоолигархами по тем же схемам и на том же основании, как некогда убыточные колхозы присоединяли к прибыльным предприятиям. На этот раз права собственности будут закрепляться за частными копаниями более жестко.

Есть еще один субъект, который хотел бы поучаствовать в приватизации, но не дорос до статуса большого бизнеса. Десятки тысяч белорусских малых, средних предприятий (МСП) и ИП накопили не одну сотню миллионов долларов, чтобы вложить их в белорусские активы. Не исключено, что для нейтрализации их потенциального протеста определенную часть МСП допустят к переделу собственности, особенно на уровне передела городской собственности и земли вокруг городов с населением 50 тысяч и больше. Маловероятно, что они откажутся, требуя одинаковых правил игры для всех.

Таким образом, в Беларуси созрели условия для передела собственности. Де-юре процесс будет называться приватизацией. Де-факто мы являемся свидетелями превращения протоолигархов в полноценных олигархов с неприкасаемым семейством во главе. Как ни парадоксально, белорусская номенклатурная сороконожка кровно заинтересована в сохранении суверенитета Беларуси. Члены этой команды понимают, что в объятиях России они теряют статус, рынок и бизнес. Особых симпатий к европейским ценностям и институтам они тоже не проявляют. Поэтому результатом передела собственности по-белорусски может стать появление особой институциональной особи – сороконожки тутэйшой.

А. Лукашенко, как автор этого проекта, надеется, что при ее помощи удастся преодолеть кризисные явления и провести институциональные реформы. План понятен. Его реализации могут помешать два достаточно мощных (каждый по-своему) субъекта - Кремль и белорусский народ. По одиночке они едва ли смогут помешать А. Лукашенко и его сороконожке, а вот если они объединят усилия, то все может быть. Особенно если к этому тандему присоединяться выкинутые из обоймы богатые, буйные белорусы.

10 отличий народной приватизации от номенклатурного передела собственности

Народная приватизация

Номенклатурный передел

1.

Продажа арендаторам имущества по остаточной стоимости, формирование класса сотен тысяч частных собственников. Такая правовая норма распространяется на всех арендаторов.

Продажа избранным арендаторам госактивов по так называемой рыночной цене. Номенклатура решает, кто имеет право покупать, и что такое «рыночная» цена.

2.

Открытая продажа на аукционе акций государства в ОАО. Начальная цена не имеет значения. Если нет желающего купить по начальной цене, проводится аукцион на понижение цены. Если и на этом этапе никто не покупает, данный актив бесплатно передается работникам предприятия.

Административно регулируемый доступ к участию в аукционах, создание правил их проведения под определенные компании. Запрет на проведение голландского аукциона (на понижение цены). Запрет передачи активов работникам предприятия.

3.

Наличие единой процедуры информирования всех желающих о проведении аукционов по продаже госсобственности без дискриминации для иностранных участников.

Слабое информирование о продаже госактивов, часто меняющиеся условия, сознательное сокращение сроков подачи заявок для увеличения шансов продажи госактивов избранным структурам и лицам.

4.

Приватизация 100% акций госпредприятий с числом работающих до 1000 человек стратегическому инвестору за кэш. Если в нем есть акции физических лиц и частных юрлиц, то им предоставляется право продать свои акции инвестору по цене приобретения контрольного пакета.

Продажа небольших пакетов акций при отсутствии защиты прав миноритарных акционеров. В отдельных случаях продается 50% + 1 акция или 75% акций, но сохраняется блокирующий пакет у государства.

5.

Приватизация акций госпредприятий с числом работающих до 1000 человек без выставления условий инвестору по занятости, будущим объемам инвестирования, навязыванием ассортимента или сохранением старого производства.

Продажа акций с длинным шлейфом условий, высокие риски национализации приватизируемого имущества без компенсации произведенных инвестиций по причине размытости формулировок требований и без учета изменения условий работы на рынке.

6.

Продажа предприятий, как имущественных комплексов, т. е. с землей.

Продажа госактивов без земли, с оформлением ее аренды, неопределенные условия использования земли, что ставит под угрозу права собственности.

7.

Продажа земельных участников на открытых аукционах, свободный выбор назначения земли, в том числе ее перевод из с/х производства в любую другую законную форму экономического оборота.

Жесткое регулирование рынка земли. Сохранение правила назначения земельных участков, избирательный режим продажи земельных участков.

8.

Приватизация всех рынков арендующим места/участки земли индивидуальным предпринимателям (выкуп по остаточной стоимости или безвозмездная передача).

Сохранение рынков в коммунальной собственности, произвольное установление арендных ставок, угроза продажи их избранным инвесторам под не связанные с розничной торговлей проекты, без учета интересов ИП.

9.

Приватизация каждого большого госпредприятия за деньги по следующей схеме на открытом аукционе: 10% - безвозмездная передача для рабочего коллектива, 25% - передача в государственный пенсионный фонд (возможность передачи его в трастовое управление), 10% акций – в свободную продажу белорусам на внутреннем рынке, продажа остальной части (55% акций) инвестору.

Кулуарные договоренности о продаже крупных госпредприятий, выбор покупателя по непонятным критериям, отсутствие четкой методики определения цены, игнорирование интересов работников приватизируемых предприятий и граждан, которые лишены возможности покупки акций на внутреннем рынке.

10.

Необратимость приватизационных сделок при четком соблюдении правил прозрачности, открытости и обеспечении равных условий участия всех желающих.

Использование судов и силового ресурса для отмены договоров о продаже, высокие риски национализации активов и рейдерского номенклатурного захвата.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!