История часовой пакости

Автор  04 марта 2010
Оцените материал
(0 голосов)

Минский часовой завод как призрак грядущего передела собственности

Ярослав Романчук                                                                                   март 2010

Под носом у жаждущего честной и открытой приватизации МВФ белорусские власти продали Минский часовой завод. Вроде бы продали, так как официально никто документов публике не предъявлял. Покупатель, швейцарская компания Franck Muller, сегодня выглядит довольным. Важно подчеркнуть слово «сегодня». Завтра может быть, что угодно. От конфискации, национализации или рейдерского захвата в нашей стране никто не застрахован. Не спасет даже «справедливый» суд. В нашей стране он судит по нашим законам, а швейцарский инвестор знать их букву, тем более дух, лучше белорусских чиновников точно не может. Это есть он 100-процентный швейцарец, а не «швейцарская правовая оболочка».

Рука умыла руку

Сделка по продаже Минского часового завода (МЧЗ) прошла в лучших номенклатурных традициях. Не было открытого аукциона или конкурса. Не были определены условия продажи. Не было публичного обсуждения сделки с участием трудового коллектива. Не были четко прописаны условия продажи национализированного за долги перед бюджетом предприятия. Классические методики оценки стоимости активов не понадобились. Инвестиционные условия сделки тоже расплывчаты.

Стороны ударили по рукам в уютной обстановке швейцарского курорта. Вроде бы договорились о трансферте собственности из рук в руки. Попытаемся разобраться, какие руки были вовлечены в эту сделку, и какую выгоду от этого получила наша страна.

Формально швейцарская компания «Франк Мюллер» купила государственное предприятие «Минский часовой завод» (МЧЗ). С формой собственности белорусского предприятия все ясно. Тем не менее, уместно будет припомнить доведение его до банкротства и национализацию. Часовой завод пал жертвой так называемой народной приватизации. Акции МЧЗ раздали коллективу. Получили свое руководители. Чиновники тоже поставили галочку, мол, и у нас растет негосударственный сектор. Судя по финансовым результатам, управление было из рук вон плохим. Руководители МЧЗ имели возможность зарабатывать на сдаче помещений в аренду. Очевидно, что стратегия развития именно часового бизнеса их особо не волновала. Иначе они бы еще в 1990-х нашли надежного партнера и модернизировали производство. Не могли, не захотели, им не дали – результат халатного менеджмента оказался плачевным.

Схема обмана акционеров

В августе 2006г. хозяйственный суд Минска по иску налоговой инспекции в отношении МЧЗ начал процедуру банкротства и ввел защитный период. На 1.09.2006г. на складах завода находилось 1,32млн. штуку часов, что более чем в 16 раз превышало объем среднемесячного производства. Уже тогда не было сомнений, что МЧЗ не смог адаптироваться к требованиям рынка. Это не бог весть какая трагедия, а обычная ситуация. Истории известны многочисленные случаи удачного перепрофилирования и переориентации производств. Вспомним хотя бы «Нокию», которая в конце 1980-х была захудалым небольшим заводиком.

Акционерам Минского часового завода, конечно, было от чего огорчиться, но поводы для радости тоже оставались. Главный из них – это наличие в самом центре Минска более 50 тыс. м2 офисной площади с развитой инфраструктурой. По скромным оценкам рыночная стоимость данного объекта превышала $100млн. Даже если бы сдать все помещения в аренду, то в год можно было бы зарабатывать по скромным подсчетам около $10млн. Имея такой капитал на балансе, можно было бы легко погасить долги перед государством, привлечь инвесторов и жить припеваючи: акционеры получали бы дивиденды, государство – налоги, а инвесторы – прибыль.

Вариантов реструктуризации было много. На части площадей можно было сделать СП и производить часы, другую – сдать в аренду, а все остальное - пустить под новые офисные застройки. Девелоперский проект в таком месте Минска еще лучше, чем «Минск Сити» на месте аэропорта «Минск-1». Однако назначенный государством антикризисный управляющий пошел другим путем и уверенно повел МЧЗ к национализации. Очевидно, это не была конечной целью авторов данной долгосрочной схемы. Их интересовало, в первую очередь, выведении из игры тысяч обыкновенных акционеров. Договариваться с каждым из них – сложный и дорогостоящий процесс. Поэтому архитекторы схемы по рейдерскому захвату МЧЗ решили создать такие условия, чтобы во всем обвинить акционеров и руководство завода. Такой же подход использовался при национализации с последующей продажей Мотовелозавода.

Контуры обкатываемой в Беларуси схемы по рейдерскому захвату выглядят следующим образом: доведение до банкротства (бездействие слабо контролируемого акционерами директората, «подсаживание» на бюджетные кредиты, блокировка предлагаемых проектов по продаже акций) – доведение до отчаяния акционеров – доведение цены акции до балансового нуля - национализация – кулуарная продажа «своей» зарубежной структуре со щедрым довеском в виде земли и права заниматься «точечной» застройкой и иными проектами.

Превращение акций в мусор, а «мусора» - в прибыльный девелоперский проект

Есть много фактов, которые подтверждают тезис о рейдерском захвате Минского часового завода. Нет сомнений, что в этой истории часы – это только предлог. На 1.02.2010 на складах скопилось 1,19млн. штук часов, что в более чем в 34 раза больше среднемесячного объема производства. Никто не снимает ответственность с руководства самого завода, но ведь с августа 2006г. уже прошло более 3,5 лет. За это время при наличии ценных активов в виде недвижимости и земли можно было бы давно решить проблемы и начать реализацию новых проектов. Акционеры заводы хотели бы, но им руками антикризисного управляющего государство не позволило. Если бы речь шла о защите интересов акционеров, то логика поведения была бы совершенно иной. Однако борьба шла не за пылящиеся на складах часы, бренд «Луч» и устарелые технологии их производства, а за землю и недвижимость.

Чтобы сформировать у мелких акционеров комплекс вины и минимизировать риски коллективной забастовки за защиты своих имущественных прав, властям понадобилось более двух лет. И вот указом № 24 от 10.01.2009г. ОАО «Минский часовой завод» был национализирован за долги перед бюджетом. Они составляли всего Br30,34млрд. Эти деньги можно было получить с лихвой за месяц аренды помещений завода.

1123млн. акций были оценены в Br33,7млрд. Номинальная стоимость одной акции была определена в Br30. Эта цифра стала результатом применения весьма своеобразной методики оценки. Очевидно, учитывались только складские запасы да технологическое оборудование. Br33,7млрд. – это чуть больше $12млн. Это примерно в 10 раз меньше оценки стоимости недвижимости, которой владел МЧЗ и чуть больше потенциальной ежемесячной арендной платы за сдачу всех площадей под офисы, производства и складские помещения.

Получается, что акционеров в плане цены акции обманули, как минимум, в 10 раз. Если бы антикризисный управляющий ставил во главу угла интересы именно их, а не швейцарцев и их партнеров в нашей стране, то даже при продаже акций каждый акционер МЧЗ заработал бы реальные деньги. При реализации полноценного девелоперского проекта каждая акция приносила бы вполне приличный доход, весомую добавку к пенсии. Наше государство руками назначенного антикризисного управляющего и с подачи отдельных чиновников администрации президента лишило тысячи обыкновенных граждан своего законного права собственности.

Будущее проекта «Минский часовой завод»

Несмотря на то, что сделка вроде бы согласована, большой определенности по поводу будущего МЧЗ нет. Главный менеджер МЧЗ Николай Гаевский сказал, что «министерство промышленности дало согласие, есть предварительное одобрение сделки на уровне главы государства». Однако этого явно мало. «Президент определит и стоимость, по которой будут проданы активы предприятия», - подтвердил Н. Гаевский гипотезу о том, кто в стране хозяин. Не рынок, не аукцион, не аудиторы в нашей стране решают, что и сколько стоит, а Александр Лукашенко.

По предварительной информации условия сделки для швейцарской компании Franck Muller очень выгодные. За $15млн. инвестиций она получает 52% акций в собственность и остальное – в доверительное управление. После двух лет инвестору будет выделено 23 гектара земли под Минском для строительства нового часового завода и создания часовой деревни. А в это время существующие корпуса и помещения МЧЗ в центре Минска превращаются в офисы, бизнес центры и торговые площадки. Плюс швейцарцам может быть предоставлено право строить другие объекты в выгодных частях Минска.

На первый взгляд, перед нами аттракцион неслыханной щедрости в отношении компании «Франк Мюллер». Судя по месту этой структуры на мировом рынке, едва ли речь идет о часах. Превратить марку «луч» в ценный бренд при таких инвестициях можно разве только в белорусской провинции. Речь идет о недвижимости и земле. Часы – это всего лишь прикрытие. И это не единственное прикрытие в данной истории. Есть большие сомнения, что белорусская номенклатура впустит на рынок иностранца и создаст для него столь комфортные условия.

Такая щедрость уместна только в одной ситуацией. Это когда отдельные представители белорусской номенклатуры или их близкие люди сами владеют данной швейцарской компанией. Тогда все логично. Сначала белорусы получают контроль над компанией Franck Muller, а потом ей же предлагают великолепную сделку. Довольны управляющие швейцарской компании. Довольны белорусские инвесторы, которые приобретают респектабельную швейцарскую «крышу». Только былые акционеры МЧЗ в списке довольных не значатся. Их обманули. Да и Беларуси больших поводов для радости нет. Белорусская номенклатура сыграла в шахматы сама с собой. За нас с вами счет она собирается дальше строить свой бизнес. Это называется прихватизацией, господа-товарищи.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!

Новые материалы

февраля 20 2017

20 инновационных идей. Для начала.

Александр Лукашенко опять требует от своей Вертикали новых, свежих идей. Это как требовать от «Запорожца» прыти «Мерседеса», как ожидать от старой клячи дерзости рысака. Вот…