Лишенные прав собственности

Автор  21 мая 2008
Оцените материал
(0 голосов)

Беларусь не вошла в первую сотню стран по индексу защиты прав собственности

Известный перуанский экономист Эрнандо де Сото вместе с американской организацией «Альянс прав собственности» опубликовал очередной Индекс защиты прав собственности (ИЗПС) 2008г. (International Property Rights Index) По сравнению с прошлым годом число стран в рейтинге увеличилось с 69 до 115. По оценке белорусского НИЦ Мизеса в 2007г. Беларусь была на предпоследнем месте. В этом году наша страна оценочно оказалась на 106-м месте. У нас до сих заблокирован основной общественный институт, который обеспечивает благосостояние, эффективную борьбу с бедностью и мир.

Ярослав Романчук

Большой дефицит прав собственности

Как указывает один из авторов доклада Карол Бодро (Karol Boudreaux), «после многих лет игнорирования центральной роли прав собственности в экономическом развитии и для обеспечения экономического роста ученые и полисимейкеры начинают осознавать, что права собственности - это краеугольный камень процветающего общества. Они должны быть частью любой программы устойчивого развития». Это камень в огород ООН, Всемирного банка, МВФ, ЕС и ОЭСР, которые десятилетиями реализовали программы развития по всему миру. Провал следовал за провалом, а понятие «права собственности» в докладах и программах выделения помощи не значилось. В начале XXI века бремя ошибок экономики развития оказалось таким тяжелым, а выводы ученых о сути частной собственности и экономической свободе такими убедительными, что игнорировать теоретические и эмпирические аргументы и заключения было уже просто неприлично.
Страны, включенные в Индекс защиты прав собственности (ИЗПС), производят 96% мирового ВВП. На первом месте в этом году оказалась Финляндия. Из десяти баллов она набрала 8,6. По новой методологии она и в прошлом году была лидером, хотя по старой системе оценки финны были только на 11-ом месте. На втором месте оказались сразу четыре страны: Норвегия, Дания, Германия и Голландия. Все они получили 8,3 балла. В десятке находятся также такие благополучные страны, как Швейцария, Новая Зеландия, Британия, Швеция и Исландия.
Советское прошлое до самого основания разрушило уважение людей к собственности. Ушло понимание важности этого института. Поэтому в двадцатке лучших в мире нет ни одной постсоциалистической страны. Эстония оказалась на 27-м месте, Словакия на 33-м, Литва - на 46-м, Латвия – на 56-м, Польша – на 57-м. Чем дольше в стране был тоталитаризм, тем сложнее восстанавливать институт собственности. Украина заняла далекое 83-е место, Казахстан – 87-ое, Россия – 92-ое, Армения – 98-ое, Молдова – 110-ое.
 Из 115 стран самую плохую систему защиты прав собственности имеют Азербайджан (3,6 баллов), Нигерия (3,5), Бурунди, Молдова (3,4), Парагвай (3,4), Ангола (3,4), Венесуэла (3,3), Чад (3,3), Зимбабве (3,1) и Бангладеш (2,9). Беларуси в списке нет по тем же причинам, по которым нас нет в индексах Всемирного экономического форума. Однако нам известна методика оценки. Она позволяет ранжировать Беларусь. НИЦ Мизеса считает, что Беларусь имеет 3,5 баллов и занимает 106 место, замыкая последнюю десятку мира. В прошлом году мы были на 68-м месте из 69 стан.
 В региональном разрезе самую лучшую систему защиты прав собственности имеет Западная Европа (7,6 баллов). За ней следует Северная Америка (6,7) и Азия/Океания (5,9). Аутсайдерами являются Африка (4,5), Латинская Америка (4,6), а также страны Центральной, Восточной Европы и Россия (4,7). Падение Берлинской стены и формальный отказ от тоталитарного коммунизма автоматически не мог привести к принятию и созданию институтов, гарантирующих защиту прав собственности. Ни западные эксперты, ни местные элиты в начале трансформаций не представляли всей сложности переходного периода. Модели совокупного спроса и предложения выглядели так заманчиво просто, что практические все постсоветские страны, полностью игнорируя печальный, даже трагический опыт африканских, латиноамериканских стран, отдались в руки макроэкономических «модельеров». Для них институт собственности сводился к обыкновенному набору формальных законов. Получилось, как у пресловутого прапорщика с электричкой: «Собственность, появись! Раз, два!»

Защищаешь собственность – спишь спокойно и в комфорте

Чем надежнее защищаются права собственности, тем богаче страна. Как пишет Ричард Эпштайн, один из авторов доклада, «только те общества, которые разработают правила исключения и кооперации добьются успеха… Правила исключения предотвращают агрессию и эксплуатацию и стимулируют добровольный обмен». В 20 процентах стран с наилучшей степенью защиты средний доход на душу населения составляет $35638. Во втором квинтиле он заметно ниже - $19029, в третьем - $8924, четвертом - $5309. В странах, где права собственности наиболее уязвимы, доход на душу населения составляет всего $3817. Это в 9,3 раза меньше, чем в группе стран-лидеров по данному Индексу.
 Средний показатель Индекса в 2008г. составил 5,5 баллов и ухудшился по сравнению с предыдущим годом на 0,2 процентных пункта. Полюса бедности и богатства совпадают с полюсами защиты прав собственности с одной стороны и их полного поругания с другой. Скандинавские страны с молоком матери впитывают понятия «мое», «чужое». Они чрезвычайно требовательны к политикам и чиновникам, которые распоряжаются чужим. Шведы, датчане, финны или норвежцы одинаково трепетно относятся к свободе СМИ, политической конкуренции, активности гражданского общества и независимости судов. Это в их культуре и традициях. Это в системе воспитания в семье, детсадиках и школе. Такое отношение поддерживает протестантизм. Прежде чем бедным странам копировать скандинавскую модель государственного перераспределения, наличие таких ценностных, культурных, политических и правовых фундаментов абсолютно необходимо. Без них государство превращается в коррупционера, эксплуататора, монополиста – шлагбаум для выхода их бедности и роста благосостояния.
При расчете Индекса защиты прав собственности учитываются следующие компоненты: 1) качество правового и политического поля, 2) защита прав интеллектуальной собственности, 3) защита прав физической собственности. По первому фактору лидером стала Финляндия (8,9 баллов). По качеству политической и правовой среды Украина на 87-м месте, Россия – на 102-м, Эстония – на 23-м, Латвия – на 46-м, Литва – на 54-м. Оценочно Беларусь по качеству правового и политического поля занимает 105-ое место между Бурунди и Никарагуа. Независимость судебной власти, доверия к судам, политическая стабильность и контроль над коррупцией – это составляющие фактора «правовая и политическая среда».
По качеству защиты интеллектуальной собственности лидирует Финляндия (8,5 баллов). В тройку призеров входят Германия и Британия. Литва оказалась на 57-м месте, Польша – на 39-м, Украина на 74-м, Латвия на 76-м, Россия на 83-м, Казахстан – на 106-м. По защите интеллектуальной собственности мы на 113-м месте в компании с коллегами по советскому правовому несчастью, Арменией (115-ое место), Молдовой (114-ое) и Азербайджаном. Для оценки этого фактора авторы анализировали качество защиты патентов и торговых марок, а также уровень пиратства.
 По качеству защиты прав физической собственности лидирует Исландия (8,8). Эстония находится на высоком 21-м месте. Латвия заняла 46-ое место, Литва – 37-ое, Польша – 82-ое, Россия – 92-ое, Украина – 99-ое. По данному критерию Беларусь находится примерно на 101-м месте, между Аргентиной и Парагваем. Данный фактор учитывает, собственно, защиту физических прав собственности, легкость регистрации собственности и доступ к кредитам.

Беларусь бесправная

Индекс защиты прав собственности построен на определении известного экономиста Армена Алчиена (Armen Alchian): «Право собственности – это право исключительной власти определять, как используется данный ресурс. Это право характеризуется двумя основными свойствами: иметь эксклюзив на услуги ресурса и делегировать, арендовать, продавать любую часть права в процессе обмена по любой цене, определяемой владельцем, если она устраивает покупателя». Имеют ли белорусские предприятия, предприниматели и домашние хозяйства исключительное право решать, как использовать свои ресурсы? Едва ли.
Для юрлиц нарушение прав собственности начинается с момента вызова в кабинет главы исполкома и постановки задачи: «Вы обязаны увеличить объем производства на 10%». Фиксация цены, установление квот, запрет импорта, навязывание режима оплаты договоров и использования наличных и безналичных денег, определение параметров рентабельности, закрепление норм затрат, вмешательство в кредитование, политику оплаты труда, найма, диктат стандартов и норм на каждом этапе производства, рекламы и продажи товаров и услуг, сам институт выдачи разрешений и лицензий, конфискат, национализации – все это свидетельствует о том, что в Беларуси нет полноценного института прав собственности. Он декларирован де-юре, но де-факто в Беларуси работает полуфеодальная, полуимператорская система управления собственностью.
Чиновники де-факто являются главными акционерами каждого бизнеса, каждого домашнего хозяйства. Вместо дворцов знати – казенные кабинеты номенклатуры. Больше показного гуманизма, меньше топоров и изощренных пыток. Но когда человек должен работать девять месяцев в год на государство, а только три на себя, говорить о правах собственности можно лишь гипотетически.
Ситуация усугубляется тем, что государство тратит большие деньги на такую систему образования, которая цементируя культуру антисобственности, иждивенчества и холявы. Аппелируя к шведскому или датскому опыту, белорусская власть активно инвестирует в антискандинавские традиции, ценности и институты. Получается советская модель и общество для хомо советикус. Это тип этакого антиглобалиста, эгалитариста и коллективиста. Он с хитрецой в глазах «выбивает» под разным соусом себе внешнюю помощь и оптимистически надеется, что так будет вечно. Людей достижения он называет рвачами и вполне терпимо относится к лени и плохому качеству. Доклад Э. де Сото убеждает, что с таким человеческим капиталом звезды с неба нам уж точно доставать не придется. Все до нас разберут. С таким подходом мы обречены быть секонд-хэндерами, побираться чужими технологиями, деньгами, искусством и даже кухней. Умереть с голоду – не умрем, будем жить скромно и недолго. Наш белорус, даже лишенный права собственности, может приспособиться ко всему, даже к новому иностранному начальнику.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!