Уроки приватизации

Автор  10 мая 2006
Оцените материал
(0 голосов)

С этим президентом или без него, при поддержке России или без нее Беларусь рано или поздно столкнется с необходимостью проведения широкомасштабной приватизации. И не потому, что этого хочет МВФ или Всемирный банк, что на этом настаивают российские олигархи или заинтересованные офшоры. Причина совсем в другом. Белорусское правительство, руководители концернов, директора и финансисты предприятий убедительно продемонстрировали, что управлять государственным имуществом за зарплату, по указке сверху, во имя выполнения неких макроэкономических показателей, а не получения личной прибыли в Беларуси не умеют. И не хотят. И не будут. При этом нет оснований списывать такое отношение к казенному имуществу на некие особенности национального характера. Ярослав Романчук
 

Почему приватизаторы не народные герои Поляки и венгры, чехи и россияне лучше нас понимали смысл собственности. Они отказались от политики собаки на сене (сам не съем и тебе не дам) и решительно пошли навстречу частной экономике. Каждая страна выбрала свою методику, скорость и глубину приватизации. Идентичных моделей в Центральной и Восточной Европе, пожалуй, не существует. Ни одна страна не избежала ошибок и коррупционных скандалов. Ни в одной стране авторы приватизационных проектов не получили статус народных героев. Нигде не удалось реализовать чисто академическую модель "оптимальной" приватизации, потому что, во-первых, большинство западных консультантов имели смутное представление о характере формальных и в первую очередь неформальных институтов постсоциалистических стран, во-вторых, они до конца так и не поняли, почему потерпел поражение социализм (отсюда вредный тезис о том, что можно делать реформы и на государственной собственности), в-третьих, "оптимум" западного человека – это далеко не одно и то же, что "оптимум" для бюрократа, который росчерком пера должен превратить миллиарды долларов ничьих активов в чью-то конкретную собственность. Какой тут общенародный "оптимум" без трансфертов на личный счет? Тихая зависть и месть СМИ и академиков Есть еще два важных фактора, которые оказали влияние на формирование крайне негативного отношения населения к приватизации и ее авторам. Первый – это качество средств массовой информации. Когда продается завод или фабрика, всегда можно найти недовольных, обиженных и завистливых. Многие из них готовы проплатить целую серию публикаций, дискредитирующих как саму идею приватизации, так и ее авторов и принятые решения. Это – лежащие на поверхности информационные поводы. Поскольку СМИ в большинстве своем в странах ЦВЕ симпатизировали социалистам и обиженным, поскольку они не имели своей четкой идеологии поддержки свободного рынка и вообще слабо разбирались в экономике, поскольку они были бедными и остро нуждались в рекламе и заказных материалах, то газеты и журналы, радиопередачи и, главное, телевизионные репортажи пестрели нападками на "звериное" лицо рынка. Коррупцию и сватовство, закулисные инсайдерские сделки и откровенный грабеж госсобственности традиционно списывались на порочность капитализма. Социализм в очередной раз начал приобретать ореол духовности, справедливости и стабильности. Ни одна страна Европы не пошла на первоочередную приватизацию средств массовой информации. Каждое правительство, будь то правое или левое, "зеленое" или "красное" хотело иметь рупор для пропаганды своих идей за государственный счет. Приватизация и ее авторы были удобным козлом отпущения и громоотводом народного гнева. Второй фактор, который сыграл злую шутку с приватизацией и ее авторами, это качество академической и университетской экономической элиты. Что могут сказать по поводу реформатора Бальцеровича или Гайдара, Лаара или Клауса академики и доктора политэкономии социализма, которые нутром не воспринимали понятие "частная собственность"? Они писали свои "научные" труды, выполняя задания партии, а не "служа буржуазному капиталу". Они оказались на задворках экономической мысли, которая создала интеллектуальный продукт для новой жизни, новой экономики. Их тихая месть не заставила себя долго ждать. Чуть изменив риторику, отказавшись от явно марксистских клише, они предприняли массовую кампанию по дискредитации реформаторов. Поскольку никто не лишал их ученых степеней, не изгонял из ВАКов, ученых и редакционных советов, никто не проводил их аттестацию на соответствие уровня знаниям современной экономической науки, они имели очень широкую трибуну для ответного идеологического удара. Как только не клеймили авторов приватизационных проектов. Приведем лишь самые типичные оценки: "младореформаторы уровня начальника лаборатории – разве они могут придумать что-нибудь путное", "все, что эти так называемые эксперты говорят, это чистая теория, не имеющая ничего общего с практикой", "как человек, не работавший на производстве, может предлагать программу приватизации?", "наш народ не готов к частной собственности – зачем вы предлагаете его изнасиловать частной собственностью?", "надо сначала все просчитать, составить план на 5 лет и лишь тогда постепенно сокращать степень государственного контроля". Поскольку ученым степеням многие политики верят больше, чем здравому смыслу, молодости хоть и везде у нас дорога, но старость всегда в почете, уважении и при власти, то идеологический реванш социалистов удался. Ни в одной из 27 переходных стран австрийская школа экономики не стала доминирующей, вытеснив гремучую смесь марксизма и кейнсианства. Самый яркий пример идеологического реванша – восхождение на политический олимп А. Леппера, который по популярности вышел на второе место после социалистов. Как делать приватизацию Сначала надо четко уяснить себе несколько аксиом: 1) ни один рыночный орган не может назначить рыночную цену; 2) нельзя говорить об "эффективной", "оптимальной" приватизации в среде сильнейших ценовых искажений, источником которых является государство; 3) каждый человек, в том числе "объективный и блюдущий национальные интересы" чиновник, хочет использовать свой жизненный шанс; 4) нет механизмов раздать все "национальное богатство" каждому гражданину по справедливости (это мы уже проходили в 1917 году); 5) нельзя навязывать собственнику бюрократическое видение развития чужого бизнеса при проведении приватизации; 6) первый владелец завода или участка земли далеко не всегда будет его окончательным владельцем на ближайшие 50 лет. Собственность – это большая социальная и экономическая ответственность. Далеко не каждый в состоянии с ней справиться. В этом контексте уместно привести высказывание Оливера Летвина, начальника отдела приватизации центра Ротшильдов из Лондона: "Если вы думаете, что правительства во всем мире имели вполне упорядоченную стройную систему и последовательность взглядов на преобразования собственности, если вы думаете, что правительства четко определяют свои приоритеты и знают, как поступить, когда случается конфликт между одним действием и последующим, то вы ошибаетесь. Нет в мире такого учебника, который ответил бы вам на все вопросы трансформации собственности".

Антагонисты
Да, учебник по приватизации еще не написан, но аналитических материалов по тому, как эффективнее проводить преобразования собственности, уже достаточно. Каковы же мотивы и желания основных игроков при проведении приватизации?
Государство хочет:
1)    получить от продажи госактивов как можно больше денег и зарегистрировать стабильного крупного налогоплательщика, который не требует дотаций, налоговых кредитов и прочих привилегий, которые превращают его в нетто реципиента бюджета;
2)    создания новых рабочих мест. При этом необязательно на старой базе. Речь идет о развитии производства товаров и услуг, которого вообще не было в стране;
3)    завоевание новых рынков как на Западе, так и на Востоке. Инвестор стремится:
1)    создать производство, чтобы как можно дольше зарабатывать прибыль с наименьшими затратами;
2)    реализовать свой бизнес-план и обеспечить максимально быстрый рост цен на свои акции. Это возможно только при росте производительности труда и объема продаж;
3)    занять как можно большую нишу на внутреннем рынке и создать серию популярных, легко продаваемых брендов. Чиновник хочет:
1)    регулировать процесс как можно дольше, оставляя за собой право все вернуть обратно (т.е. национализировать);
2)    получить откат за установление нужной "оптимальной рыночной" цены от потенциальных покупателей или стать собственником;
3)    навязывать инвестору свое видение развития его бизнеса, но за его счет. Симеон Дьянков и Питер Маррел суммировали результаты 30 исследований приватизации и работы реального сектора в странах Центральной и Восточной Европы. Вывод экспертов Всемирного банка следующий:
-    приватизация концентрированным внешним собственникам (инвестфондам, иностранцам и владельцам блокирующего пакета акций) способствовала реструктуризации;
-    приватизация разрозненным собственникам, рабочим коллективам и управляющим (так называемым инсайдерам) не пошла предприятиям на пользу. Более того, в странах СНГ приватизация в пользу рабочих коллективов привела к худшим результатам, чем работа государственных предприятий.

Что делать Беларуси
Прежде всего надо наделить полномочиями по проведению приватизации один специальный орган, как это было в Восточной Германии. Это не значит, что этот орган должен делать всю черновую работу. Для ускорения процесса и привлечения перспективных инвесторов необходимо нанять несколько западных и российских компаний для технического и логистического обеспечения продаж. Наделение полномочиями отраслевые министерства и концерны – это путь к коррупции и блокировке реструктуризации. Второй шаг – это открытое признание ошибочности чековой приватизации. Параллельно надо распустить отраслевые концерны и рассматривать приватизацию каждого предприятия отдельно, а не концерном в целом. Для этого необходима инвентаризация активов и пассивов каждого завода, составление его приватизационной карты. Местные органы власти обязаны взять на свой баланс все объекты непроизводственного значения, избавив инвесторов от обязательства их финансировать. Акции государственных предприятий надо продавать на открытых аукционах по следующей схеме: 1) обязательная продажа контрольного пакета одному собственнику; 2) выделение 10% акций для работников предприятий и руководства; 3) продажа остальной части других инвесторам. На этом этапе важно принять закон о защите прав минотарных акционеров, отменить правило "золотой акции", процедуру внесудебной конфискации и другие антиэкономические меры, нарушающие фундаментальные права собственников. Государство не должно владеть ни одной акцией предприятий в реальном секторе, потому что оно не умеет работать на равных с частными собственниками и постоянно использует административный и силовой ресурс для их дискриминации. Оно уже показало свою несостоятельность, поэтому должно уйти и из финансовой сферы, продав все государственные банки и разрешив иностранцам вход на рынок страховых и пенсионных услуг. Деньги от продажи пакетов акций должны поступать на единый счет Казначейства и расходоваться либо на создание стабилизационного фонда пенсионной системы, либо на другие социально-образовательные цели, предусмотренные бюджетом. И, главное, что обеспечит успех белорусской приватизации, это полное и всестороннее освещение всеми СМИ каждого шага чиновника, инвестора, директора предприятий и консультанта. Лучшего контролера и аудитора, чем газеты, радио и телевидение в природе не существует. Надо лишь принять закон, обязывающий любой государственный орган предоставлять полную информацию о ходе приватизации, а за его нарушение предусмотреть штраф, как минимум, в размере 1 000 минимальных зарплат. Только при комплексной реализации этого плана Беларусь сможет взять все то лучшее, что сделала Эстония, Германия и Венгрия, и избежать грубых ошибок Польши, России и Украины.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!